Фанфики

Объявление

Дорогие авторы! Если Ваш фанфик находится в приостановленных и вы выложили проду, то убедительная просьба делать заявку на возвращение фанфика в соответствующий раздел сайта. С уважением Navey

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фанфики » Сумеречная сага » Вырезанные фрагменты из книг


Вырезанные фрагменты из книг

Сообщений 11 страница 20 из 34

11

ИзбаLOVEанная
Специально для тебя)))
Эту главку Стефани писала, что бы лучше понять эмоции Эдварда когда он узнал страшные новости...
Приятного прочтения!))

Новолуние:Новости от Розали (от лица Эдварда)
В моем кармане снова завибрировал телефон. В двадцать пятый раз за последние 24 часа. Я подумал, что надо ответить или хотя бы посмотреть, кто звонит. Возможно, звонок был важный. Возможно, я был нужен Карлайлу.
Несмотря на эти мысли, я не пошевелился.
Я не был точно уверен в том, где я нахожусь. Какой-то темный чердак, низкий настолько, что можно только ползти, кишащий пауками и крысами. Пауки меня игнорировали, крысы же явно опасались. Воздух был густой, с тяжелым запахом горелого масла, прогорклого мяса, человеческого пота и такой грязный, что это ощущалось почти физически. Подо мной четыре этажа убогих арендованных квартир в квартале гетто, наполненных жизнью. Я не пытался выделить отдельные внятные мысли из голосов, которые я слышал – вместе они образовывали громкий, шумный гул на испанском языке, который я не слушал. Я просто позволил звукам отражаться от меня. Нет смысла. Все это не имеет смысла. Само мое существование не имеет смысла.
Весь мир не имел смысла.
Я уткнулся головой в колени и с любопытством подумал - насколько еще хватит моего терпения. Может, надежды и вовсе не было. Может, если все мои попытки изначально были обречены на неудачу, мне стоит перестать мучить себя и просто вернуться…
Эта мысль была такой сильной, такой исцеляющей – как будто в словах содержался сильный анестетик, смывающий гору боли, под которой я был похоронен – что от нее стало трудно дышать, и закружилась голова.
Я могу уйти, я могу вернуться.
Лицо Беллы, которое всегда было передо мной, стоило закрыть глаза, улыбнулось мне.
Улыбка приветствовала, прощала, но все же она была не такой, какой я подсознательно видел ее.
Конечно, я не мог вернуться. Что моя боль по сравнению с ее счастьем? Она должна иметь возможность улыбаться, без страха и опасности. Без нависающей угрозы лишиться души в будущем. Она заслуживает большего, чем это. Она заслуживает лучшего, чем меня. Когда она покинет этот мир, она отправится туда, куда я никогда не смогу попасть, независимо от того, как я буду вести себя здесь.
Мысль об окончательной разлуке было тяжелее, чем та боль, которую я терпел до этого. От нее мое тело задрожало. Когда Белла вернется в тот мир, которому она принадлежала, я не смогу больше оставаться здесь. Должно быть забвение. Должно быть облегчение.
Это было моей мечтой, однако, я не был уверен в возможности. Даже обратившись в пепел, перестану ли я чувствовать боль от ее утраты?
Я снова вздрогнул.
Черт возьми, ведь я обещал. Я обещал, что не буду вторгаться больше в ее жизнь со своими демонами. Я не собирался возвращаться в свой мир. Могу ли я хоть раз сделать что-то правильно в отношении нее? Вообще хоть что-нибудь?
Идея о возвращении в маленький затянутый облаками городок, который навсегда останется моим единственным в этом мире настоящим домом, снова заползла в мои мысли.
Только убедится. Просто увидеть, что она в порядке, и в безопасности, и счастлива. Не вмешиваясь. Она никогда не узнает, что я был там…
Нет. Черт возьми, нет.
Телефон снова завибрировал.
- Черт, черт, черт! - прорычал я.
Я подумал, что надо отвлечься. Я открыл телефон, и сообразив, кому принадлежал этот номер, впервые за полгода испытал шок.
Зачем мне может звонить Розали? Она была, наверное, единственной, кто радовался моему отсутствию.
Должно быть, что-то и правда не в порядке, если ей нужно поговорить со мной. Внезапно почувствовав беспокойство за свою семью, я снял трубку.
- Что? - спросил я напряженно.
- Ну ничего себе! Эдвард ответил на звонок. Я польщена.
По ее интонации я сразу понял, что с семьей все в порядке. Должно быть, ей просто стало скучно. Трудно было разобраться в мотивах ее поведения без возможности найти подсказку в ее мыслях. Для меня действия Розали никогда не имели смысла. Ее поступки обычно были основаны на достаточно замысловатой логике.
Я захлопнул крышку телефона.
- Оставь меня в покое, - тихо прошептал я в пустоту.
Конечно же, телефон завибрировал вновь.
