Фанфики

Объявление

Дорогие авторы! Если Ваш фанфик находится в приостановленных и вы выложили проду, то убедительная просьба делать заявку на возвращение фанфика в соответствующий раздел сайта. С уважением Navey

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фанфики » Гарри Поттер » Поцелуй валькирии 3: Раскрытие тайн.


Поцелуй валькирии 3: Раскрытие тайн.

Сообщений 81 страница 90 из 129

1

Автор: НеАнгел
название: Поцелуй валькирии 3: Раскрытие тайн.
Жанр: думаю, фэнтези)
Пейринг: Снейп\Кэтрин, Гарри/Джинни, Гермиона\Влад, Рон/Кассиопея и Драко/Анжелика, Римус/Тонкс, Сириус/Жозефина. В бонусном цикле "Эхо прошлого": Розалина/Долохов, Розалина/Том. и остальные стандартно))))
Рейтинг: от R
Cаммари: Гарри Поттер заканчивает 5 курс Хогвартса. Для Кэтти начинается особенно сложный период ее жизни. Она впервые осталась без поддержки отца, и для нее начинает собственная, куда более опасная, война. Оформление опеки над Гарри, служба стажером-мракоборцем и постоянное волнение за жизни тех, кто ей дорог... Игра со смертью для нее становится опаснее. Двойной шпионаж Северуса так же совсем не безопасен, часть Пожирателей смерти относятся к нему с все большим недоверием... Каждый день может стать роковым и полностью изменить ситуацию... Но... постепенно начинается разгадка тайн. Кэтрин узнает кто же такие Хранители, кто пытался ее убить... и многое становится для нее шоком. Но всегда рядом с ней Гарри, и все равно, что бы ни случилось, в ее сердце живет любовь к ее избраннику. Которая помогает ей все преодолеть... Но самым удивительным станет ответ на вопрос: кто ее выбор? Он уже сделан, и он рядом с ней...И настанет миг, когда она узнает, кто это.
Ей все чаще приходится делать выбор, все больше разрываться между любовью и братом... но будет другой выбор, куда страшнее. И все же... сможет ли она сделать его достойно? Судьба покажет...

Дисклеймер: выгоды не преследую, исключительно ради удовольствия))) моего и надеюсь вашего)))
Обложка (спасибо Navey!)
http://uploads.ru/t/h/1/i/h1ixn.png

Отредактировано НеАнгел (2012-03-28 17:04:59)

0

81

true_blood написал(а):

Ну знаешь ли, по трезвости, если человек знает, что Розалина умерла, ее дочь не будет называть ее именем и думать, что это она.

по трезвости он и не думает так, просто для таких мыслей ему не нужно много алкоголя, он быстро теряет рассудка остатки. тем более после смерти Роуз он порядком свихнулся.

true_blood написал(а):

Надеюсь, что слезы будут от умиления!

увидишь! http://www.kolobok.us/smiles/standart/acute.gif

0

82

Замечательная глава.
Долохов - редкосная сволочь.  :angry:
Вовремя Северус и Малфой появились)
Как же хорошо, что Кэтти спаслась))
Жду проду)

