Фанфики

Объявление

Дорогие авторы! Если Ваш фанфик находится в приостановленных и вы выложили проду, то убедительная просьба делать заявку на возвращение фанфика в соответствующий раздел сайта. С уважением Navey

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фанфики » Гарри Поттер » Поцелуй валькирии 3: Раскрытие тайн.


Поцелуй валькирии 3: Раскрытие тайн.

Сообщений 21 страница 30 из 129

1

Автор: НеАнгел
название: Поцелуй валькирии 3: Раскрытие тайн.
Жанр: думаю, фэнтези)
Пейринг: Снейп\Кэтрин, Гарри/Джинни, Гермиона\Влад, Рон/Кассиопея и Драко/Анжелика, Римус/Тонкс, Сириус/Жозефина. В бонусном цикле "Эхо прошлого": Розалина/Долохов, Розалина/Том. и остальные стандартно))))
Рейтинг: от R
Cаммари: Гарри Поттер заканчивает 5 курс Хогвартса. Для Кэтти начинается особенно сложный период ее жизни. Она впервые осталась без поддержки отца, и для нее начинает собственная, куда более опасная, война. Оформление опеки над Гарри, служба стажером-мракоборцем и постоянное волнение за жизни тех, кто ей дорог... Игра со смертью для нее становится опаснее. Двойной шпионаж Северуса так же совсем не безопасен, часть Пожирателей смерти относятся к нему с все большим недоверием... Каждый день может стать роковым и полностью изменить ситуацию... Но... постепенно начинается разгадка тайн. Кэтрин узнает кто же такие Хранители, кто пытался ее убить... и многое становится для нее шоком. Но всегда рядом с ней Гарри, и все равно, что бы ни случилось, в ее сердце живет любовь к ее избраннику. Которая помогает ей все преодолеть... Но самым удивительным станет ответ на вопрос: кто ее выбор? Он уже сделан, и он рядом с ней...И настанет миг, когда она узнает, кто это.
Ей все чаще приходится делать выбор, все больше разрываться между любовью и братом... но будет другой выбор, куда страшнее. И все же... сможет ли она сделать его достойно? Судьба покажет...

Дисклеймер: выгоды не преследую, исключительно ради удовольствия))) моего и надеюсь вашего)))
Обложка (спасибо Navey!)
http://uploads.ru/t/h/1/i/h1ixn.png

Отредактировано НеАнгел (2012-03-28 17:04:59)

0

21

Глава 3. Часть 2. Римус Люпин и Нимфадора Тонкс. (плюс бонусная часть цикла "эхо прошлого" "Ночь октября") Маленький город, скорее даже поселок. Почти на окраине – неприметный двухэтажный дом. В окнах первого этажа горит свет, но через занавеси он слабо виден. Вокруг дома, невидимо для соседей, сплошь и рядом обвиты защитные чары. Но никто из пяти человек внутри даже не догадывается, что в эту ночь они не спасут…в эту ночь они рухнут…
Они все в гостиной, молодой  черноволосый, слегка взъерошенный мужчина в очках играет с маленьким мальчиком, как две капли воды похожим на него, и тоже в очках… и девочкой. Густые каштановые кудряшки, большие карие глаза. Она одета в светло-голубое платьице, волосы аккуратно причесаны и убраны от глаз. Слышен звонкий смех детей и низкий, густой смех Джеймса Поттера. Последние часы его жизни… Две женщины, молодая и чуть постарше, сидят за разговором на диване, с руках Розалины палочка, а рядом спицы независимо от нее вяжут шарфик для Гарри. Палочка Лили здесь же, в гостиной, но на полочке над камином. А палочка Джеймса в кармане его джинс. Вроде бы и под рукой, но все же…
- Джеймс, им пора спать! – часы пробивают 11 вечера, и Розалина вздрагивает.
- Ну хорошо… - откликается мужчина, до того игравший с детьми со всей беззаботностью, на какую только был способен. После слов Роуз он слегка посерьезнел, выпрямился – они играли в тигра и тигрят, поднял Гарри на руки и позвал:
- Принцесса! Пора в кроватку!
- Хочу сказку! – объявила девчушка, покорно шагая рядом с Джеймсом.
- Я могу рассказать, - губы ее матери, красивой молодой женщины, с длинными чуть вьющимися каштановыми  волосами, невысокой, стройной леди с поистине ангельским взглядом, изгибаются в улыбке.
- Нет! – девочка капризно надула губки. – Джеймс! Хочу Джеймса!
-Ну хорошо, Принцесса! Буду я… - девочка сияет и они трое скрыватся наверху.
- Вот так всегда, - с улыбкой заметила им вслед Лили Эванс. – Никто иной, кроме Джеймса…Тебя пора короновать, Джейми, на титул короля. При нашей маленькой принцессе.
- А он и есть король! – девочка смеется, прижимаясь к дяде. Пусть не кровно родному, но после мамы самому любимому родственнику. Потом переодевается ко сну в соседней комнате – по приучиванию мамы. И возвращается в детскую, где Джеймс укладывает Гарри. Тот уже засыпает…Еще не в курсе, что это последний час жизни его отца и матери. Никто еще этого не знает.
Он рассказывает сказку, глазки девочки закрываются  и носик сопит. Вообще-то Кэтти не слушает сказки на ночь уже года два, но ночуя у Поттеров, всегда требует сказку от Джеймса. И тот никогда не отказывается.
- Спокойной ночи, Принцесса! – целуя ее в лоб, шепчет Джеймс. Гасит свет, целует спящего на соседней кроватке Гарри и выходит.  Дети спят, Джеймс спускается в гостиную. Но едва успевает переступить порог, как раздается звук сирены. Громкий, визгливый, даже немного словно бы надрывный. Кто-то проник во двор, невзирая на Защиту. Такой же сигнал сейчас слышится где-то в Литтл-Окслайнде (будущем Литтл-Хейминге) или Министерстве Магии. Сигнал того, что пятеро жильцов дома в Годриковой Впадине попали в беду. Кто пришел – гадать не надо, по крайней мере, все трое взрослых понимают, зачем они пришли.
- Лили, Роуз, забирайте малышей и уходите! Я попробую задержать! – Джеймс вытаскивает палочку из кармана. Даже секунда промедления может стать роковой. Женщины покорно спешат наверх, навстречу же им выходит перепуганная сиреной Кэтрин. Розалина делает попытку затащить ее с лестницы в комнату. Открывается дверь, насильственно, ее можно сказать почти вышибают магией. Короткая схватка и отчаянная попытка Джеймса дать женщинам хоть немного времени, бросая вызов самой Темной Леди. Что для него это конец, он, несомненно, понимает. Зеленая вспышка из палочки мужчины, чье лицо скрыл капюшон балахона. Она попадает прямо в область сердца Поттера. Минутное удивленное выражение, даже нет, секундное. И тот медленно оседает на пол, палочка остается зажата его пальцами. Он до последней секунды пытался спасти тех, кто там, на втором этаже. Зная, что погибнет сам. В этом был весь Джеймс Поттер, в этом был истинный гриффиндорец в нем.
Роуз затащила наконец дочку в комнату, но та…та все видела. Оцепенение, она словно отошла от реальности. Розалина и Лили поспешно снимают защитные чары и хватают детей. Но прежде чем они трансгрессировали, она, та, чей спутник только что убил Джеймса – о чем Лили еще не догадывается, ведь сейчас для нее самое важное – уберечь любой ценой сына - уже достигла комнаты.
- Пожалуйста, не надо! – взмолилась Лили. Розалина приготовила палочку, но заклинание застыло на ее губах. Со спутника Беллатрисы соскользнул капюшон…Черные волосы, полубезумный взгляд – немудрено, он только что совершил первое в своей жизни убийство, серые глаза…Глаза так хорошо знакомого ей человека, иначе почему бы она так удивилась? Секунду спустя женщина пришла в себя, взмах палочки, движение губ, но слишком поздно. Закрыть щитом невидимости Гарри и Лили, дезориентировать Беллу не вышло. Не успела. Мелькнул луч Авады, и Лили метнулась навстречу собственной смерти. Закрыла собой сына. Гарри же едва ли понимает, что происходит. Мальчик только что проснулся, и еще не совсем отошел ото сна. Но падение Лили будит его. Слышится тихое недоуменно-жалобное «мама»…Кого угодно это тронуло бы, скорее всего. Но не Лестрейндж.  Розалина снова шепчет заклинания защиты для Гарри, стискивая палочку в руке. Если удастся спасти Гарри, она поцелует сестру… Однако новая вспышка зеленого света и громкий хлопок. Да, чары Лили вкупе с чарами Розалины сработали. Но… не до конца. Гарри все равно умер. Все трое Поттеров…
В суматохе исчезновения Беллатрисы и смерти Гарри валькирия не заметила, как ребенок, до того мига жавшийся к ней, вдруг увернулся и выскользнул в коридор. Она не заметила, да и вроде бы самой страшной угрозы более не было. Долохов как-то слился с интерьером во время убийства Лили и Гарри. Но вот спутник Беллы девочку заметил. Движимый скорее состоянием аффекта и ненависти, чем чем-то еще, он прошел мимо женщины, склонившейся над Гарри с последним, что та могла для него сделать. Поцелуй в лоб, и в легкие мальчика вернулось дыхание, сердце забилось. Родители мертвы, но он жив. Защищен поступком и колдовством матери и жив… Она позаботится о нем, Лили и она договорились, что если с одной семьей что-то случится – вторая заберет их ребенка к себе. Розалина, правда, знает, что это ее последние дни, чувствует. Но Том не оставит Гарри, она в этом уверена.
- Кэтти! Кэтрин! – поцеловав Гарри, Роза выпрямилась, и увидела, что дочки в спальне нет. – Кэт! – палочка сжата в руке, в душе худшие чувства. И злость на себя. Но нет, малышка жива… вжалась в стену соседней комнаты, с ужасом глядя на того, кто наставил на нее палочку. Мужчина усмехается, с откровенной ненавистью смотря на девочку. Розалина без раздумий нацеливается и произносит «Кру…». Но договорить не успевает.
- Авада Кедавра -  и луч по направлению к Кэтти… Ни секунды не думая, Розалина бросилась к дочери, так быстро, как только могла. Оттолкнуть, закрыть собой, что угодно. Она не даст ему убить ее ребенка. Кем бы он ни был для нее раньше, и в глубине души всегда – дороже Кэтрин у женщины не было никого. Единственная дочь, от любимого мужа… Вся материнская любовь распространялась только на нее. И защита тоже. До самого конца…Именно падение женщины, а не девочки, привело убийцу в чувство. Ребенок, как две капли воды похожий на мать, кидается к телу, всхлипывая, напрочь забыв о нем. Но мужчина больше не поднимает палочку. В голове осознание того, кого же он только что убил. Что он промахнулся. Женщина еще жива, тяжело дышит, стискивая слабеющими пальцами палочку. Шепчет «Империо» и заставляет убийцу уйти. Тот уходит… Ребенок рыдая внимает словам матери. Забранный дар и ушедшая вместе с ним жизнь. Последние минуты – в адской боли… От рухнувшей защиты ничего не осталось, расшатанные схваткой и заклинаниями стены шатаются, с потолка посыпалась краска – он был крашенным. Затем частички кирпича и камня… Девочка немного пришла в себя из-за страха и бросилась к братишке. Так, в обнимку, дрожащих от слез и запуганных, буквально через минуту их нашли мракоборцы. С ними был отец девочки, в эту ночь потерявший жену… Но не смысл жизни. Уже покинув дом, где навсегда уснула Роззи, он посмотрел на дочку, все еще плакавшую в обнимку с игрушкой-медвежонком. Кэтти была удивительно похожа на мать…И внешне и характером. И Реддл-отец знал, что теперь будет жить для нее. Для маленького ангелочка, которого уходя оставила в этом мире истинный ангел. И которому суждено было много лет спустя сделать то, что не сумела сделать ее мать… не оживить, но предотвратить смерть Гарри. Помочь ему выжить. Розалина, из-за шока отчасти, не успела... В ту ночь в Годриковой Впадине она сделала главное – она спасла Гарри. Все трое взрослых погибли, но дети остались живы…