0

83

Второй шанс.
Кэтрин
Следующий день я провела с отцом и Сириусом в Лондоне, где, как оказалось, папа и жил. Но потом я все-таки убедила папу, что пришла в себя и получила разрешение уйти. На тот момент я и правда уже пришла в себя, понемножку начала разбираться в событиях моей встречи с пожирателями. А папа мне еще и помог понять то, чему я не могла найти объяснить. Это случилось тем же днем, но позже, уже вечером.
Я сидела на кухне, глядела на стену и пыталась понять, почему же Долохов звал меня именем мамы. Он так часто тыкал мне нашим с ней сходством, бесился при любом моем упоминании о ней. Но он же много лет назад убил ее. Так почему же он звал меня именем мамы? Ответа найти я не могла, к сожалению моему глубокому.
- Кэт, ты чего? Что там произошло такого? – на мое плечо легла тяжелая рука и послышался голос папы.
- Я думаю…Пап, какие отношения были у мамы и Долохова? – я посмотрела на отца. Он очень хорошо знал маму, наверняка должен был знать и об этом. Папа минуту помолчал и серьезно заглянул мне в лицо.
- Зачем тебе это? – такой серьезности голоса я даже у него никогда прежде не слышала.
- Долохов пытался меня…в общем, не важно что он хотел сделать. При этом он звал меня Роззи. Я хочу понять почему… - пожала я плечами. Отец молчал, и следующие пять минут на кухне царила тишина. По лицу папы я видела, что он словно борется с собой…Словно решает, стоит что-то говорить или нет. Я терпеливо ждала его решения…
- Он любил ее, - внезапно ответил папа все тем же голосом. – Когда мы с мамой встретились, она встречалась с Долоховым. Я стал ее выбором и мама рассталась с ним…Полюбила меня и обрела счастье нашей семьи. Она. Но не Долохов.
- Он же мог встретить другую девушку, и…да, ему было трудно, но ведь это проходит… - заметил зашедший на кухню во время последней реплики папы Сириус. Отец покачал головой.
- Проходит, но это не тот случай. Валькирию ведь нельзя разлюбить… - вздохнул отец. - Так что Долохов, любя ее, быть с ней не мог. Отсюда злость на весь мир.
- Но он убил ее! – воскликнула я. Это в моей голове не укладывалось – убить любимого человека. Как можно-то?
- Так он не ее хотел убить, это случайно вышло. Думаю, после этого душевное настроение и характер Долохова стали еще хуже.
- Да уж…Ну вы, Кэт, и создания…вроде вот добро в мир несете, а людям из-за вас страдать… - покачал головой Сириус. – Да иногда и не только страдать, а вон во что превращаться…
- Мы же этого не хотим – отозвалась я. – Так само получается…А мама любила Долохова? – я посмотрела на отца. Они, конечно, встречались, но это могла быть простая симпатия, а мне хотелось больше знать о маме…да и обо всем этом…
Тишина на сей раз царила где-то минуту, Сириус с любопытством поглядывал на отца, я не сводила с папы глаз. И тот ответил:
- Нет. Это была влюбленность, она его не любила… - его голос был таким спокойным, не дрожал…если он и врал, ничего не выдавало лжи. Я поняла, что он ничего другого мне все равно не скажет.
- Ну ладно…тогда ясно, почему он меня так звал, - улыбнулась я. Да, в этом я разобралась. А это помогло прояснить и остальную картинку…Следующий день я отсыпалась, набиралась сил перед тем, как пойти, наконец, к Гарри. Но перед походом к Гарри меня ждала еще одна встреча.
Тот бар я искала полтора часа – плохо запомнила место. В итоге начав поиск сразу после одиннадцати – я покинула дом в половине одиннадцатого, добралась до нужного района за полчаса с небольшим.
Но бар я нашла уже в без двадцати час, мысленно опасаясь, что никого там уже не будет…Я зашла  в бар, поправив на плече все ту же сумочку – кроме нее у меня с собой ничего так и не было. Обычные джинсы и футболка ничем не выделяли меня среди посетителей бара. Выделяло меня другое – я явно была здесь единственной девушкой. Нет, народа была очень много, кто-то сидел за столиками, кто-то у барной стойки, некоторые просто стояли у стен с бокалами и кружками. Но все, как один, были мужчинами. Взгляды с интересом устремились на меня, а у кого-то и с явно нездоровым любопытством.
- Эй, крошка, ты кого-то ищешь? – обратился ко мне бармен, увидев, что я растерянно оглядываю помещение.
- Что? Эм…да, мне тут назначили встречу в полдень, я опоздала и…
- А кто? Как выглядит этот парень? – бармен расплылся в улыбке. Стоявший рядом со мной мужчина, взяв меня за руку, склонился к моему уху и шепнул: «а познакомиться не хочешь? Он наверно ушел уже…а я тут»
- Нет, спасибо, - я вежливо улыбнулась, глазами ища хоть что-то или кого-то знакомое. Но нет. Это был обычный людской бар, с грубо сколоченными столами и стульями, с пьющими пиво людьми, освещаемый тусклой люстрой где-то в середине помещения…
- А зря. Эй, ребята, кто-то звал сюда эту крошку? – мужчина, все еще не отпуская меня, обвел комнату рукой, обращаясь ко всем сидящим. Кто-то захихикал, кто-то усмехнулся, а парочка намерилась было подойти к нам.
Внезапно одна из темных фигур, стоявших у стен, отделилась от стены и прошла к нам. На этом человеке был длинный черный плащ с надетым капюшоном, он скрывал его под собой во весь рост и с лицом.
«Северус?» - успела подумать я. Человек подошел ко мне и моему «помощнику», схватил меня за свободное запястье и потянул к себе.
- Я ее звал, - вкрадчивым и довольно-таки тихим голосом произнесла фигура. Голос не был похож на голос Северуса, рука, стиснувшая мою, была несколько грубее, чем он обычно. Но почему-то я не испугалась…
- Да? – попытался заупрямиться державший меня маггл.
- Отпусти ее, а то вперед ногами и под музыку вынесут, но ты эту музыку не услышишь, - все так же вкрадчиво отозвался из-под капюшона незнакомый голос.
- Да неуже… - он осекся, увидев что-то, мелькнувшее во второй руке фигуры. Или же…саму эту руку, потому что я успела заметить только что-то странной формы и словно бы с длинными ногтями. И какое-то темное… - Знаешь, чувак, забирай… - он отпустил меня, отходя в сторону. Я последовала за новым сопровождающим по лестнице, в полном молчании. Затем прошла в комнату, где кроме кровати, тумбочки и шкафа ничего не было. Видимо, это был «номер» данного отеля. Меня отпустили и мой проводник наконец снял капюшон. Я в удивлении отступила на пару шагов. Я все время гадала, кто это и почему меня он не пугает. Он не был похож на Сева. Но…это был Северус. Собственной персоной.
- Ты? – это было самое умное, что я смогла выдать. Сев рассмеялся, усаживая меня на кровать. Сам же он остался стоять.
- Я. Знаешь, уже не надеялся, что ты придешь…хотел было уходить. Но тут случилось прекрасное явление в двери.
- Я долго искала это место. Еле нашла…Зачем звал?
- Поговорить… - он взял меня за руку, на этот раз гораздо нежнее. Теперь его голос звучал как обычно. Густой, бархатный, но какой-то терпкий. Без той вкрадчивости.
- Нам есть о чем? – я натянула на лицо холодное выражение, убирая руку из его руки. Но если с лицом получилось, то мою руку он не отпустил. Я перестала ее вырывать пару секунд спустя.
- Если ты тут, ты согласна на разговор, Кэт. Я должен тебе кое-что рассказать. Про смерть Дамблдора… - он сглотнул. – У меня не было выбора, по многим причинам. Я дал Непреложный Обет Нарциссе, я не мог потерять доверие Беллы, оно и так на тот момент пошатнулось. И Альбус был болен…точнее проклят. Он бы умер, просто позже и в муках…Прости, что не сказал тебе сразу…
- Долго сочинял причины? – с внезапной злостью спросила я. Я не знала, верить ему или нет, но то, что он спасал меня и до, и после, что в ту ночь не атаковал, все это вкупе убеждало меня в том, что это правда. А вот то, что он это сделал и сбежал с Пожирателями, бросив меня, не сказал, кричало мне «не верь!»…и я не знала, какой стороны послушаться. И злилась. На себя же саму…
- Кэтти! – в глазах Северуса мелькнуло отчаяние. Он сделал то, чего я от него никак не ждала. Он встал на колени, не отпуская мою руку, и  какой-то нечеловеческой мольбой посмотрел на меня. – Я должен был сразу сказать все, и я пытался, после…ты же не слушала. Но я не вру, правда! Я умоляю тебя, поверь мне…хотя бы поговори. Я конечно в твоих глазах убийца, я знаю…но я еще и человек. Которому нужна всего одна вещь – разговор с тобой…как с человеком… - я молчала. Я просто не знала, что ему ответить. Но когда я заглянула ему в глаза и увидела в них слезы, мое сердце дрогнуло. Я никогда прежде не видела Северуса плачущим, он всегда казался твердым и каким-то…неспособным плакать…
- Я поговорю… - мой голос дрогнул, а рука сама собой потянулась к его голове. Проведя рукой по его таким знакомым волосам, я поняла, что по моей щеке катится слеза.
- Я уже рассказал тебе, почему я так поступил. Но я понимаю, ты мне не веришь… - голос Северуса слегка дрожал, рука сжала мою руку чуть сильнее, хотя я все еще продолжала сохранять холодность. Но с каждой секундой моя решимость все сильнее исчезала и я уже понимала  - я не смогу долго делать вид, что ненавижу его. Да и возникал вопрос, зачем мне это. - Кэтти, я не лгу. Альбус был проклят, сделать ничего было нельзя, и он умирал. Я лишь облегчил это. Он сам просил об этом…
- Он просил убить его? – я сглотнула. Я вспомнила тихое «Северус, прошу тебя…». Так вот о чем он просил. Не пощадить, наоборот…
- И даже на башне. Он знал, как трудно будет мне это сделать. Он просил меня много раз, в тот раз была последняя просьба. Ведь от того, что я это сделал бы или нет, зависело слишком много всего…Я виноват перед тобой, я должен был сказать все заранее.
- Дамблдор запретил тебе? – я начала догадываться, к тому же все мои сомнения и непонятки теперь выстраивались в логичную картинку. Тот крестраж, который уничтожил Профессор, и впрямь наградил его проклятьем, сдерживать рост ему скорее всего помогал Северус, сведущий все же в Темных искусствах. По крайней мере это прояснилось. Как и то, почему Сев мне ничего не сказал тогда…в том, что он сейчас не лжет, сомнений у меня не было никаких. Я чувствовала, что все это – правда.
- Да. Он говорил, что ты все поймешь, что все будет нормально и много еще чего он говорил…я верил, как оказалось, напрасно…
- А ты…ты знал о крестражах? – я посмотрела на Сева. Тот в удивлении уставился на меня, словно видел впервые.
- Что это?! – когда я вкратце описала, что такое крестраж (со слов Гарри я примерно поняла, что это), Северус помотал головой, поднимаясь с колен. – Впервые от тебя услышал. Мне вот интересно, тебе это Альбус рассказал?
- Гарри. Дамблдор почему-то меня в свою игру не включил. Результат сам видишь… - вздохнула я. – Сев, знаешь… - я сглотнула, потянула его за руку сесть и наконец решилась. – Прости меня…
- За что? Ты просишь прощения после того, что натворил Я?! – он удивленно, с надеждой и лаской одновременно смотрел на меня, но взглянуть мне в глаза все еще не решался.
- За мою лже-свадьбу с Блеком, - улыбнулась я. – Ты о ней знал, и я понимаю, что ты чувствовал. Я не собиралась за него выходить, это было для отвода глаз, привлечь внимание и исчезнуть, чтобы потом спокойно заняться крестражами…И что не стала сразу слушать и потом огрызалась…
- И ты прости меня…за все, что я сделал… - он посмотрел мне в глаза, и такой безграничной любви ко мне я в его взгляде еще не видела. – Прости, девочка моя…
- Я простила. Иначе тут меня не было бы… - я не успела даже договорить эту фразу, как оказалась в его нежных объятиях, таких родных, таких знакомых…которые я уже почти забыла…
-  Дамблдор не ошибся, Сев. Я все-таки поняла…да и…валькирия может простить очень многое, - я обняла его в ответ, прижавшись чуть теснее. Я пыталась забыть, мечтала не думать, старалась ненавидеть. Но я все-таки не смогла ничего этого сделать. Я все же продолжала любить его, и к тому же знала, что выбор сделан и помехой не станет. На какой-то миг я даже почувствовала счастье.
- Но настрадались мы оба, милая… - вздохнул Северус. – А могло быть куда легче…и тебе, и мне.
- Знаешь. Иногда нужно испытать горе и несчастье, чтобы понять, насколько на самом деле ценно счастье, - улыбнулась я. – Эта размолвка показала мне одну очень важную вещь…
- Что я не могу без тебя, - закончил Северус мою фразу. – Мне тоже, как видишь, - он улыбнулся. – Но у меня есть к тебе один вопрос. Где мой подарок?
- В сумочке… - я начала рыться в ней, и когда наконец нашла аккуратно завернутое в тряпочку колечко, протянула его Северусу. – Давай…
- Как в тот раз? – он с улыбкой смотрел мне в глаза, а я уже не могла сдержать ответную улыбку. Да и больше не хотела.
- Как в тот раз…
- Кэтрин Розалина Реддл… - с пафосом начал было мой теперь уже снова жених… - выходи за меня, Кэт, - выпалил он. Я не сдержала смех, обнимая его шею и любуясь надетым на мой пальчик в процессе его речи колечком.
- Только при одном условии. После войны, - я поцеловала его в лоб, прижимаясь к нему. Я снова стала невестой. Настоящей невестой. И даже не смотря на то, что отсюда он уйдет к Пожирателям, а я к брату, что когда мы увидимся – загадка, что война в самом разгаре, я почему-то в тот миг была счастлива…- Условие такое – ни ты, ни я не пострадаем за эту войну. Обещаешь?
- Сделаю все возможное – серьезно кивнул Северус. – Кэт, слушай. Мы с тобой должны успеть еще кое-что обсудить. ТЫ идешь к брату ведь?
- Да. Мы будем искать крестражи. С Лестрейндж надо покончить раз и навсегда.
- Будьте настороже. Белла охотится на Гарри, как только узнает, что и ты в стране – начнет и твою травлю. Ты нежеланное лицо номер два. По мере необходимости я постараюсь оповещать вас, если что-то произойдет…
- Я активирую привязку браслета к тебе, смогу иногда посещать. Обмен сведениями не будет лишним… - я посмотрела на Северуса, который последние пару минут мерил комнату шагами. -  Она ничего не накладывала на Гарри и ребят? – я не знала, что случилось на свадьбе Билла и Флер, знала только, что троица бежала поспешно, так как напал отряд Пожирателей.
- Не знаю, мне не хвалилась. Но скорее всего что-то есть, она не так глупа, чтобы не следить за ними…И кстати. Я директор Хогвартса.
- Серьезно?! – я в недоумении уставилась на него. Если учесть как именно он сбежал оттуда в мае, то это было более чем странно услышать. Хотя, если подумать… - Белла постаралась?
- Именно. И еще Кэрроу будут мне помогать. Школа должна быть в восторге, - язвительно хмыкнул Сев.
- Преподаватели тебя убьют, если увидят. Тебя же…они ненавидят тебя.
- Не посмеют. Иначе им достанется от Беллы через то же Министерство. Но я буду объектом ненависти более чем на сто процентов.