От лица Кэтрин.
Я просыпаюсь от собственного крика. Мне снова приснился мой детский кошмар, та октябрьская ночь, когда не стало мамы и Джеймса. Кричу «Нет! Мамочка!», а ведь сейчас ее уже 10 лет как не вернуть… И странно, этот сон все реже меня тревожит, но вот случается… В эту ночь я сплю в Лондоне, в квартире, совсем одна  - не считая если только кота. Ночь на третье сентября, предыдущую я провела в школе, кошмары не снились…Но я не очень выспалась. Было немного  до того до поздней ночи…И все же, каждый раз этот сон снова и снова возвращает меня в ту ужаснейшую ночь. Я ведь очень тоскую по ним, и сейчас, после того, как увидела их, я все равно грущу. Только теперь я знаю, что им уже хорошо. Но в глубине души я очень сильно хотела бы вернуть их. И если верить книгам в Денбридже, когда Диадема Власти Света будет в моих руках – именно из-за нее меня пытаются поймать, - я смогу это сделать. Но пока…пока это лишь ночной кошмар моих снов. И ничего не поделаешь.
Часы показывают половину пятого. На работу я начну собираться в шесть, в семь трансгрессирую к школе, чтобы проверить чары, получить инструктаж, быть на завтраке и потом патрулировать вместе с Тонкс. А завтра я буду в ночную смену. Никогда так не работала, зато точно не будет кошмаров. Да и привыкать надо, я же хочу стать мракоборцем. Пушистик заурчал во сне, я спустила ноги с постели и встала, набрасывая халатик. Насыпала ему корм и достала книжку. Уснуть я больше не смогу, так хоть займу себя чем-то. Мой взгляд упал на мои альбомы, то единственное, без чего я не могла сюда переехать. Детство, школа, институт. Колдографии вперемешку с маггловскими фото. Там есть все, кто мне хоть немного дорог. Кроме одного человека. Он тоже есть, но в отдельном альбоме. Который я благополучно и достала из-за груды книг. Там только мы с ним. Наши свидания, наша любовь, наше счастье вместе… последние фото примерно с конца весны, наш поход в Гайд Парк. Ну ничего, ничего, сделаем осенние. И пару отдам Северусу, я ведь тоже у него есть. И он-то меня не прячет от младшего брата, конечно.
Моя любимая фотография, еще раньше, один из наших походов в Лондон. Я прижимаюсь к нему, на губах счастливая улыбка, а Северус нежно целует меня в макушку,  и мы оба такие счастливые. Я улыбаюсь. Ведь он есть у меня, он со мной, и мы действительно любим друг друга. А вот еще одна. Кафе, 14 февраля. Маггловское конечно, ибо я на 7 курсе школы и мы тогда вообще прятались ото всех. Переплетение пальцев, мы сидим через столик на двоих, касаясь друг друга лбами. Северус что-то говорит, а я улыбаюсь ему. А между нами большая пироженка в форме сердечка. Я тогда уговорила Северуса есть сладкое. Много сладкого. Потом он назвал меня «любимой сладкоежкой».
За нашим альбомом и моим самым первым, где я и Джеймс, мама и мы, Лили и мама, папа, маленький совсем братишка, я и не заметила, что уже шесть. Собралась, оделась, надела мантию, подвела глаза, накрасила губки, поиграла с Пушей немного и ушла. Завтракать после наставлений, что нам надо сторожить деток старательно, я села рядом с Севом.
- Ты сегодня особенно красивая, - шепнул он мне. – Как выспалась?
- Просто накрасилась, для тебя же, - улыбнулась я. -  Плохо, приснился кошмар и я проснулась рано очень. Сегодня накормлю кота, сменю лоток и приду к тебе, если не против.
- Нет, не против. Может выспишься перед ночным дежурством…
- Ну да, - улыбнулась я, отпивая сок. Значит вечером проведем время вместе, это хорошо…люблю быть с ним рядом.
После завтрака мы разошлись, я присоединилась к Тонкс. Та в последнее время была какой-то очень тихой и грустной, даже странно. Надо сегодня выяснить в чем дело.
- Доброе утро! – улыбнулась я. Тонкс слабо изобразила улыбку.
- Да, да, доброе. Привет. Как ты?
- Плохо спала, кошмары снились, а так все хорошо. А ты?
- Я…все хорошо…отлично. С чего начнем обход? – она перевела разговор в другое русло, но я твердо решила что сегодня же все выясню…Однако к обеду моя решимость слегка подтаяла. Тонкс упорно молчала по поводу себя. О ком и чем угодно, кроме себя. После обеда нам давали час отдыха, чем я решила воспользоваться.
- Тонкс, ну я же вижу, у тебя что-то случилось, почему ты не хочешь мне рассказать? Я могу помочь?
- Не думаю…Я…да нет, все отлично.
- Тонкс!
- Что?
- В чем дело? Ты не меняешь внешность, ты очень мрачная, ты плачешь. И не отрицай. ЧТО случилось?
- Я потеряла способность к метаморфизму, потому и не меняю внешность, оттого и плачу. Все?
- Так, а почему потеряла? Просто так это не происходит.
- Нервы… - она едва слышно всхлипнула. И резко замолчала.
- Нимфадора Тонкс! Если сию минуту ты мне не объяснишь в чем дело, я буду вынуждена тебя пытать! – прорычала я. Не нравится мне ее такое состояние, очень не нравится…И чувствую я что я смогу ей помочь… Дора промолчала, и я приступила к активной пытке. Заваливая фактами ее плохо настроения, не давала вставить слово. И потом задала вопрос, что случилось.
- Вот в этом ты вся, не отстанешь пока не скажут… - вздохнула Дора. - Дело?! Дело в твоем крестном. Точнее в его нравственных терзаниях на тему того, что он беден, что он оборотень… - она встала, собираясь уходить.  – И я не Нимфадора, я просто Тонкс! - я потянула ее за мантию обратно на стул рядом со мной.
- Очень хорошо, а теперь подробнее…
- А что подробнее…Я…я влюбилась…Он ведь такой хороший, такой спокойный, и…не знаю, мне кажется он вот именно то, что мне и нужно.
- Ну да, противоположности. Ты живая, энергичная…была. Немного в быту бесшабашная, а он серьезный, спокойный, умеренный… был и есть. Да, я могла такое предположить… - задумалась я. У меня уже давно, еще  сразу после их знакомства, мелькнула такая мысль, что такое может быть. Но почему слезы-то? Римус сказал что любит другую? Или что он не пара Тонкс. Или еще что-то? И вообще когда увижу, выпытаю у крестного, кто ему нравится.
- Вот, да… а он… он говорит, что он нищий и что он не может просто быть со мной, что он старый… - хлюп носом. – Что он оборотень… - еще один хлюп. – что не хочет жить за мой счет… - еще хлюп и слезы… Прижав Дору к себе, я погладила ее по волосам мышиного цвета.
- Тонкс, я с ним поговорю. Так подожди…не может быть с тобой? Или не хочет? – я немного отстранила ее от себя.
- Не может…мы… - она начала рассказывать более подробно.
«Весна, самый конец, Томас Реддл уже уснул сном длиною в год, дом Реддлов испытывает наложение охранных чар, Нимфадора Тонкс помогает хозяйке. И вот в один прекрасный вечер Кэтрин упорхнула закупать всякие снадобья, оставив Римуса и Тонкс наедине. Те же рылись в книгах, думая, что еще можно использовать. И, совершенно неожиданно для Доры, она как раз рассуждала на тему чар, связывающих язык, Римус наклонился к сидевшей на полу с книжками девушке и…она не ждала этого поцелуя, немного нежного, немного словно бы страстного. Секундная растерянность и Дора Тонкс ответила на поцелуй мужчины, который давно уже ей нравился, но она как-то скрывала это, стесняясь признаться первой. И вот сейчас такой долгожданный поцелуй…На целые несколько минут она совершенно забыла обо всем вокруг, обнимая его. Но… всему приходит конец, пришел он и ее внутреннему счастью. Римус Люпин, едва прервался их поцелуй, отступил на несколько шагов и виновато посмотрел на Тонкс.
- Я… извини, я не знаю, что на меня нашло…
- Рем, но ведь я ответила! Это ведь не просто так! – Дора поднялась на ноги, подходя к отступившему еще на шаг Римусу. – Ведь ты это сделал не просто так!
- Да, ты…права… - он выдохнул. – Ты нравишься мне, и очень сильно, но… - он осекся и замолчал.
- Ты тоже мне нравишься! – улыбнулась девушка, но, как выяснилось, зря. Она рано обрадовалась, что теперь он все знает, что она ему нравится и что они будут вместе…не будут.
- Это и плохо, - к ее удивлению отозвался он. – Тебе не следует меня любить.
- Почему?!
- Потому что я нищий, у меня толком нет работы, я наполовину живу за счет Реддлов.
- Мы найдем тебе работу… - тихонько отозвалась она.
- Я намного старше!
- Это вообще не показатель! Что с того что ты старше? Тебе же не 70 лет… И ты очень еще крепкий и довольно молодой мужчи…
- Я оборотень. Ты будешь в опасности, как и все вокруг, я того не хочу.
- Но ты работал в школе даже. Из всего есть выход!
- Нет, Тонкс. Со мной нельзя иметь никаких отношений. Это опасно и для тебя…ты разочаруешься… - все ее попытки возразить пресекались на корню. Вскоре пришла Кэтрин, и разговор прервался, они общались в рамках дела, крестница Люпина ничего в тот раз не заметила. Затем, летом, они увиделись еще несколько раз, но Римус всегда словно избегал этих встреч, и делал все, чтобы не оставаться с Тонкс наедине. Настроение обоих безнадежно портилось, Римус становился все молчаливее, хотя куда уж больше, казалось бы. Тонкс же потеряла дар метаморфа, у нее изменился Патронус, и совсем упало настроение. Что и привело к постоянным слезам. Он не то, чтобы игнорировал ее, но он не давал ей и надежды что он одумается. А Тонкс понимала все больше, что любит его и что тот поцелуй был одним из самых счастливых событий ее жизни. Да казалось и сам Римус жалел о принятом решении где-то в глубине души, но тем не менее упорно продолжал вести себя так же.
Лишь один раз Римус проявил то, что жалеет об этом решении. На дне рождения Гарри, в очередной раз избегая Тонкс, он случайно оказался с ней наедине, произошел разговор, во время которого девушка расплакалась. Люпин обнял ее, успокаивая, даже, как показалось Доре, поцеловал в макушку. А потом снова принялся игнорировать. Что стало еще обиднее… Так продолжалось еще месяц, и вот Тонкс поступила вместе с другими мракоборцами под начало Дамблдора – охранять школу. Теперь они все зависели от министра, начальника и директора школы. И вот сейчас она сидела в пустующем классе, плакала и рассказывала все это подруге и крестнице того самого Люпина, который и сказал ей, что он, дескать, «стар, беден и опасен»… А Кэтрин Реддл во время рассказа подруги, сбивавшегося на рыдания по типу «он меня не лююбиииит», становилась все мрачнее и мрачнее.
- Не любит, говоришь? – наконец произнесла она.
- Да. Ну иначе он бы себя так не вел…вот твой Северус так себя не ведет…
- Посмотрим, - улыбнулась девушка. – Я еще поговорю с ним на предмет его поведения. Все посмотрим, не реви. А Сев…у него поначалу тоже случалось, - она улыбнулась при воспоминании. – Это теперь уже в этом плане у нас все мирно. Я уже выросла, и вообще… - успокоив Дору, она проводила ее вечером домой и вернулась в школу, где прошла к своему возлюбленному.
- Ты чего такая насупленная?  - поцеловав ее в висок, спросил Северус.
- Я просто думаю что за странности в поведении Римуса… - отозвалась она.
- Какие?
- Неважно…не мой секрет, извини, - девушка прижалась к мужчине. – Как хорошо, что ты себя так не ведешь…мой самый лучший…не говоришь, насколько ты мне не подходишь…
- Я для тебя… - отозвался тот.
- Заткнись! – перебила девушка, пихнув его в плечо.
- Лучшая пара, - с улыбкой закончил Северус, заглядывая в любимые глаза карего цвета. – Несмотря ни на что…
- Так-то лучше! – глаза Реддл засияли тем счастьем, что всегда было в ее душе. Счастьем от того, что она с любимым и что она любима им. То счастье, что потом давало ей силы переживать самое, возможно, трудное время. А пока она строила в уме будущий разговор с крестным, засыпая в таких успокаивающих руках Северуса, в которых она уж точно не будет видеть кошмарных снов…