- Береги школу, хотя бы этих ребят…по возможности. Взрослым от войны достанется, пусть хоть детей не трогает… - я вздохнула, понимая, что тут я бессильна. Если я буду охранять один объект в стране  - меня ждет головомойка. Если как-то отграничу Беллу и Хогвартс – все силы уйдут на охрану. А я нужна Гарри, да и Хранители всегда могут проявить себя снова…
- Постараюсь, - кивнул Сев. – Да уж, мирное время точно прошло. И неизвестно, что нас ждет…
- Мы победим, - я поднялась с кровати, поправляя сумку на плече. – Мы победим, чего бы это нам ни стоило. Обещаю, что буду осторожна.
- И я тоже. Спасибо, что пришла, Кэт, - он обнял меня, чмокнул в макушку и отстранился. Теперь его обняла уже я, прижавшись к нему.
- Не могла не прийти, если честно. Уже давно поняла, что не смогу разлюбить…ну и простила. Да и ты меня спасал все это время…
- Потому что люблю. И да…как кто-то из семи Гарри, ну…ухо… - замялся Сев. Я поняла, что он имеет в виду Джорджа.
- Я отрастила ухо. Это был Джордж Уизли.
- Я не хотел…целился в Долохова, а получилось…вроде спас парня, но внешность испортил…
- Тебя и за это ненавидят, особенно семья Уизли. Ну ничего, после войны я расскажу, какой ты на самом деле. Но пока…твой имидж – наш козырь, и более того…
- Цена того, что я жив… - без тени улыбки заметил Северус – узнай Белла правду – мне конец. Поэтому до победы я – ее правая рука и шпион. Главное – победить.
- Мы это сделаем. Я знаю, мы сможем. Ну а теперь – пока. Теперь – увидимся, когда я смогу тебя посетить… - я нежно коснулась поцелуем его губ, Сев ответил…это был наш первый поцелуй с момента разрыва, и он окончательно ознаменовал, что нашим отношениям дан второй шанс. Но…все имеет конец и я, оторвавшись от родных и любимых губ, обняла Северуса еще раз, прежде чем, коснувшись браслета, перенестись в неизвестность…Оставляя Сева в номере того самого бара-трактира, прощаясь на неизвестный мне срок и на самом деле с множеством опасений на душе. Но внешне я их не выдала, пытаясь хотя бы его уверить в том, что я в порядке. Чтобы лишний раз не волновался, ведь это могло его подвести…
Я трансгрессировала, как обычно, задав целью местонахождение Гарри. Я могла предположить что угодно, но никак не…дом Сириуса. Но оказалась я именно там, в холле, практически рядом с портретом миссис Блек. Дом выглядел так, словно тут уже с месяцок никто не жил и не прибирал, по углам даже висела местами паутина. Ну, Сириус тут не жил точно, это я знала – он и папа в последнее время стали почти неразлучны и жили сейчас в нашей квартире. Собственно, из Лондона я никуда не делась, а значит в городе и Гарри.  И должен быть в доме.
- Что там за шум? – послышался откуда-то сверху голос Гермионы. – Кто-то кажется у нас в гостях…
- Может из Ордена? Внутрь прошел и даже не нарвался на Дамблдора и прочее… - на лестнице показались Гарри и Рон с направленными на меня палочками. Брат пару секунд щурился, глядя в мою сторону и опустил палочку.
- Кэт?! Ты уже вернулась?!
- Гарри, ты уверен, что это Кэтти? – между мальчишками показалась Гермиона. – Так, скажи-ка мне… - призадумалась она.
- Где мы провели лето после моего первого курса и что мы там сделали? – Гарри снова поднял палочку, не сводя с меня пристального взгляда. Я понимала, что им нужно убедиться в том, что я – это я.
- Мы отдыхали в горах Шотландии с Римусом и там ты и я сбежали от него,  - этого не знал никто, кроме нас троих. Ни я, ни Гарри, ни Рем больше никому об этом не рассказывали. Мы  с Гарри тогда прожили неделю в лесу, в палатке, решив поиграть в отшельников. Римус, найдя нас, был просто вне себя от сердитости на меня и переживаний за нас…но папе ничего не рассказал, зная, что тот еще меньше обрадуется…
- Это Кэтти,  - Гарри опустил палочку повторно, остальные последовали его примеру. Я прошла к лестнице, провожаемая их изумленными взглядами.
- Ничего не понимаю, - пробормотала Герми, когда я уже поднималась. – Где призрак Дамблдора?
- Кэт, ты чувствовала что-то, ну, с твоим языком? Он должен был как-то завернуться назад… - спросил Рон. Я отрицательно помотала головой.
- Грюм исключил ее из-под действия чар? – задумчиво заметил Гарри. – Но почему?
- Увидишь Грюма – спроси, - огрызнулась я. И осеклась, увидев слезы в глазах Гермионы. – В чем дело?
- Кажется, Грюм погиб…мы правда не уверены, мы же сбежал со свадьбы. Но в него чем-то попали…И по-моему, луч был зеленый… - опустив голову, ответил Гарри. Рон прижал к себе еще раз всхлипнувшую Гермиону, поглаживая ее по голове.
- Может он учел, что я валькирия?
- Он защищал дом от всех, кто зайдет. Нас оно тоже встретило, а тебя нет…
- Гарри, на валькирий иногда не действует обычная магия. Забыл, что я могу трансгрессировать прямо в школу, если ты там и я по браслету?
- Ладно, это не главное. Как твоя прогулка? – брат улыбнулся мне, взяв за руку.
- Разобралась со своими проблемами. А как Ваши поиски?
- Послали Кикимера ловить Наземникуса, он украл один из крестражей.
- Это какой это? – удивилась я. Флетчеру-то зачем это?!
- Медальон там был, настоящий крестраж. Мы с Дамблдором нашли такой же, но поддельный. А настоящий забрал Кикимер по приказу Регулуса.
- Брата Сириуса?! – я изумлялась все больше и больше. Вот уж и правда, земля полна неожиданностей. Это был Пожиратель, но чтобы он взялся красть крестражи своей Госпожи…
- Он самый. Одумался и хотел уничтожить, приказал это сделать Кикимеру, но тот не смог. А Флетчер украл с прочими ценностями из дома.
- Погоди…а как ты послал Кикимера?!
- Ну… - Гарри отвел взгляд. – Он подумал, что я теперь его хозяин. Я его уверил…
- Ты ему сказал, что Сириус умер?!
- Не совсем я, это слух такой пущен. Сириус же сбежал из дома, не особо показывается. Ну он типа как погиб на той же свадьбе в драке…
- Вы тут все с ума посходили что ли?! – я уже возмутилась.
- Кэт, успокойся. Никто просто не в курсе, жив ли Бродяга, но мертвым его тоже не записали. Пропал. Как, собственно, и Грюм, наверное…
- Сириус точно жив, не так давно спас меня из лап Малфоя и Долохова, - про Сева я предусмотрительно умолчала. – Грюм не знаю, не видела толком никого. Так, ладно…Кроме этого крестража еще ничего не нашли? – ребята отрицательно помотали головами.
- Ждем Кикимера. Потом будем думать. Кстати, нас в тот же вечер как-то нашли. Ты не знаешь, Надзор не может быть на Гарри? – Рон вопросительно смотрел на меня.
- Нет, он же уже совершеннолетний. Тут скорее всего что-то другое…Ладно, посмотрю на происходящее и поймем…
Следующие пару дней я вместе с ребятами ждала Кикимера, который ловил Флетчера. Праздно ожидая, мы с Гарри изводились. Время шло, поиски не продвигались, а Белле время было только на руку. Гермиона же читала доставшиеся ей от Профессора «Сказки Барда Биддля», Рон то и дело играл с Дезиллюминатором, из-за чего ссорился со мной и Герми.
На следующий после моего прихода день к нам еще заглядывал Римус. С моего прихода, а как сообщили ребята, и до него, мы регулярно видели двух-трех Пожирателей. Нет, мы на таком расстоянии – они держались поодаль – не могли их узнать, тем более что они кутались в длинные плащи с капюшонами. Но кто еще это мог быть?
— Как пить дать, Пожиратели смерти, — сказал Рон как-то раз, глядя на них сквозь окна гостиной. — Как по-вашему, они знают, что мы здесь?
— Не думаю, — ответила Гермиона, хоть она и выглядела испуганной. — Знали бы, так прислали бы за нами Снегга, разве нет?
— А тебе не кажется, что он уже побывал здесь и у него теперь язык связан заклятием Грюма? — спросил Рон. Я молчала. Даже если Сев тут и побывал, рассказывать бы не стал. Но разве ребята в это поверят?
— Да, пожалуй, — ответила Гермиона, — иначе он рассказал бы их шайке, как попасть внутрь. Скорее всего, они следят за этим местом на случай, если мы вдруг окажемся здесь. Они же знают, что дом принадлежит, точнее может быть принадлежит, Гарри.
Это было так. Если бы Сириус и впрямь погиб – он отписал дом Гарри, как в принципе-то единственному наследнику. И уж конечно это знали в Министерстве. Гермиона была права. Тем более если Сириуса некоторые считали покойным, могли бы и подумать, что Гарри придет в свой новый дом.
Тот факт, что на нас любуются Пожиратели, никого не радовал. Но без медальона Гарри отказывался уходить и мы ждали Кикимера. Теперь уже брат рассказал мне все, что знал о крестражах, мы вместе думали, как можно их уничтожать. Теперь-то я не собиралась бросать брата…После свадьбы еще был Патронус от Уизли – он сообщил Рону, что все в порядке. И больше кроме меня гостей у ребят пока не было, из дома мы не выходили. И, находясь в Лондоне, отрезаны были от внешнего мира…
В одну из перепалок Рона и Герми из-за игр первого с дезиллюминатором, мы с Гарри ушли из гостиной, проверить кухню да и просто не слушать очередную ссору…Однако, добравшись до середины ведущего в вестибюль лестничного марша, мы услышал негромкий удар по двери, а следом металлические щелчки и скрежет цепи. Я почувствовала, как сердце замирает в груди, рука сама собой схватилась за маховик, губы сжались и все тело напряглось. Гарри взялся за палочку и судя по его напряженному лицу, его визитер тоже не обрадовал.
Дверь отворилась. В вестибюль вошёл и закрыл за собой дверь человек в мантии. Едва он сделал первый шаг, как голос Грюма спросил: «Северус Снегг?» Затем на другом конце вестибюля поднялся и, протягивая мёртвую руку, полетел на незваного гостя пыльный призрак. Я догадалась, что это и есть ловушка Грюма. Интересно, где же он сам? Что с ним?
— Это не я убил тебя, Альбус, — негромко произнёс вошедший.
Чары разрушились: пыльная фигура снова взорвалась, и узнать пришельца, заслонённого плотным серым облаком, стало невозможно.
- Не двигаться! – скомандовал Гарри, наставляя палочку на вошедшего. Я же молчала, напряженно разглядывая силуэт нежданного гостя. – Кто ты? – Гарри говорил довольно громко, что оказалось лишним. Он совсем забыл про портрет миссис Блэк: при звуке его голоса портьеры, скрывавшие её, разъехались, и поднялся вопль:
— Грязнокровки и мерзость, запятнавшая честь моего дома… - мне безумно захотелось заткнуть ей рот кляпом, но увы – она ведь только портрет была, это не было возможно…
— Не стреляйте, это я, Римус! – послышалось снизу. Я краем глаза заметила целившихся на него Рона и Герми – видимо, они пришли на поднявшийся шум.
— Хвала небесам, — слабо произнесла Гермиона и повела палочкой в сторону миссис Блэк — портьеры со стуком задёрнулись, наступила тишина. Рон тоже опустил палочку, —  но Гарри нет, и моя напряженность не прошла. Теперь была какая-то смена ролей – я доверия не вызвала у Герми и Рона. Люпин – у Гарри.
— Покажись! — крикнула уже  я.
Под свет ламп вышел крестный, поднимая безоружные руки вверх.
— Я Римус Джон Люпин, оборотень, известный также под прозвищем Лунатик, один из четверых создателей Карты Мародёров, женатый на Нимфадоре, - пояснял он. Тихо, спокойно, уверенно. Манера речи и слова убедили меня, что это Рем. Я отпустила все это время сжимаемый маховик и положила руку на плечо Гарри, -  известной также как Тонкс, твой крестный, Кэт. Еще я вас обоих воспитывал, и это я научил тебя, Гарри, как создать Патронуса, принявшего затем облик оленя.
— Да, всё в порядке, — сказал, опуская палочку, Гарри, — но надо же было проверить, верно?
— Как твой бывший преподаватель защиты от Тёмных искусств, не могу с тобой не согласиться, проверить было надо. А вот вам, Рон и Гермиона, не следовало так быстро отказываться от обороны. -  Ребята сбежали вниз, обнимая Люпина. А следом спустилась и обнялась с крестным уже я.
— Значит, от Северуса пока ни слуху ни духу? — спросил он. Я предположила, что если бы Сев заглянул – заклятие что-то сделало бы с ним и спало. Хотя, зная Грюма – вряд ли…
— Нет, — ответил Гарри. — Что происходит? Все целы?
— Да, — сказал Люпин, — только за всеми следят. Да и тут, на площади, маячит парочка Пожирателей смерти.
— Мы знаем, - отозвались мы все хором.
- Что с Грюмом? – спросила я. – Ребята сказали, он пострадал на свадьбе.
- Аластор цел, но его зацепили. Потом залечивал раны, но вроде пришел в себя. За малым не погиб…
- Хорошо, что цел. Он хороший мракоборец, это была бы истинная потеря, - вздохнула я. Это и правда принесло мне облегчение. Я уважала Грюма и не хотела, чтобы он, или кто-то, пострадал.
— Мне пришлось трансгрессировать точно на верхнюю ступеньку крыльца, к самой двери, иначе они бы меня засекли. Они не знают, что вы здесь, а то, уверен, их было бы больше. – Заметил Римус. -  Пожиратели расставлены по всем местам, хоть как-то связанным с тобой, Гарри… - это подтвердило мои догадки. Нас и правда будут выслеживать, это я знала еще до своего побега. Что ж, так оно и есть.
— Я был тут рядом три дня назад, но мне пришлось стряхивать с хвоста Пожирателей смерти, — сказал Люпин. — Так вы направились со свадьбы прямо сюда?
— Нет, — ответил Гарри, — сюда мы направились после того, как столкнулись в кафе на Тотнем-Корт-роуд с парой Пожирателей.
Люпин выплеснул большую часть своего сливочного пива себе на грудь, я подавилась своим. Мне за это время никто в подробностях побег так и не описал…
— Что?! – воскликнули мы с Ремом. Очень синхронно.
Ребята коротко описали, что встретились там с Яксли и еще кем-то, те застали их в кафе. Была небольшая драка, троица сбежала и прибыла сюда. Отсюда и не уходила. Уже с неделю где-то тут и сидят…
— Но как им удалось отыскать вас с такой быстротой? Проследить того, кто трансгрессирует, невозможно, если только не вцепиться в него в последний момент… - не понимал Лунатик. Я это тоже не понимала, но из головы не шло то, что Белла могла что-то наложить на Гарри. Могла ведь…Или на кого-то из ребят…
— Однако и на то, что они просто гуляли по Тотнем-Корт-роуд, не похоже, верно? — сказал Гарри.
— Мы вот подумали, — неуверенно произнесла Гермиона, — а вдруг на Гарри всё ещё распространяется Надзор?
— Это невозможно, — сказал крестный. Я-то это и так знала, но ребята почему-то никак не хотели отказаться от возможности этого…— Помимо прочего, будь Гарри под Надзором, Пожиратели смерти точно знали бы, что он здесь. И всё же я не понимаю, как им удалось проследить вас до Тотнем-Корт-роуд. Меня это тревожит, очень тревожит…
- Не только тебя, - заметила я. – Я вот тоже не понимаю, как они смогли. Что-то тут явно не так…
— Расскажите, что произошло после нашего ухода. Папа Рона сообщил нам, что семья в безопасности, но больше мы ничего не знаем. – Попросила Гермиона. Я тоже насторожилась – я толком ничего узнать не успела, видела только папу и Сириуса. И волновалась как-то…
— В общем-то, нас спас Кингсли, — сказал Люпин. — Благодаря его предупреждению большинство гостей трансгрессировали ещё до их появления… - я сглотнула. Это меня успокоило. Значит, уцелеть должны были все…я на это надеялась…
— Кто это был, Пожиратели смерти или люди из Министерства? — перебила его Гермиона.
— Смешанная компания. Впрочем, по существу, разницы между ними теперь уже нет, — ответил Римус. Я возликовала, что папа уволился. Вовремя, иначе что Белла сделала бы с ним – страшно представить… Но тут же настал ужас – я  поняла, что Министерство окончательно пало…а это ничего хорошего не сулило. — До Артура дошёл слух, что Скримджера пытали, прежде чем убить, старались вызнать, где ты. – Рем посмотрел на Гарри. -  Если это правда, он тебя не выдал.
Я посмотрела на троицу. Их лица выражали ужас и благодарность.  Особенно у Гарри. Скримджера он никогда не любил, но если сказанное Люпином правда, последним деянием этого человека была попытка защитить его, Гарри. И это обеляло его и в моих глазах…
— Пожиратели смерти обыскали «Нору» сверху донизу, увидели упыря, но подходить к нему близко не стали, а потом два часа допрашивали тех из нас, кто остался в доме. Они пытались выведать что-нибудь о тебе, Гарри, но, разумеется, никто, кроме членов Ордена, не знал, что ты был там. Одновременно с их появлением на свадебном пиру другие Пожиратели вломились во все, какие есть в стране, дома, связанные с Орденом. Никто не погиб, — опережая мой, да и Гермионин, вопрос, быстро добавил Лунатик, — но вели они себя грубо. Сожгли дом Дедалуса Дингла, однако его, как вы знаете, там не было. Ударили заклятием Круциатус по родителям Тонкс, опять-таки пытаясь выяснить, когда ты был у них в последний раз. Оба чувствуют себя хорошо — потрясены, конечно, но живы-здоровы.
Я подумала, что при следующей же встрече задушу Долохова голыми руками. Я догадывалась, кто руководил пытками и издевательствами…
— Выходит, Пожиратели смерти пробились сквозь все защитные чары? — спросил Гарри.
— Пойми, Гарри, теперь на стороне Пожирателей смерти вся мощь Министерства, — сказал Рем— Они могут использовать самые жестокие заклятия, не опасаясь, что их разоблачат или арестуют, и действуют они теперь совершенно открыто. – Я этого боялась, я этого ждала и это случилось. Если до того я еще надеялась, что у нас будет просто поход за крестражами, теперь надежда умирала. Это будет игра со смертью. Игра с целой страной четверых молодых людей…Игра, в которой мы любой ценой должны были победить…
— Но хоть как-то применение пыток для того, чтобы выяснить, где Гарри, они объясняют? — звенящим голосом спросила Гермиона.
— Ну… — произнёс Римус. Он помялся, потом вытащил из-под мантии сложенный в несколько раз номер «Ежедневного пророка». — Вот, — сказал он и через стол подтолкнул газету к Гарри, — ты всё равно рано или поздно узнал бы. Это их предлог для охоты на тебя.
Гарри расправил газету на столе. Всю первую страницу занимала его огромная фотография. Заголовок над ней гласил:
«Разыскивается для допроса относительно обстоятельств смерти Альбуса Дамблдора»…Рон и Герми ахнули, я в очередной раз представила труп Долохова. Гарри покачал головой. Он не стал читать, но в глазах брата мелькнула боль и горечь…я даже удивилась, что меня там еще нет…как соучастницы.
— Выходит, «Ежедневный пророк» тоже теперь в руках Пожирателей? — гневно спросила Гермиона.
Рем кивнул.
— Но люди-то понимают, что происходит? – не унималась Герми.
- Сомневаюсь, - заметила я. – Белла скорее всего все продумала, до мелочей. И потом…она всегда умела обманывать людей.
— Переворот прошёл гладко и практически бесшумно, — сказал крестный— По официальной версии Скримджер просто подал в отставку, его сменил Пий Толстоватый, а на нём лежит заклятие Империус.
— Но почему же сама  Белла не объявила себя министром магии? — спросил Рон.
Рем усмехнулся:
— А она в этом не нуждается, Рон. По существу, она и есть министр, только зачем сидеть в министерском кабинете? Ее марионетка, Толстоватый, занимается всеми текущими делами. Многие, естественно, разобрались в происходящем: в последние дни политика Министерства изменилась очень круто Пошли разговоры.... Но в том-то всё и дело — только разговоры, да ещё и шёпотом. Никто не осмеливается говорить с другими откровенно, не знает, кому можно доверять, каждый боится раскрыть рот — вдруг его подозрения верны, а родные уже намечены в жертвы. Белла не дура, тут Кэт права. Обнаружь она себя — и могло бы начаться восстание, а оставаясь в тени, она насаждает замешательство, неопределённость и страх.
— Крутое изменение в политике Министерства подразумевает, что теперь волшебному сообществу говорят, будто опасен я? — поинтересовался Гарри.
- Верно. И это тоже умный ход, -  заметил Рем. - А тем временем Министерство начинает принимать меры против тех, кто рождён от маглов. — И Люпин ткнул пальцем в номер «Ежедневного пророка». — Посмотрите на второй странице.
Гермиона перевернула газетный лист с тем же отвращением, с каким листала «Тайны наитемнейшей магии».
— «Регистрация магловских выродков, — вслух прочитала она. — Министерство магии проводит расследование деятельности так называемых магловских выродков, имеющее целью выяснить, как им удалось овладеть магическими секретами.
Недавние исследования, проведённые Отделом тайн, показали, что магическая сила может передаваться от человека к человеку только при рождении от истинного волшебника. Следовательно, так называемые магловские выродки, не имеющие магической родословной или не способные её доказать, скорее всего, получили магическую силу посредством воровства либо насилия.
Министерство полно решимости искоренить этих захватчиков магической силы и потому предлагает каждому так называемому магловскому выродку явиться для собеседования в только что учреждённую Комиссию по учёту магловских выродков».
Меня затрясло. Стоило отбыть на неделю и тут произошло такое…я почувствовала себя трусихой, которая бросила остальных и заставила их пострадать…Еще хорошо, что никто не погиб…
— Люди такого не допустят, — заявил Рон.
— Уже допустили, —  возразил Римус.
— Но каким, интересно, образом они могли «уворовать» магические способности? — спросил Рон. — Это же духовная сила, её нельзя украсть, иначе бы и сквибов никаких не было, ведь так?
— Согласен, — ответил крестный— И однако же если ты не можешь доказать, что с тобой состоял в близком родстве по меньшей мере один волшебник, считается, что магическую силу ты получил незаконным путем и потому заслуживаешь наказания.
Я покосилась на побледневшую Гермиону, Рон стиснул ее руку.
- А если я присягну, что Герми – моя кузина…помогу выучить наше фамильное древо…Или Кэт…
- Рон, это не понадобится. И я не хочу, чтобы ты рисковал.
- У тебя и выбора не будет! – горячо возразил Уизли.
Гермиона слабо усмехнулась:
— Рон, мы же в бегах вместе с Гарри Поттером, главным находящимся в розыске преступником страны, как и Кэтти, если и пронюхают, что она тут. По-моему, для нас всё это не важно. Если мне удастся вернуться в школу, тогда другое дело.
— Учёба стала обязательной для любого юного волшебника и волшебницы, —продолжал Римус. — Об этом объявили вчера. — Он как будто поколебался немного, а затем сказал: — Гарри, я пойму тебя, если ты ничего мне не ответишь, но у Ордена сложилось впечатление, что Дамблдор поручил тебе некую миссию.
— Поручил, — ответил Гарри. — И Рон с Гермионой знают о ней и идут со мной. Как и Кэт.
— Ты можешь посвятить меня в подробности? — Гарри вопросительно поглядел на меня, но я отрицательно помотала головой. Ни Гарри, ни я не имели права рассказать и подвергнуть Рема опасности, выдать эту тайну. И…это была наша ноша. Наша и ребят, но даже за них я уже боялась…
— Не могу, Римус, простите. Если Дамблдор не сказал вам этого, значит, не вправе сказать и я… - отказался Гарри.
— Я знал, что ты так и ответишь, — разочарованно произнёс Люпин. — И всё-таки я могу оказаться полезным вам. Ты знаешь, кто я и на что я способен. Я могу отправиться с вами и защищать вас. А говорить мне, что вы собираетесь сделать, не обязательно.
Гарри заколебался, я это видела. Но я была настроена решительно. Это было нельзя даже допускать в мыслях. Да, Римус может защищать их, что будет нелишним. Сейчас опытный волшебник была только я. И к тому же мракоборка и почти выпускница Денбриджа. Хотя мои документы были все еще в кафедральном списке, вот только не факт, что я туда вообще вернусь. Зависело от исхода войны. Но студент мог не являться на учебу до трех лет. Не теряя курса. Потом или идти на первый или уйти вовсе…
Рон задумался, как и Гарри…
Зато Гермиона пришла в недоумение.
— А как же Тонкс? — спросила она.
— А что Тонкс?
— Ну, — насупилась Гермиона, — вы ведь женаты. Как она отнесётся к тому, что вы уйдёте с нами?
— Тонкс в полной безопасности, — ответил крестный. — Она сейчас у своих родителей.
Что-то непонятное чуялось в его тоне, почти холодное. Да и мысль о том, что Тонкс будет сидеть у родителей, тоже казалась странноватой, как-никак она состояла в Ордене и, насколько знал Гарри, предпочитала находиться в самой гуще событий.
Повисла ещё одна неловкая пауза, а затем  Рем сказал с видом человека, признающегося в чём-то ему неприятном: — Тонкс ждёт ребёнка.
— Ой, как здорово! — взвизгнула Гермиона.
— Великолепно! — с восторгом добавил Рон.
— Поздравляю, — сказал Гарри. Я промолчала. Радости в глазах Рема не читалось явно, я сочла лишним поздравлять его тут и сейчас.
Люпин соорудил натужную улыбку, больше походившую на гримасу, затем сказал:
- Ну так вы рассматриваете мое предложение? - мы все смотрели на Гарри.
— Просто… просто ответьте мне для полной ясности, — произнёс тот. — Вы хотите оставить Тонкс у родителей и уйти с нами?
- Ей там ничего не грозит… - тон голоса Рема граничил между решимостью и безразличием.  — Гарри, я уверен, Джеймс хотел бы, чтобы я был рядом с тобой.
— Что ж, — медленно ответил Гарри. — А вот я этого не хочу. И совершенно уверен, что отцу было бы интересно узнать, почему вы решили быть рядом со мной, а не со своим ребёнком.
— Ты не понимаешь, — сказал Люпин.
— Так объясните, — ответил Гарри.
— Я совершил ошибку, женившись на Тонкс. Я сделал это вопреки моему рассудку и с тех пор страшно жалею об этом. – Я сжала в руке бутылку из-под сливочного пива, думая, не треснуть ли Римуса этой бутылкой. Чтоб дурости больше не удумал.
— Понятно, — сказал Гарри, — и потому вы собираетесь бросить её с ребёнком и сбежать с нами? – Я посмотрела на брата. Он явно одобрил бы мой поступок.
— Ты не понимаешь, что я сделал со своей женой и своим ещё не родившимся ребёнком! Я не должен был жениться на ней, я обратил её в прокажённую! – Я еще сильнее стиснула бутылку в руке. Римус пугал ребят, тем, что сейчас в нем проявились звериные черты. Но не меня… -  Ты всегда видел меня только среди членов Ордена или в Хогвартсе, под опекой Дамблдора! И не знаешь, как относится к тварям вроде меня волшебное сообщество! Узнав о моей болезни, со мной и разговаривать-то перестают! – он вскочил. Рем едва ли не обращался, Гермиона и Рон пришли в ужас, даже Гарри побледнел (хотя пару раз видывал и это). Но я не боялась. Более того – я приходила в ярость. - А ребёнок… ребёнок… — И Люпин буквальным образом вцепился себе в волосы, сейчас он казался просто помешанным. — Подобные мне обычно не размножаются! Уверен, он родится таким же, как я. А если он чудом и не пойдёт в меня, лучше, в сотни раз лучше будет, если он вырастет без отца, которого ему придётся стыдиться!
— Римус! — прошептала со слезами на глазах Гермиона. — Что вы говорите? Как может ребёнок, любой ребёнок стыдиться вас?
— Ну, не знаю, Гермиона, — сказал Гарри, — вот мне, например, за него стыдно. Он бросает ребенка, полуоборотня. Зная, что творится кругом…
— Гарри, перестань! — взмолилась Гермиона, но он не отвёл гневного взгляда от дёргавшегося лица Люпина.
— Я никогда не поверил бы, — сказал он, — что человек, научивший меня сражаться с дементорами, трус.
Римус на долю секунды застыл, схватил палочку, отпихнул Гарри и устремился к двери. Но не успел – дверь захлопнулась моим заклинанием перед его носом. Ребята в ужасе и молча смотрели то на меня, то на Рема.
- А теперь сядь и выслушай меня, - скомандовала я. Римус опустил палочку, сел и, скрестив руки на груди, смотрел на меня. Гарри он предпочитал не замечать вообще. – Ты нужен Тонкс и ребенку. Ты хочешь, чтобы Белла добралась до них? Хочешь, чтобы с Дорой что-то случилось? Хочешь, чтобы она сошла с ума – она ведь любит тебя и твой уход станет ей острее ножа… - я говорила спокойно, но это было лишь внешнее. Я после выходки Гарри подавила собственный гнев. Надо было успокоить Рема и вернуть его к Тонкс.
- Не хочу, но я не хочу делать из них изгоев…
- Они и не будут ими. Для большинства, но не для всех. У тебя есть друзья…есть мы. И семья Доры…Мы принимаем вас, Рем. И это уже кое-что. И бросить их сейчас – нельзя. С ребятами иду я, ты знаешь, что я умею и на что способна. Но кто останется с Тонкс? Ты нужен им. Я прошу тебя остаться с ними. Я никогда не просила тебя ни о чем…Но сейчас прошу. Не бросай Тонкс и ребенка…Рем, я верю, ты этого не сделаешь. Ты вырастил меня, ты заменил мне если не брата, то дядю точно. Не делай глупостей… - во время моей речи Римус утихал, и вот уже опустил голову на руки, тяжело вздохнув.
- Ты права, Кэт. Я им нужен. Хотя бы до конца войны, я должен их защищать…- он посмотрел на меня. – Вырастил тебя…да и его я вырастил, - он ткнул рукой в сторону Гарри, - а видишь как? Я трус…
- Ты не трус. Ты просто запутался, и я понимаю…твою натуру никуда не деть, а многие не любят оборотней. Ты хотел им добра. Но добро для них  - ты.
- Я вернусь к Доре. Обещаю тебе, Кэт… - Римус встал. – Ну что, удачи вам, - он кивнул Гермионе и Рону, обнял меня, все еще игнорируя Гарри и направился к выходу. Я сняла с двери мешавшие открыть ее чары
- Рем, прости… - крикнул Гарри, когда я уже провожала Римуса к двери.
- Извини его. Он еще мальчишка, - я слабо улыбнулась.  – Да и…
- Да и в чем-то он прав, может быть…передай, что я прощаю его, - Римус вышел, дверь за ним закрылась и снова отрезала нас четверых от мира. От которого теперь мы были отрезаны не только дверью. Изгнанием и бегами…именуемыми «поиск крестражей»…