+1

22

Римус такой Римус...
Надеюсь Кэт прочистит ему мозги. http://s.rimg.info/b9ee2edfa80fea9207b222122335759a.gif
А от концовки я даже растаяла.. http://s8.rimg.info/2e055bf095ebddd0940558ae3914a0e2.gif Балдею я с этой парочки)
Астрюшик, ты такая умничка! =***
Тебе моя дорогая =** http://s2.rimg.info/9011c60291dc717127dbd67f6b082791.gif

0

23

Ну, я опять пропустила две проды(( http://www.kolobok.us/smiles/standart/blush2.gif Я козявка!( http://www.kolobok.us/smiles/standart/blush.gif
От обоих пар я просто тащусь!
Перепалки Анжелики и Драко - это нечто!))
Римус как всегда... Бедняжка Тонкс(
Но Кэтти сейчас во всём разберется!)))
Жду проду)

0

24

Где же продка?(

0

25

Начало моей войны. (Кэтрин)
После разговора с Тонкс я всерьез решилась поговорить с Римусом о его поведении. Прямо скажем, далеко не лучшем поведении с ней. Слезы подруги меня тронули – я никогда раньше не видела Дору плачущей. И, засыпая под тихий треск камина в руках Северуса, в тот вечер я думала о будущем разговоре с крестным. Этот разговор мне виделся напряженным и трудным, поистине трудным. Но весь следующий день я провела  в школе – после обеда увиделась с Гарри, до обеда читала в библиотеке «Историю Хогвартса», домой зайдя только накормить кота. В последнее время наши с ним отношения разладились – он меня игнорировал. Причина такого мне была совершенно непонятна, тем более в голову упрямо лезла мысль  о том, что Северуса-то он не игнорирует, и даже любит. Пару раз я даже допускала грешную мысль отдать Пушистика Севу. Но как-то быстро от нее избавлялась. В конце концов у него уже есть кошка.
Ну а вечером я заступила в ночную смену…Каково же было мое удивление, когда ко мне, бродящей по одной из галерей, подошел Сев. Обнял со спины,  и я почувствовала родной запах его волос.
- Почему не спишь? – положив руки поверх его, спросила я. Сев помолчал секунду и ответил:
- Просто проснулся, решил составить тебе компанию.
- А завтра опять не выспишься?
- Ну ты же знаешь, котенок мой, это для меня вполне терпимо – недоспать ночь… - я улыбнулась. В принципе это так.
- Все равно, немножко и идешь спать, понял? – я придала голосу строгость. Сев нехотя согласился. Еще с полчаса мы так и стояли, я положила руки поверх его, обвивших мою талию, прижалась к нему спиной и просто наслаждалась тем, что он рядом. Но потом моя совесть все же взыграла и я отправила его отдыхать, продолжая дежурство.
Утром, когда нас сменили, я ушла домой, порядком устав и скоро уснула, сны не снились совсем – от усталости. И, отоспавшись,  я, наконец, собралась с духом – чтобы поговорить с Римусом. К ним и отправилась, предварительно еще немного поразмыслив над стратегией моего поведения там.
Открыл мне Сириус, удивленный моим неожиданным визитом. Но проводил в гостиную, где виновник столь ужасного настроения Тонкс…спокойно пил чай?! Ну держись!
- Рем, мне нужно с тобой поговорить! – с порога начала я. Крестный поднял на меня удивленные глаза. Сириус же переводил с меня на него и обратно заинтересованный взгляд.
- О чем?
- О Тонкс! – мило улыбнулась я. И услышала сзади шаги и голос Сириуса:
- Без меня не начинай! – подумав, что он, скорее всего, собрался защищать друга, я проигнорировала его просьбу  - потом влезет. Поэтому пока Бродяга ушел, я подошла вплотную к поднявшемуся с кресла Люпину.
- Ты что устраиваешь?! Она постоянно плачет! Что ты делаешь только с девушкой?! – напустилась я на него в праведном гневе. Римус слегка испуганно смотрел на меня.
- Кэтти, мне и самому…
- То-то тебе тяжело и ты тут чай пьешь! А она там ревет часами из-за тебя! – перебила я.
- Мне жаль, но так ведь и правда будет лучше! Я беден и ты это знаешь…
- А ты не пытался МЕНЯ или ПАПУ попросить помочь тебе с работой?!
- Но я же ста… - его голос был перебит шагами и обиженным голосом Блека: «Не подождала!». Я оглянулась и едва сдержалась от смеха. Он устроился на диване со сливочным пивом и плюшками. Такое чувство, что он собрался смотреть на какое-то забавное шоу, хотя ведь наверно так оно по сути дела и было.
- Так вот, я стар для нее! – укоризненный взгляд на Сириуса, и ответ крестного.
- Да, Рем, стар...очень стар. Ты завещание-то хоть успеешь написать? – «обеспокоился» Сириус, а я снова с трудом удержалась от улыбки.
- Ты стар?! У вас сколько лет разницы?! – поинтересовалась я.
- 14… - за Люпина ответил Сириус, отхлебнув сливочное пиво.
- Ты издеваешься что ли?! Мне на 18 лет меньше чем Северусу и он молчит! Мои родители имели такую же разницу и были счастливы! Я тебя точно прибью! – вспылила я окончательно. Попытки Римуса что-то вставить в мою речь окончились очень плачевно. Наконец мне удалось утихомирить его с возрастом, под смех Сириуса, так и продолжавшего наблюдать за сценой, разворачивающейся перед ним. Следующим этапом стала работа, точнее ее у Римуса почти полное отсутствие. На его уверения в том, что он нищий и не сможет содержать Тонкс, я разозлилась еще сильнее, и когда он упрямо продолжал уверять меня в этом, я пыталась удержаться и не убить его прямо там.
- Да пойми ты, найдем работу, и будешь работать, и будут деньги! – не выдержала я. – И она будет счастлива и ты!
- Но я не просто безработный, я еще и опасен!
- Нет, ты что, он же ну просто нищий, как она сможет быть с ним счастлива?!  - усмехнулся Сириус. – Он вообще опасный тип, разорит Тонкс и все тут! Вот увидишь! Он же разбоем промышляет…Гангстер!
- Ничего не это я имел в виду, когда сказал про «опасен» - возмутился уже в свою очередь Римус.
-А что? – спросила я. Ответ был тем, что он имел в виду свою сущность оборотня. Вот тут уже поспорить было гораздо труднее, но и тут я сделала такую попытку. В конечном итоге, с огромным трудом и затратой большого количества времени – было далеко за полночь, когда я покинула дом на площади Гриммо, - я убедила Римуса поговорить с Тонкс. И вроде бы убедила в том, что как минимум два его критерия – полный бред. В доказательство я привела свой роман с Северусом. Он намного беднее, я прекрасно это знаю, и гораздо старше. Но тем не менее с ним я счастлива. А тут разница даже немного меньше, чем у нас.
Наутро я ужасно хотела спать, поскольку легла в два часа ночи, а подняли меня в шесть – вызвали на работу вместо приболевшего мракоборца. А должна я была заступать в полдень. И когда ко мне подошел Малфой, я даже не сразу поняла чего ему от меня надо.
- Реддл, скажи, а ты хорошо знаешь Блаттон? – повторил он вопрос  в ответ на мое «что ты спросил?». Я пожала плечами, прогоняя так и налетавшую дремоту, и ответила, что мы с ней жили в одной комнате, так что в рамках этого знаю. Говорить о том, что мы дружим, я не стала – все же Малфой. Пусть и не Люциус.
- А зачем тебе? – спросила я.
- Просто интересно, на что она может быть способна. У нас с ней…не заладились отношения, - ответил он, оглянувшись на ждущих неподалеку Крэбба и Гойла, - и мне интересно, осуществит ли она свою угрозу мне  - пояснил он наконец.
- А чем угрожает? – поинтересовалась я.
- Что растворит в воздухе, - ответил Драко.
- Это она может, я бы не советовала особенно к ней лезть – усмехнулась я. По себя при этом подумала, что у людей вокруг начинается мания рассказывать мне о своих взаимоотношениях – вечером того же дня на то, что у него не ладится с Джинни, мне посетовал брат. Успокоив Гарри, я мысленно возликовала тому, что у нас с Северусом все вполне даже хорошо.
Сентябрь и октябрь прошли достаточно спокойно, о Пожирателях и Хранителях было мало что слышно, и я немного расслабилась, однако зря.
К концу месяца октября Тонкс начала немного улыбаться, они теперь что-то обсуждали с Римусом, правда не втягивая меня. Но если улыбается – значит, обсуждают что-то неплохое. Я и не подозревала, как скоро результат моего труда пойдет насмарку.
Мне дали выходной и я решила провести его в Денбридже – еще денек покопаться в архивах. Ту дату я запомнила очень надолго. Дату, с которой началась официальная охота на меня. И с какой начались мои потрясения, ведь многих новостей я и не ожидала.
Это было 25 октября, тогда был прохладный, но сухой день. В библиотеке университета было тихо и почти безлюдно, книгу мне дали без проблем  - я взяла «Историю магических существ», где, естественно, о Хранителях не было ни слова. Зато была информация об ифритах. А я прекрасно знала, что эта разновидность магических созданий служит ордену Хранителей уже около семи сотен лет. Не все, конечно, но большинство. И читая о них общеизвестные факты, я приходила во все больший ужас – они неотличимы от людей совершенно, живут среди людей, могут иметь от людей потомство – с равной долей вероятности ребенок может быть ифритом и полуифритом – иметь лишь некоторые особенности и считаться человеком с уникальными умениями. Для магглов – почти волшебники.
Они могли подчиниться своей воле, внушить что угодно, управляли стихией огня и сном. Настолько имели власть над сном, что любой человек мог однажды увидеть во сне, что он где-то в темнице и его терзают злобные создания. Проснуться – и…это окажется правдой. Или же ифрит мог увести человека с собой во сне – тот становился ифритом. И это все лишь то, что людям известно о них… Читая о зверствах ифритов, я невольно передернулась. Ничем не лучше Пожирателей…
Шорох я услышала краем уха, а затем – пронзительный и жалобный женский вопль. Я бы может и не обратила внимания, но он повторился, послышались рыдания и достаточно злой смешок. А затем голос: «Не уйдешь, малышка!». Не вмешаться я просто не могла – сказалась сущность «несущей жизнь». И я осторожно прошла по направлению крика. Моим глазам предстала следующая картина – Матеи. Оба. Влад направлял палочку на девушку, съежившуюся в уголке, в то время как Димитр буквально закрывал ее собой, что-то быстро тараторя на видимо румынском языке. Я подлетела к девушке, обняла. Это оказалась первокурсница в прошлом году, Анни Мальто, из Франции. Сейчас она наверно, как и я, пришла в библиотеку. И попалась Хранителю в лице Матея, или кто он там…
- Влад, пожалуйста… - прошептала Анни, не сводя с палочки взгляда. Я отметила, что ее английский был гораздо лучше, чем у Райли, почти без акцента. Но в тот момент не стала уделять этому много внимания.
- Матей, оставь девушку в покое! – наставив палочку на Влада, процедила я. – Что она тебе сделала?
- Она знает, в чем ее вина… - холодно отозвался тот.
- Да не она это, и вообще…ты с ним увидеться захотел? Так увидишься…он этого так не оставит. Или ты отпустишь Анни и меня, или…ты знаешь что будет… - впервые за то время, что я знала Димитра, его голос прозвучал так твердо, тихо и угрожающе. Его брат еще с минуту постоял, не сводя с Анни пристальных глаз, и убрал палочку в карман.
- Свободна, но учти – я слежу за тобой. – Анни убежала, я собралась уйти следом, но…была задержана Матеями.
- Не так быстро, Реддл, - спокойно заметил Влад, перекрыв мне дорогу – мой тебе совет  - не суйся. Можешь нарваться куда сильнее.  И вообще. Не рекомендую появляться в стенах Денбриджа, здесь ты не валькирия, здесь ты просто студентка, даже не самая сильная. И можешь оказаться на месте Анни. Она примчится тебе помочь?
- Я не позволю, кому бы то ни было, причинять людям, которым я могу помочь, вред. Потому что я валькирия. И здесь тоже.
- Глупо. Уйди с дороги тех, кого ты даже не знаешь, тебе же будет выгоднее…
- Не уйду. Потому что таким в мире не место. И не надо меня пугать. Валькирии могут постоять за себя!
- Значит, не уйдешь? – улыбнулся Влад. Я отрицательно помотала головой. Он отошел, пропуская меня. И в спину мне заметил:
     - Себя ты защитишь, а близких – нет. Угадай, чья Луна взойдет на небе раньше, чем у всех остальных? – после этих слов я оказалась у ворот школы, сама не поняв, что произошло. И что он хотел этим сказать. Гарри? Он что-то сделает Гарри или Северусу? Или…кому-то еще? Озарение было внезапным, уже вечером, когда мой взгляд через решетку забора, вдоль которого я ходила, упал на Запретный Лес и мне вспомнилось, как на шестом курсе я встретилась там с Питтегрю, с нами был Гарри…а до того взошла Луна и…РИМУС!
Через мгновение я уже была на площади Гриммо, стуча в дверь дома Блеков что было сил. Сириус открыл мне – заспанный, хмурый.
     - Чего колотишь так?! – удивился он. Я же сумела выдавить только «Лунатик»…
     - Да он спит! Уже поздно довольно! И тебе бы кстати тоже не мешало…Рем уже часа два как ушел спать…
      - Но два часа назад… - я посмотрела на часы. – Было всего 8. Рановато. Ты видимо не так давно уснул?
     - С минут 15 как. Так что случилось-то?
     - Ты потом его видел? Что он спит? – мне стало холодно. Сковал страх. Римус рано ушел спать, очень рано, он так не ложится…да и тем более когда до полнолуния всего два дня…Луна взойдет раньше. Я метнулась к окну. Так и есть – на небо начинала выходить Луна, и судя по всему, полная…