0

84

Ура! Ура! Ура!
Наконец здесь глава. Я уж думала все... Не дождемся.
Ой, как мило все. Я вся в слезах просто. Я так рада за Сева и Кэт. Наконец у них все налаживается.
И теперь она снова невеста Северуса Снейпа. http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/girl_in_love.gif

Ketrine Riddle написал(а):

бы за нами Снегга,

И ты, Брут?  http://doodoo.ru/smiles/wo/expect.gif Снег за окном, а это Снейп!!! Астра-Астра! Что ж ты творишь)))
Ох, уж этот глупый Римус! Надо наоборот не отходить от своей беременной жены, а он тут ходит, новости рассказывает... Правильно Кэт его обругала! совсем одурел! http://www.kolobok.us/smiles/standart/fool.gif
Астрюш, спасибо за это великолепие!  http://s19.rimg.info/3db000e87d5b262a0c48550a5a3618b0.gif
Астрааа! Надеюсь, что больше задержек не будет!
С нетерпением жду продолжение!

0

85

DeF4onKa написал(а):

Ура! Ура! Ура!
Наконец здесь глава. Я уж думала все... Не дождемся.

Сама от себя в шоке, месяц главу писала!(

DeF4onKa написал(а):

Ой, как мило все. Я вся в слезах просто. Я так рада за Сева и Кэт. Наконец у них все налаживается.
И теперь она снова невеста Северуса Снейпа. http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/girl_in_love.gif

И поженятся они и нарожают кучу маленьких снейпят)))) а вообще я дождаться не могла этой сцены, если честно. Люблю я, когда они вместе...

DeF4onKa написал(а):

И ты, Брут?  http://doodoo.ru/smiles/wo/expect.gif Снег за окном, а это Снейп!!! Астра-Астра! Что ж ты творишь)))

БлиииииииН!!! я ж скопировала текст перевода Росмэна. Надо исправлять будет срочно этот позор( спасибо,Маш, что напомнила))))

DeF4onKa написал(а):

Ох, уж этот глупый Римус! Надо наоборот не отходить от своей беременной жены, а он тут ходит, новости рассказывает... Правильно Кэт его обругала! совсем одурел! http://www.kolobok.us/smiles/standart/fool.gif

Это он от испуга, все-таки дитя-то с кровями оборотня будет...Ну зато теперь он вернется к Доре и не бросит их с ребенком. Кэтрин в таких вопросах молодец, это точно...мозги у девушки на месте)

DeF4onKa написал(а):

Астрааа! Надеюсь, что больше задержек не будет!
С нетерпением жду продолжение!

Да я себя пинать буду теперь нещадно))))

0

86

Дорогая моя, любимая Астрюша!
Спасибо тебе за этот шикарный фик. Я так рада последней выложенной главе. Я не люблю, когда они врозь и страдают. Я очень надеюсь, что ты не будешь задерживать с новой главой.
А вообще я к тебе не с пустыми руками. Моя очень хорошая знакомая помогла мне с этим подарком. Так как у меня руки из одного места растут, то такое мне, конечно же, не сделать  http://www.kolobok.us/smiles/standart/mosking.gif Но я думала, что ты будешь не против, если сделает этот подарок кто-нибудь, кто не читал этот фик. Я вроде бы старалась рассказать о важных моментах, но тебе больше виднее, чем мне. Надеюсь, что тебе понравится. Моему подарку, который сделала замечательная девушка Настя(с необычном ником Fvbhf). Я хотела, чтобы она его указала на обложке, но она ни в какую. Упрямая девушка!  http://www.kolobok.us/smiles/standart/mosking.gif
Вообщем заценивай.  http://www.kolobok.us/smiles/standart/blush.gif

Подарочек^^

http://s4.hostingkartinok.com/uploads/images/2013/02/9faa6493731399992b562db724dcb9a3.png

Код:
[img]http://s4.hostingkartinok.com/uploads/images/2013/02/9faa6493731399992b562db724dcb9a3.png[/img]

0

87

(я Астра, учетки-то у меня две))))))

Машкинс...это круто!!!!!Передавай Насте огромное, просто Огромное спасибо!!!!И тебе большое спасибо за такой классный подарок, Печенюшечка моя и Золотая Совесть=*******************
И естественно, я не против, чтоб тот, кто не читал, сделал такую шикарную вещь...теперь точно постараюсь как можно быстрее оформить для тебя новую главку!)