     - Сириус, закрывай все выходы как можно сильнее и превращайся. Полнолуние. – Ничего не понимавший Бродяга уставился на меня, затем выглянул в окно.
     - Там месяц, Кэт, не полная луна!
     - ТАМ ПОЛНАЯ ЛУНА! Я ее вижу! – не выдержала я. – Я валькирия, я вижу иллюзии так, как их должен видеть кто-то. Если Рем проснется до утра  - он увидит ПОЛНУЮ луну!
     - С тобой все в порядке? – осведомился Сириус. Я рассказала про встречу с Матеями, что привело его в ужас. – Ты уверена, что речь шла о Лунатике? – прошептал он. Я кивнула. И как раз в этот момент сверху донесся странный стук. Рем? Бродяга тут же перекинулся, я собралась сделать то же самое, но сверху спустился… Влад Матей.
     - Твой крестный очень милый в виде волка… - заметил он. Он одет был как всегда во все черное, но в этот раз вместо куртки на нем была мантия. А в руках – палочка. – Ифриты любят таких зверушек.
     - Он здесь? – меня трясло. Я помнила тот раз, когда он не выпил зелье – это было летом, перед пятым курсом, и уехать он тоже не успел. Скажем так, нам очень повезло, что папа был дома и не спал… Целы остались все. Римус потом хотел уйти от нас, но папа запретил ему и думать об этом. Думаю, что совсем не зря.
     - Нет, он не здесь. – Усмехнулся Влад. – Если хочешь, я могу тебе его вернуть… но сначала показать. Кстати, мистер, - он посмотрел на все еще бывшего собакой Бродягу – вам идет этот цвет шерсти. Ну так что, идем смотреть на нашего волчонка?  - Влад протянул мне руку. Блек помотал головой, обращаясь обратно, ведь Влад явно понял, что он человек. Я поколебалась с секунду и протянула Владу руку.
    - Молодец! – мы трансгрессировали. Оказались где-то в подвалах видимо огромного замка. Множество дверей и арок, канализационные туннели, факелы на стенах, шипение, свист, тихие стоны и поскуливание…мерзкое местечко…
     - Нам сюда, - мы шли по коридору, пол которого был под нашими ногами усыпан чем-то длинным и тонким. Чем именно – думать мне как-то не хотелось. Влад остановился у одной из дверей и мы прошли внутрь более чистого помещения. Где под действием каких-то чар спал Римус в облике волка. При малейшем движении при пробуждении в его шкуру впивался с цепей на лапах большой шип, Рем слабо дергался от боли и засыпал вновь…
     - Я могу его отпустить, мы можем его отпустить. Но взамен…ты не станешь мешать нам, не будешь посещать университет, и не будешь пытаться как-то оградить от меня Димитра. Мы с ним разные создания, но я предпочитаю быть с братом всегда… и еще одно…
     - Что? – выдохнула я.
     - Ты не будешь совать нос не в свою войну. Тебя пока никто не трогает. Вот и живи и радуйся…
    - А если не могу?
    - Придется учиться…иначе попав сюда, твой крестный будет в таком состоянии вечно. Хочешь? Кстати, как тебе луна в Лондоне? Моя любимая иллюзия.
    - Тонкая работа… - хмыкнула я. Но дала обещание не лезть в дела Матея. За что мне отдали Римуса уже в человеческом облике. Нас доставили домой к Блеку, где Рем проснулся. И вот тут-то и произошло самое ужасное. 
    Выяснилось, что он ничего не помнит за последние 20 лет. Едва открыв глаза, меня он назвал Розалиной, Сириусу несказанно удивился, и только когда тот перекинулся, вспомнил его. Наутро мы занялись попытками узнать, сколь многое он не помнит, я решила, что мой договор с Матеем аннулирован, поскольку Римус не помнил вообще ничего. Он был свято уверен что ему 17 лет и он даже не окончил школу. Звал Джеймса и.в общем, это было ужасно. Но еще хуже было то, что сделать что-то с этим я не могла. Я была бессильна перед чарами Матея или что они там сделали с Ремом.
Я применила все, что только могла попробовать применить, даже пыталась гипнотизировать Римуса. Бесполезно. Он не помнил и не хотел вспомнить ничего из двадцати лет своей жизни. Он был вполне адекватен, если его просили что-то сделать, но…никакая сила не могла доказать ему, что ему 37, он давно уже не школьник, а Джеймс погиб более 10 лет назад.
Самое неприятное было, когда пришла Дора. Она какое-то время просто не понимала, что я ей говорю – про то, что он ничего и никого не помнит. Но когда в гостиную вышел сам Римус, и вежливо произнес:
- Доброе утро! Вы подруга Розалины?
- Это моя кузина, Тонкс, - со вздохом заметил Сириус. Рем поднял на него невинные глаза.
- А Вы кто?
- Твой друг, Сириус Блек, - с горечью, уже в 10 раз, ответил Бродяга.
- Но Сириусу 17! А Вам лет 40… - Дора отступила на шаг, не сводя с него взгляда наполнившихся слезами глаз.  И внезапно резко подошла к нему, обняла, от чего он удивленно уставился на незнакомую девушку, поцеловала в щеку. Римус, на миг закрыв глаза, обнял ее за талию, вроде бы притягивая к себе. Тонкс уже чуть смелее прикоснулась губами к его губам. И меньше чем секунду спустя Рем отскочил метра на два и потрясенно заморгал.
- Ты совсем меня не помнишь? – прошептала Тонкс, прикусывая до крови губы. Я обняла ее за плечи, подумав, что ее надо отсюда увести. Так ей только больнее. И увести до того, как он ответит.
- А должен? – эти слова прозвучали как приговор даже для меня. А для Тонкс, наверно, как взрыв бомбы совсем рядом. Из глаз потекли слезы, по телу прошла дрожь рыдания…мне оставалось только усадить ее на диван, жестами попросить Сириуса убрать Люпина, и ждать, пока Тонкс будет способна воспринимать мою речь.
- Дора, послушай, я сделаю все, что смогу, чтобы он все вспомнил. Скорее всего это какой-то блок. Потерпи немного, будь рядом, все может произойти, вдруг он сам тебя вспомнит? – она кивнула.
- Я буду на это надеяться… - сквозь слезы произнесла она. – Очень надеяться…
Это было моим первым потрясением,  первым столкновением с тем, как сильны ифриты, но это было и началом моих заблуждений по поводу  трех человек. По счастью, два из них продлились совсем недолго.
В ноябре произошло событие куда более полно отражавшее суть тех, с кем мне предстояло встретиться еще не один раз. В середине примерно месяца, когда в Британии все было по-прежнему спокойно, я отправилась в Лондон закупить ингредиенты для Гарри – на Зельеварение. Кроме того, купить три порции – еще Анжелике и Гермионе. Первая последние две недели пользовалась ингридиентами Драко Малфоя. Как она заставляла его их ей отдавать? Довольно просто. Дело в том, что Анж постоянно была поблизости от Драко, и стоило тому совершить что-то по ее мнению предосудительное в ее присутствии, как парочка уединялась минут на 5, Драко возвращался подавленным, хмурым и злобным, косясь на Анж. А та, напротив, вся так и лучилась радостью. Ибо, угрожая ему магической расправой, выбивала из него что-то нужное ей. Ну или просто удовлетворяла свое желание его помучить. А чего стоило их общение в стиле: «Готичка!» (выучил ведь слово…) – «Чего тебе, хорек?»…
В общении с другими Анж в принципе именовала его так же – гений сарказма, лорденок, блондинистый хорек…Хотя при этом ко всем остальным относилась мирно и дружелюбно. Больше всего мне нравилось ее «Властелин метлы», после того,  как она посетила матч Слизерина с Когтевраном, и Драко поймал снитч.
Конечно, иногда ему удавалось от нее скрыться, и тогда он пропадал для всего замка. Но в основном Анжелика старалась быть с ним рядом. Получая от этого удовольствие.
Так вот, я закупила три коробки с ингредиентами, собралась уже отправиться домой, а завтра отдать ребятам. Но внезапно со спины, когда я отошла от аптеки и собралась уже трансгрессировать, послышался шорох. В нос ударил неприятный запах, от которого я потеряла сознание. Очнулась лежа на тюфяке в каком-то подвале. Тюк приподнимал меня над полом, усыпанным длинными тонкими…червями и какими-то жуками. Или даже пауками… я резко вскочила, испытывая отвращение. Они были повсюду. На стенах, вокруг факелов,  на полу, на окне под потолком, на потолке сидели жирные огромные пауки, один из них, ближний ко мне, прищелкнул жвалами и медленно начал перебирать ногами. Тюк, на котором я лежала, был кем-то погрызен…я хотела закричать, хотя бы узнать, где я вообще нахожусь, но крик застрял в горле. Единственная дверь была через все помещение, через пол, кишевший червями. На тюфяке я увидела записку, наклонилась, взяла ее и поняла, что теперь паук находится прямо надо мной, если я встану. Потолок не был слишком уж высок и я рисковала получить укус. Не выпрямляясь, я прочла записку. «Черви не кусаются, жуки ядовиты, пауки…сама понимаешь. Дверь заперта обычным способом, мы проходили его на уроках. Удачно выбраться отсюда. М.»
Возможно, я не начала бы идти, но краем глаза заметила на уровне моей головы, если я стою прямо, паучьи лапы. А потом…еще лапы. Он спускался! Взвизгнув, я соскочила с тюка в сторону от чудовища, попав ногами прямо в кучу червей…преодолев первое отвращение, я, сама не понимая как, оказалась рядом с дверью, где этой мерзости было меньше. На уроках…на уроках мы проходили «Антараско», это так же просто как «Алохомора», но язык ифритов. Шепнув это слово, я оказалась перед открытой в чистый коридор дверью. Выпорхнула из ужасной комнаты и захлопнула за собой дверь.  Мне так и казалось, что под моими ногами кишат черви, стрекочут норовящие цапнуть жуки, а со спины ко мне тянется паучье жало…
Чуть успокоившись, я заметила на двери слова: «Молодец. За одной из этих дверей выход, за другой выход, и за третьей тоже выход. Но одна поведет тебя на первые этажи, другая прямо на улицу, а вот третья…М.»
Я осмотрелась. Коридор был длинным, тускло освещенным. И кажется, я проходила по его подобию в тот вечер…. Кстати, как там Римус? Он ведь так ничего и не вспомнил…Дверей было много, очень много, и три из них могли дать мне шанс выйти. Я нерешительно подошла к первой. За ней слышалось рычание…едва ли сюда. Я подошла к другой двери. На ней приклеен был листок с немецким: «Не мучайся, двери в конце коридора. Подряд слева. Тебе надо в самую дальнюю от конца коридора. Э.»  - а это кто? «М.» - это Влад Матей, кому же еще… а «Э.»? ладно, выберусь и подумаю...
Но записка таинственного «Э.» не внушила мне особого доверия, и зря. Туда я не пошла, за средней дверью слышался чей-то вскрик, и я повернула ручку самой крайней двери, ближе к концу коридора и стене. Там был светлый и пустой коридор. Я осторожно переступила порог.  Тотчас же свет потух, осталось слабое мерцание факела вдалеке…и ко мне очень неспеша подошли две фигуры в темных плащах…
- Молодец. Мы боялись что ты уйдешь живой. Но отсюда – нет. Еще никому не удавалось. Правильно выбрала, солнышко! Удачной и приятной смерти! – смеясь, заметила одна из фигур женским голосом. – Скорейшей, уж не мучайся! И не думай что можешь вернуться в коридор. Не можешь! – они подтолкнули меня от двери, я сделала несколько шагов вглубь коридора и фигуры исчезли с тихим хлопком. Но когда попробовала трансгрессировать я – ничего не вышло. И дверь не открывалась. Выход был один – идти по коридору. Что я и сделала. А пару шагов спустя меня кто-то схватил за руку, и прежде чем я успела вскрикнуть, на свет факела показалась маленькая девочка лет 10. Блондинка с серыми, чем-то похожими на глаза Анжелики, глазами.
- Я же тебе написала, что надо в другую дверь! – вздохнула она.
- Этот Э. – ты? – спросила я. Девочка кивнула.
- Эмельред Максвейл, меня так зовут. Но у нас не принято подписываться именем.
- Ты хранитель?
- Нет, моя мама Хранитель, а я тут живу. Это логово Хранителей, так называют нормальные, кто сюда попадает, это место.
- И много тут таких нормальных? – спросила я.
- В основном ягнята, такие как ты. Это те, над кем мы издеваемся. Если ты ягненок, значит кто-то из твоих Жертва. Я тебе потом, если получится, объясню. Ну коротко Жертву саму мы не трогаем, а ее близких убиваем, и Жертва сходит с ума или что-то в этом роде. Полгода такое длится обычно. Это если ты кому-то Хранителю сделал вред. Или просто не понравился. Я говорю мы, потому что тут живу и все это знаю…но мне это не нравится, это плохо.
- Я ягненок? – Эмельред кивнула.
- Тебя хотят убить, в этом Пути смерти все погибают, но мы знаем ловушки и тебе поможем. В конце выход из замка.
- Мы?
- Да, мы, - это ответила уже не Эмельред. К нам из глубины коридора приблизилась женщина в плаще Хранителей. И улыбнулась мне в знак приветствия…а была эта женщина…Элеонорой Бутти… - мы проведем тебя самым коротким и легким путем, пойдем вместе с тобой. Всего три зала и свобода. Наши не должны узнать,  тела ягнят забирают через сутки после начала испытания. Ну и если ты вышла – поступает сигнал об этом. Но его уже лет 200 не было. Никто не выходил… - вздохнула Бутти. – так что нам вроде бы ничего не грозит, я дойду с вами два зала. Потом тебя проведет Эм. И да, с тебя, если выйдешь живой, снимут клеймо ягненка, а с него – Жертвы.
- С кого? – осведомилась я. Но Элеонора проигнорировала этот вопрос. Вместо этого повела меня вперед. Навстречу либо моей свободе, либо…моей смерти…

От автора: я все каникулы пыталась как-то найти время, но к сожалению прода задержалась в процессе((( и все же, невзирая на ту жизненную ситуацию, которая и сбила мой план по писательству и на некоторое время просто лишила меня музы (Машкинс, ты думаю понимаешь о чем речь...))), я выкладываю на ваш суд небольшой кусочек. надеюсь, читатель простит долгое отсутствие продолжения и вам понравится...еще раз простите за задержку!

0

26

Забыла аннонс главы)

Следующая часть раскроет личность Жертвы, ягненком которой стала Кэт,  расскажет больше о системе "игр" Хранителей и покажет неожиданные встречи мисс Реддл, которые изменят ее мнение об окружающих ее людях. Один из организаторов "Игр" окажется очень неожиданной для нее личностью...
И приближаются, скорее всего начнутся в следующей главе, события "Дня Пяти Ягнят"...
Так что развитие событий будет достаточно эпичным) Надеюсь.

Ваш покорный Автор)

0

27

Астромерия написал(а):

(Машкинс, ты думаю понимаешь о чем речь...)))

http://www.kolobok.us/smiles/standart/yes.gif  http://www.kolobok.us/smiles/standart/mosking.gif
От начала ржала. Особенно с Сириуса  http://www.kolobok.us/smiles/standart/rofl.gif

Астромерия написал(а):

Он вообще опасный тип, разорит Тонкс и все тут! Вот увидишь! Он же разбоем промышляет…Гангстер!

Как он только узнал?  http://www.kolobok.us/smiles/standart/mosking.gif
Ахахаха, права Драко/Анж, нравится все больше и больше  http://www.kolobok.us/smiles/standart/dance4.gif
Игры очень заинтересовали))
Астрик, ты большая умничка!  http://s19.rimg.info/3db000e87d5b262a0c48550a5a3618b0.gif
Эстонка наконец пришла и прочла. Не без твоей помощи правда  http://www.kolobok.us/smiles/standart/blush.gif

0

28

Сюжет безумно нравятся! Ты очень классно пишешь!! Жду продки)) http://www.kolobok.us/smiles/standart/grin.gif

0

29

Ого! Как всё запутано!)
Бедняжка Тонкс... Скорей бы Римус всё вспомнил....
Не ожидала, что Бутти станет помогать Кэтти...)
Жду проду)

0

30

"смена Хозяина"...