0

88

Ну наконец-то у них все хорошо!
Астра, глава замечательная)
Кэтти молодец, быстро Римусу мозги вправила))
Жду новую главу))

0

89

"Самое дорогое…"
На третий день моего пребывания в доме Сириуса Кикимер вернулся, причем все-таки с результатом. Нет, он не принес медальон. Он привел самого Флетчера. Мы сидели на кухне, где Рон пил чай, Герми читала, а мы с Гарри как обычно пытались разгадать тайны крестражей. Раздался хлопок и образовавшаяся у наших с Гарри ног куча проквакала:
- Кикимер привел его, хозяин. – Из кучи выбрался домовик, а сама куча пошевелилась и подняла голову. Это был Флетчер в заношенной, грязной мантии. Он вскочил на ноги, озирая нас.
- Что вы делаете? Зачем вы натравили поганого домовика? Что я вам сделал всем?
- Заткнись, - перебила его я, в то время как Гарри направлял на него свою палочку. – Ты сейчас не в том положении, чтобы так огрызаться.
В этот момент Наземникус вытащил палочку, которая тут же оказалась в руках Гарри.
- Флетчер, не пытайся. Даже будь ты с палочкой, маховик снова со мной. Незадача, правда? – маг со страхом смотрел на меня, видимо, вспомнив, как сдернул с меня маховик времени, думая повыгоднее продать. – Ладно, расслабься. Я не буду припоминать старое, если ты заговоришь… - я поморщилась от запаха табака и какого-то пота, которым пахнуло от чуть приблизившегося Флетчера.
— Кикимер извиняется, что он так задержался с доставкой вора, хозяин, — заквакал эльф. — Флетчер умеет скрываться от поимки, у него много укрытий и сообщников. И всё-таки Кикимер загнал вора в угол.
- Молодец, Кикимер, - похвалил Гарри, улыбнувшись эльфу. – Молодец, - Кикимер склонился в низком поклоне. – Ты хорошо поработал, - добавил Наземникус.
- Так вот, - продолжил Гарри, уже Наземникусу – у нас к вам пара вопросов…
— Я перетрухал, понял? Я не хотел с ними идти. Не прими за обиду, друг, -он со страхом оглянулся на меня, - но помирать ради тебя мне неохота. А  когда пожирательская банда как полетит на меня, тут всякий смылся бы, я ж говорю, я не хотел в это лезть…
- Никто больше не ушел, не трансгрессировал - покачала головой Гермиона.
- Так вы все герои, черт вас задери, а я не самоубийца!
- Нас не интересует, почему вы бросили всех, — сказал Гарри, сдвигая палочку к налитым кровью, с кожистыми мешочками глазам Наземникуса. — Мы и раньше знали, что вы мерзавец и полагаться на вас не следует.
- Ладно, тогда какого лысого вы на меня эльфа напустили? Или это опять насчёт кубков? Так у меня ни одного не осталось, возвращать нечего…
- Да заткнись ты уже, со своими кубками. Нам они не нужны, - не выдержала я. Наземникус явно занервничал, задергался. Не знаю, как ребят, меня он боялся.
-  Когда вы обчистили этот дом, утащив из него всё ценное… — начал Гарри, однако Наземникус снова его перебил:
- Ну Сириус же умер, сами сказали…да и не бывал он тут…и зачем ему хлам?
Послышался торопливый топоток, блеснула медь, затем раздался громкий удар, а следом крик боли — это Кикимер подскочил к Наземникусу и огрел его по голове сковородой.
- Уберите этого гада! – Наземникус закрылся руками и завопил. Кикимер снова замахнулся на него.
- Кикимер, перестань! — крикнул Гарри.
Тонкие ручонки Кикимера подрагивали от тяжести сковороды, которую он по-прежнему держал наотлёт.
- Может, ещё разок, хозяин Гарри, а? На счастье?
Рон захохотал.
-  Нам нужно, чтобы он оставался в трезвой памяти, Кикимер, но если будет артачиться — милости прошу, — ответил Гарри.
- Большое спасибо, хозяин, — сказал Кикимер и, поклонившись, отступил на пару шагов, не сводя, впрочем, с Наземникуса блеклых, полных ненависти глаз.
- Когда вы обчистили дом, вы кое-что забрали из подвала. Там был медальон, так? – Флетчер кивнул и задрожал.
- Где он теперь? – прищурилась я.
- А чего? — спросил Наземникус. — Он шибко ценный, что ли?
- Он у вас? – с надеждой спросила Герми.
- Нет, — отозвался проницательный Рон. — Он просто прикидывает, не стоило ли запросить за медальон побольше.
- Побольше? – взвигнул Флетчер. – Я его за бесценок отдал, за бесценок. Даром. Выбора не было. – он не решался поднять на меня глаза.
- В каком смысле? – поинтересовалась я. В голове зароились мысли о том, что медальон вернулся к Белле. Внутри все похолодело.
— Я толкал вещички в Косом переулке, а она подходит и спрашивает: есть, мол, у тебя лицензия, чтоб волшебными артефактами торговать. Ищейка паршивая. Штрафануть меня хотела, да тут ей амулет на глаза попался, она и говорит, я, дескать, его заберу, а тебя отпущу, и считай, что тебе подфартило.
— Что это была за женщина? — спросил Гарри.
— А чума её знает, карга какая-то из Министерства. — Наземникус на мгновение задумался, морща лоб. — Коротышка такая. С бантом на башке. — И, совсем помрачнев, добавил: — Жаба жабой.
- Амбридж… - выдохнула я. Гарри выронил палочку и она выпустила сноп красных искр, запаливших брови Наземникуса.
— Агуаменти! — крикнула Гермиона, и из кончика её палочки ударила струя воды, глотнув которой Наземникус подавился и начал отплёвываться.
- Все, Флетчер, свободен, - процедила я. Он больше не был нужен, все, что мог, он сказал. – Кикимер, проводи его пожалуйста. Убедись, что он ничего не взял. Да, на прощание можешь еще разок треснуть ему сковородкой, ему полезно. – Домовик даже улыбнулся, взял Флетчера за руку и вывел из кухни. Раздался стук, вскрик и хлопок. Потом – Кикимер вернулся уже один.
- Так, мы имеем.. – Гарри развел руками. – Медальон у Амбридж…
- Ничего. По крайней мере, нарисовалась ниточка… - попыталась подбодрить его Герми…Но все мы были потрясены услышанным. Это было очевидно…
…Август тянулся к концу, соглядатаи каждый день бродили по площади и глазели на соседние дома, хотя и не должны были видеть наш. Все, как один, были то ли в плащах, то ли в мантиях. Человеческую одежду Пожиратели явно презирали. Первого сентября их там собралось с десяток. Весь день они не сводили глаз с домов 11 и 13, наверное, ждали нас. Но мы так и не вышли. Точнее нет. Один из нас уходил – Гарри. Но они не могли его увидеть под его мантией. Гарри же прошел к нам на кухню, сняв мантию-невидимку и неся украденный номер «Пророка».
- У меня новости, которые вам не понравятся… - крикнул он нам. На кухне сияла чистота и варился обед. Кикимер в последнее время явно возлюбил меня и Гарри.
- Будьте любезны, снимите обувь, хозяин Гарри, и помойте руки перед едой, — заквакал Кикимер, подхватывая мантию-невидимку и сгибаясь, чтобы повесить её на стенной крючок, рядом с совсем недавно постиранными старомодными одеяниями.
- Что такое? – с опаской отозвался Рон. До этого они с Герми чертили какие-то карты, но теперь вглядывались в Гарри. Тот же молча бросил перед ними газету. Я подошла и глянула через плечо Герми. Первая же полоса «Пророка» гласила, что на пост директора школы утвержден Северус. И огромный портрет. Я искоса глянула на мрачного как ночь брата.
— Не может быть! — воскликнули Рон с Гермионой.
Гермиона опомнилась быстрее, чем Рон. Она схватила газету и начала вслух читать сопровождающую снимок статью:

— «Северус Снейп, долгое время преподававший зельеварение в школе чародейства и волшебства Хогвартс, поставлен сегодня во главе этого древнего учебного заведения. Это назначение стало частью некоторых изменений в штатном составе школы. После отставки прежнего преподавателя магловедения её пост заняла Алекто Кэрроу, между тем как брат Алекто, Амикус, стал профессором защиты от Тёмных искусств.
- Я рад возможности оказать поддержку наичистейшим традициям и ценностям нашего чародейства…» - Гермиона фыркнула. – И отрезать убиваемым уши! – прошипела девушка. – Снейп в кабинете Дамблдора! Мерлиновы кальсоны! -  вдруг завизжала она с такой силой, что Гарри и Рон подпрыгнули. Гермиона выскочила из-за стола и полетела прочь из кухни, крикнув на бегу: — Сейчас вернусь!
- Мерлиновы кальсоны? — повторил позабавленный Рон. — Похоже, она чем-то расстроена.
- Нет, другие этого не потерпят…Преподаватели… - заметил Рон, дочитав статью. – Кто такие Кэрроу?
- Пожратели… - ответил Гарри. – Там дальше их портреты. Компашка в сборе, они тоже были на башне в ту ночь. – он тяжело опустился на стул. - не думаю, что прочим профессорам есть из чего выбирать, они могут только остаться в школе. Если за Снейпом стоит Министерство и Волан-де-Морт, им придётся либо остаться и преподавать, либо провести несколько лет в Азкабане — да и то при условии, что им повезёт. Думаю, они не уйдут и попытаются хоть как-то защитить учеников. По крайней мере, мы знаем где Снейп.
- Сможем добраться? – спросил Рон. Гарри пожал плечами. Кикимер разлил суп, брат поблагодарил его и начал есть.
- Думаю, и этим займемся. Я хочу с ним поквитаться. Я помню, как умер Дамблдор. Кэт, ты можешь доставить нас туда, когда он один? Сможешь узнать?
- Нет и не подумаю. У нас полно других дел. Займись крестражами, это важнее. В конце концов, ты не знаешь, что привело к той ночи на башне! – едва не сорвалась я. И, чтобы не наговорить лишнего, вышла из кухни, демонстративно захлопнув дверь. Вслед мне донеслось изумленное Роново:
- Чего это она?
- Не знаю, - как-то странно прозвучал голос Гарри. – Но мне это не нравится…
Я какое-то время стояла на лестнице между первым и вторым этажом, успокаивая вспыхнувшее недовольство. Сейчас не стоило его показывать брату, не стоило давать ему узнать о том, в каких отношениях состоим я и Северус. К тому же мне не понравилось то, как он отреагировал на мою вспышку. Навстречу мне показалась Герми, с какой-то рамкой в руках.
- Что это? – спросила я.
- Портрет. Я о нем вдруг вспомнила. Идем к мальчишкам?
- Да, конечно. Я просто немного разозлилась и вышла… - Герми понимающе на меня взглянула. Она знала, притом уже давно, она понимала причину моего гнева.
На кухне Герми показала нам большую картину в раме и принялась заталкивать в свою сумочку. Вскоре большая для ее сумки картина скрылась в недрах сумочки, явно такой же, как моя собственная.
- Финеас Найджелус, — пояснила Гермиона и бросила на стол сумочку, которая издала при этом ставший уже привычным громкий дребезг.
- Виноват? — сказал Рон. Мы же с Гарри переглянулись. Второй портрет Финеаса висел в кабинете Дамблдора. Северус сейчас там и конечно же Герми опасается шпионажа. В общем-то обосновано, Северусу приходится всем этим заниматься, тут я не могла поспорить.
- Снейп может прислать сюда Финеаса Найджелуса, чтобы он осмотрел дом, — пояснила, усаживаясь за стол, Гермиона. — Пусть теперь попробует. Всё, что увидит Финеас, — это нутро моей сумочки.
- Умно! — одобрительно сказал Рон.
- Спасибо, — улыбнулась Гермиона, пододвигая к себе тарелку с супом. — Ну, Гарри, что ещё случилось сегодня? – я с интересом посмотрела на брата, который так и не успел рассказать остальные новости.
- Ничего, семь часов торчал у входа в Министерство. – Буркнул Гарри. – Ее не видел, видел мистера Уизли – Рон встрепенулся. – Выглядит хорошо. – Рон благодарно кивнул. С мистером Уизли мы не пытались заговорить – это было опасно в такой близости от Министерства. Но просто увидеть уже было облегчением для Рона, и мы всегда сообщали ему об этом, если шел кто-то из нас.
- Папа всегда говорил, что большинство министерских чиновников, чтобы добираться до работы, используют Сеть летучего пороха, — сказал Рон. — Поэтому мы Амбридж и не видим, она считает себя слишком важной персоной и пешком никогда не ходит.
- А как насчёт той смешной старой волшебницы и коротышки в тёмно-синей мантии? — поинтересовалась Гермиона.
- А, из магического хозяйства? – поинтересовался Рон. Я кивнула.
- Откуда ты знаешь, где он работает? – вытаращила глаза Гермиона. Я даже удивилась. Но и Гарри озадаченно смотрел на Рона…
- Все работники этого отдела носят темно-синие мантии, - пояснила я.
- Вы ни разу не говорили нам с Гарри об этом!
- Но Гарри должен знать, он рос в доме замминистра! – изумилась я.
- Я как-то не интересовался раньше…- заметил брат. Герми же притянула к себе записи и карты.
- У нас тут ничего насчёт тёмно-синих мантий не записано. Ничего! — сказала она, лихорадочно перебирая страницы.
- Да ну, велика разница. – буркнул Рон.
- Рон, велика! Нам нужно знать как можно больше, чтобы проникнуть в Министерство и не попасться. Ты знаешь это, мы уже 100 раз говорили об этом! И какой смысл готовиться, если ты и Кэт не сказали нам даже об этом! – прорвало девушку.
- Герми, я уверена была, что мой братец или Рон тебе помогут с записями. И сама как-то упустила такую деталь как цвет мантий… - попыталась я встрять в ее речь.
-Ты что, не понимаешь, что для нас нет сейчас во всём мире места опаснее, чем Министерство ма…
- Идем завтра, - прервал ее Гарри.
Гермиона умолкла на полуслове, так и не закрыв рта, Рон поперхнулся супом.
- Завтра? — переспросила Гермиона. — Ты серьёзно, Гарри?
- Лучше мы уже не подготовимся, даже я сижу тут почти месяц. А медальон может уплыть из-под носа. – Заметила я.
- Не исключено, - заметил брат - что Амбридж его уже выбросила, он же не открывается.
- Или она его открыла и он ей завладел, - вставил Рон. Я непроизвольно фыркнула.
- Какая разница? Это же Амбридж, она и так злее некуда…С крестражем ли, нет ли…
- Всё самое важное мы знаем, — продолжал, обращаясь к хмурой Герми, Гарри. — Знаем о запрете трансгрессии в Министерство и из него. Знаем, что теперь только самым важным чинам разрешено устанавливать связь их домов с Министерством по Сети летучего пороха, Рон слышал, как на это жаловались двое невыразимцев. И примерно знаем, где находится кабинет Амбридж, поскольку уже ты слышала, как тот бородатый говорил своему приятелю…
- «Мне нужно на первый уровень, Долорес вызывает», — мгновенно процитировала Гермиона.
-  Точно, — сказал Гарри. — Кроме того, нам известно, что при входе используются какие-то странные монеты, жетоны, я не знаю, что они собой представляют, однако видел, как та колдунья занимала их у подруги…
- Жетоны сотрудников, их выдают всем работникам. Что-то вроде маггловских пропусков, я уже говорила, - заметила я. – У меня такого уже нет, - ответила я на взгляд Герми. – Я кажется забыла о нем в суматохе, после той ночи на башне.
- У нас ни одного нет… - помрачнела Гермиона.
- Если все пойдёт по плану, будут, — спокойно ответил Гарри.
- Не знаю, Гарри, не знаю… столько всего может пойти наперекосяк, мы до того полагаемся на случай…
- Так оно всё и останется, даже если мы потратим на подготовку ещё три месяца, — сказал Гарри. — Пора действовать.
Весь месяц мы каждый день по очереди караулили у входа в Министерство, я, Рон, да и Гарри, знали его местонахождение прекрасно. Мы подслушивали сотрудников, выяснили кто, когда и с кем приходит и уходит. Иногда крали номер «Пророка». Что-то вспоминали я и Рон с Гарри, хотя тот помнил меньше нас с Роном. И наконец составили заметки и карты Министерства, которые теперь рассматривала Герми.
- Ну хорошо, — медленно выговорил Рон, — допустим, мы пойдём на дело завтра… Думаю, для этого хватит меня и Гарри.
- Ой, не начинай, ради бога, — вздохнула Гермиона. — По-моему, мы с тобой обо всём договорились.
- Я не… - Гарри перебил меня.
- Кэт уж точно не останется, Рон.
- Мотаться у входа под мантией — это одно, Гермиона, а сейчас речь совсем о другом. — И Рон пристукнул пальцем по номеру «Ежедневного пророка» десятидневной давности. — Ты состоишь в Списке «магловских выродков», не явившихся на собеседование.
-  А ты, предположительно, помираешь в «Норе» от обсыпного лишая! Уж если кому идти и не следует, так это Гарри, его голову оценили в десять тысяч галеонов…
- А Кэт, - хмыкнул Рон. – Предположительно похищена или убита Пожирателями или еще кем. Испарилась с собственной свадьбы в неизвестном направлении. Да уж, Гарри имеет самую вескую причину не идти.
- Ладно, я останусь здесь, — сказал Гарри. — Как покончите с Лестрейндж, дайте мне знать, идёт?
Мы с ребятами захихикали, и тут Гарри резко дернул рукой ко лбу. Я мигом забыла о своем смехе, хотя брат постарался сделать вид, что убирает прядку волос. У него была связь с Беллатрис, с которой не справились даже Дамблдор и Сев.
- Ну хорошо, — говорил Рон, — если мы идём все, трансгрессировать нам придётся поодиночке. Под одной мантией-невидимкой нам уже не поместиться.
Гарри бледнел на глазах. Он встал. И к нему тут же подскочил Кикимер.
- Хозяин не доел суп. Может быть, хозяин предпочитает вкусное тушёное мясо или торт с патокой, который хозяин так любит?
- Спасибо, Кикимер, мне просто нужно отлучиться на минуту… э-э… в ванную комнату.
Гарри поспешно вышел и стал подниматься по лестнице. Я вышла следом за ним, но я свой суп уже съела и ко мне Кикимер не пристал. Только спросил, буду ли я чай. В ванной лилась вода, дверь оказалась заперта и тут раздались крики брата. Так я и думала – видения.
Я заколотила в дверь, пытаясь докричаться до брата, прибежали Рон и Гермиона. Наконец Гарри затих.
Гермиона снова заколотила в дверь.
- Гарри, открой!
Гарри отпер дверь, Гермиона тут же влетела в неё, едва не упав, и подозрительно оглядела ванную. За ней вошёл Рон, нервно потыкал в углы холодной ванной комнаты палочкой. А брат вышел ко мне.
- Что ты здесь делал? — строго спросила Гермиона.
- А как по-твоему, что? — с вялой бравадой поинтересовался Гарри.
- Ты так орал, точно тебе башку отрывают, — сообщил Рон.
- А, ну да… наверное, я задремал или… - я треснула ему подзатыльник. Уж мне-то врать удумал?! Гарри поморщился от боли.
- Ты чего, Кэт?
- Гарри, пожалуйста, не делай из нас идиотов, — сказала Гермиона и с силой вздохнула. — Мы же знаем, что у тебя опять заболел шрам, ты побелел как полотно.
Гарри прошел мимо нее и сел на край ванны.
- Я видел Беллатрису. Она только что убила женщину. Может и ее семью уже. Просто так, попали под руку. Она искала какого-то Грегоровича, женщина не знала, где он.
- Ты же должен был прекратить это, Гарри! — воскликнула Гермиона, и голос её гулко отразился от стен ванной комнаты. — Дамблдор хотел, чтобы ты прибегал к окклюменции. Он считал эту связь опасной — ею может воспользоваться сама Белла! Какой смысл смотреть, как она убивает и пытает людей, если ты не можешь помочь им?
- Знаю, чем она занимается… - буркнул Гарри.
- Да ты и не пытаешься прервать эту связь! – возмущалась Гермиона. – Не понимаю, зачем она тебе так нужна!
- Я не могу, Герми… - покачал головой брат. – Я не владею окклюменцией настолько…не смог ее освоить.
- Да ты и не старался никогда! Тебе это что же, так нравится?! – запальчиво отозвалась Гермиона. Гарри окатил ее ледяным взглядом и встал.
- Нравится? — негромко спросил он. — А тебе бы это понравилось?
- Мне… нет… Прости, Гарри, я не хотела…
- Я ненавижу и эту связь, и то, что ей удаётся вторгаться в меня, что я начинаю видеть, когда она становится особенно опасной. И тем не менее я собираюсь использовать всё это…
- Дамблдор… - робко заметила Герми.
- Забудь о Дамблдоре. Выбираю я и никто больше. А я хочу понять, зачем ей Грегорович.
- Кто?! – мне это имя показалось странно знакомым.
- Заграничный мастер, изготовитель волшебных палочек, — ответил Гарри. — Это он сделал палочку Крама, и Крам считает его лучшим из всех.
- Но ты же говорил, что Белла держит где-то у себя Олливандера, — сказал Рон. — Если уже есть один мастер, зачем второй?
- Возможно, она разделяет мнение Крама, считает, что Грегорович лучше. Или сможет объяснить, как моя палочка отбилась, когда мы убегали, а она гналась за мной. Оливандер не смог.
Рон и Герми переглянулись. Я вспомнила, что в ту ночь палочка Гарри якобы сама собой отразила, отогнала Лестрейндж.
- Гарри, ты всё время твердишь о том, что сделала твоя палочка, — произнесла Гермиона, — но ведь это сделал ты! Почему ты так упорно отказываешься признать силу, которой обладаешь?
- Потому что ее у меня нет! – отозвался Гарри. – И у Беллы тоже. И мы с ней прекрасно понимаем это.
Они гневно глядели друг на друга. Гарри молчал, Герми искала возражения. Я решила вмешаться, видимо то же самое решил и Рон.
- Брось, — сказал он Гермионе. — Это его дело. Но если мы решили отправиться завтра в Министерство, так надо ещё раз пройтись по всему плану.
Гермиона неохотно замолчала. Мы вернулись на кухню, где нас уже ждали тушеное мясо и пирог с патокой. До позднего вечера мы обсуждали план завтрашних действий, наконец ребята угомонились и легли спать.
Однако мы с Гарри успели окончательно поругаться. Я зашла к нему в комнату пожелать спокойного сна. Гарри при свете свечи разглядывал записи и карты, видимо, волнуясь перед грядущим днем. Я посмотрела на него, тихо присела рядом и тронула Гарри за плечо.
- Кэт, слушай. Я знаю, у нас полно проблем, но вспомни...Снейп убил Дамблдора на наших с тобой глазах, убил. Я хочу отомстить за это, ты можешь перенестись в школу независимо от чар на ней…
- Даже если могу, я не буду этого делать, понимаешь?!И не проси!
- Почему? Ты боишься его, что ли? – спросил брат. Я непроизвольно фыркнула. Мне бояться Сева? К сожалению, брат мою реакцию заметил… - нет. Тогда почему? Тебе его жалко?
- Гарри, оставь эту глупую затею! – я повысила голос. – Я сказала уже нет!
- Почему ты уклоняешься от ответа? – прищурился брат.  – Если бы я предложил расправиться с Долоховым, ты согласилась бы?  - я кивнула прежде, чем сообразила что-то. Гарри встал. – А Хвост, а остальные? – я не кивала, но и не торопилась опровергать. Не всех, но многих я с удовольствием бы упекла за решетку или еще чего…но вот только не Северуса…
- Гарри, отстань от меня! – неожиданно грубо произнесла я.
- Что за странное симпатизирование Снейпу?! Он убийца! Он предатель! Он шпион! Такой же как все! – Гарри злился все сильнее. – Ты обещала мне помочь, а теперь отказываешься! – уже почти кричал он. Я вздрогнула при мысли о том, что он может догадаться. Я решила пообещать вернуться к этому после того, как мы найдем крестражи. А там он остынет…внезапно меня охватила волна такой злости, что я сама испугалась. Валькирия не может быть в такой ярости, просто не может…Но меня буквально прорывало наорать на Гарри, ударить…
- Оставь меня в покое! Оставь в покое эту затею! Уничтожим крестражи и тогда будем разбираться! Это сейчас важнее! И вообще, ты надоел мне, пользоваться моими способностями, возможностями для себя. Да, я много что могу, но я сама решу, когда и что мне делать. Ты мне не указ! – из меня буквально вырвался гнев…стоявшая на полке ваза странным образом тряслась, стекла дрожали, воздух в комнате словно накалялся. Гарри с ужасом смотрел на меня…
- Кэт, что с тобой? Откуда столько злости? Можно подумать, он тебе нравится… - успокаивающе улыбнулся брат. Он был так близок к истине, хотя и не догадывался. Ваза с полки упала и разлетелась на осколки…Это меня словно отрезвило.
- Никто мне не нравится. И вообще, закрыл тему и молчи. Я помогу тебе с крестражами и больше ни с чем. Уяснил? – брат медленно кивнул. – отлично. Спокойной ночи, братик! – я вышла, демонстративно хлопнув дверью. И вернулась к уже уснувшей Герми, подумав лечь спать…Однако, уже с полчаса спустя случилось еще кое-что странное…
Я почувствовала странное жжение на плече, там, где на университетской мантии была нашивка студенческого братства. Кто-то из бывших одногруппников меня вспомнил и хотел увидеть. Зная, что меня услышат, я отозвалась:
- В Гайд парке, у входа, через полчаса. – Я оглянулась на уснувшую Герми – мы спали в гостиной. Рон в комнате Регулуса, Гарри – в комнате Сириуса.
Я постаралась не шуметь, порылась в своей сумке, нашла мантию Джеймса, набросила ее и вышла из дома. Соглядатаев не было видно, но трансгрессировала я прямо с верхней ступеньки крыльца. В Гайд Парке было тихо, не было ни души, но я знала, что скоро кто-то придет. Однако мантию пока не снимала. Ждать пришлось недолго – через минут 5 тихий хлопок и около ворот возникла темная фигурка. Она огляделась и тихо позвала меня. Я вздрогнула – я давно не слышала этот голос, но хорошо его знала – это была Анжелика Блаттон, собственной персоной.
- Я тут, - отозвалась я, подходя к ней и снимая мантию-невидимку. Анжи повернулась ко мне.
- Слава Богу, боялась, что ты не станешь приходить неизвестно к кому.
- Я соблюдала осторожность, проверила кто пришел и потом открылась. Что-то стряслось? – спросила я у взволнованной Анж.
- Да, стряслось… - выдохнула она. – Вы с Севом помирились?
- Откуда ты знаешь? – спросила я бледную Анжелику. Она была закутана в черный плащ в пол, с капюшоном. А под ним оказались растрепавшиеся волосы без всякой прически. И длину видно не было – они уходили под воротник плаща. Я даже позавидовала, мои волосы доросли еле-еле до плеч.
- Спросила. Ты давно не выходила на связь, да и мне трудно будет с тобой связываться, а информатор тебе нужен. В общем, я не знаю, что именно она там наворожила. Та-кого-нельзя-называть не накладывала ничего на Гарри. Мне Северус говорил, что ты так думаешь, мы на минутку пересекались, он спросил, не знаю ли я чего-то по этому поводу. Ни на Гарри, ни на ребятах нет ничего.
- Но что-то есть? – спросила я.
- Да. Она заколдовала какое-то слово, знает, когда и где его произносят. Может имя, может заклинание, не знаю. Я подслушала ее разговор с Долоховым, не расслышала само слово.
- Знает и кто произносит? – вздохнула я.
- Да. – Анжелика оглянулась по сторонам. – Это еще не все. Так они нашли Гарри после свадьбы, так угадали, где вы живете сейчас. Но дом не видят. И еще одно – тебя ищут. Долохов знает, что ты в стране.
- Невозможно, мы стерли ему память…
- Не помогло. Он был в отключке и не сработало. Малфой ничего не помнит, объяснить, что произошло не может, Северус сказал, что тоже ничего не помнит. Долохов вспомнил где-то через недельку.
- Но я не в розыске…
- Конечно. Он не хочет упускать возможность поймать тебя самому. Тебя ищут, поверь мне.
- Как ты сама?
- Его помощница. Толком не могу его покинуть. По-моему, Долохов возомнил себя моим идеалом и думает, что я буду ему безропотно служить.
- А ты что?
- Работаю, так сказать. Обрабатываю Драко в свободное время. Думаю, его еще можно вернуть в нормальные люди.
- Не боишься?
- Уже нет, - усмехнулась она. – Мне верит большая шишка. Кстати да. Увидишь Сева – передай, что Долохов его в чем-то начинает подозревать. Белла отмахивается, верит Севу. Но боюсь, мой работодатель что-то разнюхает или все же напоет Белле в уши. Сама сказать не могу – не вижу Сева, у меня другие дела всегда оказываются. В общем, у меня все. За меня не бойся, я выкручусь…
- Слушай, а та отметина…больно ее ставить?
- Больно, адски больно. Но давно прошло. Ладно, мне пора, Тоша скоро вернется, я должна быть на месте. Все, удачи. – Она трансгрессировала, я же села прямо на землю. Сказанное ей ударило меня по голове словно обухом.
Меня ищут, сам Антонин. Он что-то подозревает о Северусе. Беллатриса оказалась умна, и что же это за слово? Ее имя? Ее прозвище? Заклинание? Крестражи? Голова пошла кругом, я не знала, что делать дальше…
- Вот и моя пташечка, - послышался за спиной радостный голос. Димитр Матей. Он-то тут откуда? – ох как пригорюнилась. Деточка моя, кто тебя обидел? – издевался он.
- Давно не виделись, Димитрушка, - подняла я голову. Он стоял прямо передо мной, в своем неизменном плаще-пальто, один. И знакомо и недобро усмехался.
- Да, давно. Где ты была так долго? – он мило улыбался, но я слишком хорошо знала, что таится за такими улыбками Димитра и его слуг.
- В стране. Мы путешествуем с братом, - по возможности холодно ответила я. Но мою руку тут же схватила рука Димитра, до боли стиснувшего мое запястье.
- Не ври, лапочка. Тебя не было на острове. Тебя видели на другом берегу пролива, во Франции. А потом белая сова улетела на юго-восток. Куда? В Грецию? – елейным голосом вопрошал он. Я молчала. – В Афины… - он заглянул мне в глаза. – Да, я вижу, что да. Просила помощи… - он покачал головой. – Не переживай, я продумаю, как уничтожить вашу организацию раз и навсегда.
- Тебе сейчас от меня что нужно? – не выдержала я.
- Я два месяца караулил тебя, и только потом догадался последить за твоей трансгрессией. Да, я могу это делать, - усмехнулся он на мой недоуменный взгляд. - Я хочу предложить тебе мирный вариант событий. Ты наденешь диадемку, сделаешь что я попрошу. Никто никого не тронет и всем будет хорошо… - вкрадчиво вещал Димитр. Но я не верила ему ни на грош.
- Нет, - бросила я.
- Послушай. Я не могу убить тебя, ведь ты – мой ключик в могуществу диадемы. Но я могу заставить тебя надеть ее. Я предложил мирно, ты не хочешь…
- Ты все равно не дашь валькириям существовать. И моим друзьям. Я не предам их.
- Ты слишком умна. Валькирии и Хранители – давние враги. Я не могу оставлять ваш орден, он опасен для нас. Но тебя и твоих друзей и родных я не трону…
- Я не верю тебе! – помотала я головой. – Ты лжешь!
- Кэтрин, представь, сколько власти, богатства будет в наших руках…и никто не обвинит тебя. Когда я убил родителей, обвиняли Влада. Нашего правильного, идеального Влада. На маленького Димитра никто не подумал…И тебя не обвинят. Валькирия, добрая, идеальная. Представь, сколько тебе даст Диадема…она может вернуть твою маму…Джеймса… - он словно специально давил на самое дорогое. Он знал, что для меня значит моя семья. И словно специально использовал то, что действительно способна была сотворить Диадема Света.
- Она у тебя? – я спросила это просто для того, чтобы узнать, где она. Ну и растянуть время.
- Да. Она у меня и вот ты. Надень ее, а?
- Ни-ког-да! – отчеканила я. – Ты не заставишь меня это сделать, а убить не можешь.
- Зато я могу отнять самое дорогое, Реддл. Ты с ума сойдешь, и Диадема послушает тебя. А ты выполнишь что угодно.
- Я сказала нет!
- Ты ведь сегодня уже злилась. Очень злилась…Ты до сих пор волнуешься от этого…так вот я прекращу эти приступы…
- Никакого приступа не было, - пожала я плечами. – Просто повздорила кое с кем…стоп, откуда ты это знаешь?! – поразилась я.
- Ну…читаю мысли… - внезапно заволновался Димитр. – Ты не оденешь Диадему?
- Нет!
- Больше я не буду спрашивать. Я готовлю тебе страшные испытания, поверь мне…и я могу отнять у тебя самое дорогое… - усмехнулся Димитр. – Ты еще пожалеешь о своем отказе, я клянусь тебе.
- Самое дорогое что? Вещь? – даже хмыкнула я.
- О нет… - Димитр достал из кармана плаща кучку колдографий – тут твои близкие.
- Одного из них – похолодела я.
- Да. Самого дорогого… - Димитр расплылся в ужасной ухмылке.
- Ты не знаешь, кто это… - мой голос предательски дрогнул. Смогу ли я защитить своих близких от Димитра? Он могущественный Хранитель, я лишь неопытная валькирия…
- Знаю, - Димитр вложил в мою руку колдографию, - прекрасно знаю… - я едва слышно выдохнула, не решаясь посмотреть на колдографию.
- Ладно, не парься…- Матей помахал мне рукой и исчез. Я же с ледяным чувством на душе вернулась домой. Но спать в ту ночь я уже не могла – я не знала, кого бояться больше – Пожирателей или Хранителей…Пожиратели были явной угрозой, слишком близкой, сильны. Но их я не так сильно боялась. Я могла справиться с несколькими одна, при наличии маховика…Справиться с Димитром я сама уже не смогла бы. Он был в разы более могущественным магом, чем я. Я знала, что желай он меня убить – он давно бы это сделал, особо не заморачиваясь. Знала, что жива лишь благодаря особым чарам Диадемы…Хранителей раза в два больше, чем валькирий, с ними почти все ифриты…я знала, что бой будет ужасен, знала его примерный итог…Но еще страшнее и четче в моей голове рисовалась перспектива сделки Димитра и Беллатрисы. Тогда ни мне, ни Гарри покоя не видать…
Я так долго не видела Хранителей, что расслабилась. Я даже благодарна была Матею за его визит, он вернул меня в реальность. Я поняла, что сбрасывать Матея со счетов никак нельзя, что он еще покажется мне…Я догадывалась, что я связана с Диадемой и именно так Димитр выследил меня или мою трансгрессию.
Но сейчас важнее была Беллатриса. Нам надлежало уничтожить эту угрозу и после я займусь проблемами с Димитром. Одна. Я не стану рисковать братом и друзьями. За этими мыслями я начисто забыла о колдографии, которую машинально сунула в карман…Так, строившую план грядущей войны, меня и застало утро. Гермиона и Рон поднялись и стали собираться. Я отправила Рона будить Гарри, сама же спустилась на кухню. Мне нужны были кофе и завтрак, как ни крути, есть я обязана…
Ко мне присоединилась Герми, на лице которой царило несколько маниакальное выражение. Затем пришли Гарри и Рон. Мы поспешно проглотили завтрак, еще раз проверили наше снаряжение и направились в вестибюль. Кикимер что-то пообещал нам вслед. На улице нас снова караулили Пожиратели. Видимо, всю ночь – они казались какими-то недоспавшими…
- Выглядишь ты плоховато, Кэт, - заметил мне уже на верхней ступеньке Рон.
- Не спалось, - мило улыбнулась я. Я расскажу вам кое-что из услышанного мной, но только не сейчас…
Первой трансгрессировала Герми, забравшая Рона. Потом Гарри. Я перенеслась по браслету. Мантия Джеймса была со мной, но я до сих пор скрывала ее существование от Гарри…
Вскоре начали прибывать на службу работники Министерства…оглушаемые нами, они вскоре лежали в пустом зале соседнего от Министерства здания – взломанного, конечно. Кроме одного – мужчины для обращения Рона. Тот отбыл домой после батончика от братьев Уизли… Мы же обратились – Герми в женщину из Сектора борьбы с неправомерным использованием магии, Рон в мужчину из магического хозяйства…я в женщину из того же самого отдела и наконец Гарри…неизвестно в кого. Я его не помнила, Рон его не знал…Попадение в Министерство резко изменилось – пришлось смывать себя в туалет, как ни пародоксально это звучит. А оттуда – в камин. Что ж, видимо старый лифт Атриум больше не работает…
Мы добрались без приключений, и наконец собрались в министерском холле. При взгляде на стену меня передернуло – сидящие на поверженных телах волшебники в мантиях. Символ доминирования магов над людьми…
Однако на успешном проникновении в Министерство наша удача закончилась – сначала мы встретили Яксли, из-за которого от нас пришлось уйти Рону. Он превратился в сотрудника Отдела Магического Хозяйства и как выяснилось, жена последнего имела сомнительное происхождение. Яксли угрожал уничтожить женщину, если в его кабинете не прекратится дождь. Я даже усмехнулась про себя – Пожиратель Смерти промок в собственном кабинете! «Так и надо, гад!» - мелькнула мысль. Но тем не менее Рон нас на втором уровне покинул. Дальше мы двинулись уже втроем…
Кроме того, я поняла, что Гарри видимо стал кем-то из разряда Яксли – последний гаденько так усмехнулся, обернувшись к Гарри.
И наконец первый уровень. И нашим глазам предстала милейшая картина - Перед лифтом стояли четверо, двое из них о чём-то увлеченно беседовали: одним был длинноволосый волшебник в великолепной чёрной с золотом мантии, другой — прижимавшая к груди папку приземистая, похожая на жабу колдунья с бархатным бантом в коротких волосах. Долорес Амбридж. Она обратилась к Муфалде Хмелкирк – нашей Герми – приказала той вести протокол. Именно так мы попали на заседание Комиссии по уничтожению маггловских выродков. Нет, она конечно называлась иначе, но суть была та самая. Точнее попала Гермиона, но это ставило угрозу над нами всеми – если нас раскроют – нам конец. Мы с Гарри двинулись дальше – я под мантией, Гарри так. Ровно до того момента, когда новый министр обратился к брату с вопросом о том, что Гарри тут делает. Мне пришлось отдать мантию ему, а самой дезиллюминироваться. Тут довольно мрачно, могут и не засечь. Мы добрались до кабинета Амбридж, причем меня буквально передергивало от гнева – в одном из холлов, где раньше заседали комиссии по магическому порядку, ныне творили брошюрки о том, как мерзки маггловские выродки, тесты на кровь и еще что-то в том же духе. Отец пришел бы в ужас. Но страшнее всего оказалось кое-что иное. Я не знала, где именно сейчас сидит Амбридж. И едва не потеряла равновесие, увидев табличку с ее именем на двери кабинета…моего отца!
Однако как пройти внутрь? Там ведь пусто…Гарри я не видела, но почувствовала, как он наугад нащупал мою руку. Отлично. Я щелкнула пальцами, у кого-то что-то разбилось и повалил дым. Черный, густой, едкий…Все повскакивали, напуганные. А я улыбнулась, отворила дверь и мы скользнули внутрь. Гарри снял мантию, я приняла видимый облик.
- Ну и гадина! – шепнул Гарри. – Изуродовать кабинет дяди!
- Успокойся, Гарри. Важно не это… - я старалась не глядеть на розовые рюшечки, котяток на тарелочках…мерзкая жаба!
- Акцио, медальон, - выдохнул Гарри. Естественно – ничего! Гарри прошел к двери, вырвал трубу с глазом-обманкой – он был по другую от нас сторону. Я оглядывалась, думая, где может быть медальон. Обыск стола, картотеки нам медальон не дал. Зато одна папка привлекла наше внимание.  Папка с надписью «Уизли».
Гарри вытащил ее и открыл:

АРТУР УИЗЛИ

Статус крови: Чистокровка, но с неприемлемыми промагловскими наклонностями. Известный член Ордена Феникса.

Семья: Жена (чистокровная), семеро детей, двое младших учатся в Хогвартсе.

Примеч.: Младший сын в настоящее время дома, серьёзно болен. Подтверждено инспекторами Министерства.

Статус безопасности: СОСТОИТ ПОД НАБЛЮДЕНИЕМ.

Все перемещения отслеживаются. Существует значительная вероятность контакта с Нежелательным лицом № 1 (ранее останавливалось в доме Уизли).

— Нежелательное лицо номер один, — чуть слышно пробормотал Гарри и, вернув папку мистера Уизли на место, закрыл ящик. Разумеется, мы знали, кто это самое лицо. Я – нежелательное номер два. Вопрос о моем розыске – скорее всего дело времени…
Гарри, пришедший в ярость, пуще прежнего рылся в ящиках. Ничего. Мои розыски тоже ничего не дали.  Разве что книгу Скитер о Дамблдоре. И тут дверь начала открываться. Гарри едва успел набросить мантию, я нырнула под стол и там надела мантию Джеймса. В кабинет вошел Пий Толстоватый и удивленно уставился на место, где стоял Гарри. Но потом пожал плечами и стал писать записку для Амбридж. Я едва дыша выбралась в холл. Я знала, что Гарри сделает то же. И не ошиблась – я летела к лифтам, и когда перед ним сбросила мантию и вбежала, на ходу запихивая ее в сумку, Гарри был уже в лифте.
- Слава Богу, Кэт! – улыбнулся он.
- Ищем ребят и делаем ноги… - ответила я. – думаю его тут нет.
На втором уровне впорхнул Рон, мокрый и ошалелый.
- Доброе утро! – пробормотал он.
- Рон, это мы!
- Черт, забыл как вы выглядите! Герми где?
- Поехала в зал суда с Амбридж, отвертеться она не смогла, ну и…
Прежде чем он успел закончить, лифт остановился снова, двери его отворились, и в него вошёл мистер Уизли, а с ним пожилая волшебница с копной светлых волос, зачёсанных вверх так, что они приобрели сходство с муравейником.
— Я понимаю, о чём вы говорите, Ваканда; и всё же боюсь, что не смогу участвовать в…
Тут он заметил Гарри и примолк. Двери лифта закрылись, все четверо снова поехали вниз.
— А, Редж, здравствуйте, — сказал мистер Уизли, оглянувшись на звук стекавшей с Рона воды. — Это ведь вашу жену допрашивают сегодня? Э-э… Что с вами? Почему вы такой мокрый?
— Это у Яксли в кабинете дождь идёт, — ответил Рон. Он смотрел в плечо мистера Уизли, и Гарри понимал: Рон боится, что отец узнает его, если они взглянут друг другу в глаза. — Я пытался остановить его, но не смог, ну и меня послали за Берни — Пиллсуортом, что ли, по-моему, они его так назвали….
— Да, в последнее время во многих кабинетах дождит, — сказал мистер Уизли. — А заклинание Метео реканто вы не пробовали? Блетчли оно помогло.

— Метео реканто? — пробормотал Рон. — Нет, не пробовал. Спасибо, па… простите, спасибо, Артур.
Двери лифта отворились, старая колдунья с муравейником на голове вышла, Рон метнулся следом за ней и исчез.
Нам встретился еще Перси, вышедший на следущем же этаже – мистер Уизли, конечно.
- Минутку, Ранкорн, - остановил Гарри дядя Артур. Я слышал, вы донесли на Дирка Крессвелла.
Я на тот момент снова нырнула под мантию, меня они просто не видели. Гарри наверно думал, что я вышла.
— Не понял, — сказал он.
— Не притворяйтесь, Ранкорн, — резко произнёс мистер Уизли. — Вы разоблачили мага, подделавшего свою родословную, не так ли?
— Я… что я сделал? — спросил Гарри.
— Ну так вот, Дирк Крессвелл — волшебник, каким вы не станете, даже если вас на десять помножить, — негромко сказал мистер Уизли, когда лифт снова поехал вниз. — И если он выживет в Азкабане, вам придётся отвечать перед ним, не говоря уж о его жене, сыновьях и родственниках…
— Артур, — перебил его Гарри, — вам известно, что за вами следят?
— Это что — угроза, Ранкорн? — громко осведомился мистер Уизли.
— Нет, — ответил Гарри, — это факт! Они наблюдают за каждым вашим шагом…
Мистер Уизли вышел, мы спустились к залу суда и тоже вышли.
- Гарри, я тут – шепнула я брату. Он судорожно кивнул. Новый сюрприз ждал нас у зала суда – дементоры, сторожившие допрашиваемых. Я подавила желание прогнать этих чудовищ. Не сейчас. Нельзя. Гарри нашел в себе силы сопротивляться. И отлично…
А затем в этом студёном безмолвии вдруг распахнулась слева одна из дверей подземной темницы и по коридору эхом раскатился крик:

— Нет, нет, я полукровка, говорю же вам, полукровка! Отец был волшебником, правда, вот, посмотрите, Арки Олдертон, известный человек, он конструировал мётлы, посмотрите, не хватайте меня, уберите руки…
— Предупреждаю в последний раз, — послышался негромкий голос Амбридж, магически усиленный так, что он легко перекрывал отчаянный крик несчастного. — Будете сопротивляться, получите поцелуй дементора.
Крик мгновенно стих, сменившись сухими рыданиями.
— Уведите, — сказала Амбридж.
Из двери вышли двое дементоров, которые гноящимися, покрытыми струпьями руками держали за предплечья мужчину, по-видимому, лишившегося чувств. Они проплыли с ним по коридору и скоро скрылись в завивавшейся за ними тьме.
— Следующая — Мэри Кроткотт, — произнесла Амбридж. Со скамьи поднялась маленькая дрожавшая с головы до ног женщина с тёмными, зачёсанными назад и собранными на затылке в узел волосами, одетая в длинную, простенькую мантию. В лице её не было ни кровинки. Гарри скользнул за ней, я, естественно, за ним. Брат надел невидимку, я нащупала его руку и мы поднялись на помост.
Тут царило отаяние и уныние, возникало ощущение каземата, тюрьмы, колодца. Меня затрясло. Перед Амбридж, Яксли и Герми прохаживался серебристый кот. Конечно, себя они защитят!
— Садитесь, — мягко и вкрадчиво произнесла Амбридж.
Миссис Кроткотт, спотыкаясь, приблизилась к одиноко стоявшему перед помостом жёсткому креслу. Едва она села, как из подлокотников кресла с лязгом выскочили цепи, сковавшие ей руки. Начался допрос…
…Амбридж испустила негромкий девичий смешок, вызвавший желание чем-нибудь ударить её. Она склонилась над барьером, чтобы лучше видеть свою жертву, и что-то золотистое сверкнуло, свисая с её шеи, — это был медальон.

Гермиона, тоже увидевшая его, негромко пискнула, однако Амбридж и Яксли с таким увлечением терзали свою жертву, что ко всему остальному оставались глухи.
— Какой… какой красивый, Долорес, — пролепетала Герми, указывая на кулон, поблёскивавший в рюшечках блузы Амбридж.
— Что? — резко отозвалась Амбридж. — А, да… семейная ценность. — Она погладила медальон, лежавший на её обширной груди. — «С» означает «Селвин»… я же в родстве с Селвинами… Собственно, чистокровных семей, с которыми я не состою в родстве, не так уж и много. Чего, к сожалению, — повысив голос и перелистывая заполненную миссис Кроткотт анкету, продолжила она, — нельзя сказать о вас. Род деятельности родителей: зеленщики.
От лжи, услышанной Гарри, кровь ударила ему в голову, заставив забыть об осторожности. Эта дрянь выдавала медальон, полученный ею в виде взятки от мелкого воришки, за доказательство чистоты собственной крови. Он поднял палочку, даже не пытаясь укрыть её под мантией-невидимкой, и рявкнул:
— Остолбеней!
Полыхнул красный свет, Амбридж обмякла, тюкнувшись лбом о край балюстрады, посвящённые миссис Кроткотт документы посыпались на пол, прогуливавшийся под балюстрадой кот сгинул. Холодный воздух ударил в сидевших на помосте, точно порыв ветра. Озадаченный Яксли заозирался, пытаясь понять, что происходит, и увидел висящую в воздухе руку Гарри с направленной на него палочкой. Он попытался выхватить собственную, но не успел.
— Остолбеней!
Яксли кулём повалился на пол.
- Миссис Кротткот! – заорала Гермиона. Я оглянулась – к женщине подплывал дементор и вот уже запрокинул ее голову…
— ЭКСПЕКТО ПАТРОНУМ!

Серебристый олень вырвался из палочки Гарри и понёсся к дементорам, и они отпрянули назад, снова слившись с тенями. Олень закружил по залу, заливая его светом, более мощным и тёплым, чем тот, что исходил от кота.
— Возьми крестраж, — сказал Гарри Гермионе.
Запихивая мантию-невидимку в мешочек на шее, он сбежал с помоста к миссис Кроткотт.
Он пытался ее освободить, мы с Герми заменили медальон дубликатом.
- Релассио! – мое заклинание освободило шокированную происходящим миссис Кротткот.
— Вы пойдёте с нами, — сказал Гарри, поднимая её на ноги. — Отправляйтесь домой, берите детей и бегите, если придётся, то и из страны. Измените внешность и бегите. Вы видели, что происходит, справедливого суда вы здесь не дождётесь.
Мы выбежали в коридор, вызывая Патронусов – моя лань, олень Гарри, выдра Герми.
Когда Патронусы выплыли из зала суда, люди, сидевшие в очереди, испуганно закричали. Гарри огляделся: дементоры расступались в стороны, растворяясь во тьме, удирали от серебристых созданий.
— Принято решение: всем вам следует разойтись по домам и скрыться вместе с вашими семьями, — произнёс Гарри, глядя на родившихся от маглов людей, ослеплённых светом Патронусов и всё ещё поёживавшихся. — Если сумеете, уезжайте за границу. Главное — держитесь подальше от Министерства. Таков… э-э… новый официальный курс. А теперь следуйте за Патронусами, и вы сможете уйти через атриум.
Мы поспешно поднимались и вот оказались уже около лифтов. Я на всякий случай остановила время в зале суда. Оно потом пойдет быстрее там, но это даст нам шанс скрыться – Яксли и Амбридж застыли под воздействием чар.
Из лифта вышел Рон.
— Редж! — закричала миссис Кроткотт и бросилась Рону на грудь. — Ранкорн отпустил меня, он напал на Амбридж и Яксли и велел всем нам бежать из страны. Я думаю, нам лучше послушаться его, Редж, я правда так думаю! Давай быстрее домой, возьмём детей и… Ты почему такой мокрый?
— От воды, — пробормотал, высвобождаясь из её рук Рон. — Гарри, они знают, что в Министерство проникли посторонние. В двери кабинета Амбридж обнаружили какую-то дырку, думаю, у нас есть минут пять, а потом…
- Черт! – выругалась я.
— Будем действовать быстро, не поймают, — ответил Гарри и повернулся к безмолвным людям, стоявшим за его спиной. Все они, разинув рты, смотрели на него. — У кого из вас есть палочки?
Примерно половина подняла руки.
— Хорошо, те, у кого нет палочки, держитесь за тех, у кого она есть. Нужно торопиться, иначе нам помешают. Вперёд.
Мы оказались в атриуме, где запечатывались входы и выходы.  Гарри приказал прекратить, кто-то стал возражать. Но в итоге люди стали покидать Министерство через камины. И тут произошло ужасное…
Показался настоящий Рэдж, началась подлинная суматоха…перекрывались выходы, исчезли однако все спасаемые, кроме миссис Кротткот. Рон поспешно бежал вместе с ней. Из лифта вырвался Яксли и полетел на нас. Я давно уже была без мантии, поэтому на нас троих теперь смотрела разъяренная группа…
Настоящий Редж Кроткотт завопил:
— Моя жена! Кто был с моей женой? Что такое?
Гарри увидел, как Яксли поворачивается к нему, увидел, как его зверская физиономия озаряется пониманием происходящего. Он поднял палочку и отлетел к стене…
У меня была доля секунд на принятие решения. Я могла сбежать и спасти ребят. Но условие было ужасно – едва я начну колдовать как валькирия – я приму истинный облик. Однако выбора не было. Яксли отлетел после моего заклятия.
- Реддл, - раздались чьи-то голоса.- Это девчонка Реддл.
Отлично, меня окончательно узнали. Прекрасно! На меня налетел было кто-то, но перед его ногами вспыхнул огонь и он отшатнулся. Секунду спустя линия огня надвое расчертила атриум, Яксли снова отлетел в сторону. Щелчок моих пальцев, и все словно застыли. Мелкий трюк, сейчас снова двинутся. Гарри взглянул на меня и явно все понял.
— Вперёд! — крикнул он Гермионе, хватая её за руку. Они прыгнули в камин, и над головой Гарри пронеслось выпущенное Яксли заклятие.
- Анкарате Мортус! – шепнула я. Все двинулись крайне медленно, словно застывали где-то. Я нырнула в камин. Едва я вылетела, как за мной показался Яксли.
- Уходим! – Гарри схватил Герми и Рона и мы перенеслись…вот только ребята домой, а я к отцу. Надлежало предупредить его о моем промахе. Они могут прийти за папой.
Уже стоя на пороге родной квартиры, я машинально сунула руку в карман. Я думала, что хуже быть уже не может. Меня не просто видели, догадались и про остальных, явно. Теперь я скажу папе, заберу ребят и нам надо срочно бежать…
Однако вытащив из кармана колдографию, я начисто забыла о том, что собралась делать.
«Самое дорогое…» - прозвучал в голове голос Диитра. «Я знаю, кто это…»
Это было так. Он действительно знал, кто для меня дороже всех. Димитр не шутил прошлой ночью...с колдографии на меня смотрел улыбающийся Гарри…

0

90

Боже, я пришла наконец и прочитала главу!
Астрюш, спасибо! Глава такая большая  http://www.kolobok.us/smiles/he_and_she/girl_dance.gif
Ух, для меня всегда волнительна эта глава. Даже момент в фильме)))
Но Слава Богу все хорошо)) Так, чувствую где-то подвох. Либо с отцом, либо с побегом...  http://www.kolobok.us/smiles/standart/sad.gif
Астрюшик, с нетерпением буду ждать продолжения!  http://s19.rimg.info/3db000e87d5b262a0c48550a5a3618b0.gif

0


Вы здесь » Фанфики » Гарри Поттер » Поцелуй валькирии 3: Раскрытие тайн.