Ложь…конечно, ей в отношениях не место, но иногда просто отсутствует право выбора – лгать или нет. В нашей истории так и вышло. Еще до начала учебного года Белла поручила Драко Малфою убить Дамблдора, Нарцисса же потом просила, почти умоляла меня присмотреть за Драко. А Белла вообще намекнула, что если мальчик не справится – это моя задача… Разумеется, когда я рассказывал все Альбусу, меня внутренне трясло – сказать, что ему по решению других скоро придется умереть, было очень трудно. И более того – я не думал, что я смогу это совершить…как?! Этот человек столько дал мне и сделал для меня, и я…убью его?! Кэтти я тогда ничего не сказал из-за неопределенности – неизвестно было придется ли и кому именно…
А чуть позже Альбус вызвал меня в срочном порядке, одним не очень хорошим вечером. Едва увидев его руку, я испытал почти ужас – по ней расползалось проклятье…весьма сильное. Я пытался сделать что мог, однако мне удалось лишь локализовать его в пределах руки. Рука почернела, иссохлась, но…Альбус по крайней мере оставался живым. Вот только…больше года жизни он едва ли имел в запасе…
Зачем он пытался разбить проклятое Лестрейндж кольцо и уж тем более для чего он напялил его на самого себя – мне никто не объяснял. Именно напялил, ведь он отдавал себе отчет в том, что это кольцо с темной магией…Но рассуждать было слишком поздно, и мой благодетель доживал свой век…
Единственное, что позже, когда к этой мысли я привык, все же не давало мне покоя – то, что я не рассказывал обо всем этом Кэтрин. Она не знала ни о том, какую задачу возложила на меня Белла, ни о том, какие планы по этому поводу строил Дамблдор. Он запретил мне что бы то ни было ей говорить раньше времени…
- Но…сэр, я должен ей рассказать, у нас с ней нет друг от друга секретов… - пытался увещевать я.
- Северус, Кэтти и без тебя все узнает и поймет! – ответил как-то Альбус. – Она умная девочка, и верит тебе. И она все потом выслушает, как бы все ни обстояло. Даже если вместо Драко это сделаешь ты, она ведь этого не увидит, и потом она конечно же выслушает тебя…
- Но я не могу ей врать…мне сложно будет смотреть ей в глаза…
- Ты и не врешь, ты просто умалчиваешь… - так пресекались все мои попытки. Когда-то давно, еще лет 15 назад, я дал слово выполнять все его указания, и без его согласия не предпринимать своей инициативы. Рассказ Кэтрин трактовался бы как раз как инициатива – из-за того, что она валькирия.
А с ней мы виделись каждый день, и нередко она оставалась у меня на ночь – в моем присутствии ей, по ее словам, меньше снились кошмары. А я не возражал – видеть ее спящее личико, копну каштановых кудряшек для меня стало своеобразных душевным отдыхом. В условиях все большего озверения Лестрейндж, моей постоянной лжи всем вокруг, включая саму Кэтрин, недоверия ко мне части Пожирателей – а я все чаще начинал его замечать – со стороны Хвоста, Яксли и им подобных…И учитывая всеобщее ко мне отношение… Кэтти оставалась почти единственным человеком, кому я был нужен и кто мне верил. Альбуса предстояло научиться не учитывать.
Меня угнетала моя ложь ей, и ночами, прижав к себе спящую девушку, я подолгу думал, как будет выглядеть то, что я расскажу ей правду. И что, собственно, я ей расскажу. От души надеялся я тогда, что мне не придется убивать Дамблдора. Одно дело шпионаж, и другое – убийство. Которое с моей души потом ничто не смоет…К тому же я и представить боялся, что могу потерять после этого Кэтрин…
А одним ноябрьским вечером, точнее сказать даже уже ночью, она буквально ворвалась ко мне в спальню – пароль она знала, от нее я его не скрывал. Одного взгляда на нее было достаточно, чтобы понять – что-то случилось. Бледная, растрепанная, в порванных на левой штанине джинсах, в глазах стояли слезы. Пролетев мимо меня, Кэтти свернулась в клубочек на кровати и всхлипнула. Я присел рядом с ней, ласково приобнял за плечи и прижал к себе.
- Ну что случилось, зайка? – когда она немножко успокоилась, спросил я.
- Меня хотели…убииить… - по ее щекам снова потекли слезы. – А я попалась, а она сказала идти в другую дверь, а я не послушалась, и они меня…
- Зая, во-первых, я ничего не понимаю…и тише, все хорошо, ты в школе, тут тебя никто не трогает… - поцеловав ее в макушку, успокаивающим голосом заметил я.
- Давай я покажу… - сделав глубокий вдох, предложила Кэтрин. – там так…интересно все. Я Хранителям попалась.
- Что?!  - впервые в жизни у меня прихватило сердце. Точнее, оно замерло, и я одновременно с этим на краткий миг начал задыхаться. Но довольно быстро пришел в себя, уверив свой разум в том, что сейчас-то она рядом и все хорошо.
- Они сделали из меня ягненка. Я тебе покажу, так понятнее будет. Мне только надо Омут Памяти.
- Дамблдор, наверное, уже спит… - я посмотрел на часы. Почти полночь.
- Не знаю, постучать ведь можно… - Кэтти пожала худенькими плечиками. Я молча поднялся, поставил ее саму на ноги, поцеловал в макушку, заметив, что она все еще дрожит, и мы вместе пошли наверх. Студенты уже давно разбрелись по дормиториям, даже и старосты начали расходиться, потому наш путь был достаточно спокойным.
Альбус еще не спал и нам повезло. Омут Памяти нам был дан без лишних расспросов.
- Потом поставите на место, дверь сама закроется, - собрался он уходить. – Молодежь! По ночам их тянет воспоминания смотреть друг друга…
- Но это важное воспоминание! – отозвалась Кэтрин.
- Охотно верю, Кэтти, что оно важное, но ведь не ночью же…
- А Вы не будете смотреть? – спросила Кэт. Альбус помотал головой:
- Я посмотрю позже… - с этими  словами он оставил нас наедине.
- Ну что, давай смотреть? – слабо улыбнулась Кэтрин, протягивая от виска к Омуту клубок своих мыслей.
- Ну давай… - отозвался я. Сжал ее ручку в своей и мы вместе погрузились в ее воспоминания. Началось все с ее похода в аптеку в Лондоне, закупить для Гарри и девушек ингредиенты, выход оттуда. За ее спиной промелькнула черная тень в плаще, салфетка в каком-то зелье у носа и Кэтрин потеряла сознание. Ее подхватили чьи-то руки и сцена оборвалась. Потом мы оказались в каком-то подвале, кишащем пауками и червями. Я почувствовал, что ноготки Кэтрин впиваются в мою ладонь.
- Вот, это хранительский замок, Сев, - прошептала она. Между тем та, очнувшаяся здесь, Кэтти с тихим визгом соскочила с того тюка, на котором лежала. Бросилась к двери и поспешно выскочила за нее. Мы, естественно, следом за ней. Она прочла записку на двери и медленно двинулась по коридору, с обеих сторон которого было настоящее море дверей.
- Если бы я послушалась второй записки, вышла бы спокойно и мирно, - вздохнула Кэт рядом со мной. – Но я еще не знала ее автора…
Между тем сцена снова сменилась. Мы оказались в длинном коридоре, освещенном только одним факелом.
- В общем, я пропустила как сюда зашла, - пояснила Кэт. – И как мне пожелали приятной смерти. -  В этот момент растерянную Кэтти из воспоминания схватила за руку маленькая девочка. Лет 10 на вид, со светлыми волосами.
- Я же тебе написала, что надо в другую дверь! – вздохнула она.
- Этот Э. – ты? – спросила Кэтрин.
- Эмельред Максвейл, меня так зовут. Но у нас не принято подписываться именем. – Ответил ребенок.
- Ты хранитель?
- Нет, моя мама Хранитель, а я тут живу. Это логово Хранителей, так называют нормальные, кто сюда попадает, это место.
- И много тут таких нормальных?
- В основном ягнята, такие как ты. Это те, над кем мы издеваемся. Если ты ягненок, значит кто-то из твоих Жертва. Я тебе потом, если получится, объясню. Ну коротко Жертву саму мы не трогаем, а ее близких убиваем, и Жертва сходит с ума или что-то в этом роде. Полгода такое длится обычно. Это если ты кому-то Хранителю сделал вред. Или просто не понравился. Я говорю мы, потому что тут живу и все это знаю…но мне это не нравится, это плохо.  – Кэтрин, на которую я перевел взгляд, бледная, наблюдала за этой сценой.
- Я ягненок? – Эмельред кивнула.
- Тебя хотят убить, в этом Пути смерти все погибают, но мы знаем ловушки и тебе поможем. В конце выход из замка.
- Мы?
- Да, мы, -  вот этот голос услышать в этой ситуации я ну никак не ждал. К девушке и девочке быстрым шагом подходила профессор Бутти. В хранительском плаще. Нет, как раз того, что она Хранитель, ожидать можно было…но что она будет помогать… - мы проведем тебя самым коротким и легким путем, пойдем вместе с тобой. Всего три зала и свобода. Наши не должны узнать, тела ягнят забирают через сутки после начала испытания. Ну и если ты вышла – поступает сигнал об этом. Но его уже лет 200 не было. Никто не выходил… - вздохнула Бутти. – так что нам вроде бы ничего не грозит, я дойду с вами два зала. Потом тебя проведет Эм. И да, с тебя, если выйдешь живой, снимут клеймо ягненка, а с него – Жертвы.
- С кого? – но на этот вопрос Кэтрин никто не ответил. Троица двинулась дальше, мы следом за ними. В туннеле не раз нам встретились повороты, двери, даже местами лестницы, но Эмельред и Бутти уверенно проходили мимо них. Наверное, эти пути были опаснее, чем тот, которым они намеревались провести Кэтрин. Наконец, минут пять спустя, они остановились у ничем непримечательной круглой дыры в стене.
- Нам сюда, - тихонько заметила Эмельред, указав на эту самую дыру.
- Сюда?! – удивилась Кэтрин.
- Да. Это самый простой путь, обычно идут более красочными дорогами, не понимая, что они – самые опасные… - слабо и натянуто улыбнулась Бутти. – Эмми, пролезай, потом встретишь Кэтрин, - девочка послушалась и скрылась в дыре. Пару секунд спустя оттуда донесся ее голосок, позвавший Кэт. Та, немного поколебавшись, пролезла в щель и за ней – Бутти.
- Ну давай, наша очередь… - с улыбкой заметила Кэтрин, стоявшая рядом со мной. Я последовал примеру трио до нас, но в мантии это было очень неудобно. Сняв ее, я свернул мантию, Кэтрин, еще более повеселев, отобрала у меня сверток, повязала на талии на манер пояса и мы наконец протиснулись в отверстие…
Мы оказались у стены довольно просторного овального помещения. Кэтрин уже окончательно успокоилась и следила взглядом за сценой перед нами. Бутти же вывела девушек почти в центр комнаты и жестом приказала остановиться…Одновременно с этим шагах в пяти от них вспыхнуло поистине адское пламя…Кэт в ужасе отпрянула назад, ее остановила, вцепившись в руку, Эмельред. И как раз вовремя – там, куда она метнулась, из ниоткуда выросла стена с острейшими шипами. Путь назад для них постепенно был отрезан появлением из пола таких же острых лезвий. Пламя погасло и троица смогла продолжить дорогу…Меня внутренне словно вывернуло. Не остановись Кэтти по жесту Бутти или Эмельред – она или сгорела бы в пламени, температурой явно не ниже тысячи градусов, либо наткнулась бы на явно очень острые шипы…
- Это у Хранителей называется разминочка, - скривила губки Кэтрин. – Дальше милее… - дальше и впрямь было милее и интереснее… во втором помещении ничего, казалось бы, беды не предвещало, вот только Нора толкнула Кэтти на пол и сама вместе с девочкой легла рядом. И очень вовремя. В сантиметрах над их головами проскользнул луч красного света и затем стены с потолка и вниз стремительно покрылись льдом и инеем…
- Холодно было ужасно… - заметила Кэтрин рядом со мной. – Но это только начало… - едва она шевельнулась, как рядом с ней возникли сотни маленьких жучков, заползавших на нее, лезших в волосы, уши…
- Мерзковато… - поморщился я, в то время как Кэтрин с визгом вскочила, несмотря на попытки Бутти ее удержать. В тот же момент с потолка обрушились поистине смертоносные блоки. Не сразу я понял, что это рушатся своды, огромные булыжники падают рядом с Кэтти и ее спутницами, некоторые из них едва ли не погребли под собой троицу. Нам же с Кэтрин для меня сейчас ощутимой ничего не грозило…
- Вот примерно то же было, когда погиб Райли… - прошептала Кэтти. – Только падали не плиты, а балки…
- Реддл, идиотка! – зашипела Бутти. Встала в полный рост, хлопнула в ладоши и на время камни зависли в воздухе, а трио проскользнуло к противоположному от нас концу помещения, где была вполне даже нормальная дверь. Плиты снова начали свое движение, но почему-то растворились в воздухе. Я поднял глаза на потолок – он был абсолютно целым. А вот жучки в центре комнаты никуда не исчезли, как и с одежды отчаянно их стряхивавшей Кэтрин.
- Успокойся, они не ядовитые, - поморщилась Бутти.
- Но они по мне ползают…
- Ты скажи спасибо, что тебя тут не превратило в пюре. Блоки хоть и иллюзорны, но покалечить вполне способны. Говорила же тебе – слушаться меня. Нет, она начала шевелиться до моей команды!
- А что изменилось бы? – устало спросила Кэтрин
- Ну наверное то, что по истечении таймера ничего бы не проявилось, - пояснила Бутти.- В последний участок я с вами не пойду, сами. Там будет следущее… Там тролль, полная темнота и запертый выход. Где ключ, Эм знает…
- Вы обещали мне рассказать про Хранителей, - заметила Кэтрин.
- Да. Слушай и внимай, - улыбка тронула губы Бутти. – Ты ягненок, то есть те, кого мы, как правило, убиваем. Не прямо убиваем, это происходит наподобие твоего сегодняшнего пути.
- А кто такие Жертвы? – посмотрела на нее Кэтти.
- А это родственники и друзья ягнят. Прямо Жертву мы не подвергаем ничему. Но обычно Жертва в конечном итоге сходит с ума, или совершает суицид, или еще что-то в этом роде. Жертвами становятся в основном те, кто совершил какой-то вред Хранителю.
- И кто моя Жертва? Гарри? – Бутти помотала головой в знак отрицания.
- Нет, не Гарри. Твоя Жертва стала Жертвой за то, что как-то раз сильно толкнула меня. А потом еще позволила себе нетактичное на взгляд наших отношение к другому Хранителю… - мне лично казалось, что это очень натянутая причина, но откуда мне знать, что там на уме у Хранителей.
- Северус? – прошептала Кэтрин, стоявшая рядом с Бутти. Та, что была со мной, стиснула мою руку.
- Да, - коротко ответила Элеонора. – Но если ты отсюда выберешься живой – то с него будет снято клеймо жертвы. У нас такие правила. Если ягненок сумел выжить – мы прекращаем игру. Тем более, - вздохнула женщина – наша конечная цель – ты. В таком случае, мы будем искать другой вариант.
- Зачем вам вообще все это?! – поднялись бровки Кэтрин. – Все эти зверства…
- Тебе нравится, как я сейчас выгляжу? – вместо ответа спросила Бутти. Она была, как и всегда, красива какой-то демонической, но красотой. Темно-серые, почти черные, глаза, немного цыганские черты лица, тонкие губы. Во всем облике Бутти проступало то, что она связана с темнотой. Но по-своему она все же была весьма красива.
- Ну…да… - пробормотала Кэтти. – Но я не понимаю, чего вам не хватает…
- Тебе лучше не знать, как я выгляжу на самом деле. Все зверства Хранителей – вывод людей на моральные страдания. Мы питаемся ими, что позволяет нам сохранять свою красоту, - совершенно будничным голосом молвила Бутти.
- Такими рождаются?
- Нет. До 13 лет я была самой обычной девочкой-человеком. Потом уже я начала погружаться во все это.
- Но почему? – округлились еще сильнее глазки Кэтрин.
- Потому что от меня отказался папа, не стало бабушки, мама впала в депрессию. От злости я нашла вот такой выход. Сейчас, спустя почти 14 лет, я достаточно важный Хранитель…
-Но тогда почему сейчас вы помогаете мне?! – я был удивлен не меньше, чем Кэтрин из воспоминания. И этот вопрос мне хотелось задать с самого начала нашего маленького путешествия.
- Наверное, потому, что я все же не такая уж злобная личность. И после того, что произошло с Райли, у меня возникло огромное желание мести кое-кому.  Мне иногда кажется что теперь я знаю, кто убивал моего парня…Я очень противоречивая личность, не правда ли?
- Спасибо тебе… - прошептала Кэтти. – сама я едва ли прошла бы здесь целой…Я о плитах…
- Я же Хранитель, я знаю, как можно слегка их замедлить. Мы ведь и сами здесь ходим.
- А почему я не могу трансгрессировать?
- А почему ты не колдуешь, тебя не волнует? – усмехнулась Бутти. Кэтрин на миг растерялась и начала обшаривать свои карманы.
- Нет у тебя с собой палочки, - развеселилась Нора. – И ты тут колдовать все равно не сможешь и более того ты даже и не помнила, правда ведь, что ты умеешь колдовать? – Кэтти кивнула.
- Потому что тут так заколдовано все… - пояснила Элеонора.
- А что над нами пролетело? Такое неприятное ощущение было…
- Это заклинание по идее должно было приковать тебя к одному месту. Чтобы расправиться было проще.
- И мой самый главный вопрос – зачем вся эта охота на меня?
- Ты Королева Диадемы, и Верховному Хранителю очень мешает это обстоятельство самому управлять ее действиями. А Диадема у него в руках.
- Но ведь в…книгах написано, что убить королеву должен тот, кто желает управлять диадемой…
- Каждое из препятствий кем-то создано… - мрачным голосом ответила Бутти. – Каждого создателя Верховный знает… Думаю, ты понимаешь, что я имею в виду…  - я почувствовал, как ноготки стоявшей рядом со мной Кэтрин снова впиваются в мою ладонь и бережно прижал девушку к себе.
- Все нормально, не волнуйся… просто дико понимать, что человек, создавший то, что должно тебя убить – заранее обречен на смерть.
- Но если он сможет управлять Диадемой, разве он не сможет спасти свою жизнь?
- Не сможет потому, что, как правило, Хранители рядовые не имеют никакого представления о ней. А препятствия делались рядовыми Хранителями. – Разговор между Бутти и Кэтрин шел в этот момент на немецком, как я предполагал, родном языке Элеоноры. Потому Кэтрин рядом со мной говорила сейчас куда понятнее для меня, на немецком знавшего буквально пару слов.
- А она сказала, кто Верховный Хранитель?
- Нет. И сказала, что она сама никогда его не видела. С ним общается только его посредник… - по личику Кэтти видно было, что она его знает. Но она оборвала свою речь.
- Ладно, хватит. Идите. Я с вами не могу, потому что сработает сигнал о том, что Хранитель у выхода из туннеля. Такая система тоже есть. Эм не Хранитель, ее не учитывают. Как только ты откроешь дверь, Эмми, сразу переносишься ко мне.
- А разве ей можно трансгрессировать?! – удивилась Кэтти.
- В пределах замка – можно. Мы не подчиняемся ни одной стране в мире. Поэтому у нас свои законы.
- Она тоже должна стать Хранителем? – сглотнула девушка.
- Вообще-то это добровольно, тем более что отец девочки отнюдь не Хранитель…Я уже задумываюсь над тем, как забрать Эмельред отсюда. Ее мать откажется без малейших вопросов, Эм по ее мнению слишком добрая, но проблема тем не менее есть…Так, все, иди! Еще увидимся! И не суйся в Денбридж, ты же не преставляешь, что там сейчас может происходить, даже я всех планов нашего дражайшего Матея не знаю…
- Матея? Как… - но этот вопрос Кэтти был прерван тем, что Бутти открыла дверь и почти подтолкнула Кэтрин к ней.
- Таймер имеет свои пределы. Если он сработает снова, стены будут сужаться и я их надолго не задержу…Все узнаешь со временем, а пока иди…
- Но кто из…
- ИДИ! – почти рявкнула Элеонора, Эмельред рывком потянула Кэтти в следующий зал и захлопнула за собой и ей дверь. На краткий миг у меня возникло ощущение, что Бутти так старательно выталкивала Кэтти в лапы тролля. Но когда Кэтрин переступала порог, на секунду словно пискнуло что-то и Эмельред, бледная, прошептала: «Таймер»…
- А Нора? – в ужасе спросила Кэтрин. Мы как-то автоматически оказались рядом с девушкой и девочкой. В кромешной темноте для них мы все-таки различали очертания комнаты. Не то, чтобы сильно большой…Тем более большую часть ее заграждал собой огромный тролль.
- Не волнуйся, таймер перестанет работать, как только ты выйдешь. Он настроен на ягнят. Тише…тролль…
- Нужен свет…  - выдохнула Кэтти. – На мне браслет валькирии, он дает колдовать без палочки…
- Не сможешь. Но это не страшно, я знаю, где можно включить свет. Слабый, но все же…
- Электрический? – удивилась Кэтрин. Девочка кивнула.
- Но свет привлечет тролля, - добавила она.
- А в темноте ты не найдешь ключ…да и кажется наш с тобой разговор его уже привлек…
- Или он нас увидел. Он не очень хорошо слышит… - между тем темная фигура, бывшая от них на небольшом расстоянии до того,  пришла в движение. Лапы тролля сделали гребущее движение, сомкнувшись почти около взвизгнувшей Эмельред.
- Кэтти, отвлеки его, я достану ключ… - юркнув мимо чудовища, крикнула девочка.
- Отвлечь?! – Кэтти вжалась в стенку, не сводя глаз с приблизившегося к ней тролля. – Он меня раздавит!
- Слева от тебя видишь ящик? – позвала Эмельред, карабкавшаяся по неровной стене, местами походившей на лестницу.
- Не вижу… - Кэтти с трудом отстранилась от лап тролля.
- Найди… там пикси…Стой-ка, справа от двери выключатель. Может сумеешь нажать. – Пару мгновений спустя Кэтрин нашарила кнопку, свет зажегся и тролль поморщился, на  миг ослепленный светом – лампа была прямо напротив его глаз. Эта и дало Кэтрин подойти к сундучку, и лежавшей рядом палкой начать сбивать замок. Кстати, удалось это напуганной девушке довольно быстро. Вылетевшие оттуда пикси налетели на тролля, мешая ему видеть его жертв. Но те хаотичные движения и взмахи лап, которые последовали, сами по себе были крайне опасны. Кэтрин и Эмельред,  в руках которой был большой ключ, подлетели к двери. Раз тролль задел ногу Кэтрин, та рванулась, и ноготь создания прорвал ее джинсы от колена до стопы.
- Давай, открывай дверь – то была большая дубовая дверь в огромной замочной скважинкой. Эмельред сунула Кэтти ключ, сняла с платья какой-то значок и бросила в сторону. Тролль, сумевший немного отмахнуться от пикси, повернулся и шагнул на шум.
- Давай, быстрее, он сейчас начнет видеть… - беззвучно произнесла губами девочка.
- Я не могу… - дрожавшими руками Кэтрин пыталась повернуть ключ в замке. Тролль, пикси от которого уже отлетели совсем, со злобным рычанием приближался к паре.
- Эмми, трансгрессируй, быстро! – вжимаясь в стену, велела Кэтрин.
- А ты?!
- Переносись! Живее! – Кэтрин топнула ногой. Эмельред, попробовав возразить, под ее испепеляющим взглядом все же послушалась. Кэтрин осталась один на один с троллем. Я даже не понял, откуда взялась темная фигура, открывшая дверь и вместе с Кэтрин выскочившая из помещения. В лапах тролля остался только клок ее джинс и  кроссовок.
- Влад? – тряхнула головой девушка, посмотрев на своего спасителя. Тот мрачно кивнул, захлопывая дверь. Мы снова автоматически оказались рядом. Теперь замок был рядом, а пара стояла посреди какой-то полянки. Размеры замка, откуда они только что выскочили в полуподвальную дверь, были неописуемы… в обе стороны, сколько хватало взгляда, видны были только стены…Около семи этажей, перемежавшиеся башнями до 12 уровней, с уходившими вбок крыльями…Наверное, это серое, поросшее мхом здание, выстроенное в мрачном, готическом стиле, было больше Хогвартса раза в два. Матей-старший был одет как всегда в черное и серое. Но на нем был не плащ Хранителя, а куртка мракоборца.
- Потом поговорим, руку давай…
- Зачем?
- Тебе хочется увидеть толпу Хранителей, которые сейчас узнают о том, что ты ушла?
- Не очень… - в полушоковом состоянии помотала головой Кэтрин.
- Ну вот. Пойдешь ко мне в гости…  - Влад с улыбкой трансгрессировал вместе с ней и нами. Мы оказались около замка, но куда меньшего. Всего около пяти этажей, небольшой, даже компактный… и всего две или три башенки. Правда одна довольно широкая. В окнах третьего этажа горел свет – начинало темнеть. Стены замка были светлыми, окна широкими, разительное отличие от замка Хранителей.
- Это твой дом?! – задохнулась Кэтрин.
- Да, мой дом... Мой и моего братика.
- Зачем ты меня спас?! Ты же сам устраивал мне ловушки!
- Не я… - помотал головой Влад.  – Я не Хранитель…
- Тогда…тот Матей, кто…ДИМИТР?! Не может быть… - Кэтти замотала головой. – Анни, там в Денбридже, и Райли… и Римус… НЕТ! Я не верю!
- Римус – это попытка запугать тебя, чтобы ты держалась подальше от всей этой истории, я просто еще не знал, что охота идет прямо на тебя.
- Он до сих пор ничего не помнит! – взъелась Кэтрин, злобно глядя на него.
- Правда?! Я даже не стирал ему память! Не помнит чего? Путешествия к нам?
- 20 лет из своей жизни, и это все ты!
- Это Димитр…
- Ты всегда был гораздо темнее и мрачнее своего брата!
- Потому что я ифрит. А он великолепнейший актер… Ты можешь мне не верить, но попытка тебя убить – дело рук посредника. Димитра. Я даже представить боюсь, кто Верховный Хранитель, если мой брат посредник…Трансгрессировать сможешь?
- Ну должна…подожди, если ты не Хранитель, как ты оказался там, в туннеле?
- Я ифрит. Мы можем туда попадать, это скажем так врожденное.
- А как узнал обо мне, и где я?
- Ифриты были созданы, чтобы помогать валькириям. Способность оказываться рядом с вами осталась нам свойственна. Я для помощи избрал тебя. Так оказался там. А узнал… Димитр праздновал твою кончину…проговорился.
- Праздновал что? – прошептала пораженная Кэтти.
- Твою смерть…
- Он не мог…
- Он мог! Он смог обрушить балки, убившие Райли…думаешь, он не мог праздновать твою смерть?
- Это сделал он? Это он убил Райли?!
- Не он один, но он принимал участие. Я тогда, правда, об этом не знал. Пытался следить за ним, но…
- Я убью его, если только увижу… - процедила Кэтрин. И в этот момент я оказался стоящим посреди директорского кабинета напротив Кэтти.
- Потом меня навестила пара моих новых друзей. После замка Матеев я сразу отправилась домой, в Хейминг, забрать пару книг. В парке повстречалась с ними. Они сказали, что Жертвой ты больше не являешься, но мне предстоит встретиться с ними еще. Поздравили с побегом. Один из них был Димитр… - она всхлипнула. – Я всегда думала на Влада, а оказалось вот так…
- А еще мы видели, на что они способны… и это, как ты сказала, только начало, да?
- Да…на прощание Димитр заметил, что он все равно меня убьет…Северус, мне страшно… - прошептала Кэтти, прильнув ко мне. – Мне очень страшно…Я понимаю, то что там было, это легкие испытания, кроме разве что тролля…Но мне страшно, потому что они хотят моей смерти…и будут ее добиваться…
- Может есть другой вариант?
- Есть. Если я сама соглашусь причинять миру зло, меня оставят жить…и за тебя я боюсь, они ведь ни перед чем не остановятся…
- А Римус? – я знал, что с ним случилось, но как и Кэтрин, думал – это дело рук Влада.
- Влад обещает вернуть ему память. Так быстро, как сможет…Ее стер его братец. И да…Влад теперь для Хранителей изгой. Он ведь как ифрит числился дружественным им.
- Не бойся…мы справимся. Мы все вместе, тебя никто не оставит. Ни Орден, ни Гарри, ни я. Только будь осторожнее…
- Я люблю тебя…и боюсь, что они этим воспользуются…прошу тебя…
- Я и так осторожен. Не переживай. Главное ты, -поцеловав ее в макушку, заметил я. – Слушай, забери кота и переезжай сюда в школу.
- Милли уживется с Пушистиком?
- Да. Я поговорю с ней. Меня он тоже любит…и так будет спокойнее за тебя.
- Хорошо… - согласилась она. На следующий день Кэтрин с котом переехала к нам. А Милли, придя ко мне в кабинет, подняла на меня обиженные глаза:
- Ты решил меня бросить?!
- Что? – не понял я.
- Чужой кот. Ладно еще твоя девушка, но чужой кот… - всхлипнула кошка.
- Милли! – взяв ее на руки, и поднеся к лицу, улыбнулся я. – Это кот Кэтти, я не собираюсь от тебя отказываться и тебя бросать. Ты – моя кошка. Мое любимое усатое создание. Наглое и капризное…
- Намекаешь на мою привычку спать на твоей подушке? – улыбнулась Милли.
- Есть немного…Но теперь тебе придется спать на своей собственной подушке. Вне пределов кровати.
- Люди такие гадкие! Сгоняют котов с места, чтобы самим лечь…А в данном случае он даже не для себя старается!
- Милли…вообще-то она моя невеста. Я думаю неприлично ложить ее на подстилку для котов, а?
- Ну ладно… - согласилась кошка. – Но только тихо, чтоб мне спать не мешали…
- Хорошо! – кивнул я. Договор с надувшейся было Милли был заключен.
А еще через пару дней нас ждал сюрприз в виде делегации из Китая. Пожелавшей нанять Кэтрин на работу в главном китайском управлении мракоборцев на три года. Сообщили они о будущем смотре где-то за сутки. Надо заметить, Кэт пришла отнюдь не в восторг.
- Я не могу в Китай, я не хочу в Китай, мне туда не надо! – затараторила девушка, когда Альбус и Минерва сообщили нам о завтрашних гостях.
- Кэтти, это зависит только от китайцев – возьмут тебя или нет. Университет твой дал добро и Министерство тоже… - ответила н.
- А они захотят…  - мрачно буркнула Кэтрин. Вернувшись в нашу «обитель» после дежурства, она не раздеваясь легла на кровать.
- Я не хочу в этот несчастный Китай, на три года мне там делать нечего!
- Зая, еще неизвестно возьмут тебя или нет. Они придут завтра к вечеру! – снимая мантию, отозвался я. – Давай иди в душ и ложись спать, утром что-нибудь придумаем…  - она покорно скрылась за дверью ванной, откуда вышла в шелковом пеньюарчике, чуть повеселевшая. Однако когда через 15 минут я ложился рядом, она уже снова опустила вниз уголки губ.
- Не хочу уезжать…
- И не будешь…найдем выход! – притягивая ее к себе, ответил я.  – Я не имею желания на три года расстаться с моей девушкой!
- Тогда если меня возьмут, поедешь со мной…я тоже не хочу провести без тебя три года…
- Бросить работу, всю мою деятельность? – целуя ее шейку, спросил я.
- Я этого не достойна?  - выгнула спинку Кэтти, усаживаясь мне на талию…
- Более чем достойна, любовь моя… - притянув ее к себе, ответил я, прежде чем коснуться страстным поцелуем ее сладких от шоколада губ…
- Подумаем об этом  завтра, а пока я хочу думать о другом… - проведя пальчиками по моему торсу, молвила Кэтти. Ее прикосновение вызвало просто огонь по телу…и заставило меня опустить руки, ища подол ее сорочки. Сквозь участившееся дыхание я услышал только фырканье и шаги кошачьих лапок к двери. Милли…Однако в тот момент я на это не обратил внимания… меня занимало в ближайшие часы совершенно другое…
…Это была суббота, мне не надо было идти на уроки, а Кэт ввиду приезда делегации сняли с дежурства. Потому, проснувшись, я не торопился будить сладко сопевшую на моем плече девушку. Одежда, вчера сброшенная на пол, была… изодранна когтями?!
- Милли! – позвал я. Но ответом мне послужило только «мяу» Пушистика. Кэтрин сонно зевнула и приподнялась от подушки.
- Ты чего?
- Тебя лишили одной из сорочек, малышка… - ответил я.
- Милли? – потянулась она.
- Ну либо твой кот. Но думаю, он не стал бы.
- Она просто приревновала. Ничего страшного… - Кэтрин села, закутавшись в одеяло. – Выспался? – мы уснули довольно поздно, потому на губах ее мелькнула коварная улыбка.
- Да. И потом – вчера был прекрасный отдых… - улыбнулся я в ответ, вставая.
- Ну да…а мне повод купить себе новый пеньюар. И еще как-то уживаться с твоей кошкой. Как видишь, ей не понравился наш отдых, - одеваясь, заметила Кэтти.
- Зато он нравится нам… - нежный поцелуй, и тут Кэтрин почти завопила:
- Я придумала! Я придумала как отделаться от поездки в Китай! – с этими словами девушка покинула комнату. До самого появления делегации я ее не видел. Зато успел найти надутую Милли – в библиотеке – поговорить с ней и наконец уверить в том, что несмотря на прошедшие ночью часы я все равно люблю Милли, как свою кошку. Надутая и обиженная, та наконец согласилась попробовать подружиться с Кэт. Хотя извиняться за испорченные вещи она и не подумала.
Делегация прибыла после обеда, около трех часов дня… Китайские маги, все очень вежливо-этичные, в сверхэтикетных одеяниях, ждали Кэтрин. Мы вместе с ними – я, Минерва, Альбус и Гарри с Сириусом.
Когда пришла улыбавшаяся Блаттон, никто ничего еще не подозревал.  Но когда через пять минут дверь распахнулась, шока не испытал разве что пустой портрет кого-то из директоров на стене кабинета Дамблдора…
В дверь буквально ввалилась девушка, в которой я не сразу узнал Кэтти. В черных высоких сапогах, колготках в сеточку, мини-юбке, кожаной, с какими-то металлическими клепками, топике с черепом на груди, кожаной безрукавке, расстегнутой…буквально увешанная всевозможной готической символикой…черный лак на ногтях…Даже на браслет валькирии чьи-то ловкие руки прикрепили изображение глаза. А руки, открытые, помимо браслетов, напульсника имели еще и рисунки. В виде какие-то иероглифов… черный макияж и черные кудри завершали образ, конечной каплей которого стала капелька кровавого цвета на щеке, рисованная, но тем не менее жутковатая…
- Догадываюсь, кто был косметологом, - посмотрел я на Блаттон. Та с улыбкой едва заметно кивнула.
- Да…по-моему очень даже красиво…
- Для гота? – девушка рассмеялась.
- Я и сама могу так прийти... Хотя нет, так не могу… - ее глаза расширились, когда она снова посмотрела на Кэтти.
- Поче… - вопрос замер на моих губах. Кэтрин явно выпила..и не просто выпила…возникало ощущение, что она напилась, как минимум полчаса это было ее единственным занятием… если судить  по тому, что она полезла к китайцам обниматься со словами:
- Как же я рада вас всех видеть!
- Это не моя работа, правда… - хлопая глазами, пробормотала Анж. – Я ее трезвой оставляла…
- Это мисс Реддл? – глава делегации в легком замешательстве повернулся к Минерве. Та, не сводя с Кэтти изумленного взгляда, кивнула
- Она часто пьет?
- Н..нет… - промямлил Гарри, немало удивленный поведением сестры…
- Редко… но мне это таааак нравится… - изрекла Кэтрин, обнимая какую-то толстую китаянку. – Я так вам рада, можно расцелую?
- Не стоит…
- Ну ладно…тогда я расцелую вас… - двинулась она к другому китайцу…
- Нам говорили, что она не имеет вредных привычек и что она очень приличная девушка! – совсем растерялся китаец.
- А разве я не приличная? Я же не раздеваюсь тут… хотя… может…вы этого ждете?
- Нет-нет, не надо! Не стоит… мы, наверное…воздержимся…
- Правильно! Воздержание это хорошо! – отозвалась Кэтти. – Гарричек! – ее взгляд сфокусировался на брате. – Братишка! Дай обниму! – однако опьянение видимо только нарастало, и вместо объятий она упала на поспешно подхватившего ее Гарри.
  - А ты меня любишь? – икнув, осведомилась девушка то ли у Гарри, то ли у сидевшего рядом Фоукса.
- Эмм…да…  - кивнул Гарри.
- Я тебя тоже! И вот  его – она ткнула пальцем куда-то в сторону делегации – и их всех…я всех люблю…
- Эта стадия опьянения так и называется: я всех люблю. Далее последует  стадия – давай выпьем, за ней – как мне грустно… и потом она уснет. Я с ней год прожила, выучила…так ведь каждую субботу было… - внезапно встряла Блаттон.
- Знаете, не в обиду вам…но пожалуй мы не хотим брать ее на работу… - покачала головой толстая китаянка.
- Да, мы понимаем… - я поднялся, подхватывая полетевшую было к китайцам невесту. – Конечно… за этот год девочка видимо испортилась…
- Извините…право…но это не то, что мы ищем… - делегация удалилась, и едва за ними закрылась дверь, Блаттон захохотала.
- Я знала, что эта информация их добьет…Ну что ж, Кэт должна мне галеон, проспорила. Вот только пусть сначала протрезвеет… - смеясь, заметила девушка. – Я конечно ей пить не предлагала, но получилось в целом здорово…
- А она теперь не начнет выпивать? – испугано осведомился Гарри.
- Не начнет… ее завтра ждет очень сложный этап. Валькирии плохо переносят алкоголь, так что думаю протрезвение ей не понравится… - ответил я.
- Просто…ей кажется нравится такое состояние… - заметил мальчик.
- Такое может быть, но позже она передумает… - когда мне наконец удалось дотащить Кэтрин до комнаты, она уже рыдала, что мир жесток и все мы умрем…по пути еще успела обняться с Горацием и предложить Драко Малфою выпить…
Чем она  напилась, я понял в спальне, уложив ее на кровать. На столе стояла открытая бутылка огненного виски, содержимое ее уменьшилось на половину из той половины, что в ней была. Бутылка эта стояла там уже больше трех лет, с тех самых пор, как мы начали встречаться. Там – это в одном из шкафов. В новой комнате я переставил ее чуть поближе, и вот кое-кто, ревевший «все умрут…и ты…и Гарри… и яяяяя…» ее нашел. Алкоголь был торжественно слит в канализацию, а девушка начала процесс протрезвения с помощью мной сваренного когда-то давно, на ее седьмом курсе, и сохранившегося зелья. К утру она, в полудреме пившая отвар, наконец начала приходить в себя… первым вопросом было «взяли?». Получив отрицательный ответ, Кэт улыбнулась.
- Больше в жизни пить не буду! Никогда!
- Да неужели?! – спросил не я. Наблюдавшая за этой картиной Милли. Поэтому мой шок, который последовал, был оправдан.
- Теперь точно…мне очень плохо… - спросил, повторюсь, не я. Но Кэтрин ответила. Хотя понимать Милли она не могла.
- Ты меня понимаешь?  - изумилась кошка.
- Да…Милли?!
- А вот это уже интересно…  - задумчиво заметила Милли, укладываясь рядом с Кэтрин.  – Если меня понимает более одного человека – как правило, это значит в течении около полугода смену хозяина. Вопрос в том, почему я сменю хозяина… не пугайтесь, это не значит смерть, даже наоборот…но тем не менее…нас ждет что-то интересное…
Хозяина она сменила, в мае, примерно в течении тех самых полугода. Ну а почему…мы узнали в том же самом мае… и на несколько месяцев это принесло нам немало проблем… но это было позже… а тогда мы просто могли только ждать того, что будет… и радоваться тому, что Кэт осталась в Хогвартсе…

+1


Вы здесь » Фанфики » Гарри Поттер » Поцелуй валькирии 3: Раскрытие тайн.