Она что, собирается названивать пока не сообщит мне новость, которая, безусловно выведет меня из себя? Возможно. Понадобится несколько месяцев, чтобы она устала от этой игры. По достоинству оценив идею наслаждаться звонками Розали последующие полгода… я вздохнул и снова снял трубку.
- Заканчивай.
Розали торопливо проговорила:
- Думала, тебе будет интересно узнать, что Элис в Форксе.
Широко открытыми глазами я уставился на гнилые деревянные балки в трех дюймах (2,54 см) от моего лица.
- Что? - ровным и равнодушным тоном переспросил я.
- Ты же знаешь Элис – думает, что всегда все знает. Прям как ты, - хихикнула Розали, но явно без удовольствия. Её тон стал едва ли не нервозным, как будто она вдруг стала сомневаться в том, что поступает правильно.
Однако, мой гнев помешал мне понять, в чем сомневалась Розали.
Элис поклялась мне, что она выполнит все мои указания насчет Беллы, хотя была и не согласна с моим решением. Она обещала оставить Беллу в покое… настолько, насколько смогу оставить ее в покое я. Конечно, она считала, что я не смогу вынести эту боль. Возможно, она была права.
Но пока я мог. Пока. Так что же она забыла в Форксе? Мне хотелось свернуть ее тощую шею. Хотя, конечно, Джаспер не даст мне подойти к ней так близко, как только почувствует поток ярости, исходящий от меня…
- Эдвард, ты еще тут?
Я не ответил. Только сжал переносицу кончиками пальцев, размышляя - может ли вампир страдать от мигрени.
С другой стороны, если Элис уже вернулась…
Нет. Нет. Нет. Нет!
Я поклялся. Белла заслуживает того, чтобы жить. Я поклялся. Белла заслуживает того, чтобы жить.
Я повторял эти слова как мантру, стараясь выбросить из головы притягательный образ темного окна комнаты Беллы. Путь в мое единственное спасительное прибежище.
Без сомнения, если я решу вернуться, я готов унижаться. Нет, я не это имел в виду. Я бы с радостью провел следующее десятилетие, стоя на коленях, только бы быть с ней.
Нет, нет, нет.
- Эдвард? Тебя не волнует, почему Элис там?
- Вообще-то нет.
Голос Розали стал самодовольным, без сомнения, ей понравился мой ответ. - Конечно, она не нарушает правила напрямую. Я имею в виду, ты ведь запретил нам приближаться к Белле, так ведь? Все остальное в Форксе не попадают под это определение.
Я медленно моргнул. Белла уехала? Мои размышления стали крутится вокруг этой неожиданной новости. Она ведь еще не закончила школу, должно быть она просто вернулась к матери. Это хорошо. Она должна жить там, где много солнца. Хорошо, что она умеет оставлять тени прошлого позади.
Я попытался сглотнуть, безуспешно.
Розали нервно рассмеялась.
- Поэтому тебе не нужно злиться на Элис.
- Так зачем ты звонишь, Розали, если не затем, чтобы досадить Элис? Зачем ты меня достаешь? Ох!
- Подожди! - сказала она, небезосновательно чувствуя, что я готов снова повесить трубку. - Я не за этим звоню.
- Тогда зачем? Говори быстро и оставь меня в покое.
- Ну…, - она колебалась.
- Выкладывай, Розали. У тебя всего десять секунд.
- Я думаю, тебе стоит вернуться домой, - заторопилась Розали. - Я устала от того, что Эсме все время печальна, а Карлайл никогда не смеется. Тебе должно быть стыдно за то, что ты с ними сделал! Эмметт все время скучает по тебе и это действует мне на нервы. У тебя есть семья. Вырасти, наконец, и подумай о чем-нибудь еще кроме тебя самого.
- Интересный совет, Розали. Давай я расскажу тебе маленькую историю про горшок и чайник…
- В отличие от тебя, я думаю о них. Если тебе наплевать на остальных, подумай хотя бы о том, какую боль ты причиняешь Эсме! Она любит тебя больше, чем кого либо из нас, и ты знаешь об этом. Возвращайся домой.
Я не ответил.
- Я подумала, раз вся эта история с Форксом улажена, ты сможешь.
- Проблема не в Форксе, Розали, - как можно более спокойнее сказал я. То, что она сказала о Эсме и Карлайле задело за живое. - Только то, что Белла… - было трудно произносить ее имя вслух, – …уехала во Флориду, не значит, что я смогу… Послушай, Розали. Мне правда жаль, но, поверь мне, если я приеду, вряд ли это сделает кого-нибудь счастливым.
- Ммм…
Опять оно, это нервное колебание.
- Розали, чего ты мне не договариваешь? С Эсме все в порядке? А Карлайл…?
- Они в порядке. Просто…ну, я ведь не сказала, что Белла уехала.
Я не ответил. Еще раз прокрутил наш разговор в голове. Да, Розали сказала, что Белла уехала. Она сказала: … ты ведь запретил нам приближаться к Белле, так ведь? Все остальное в Форксе не попадает под это определение. А затем: я подумала, раз вся эта история с Форксом улажена… Значит, Белла была не в Форксе. Что она имела в виду, когда сказала, что Белла не переехала?
Розали снова затараторила, в его тон стала прокрадываться злоба.
- Они не хотели тебе говорить, но я считаю, что это просто глупо. Чем быстрее ты справишься с этим, тем быстрее все вернется в норму. Зачем прятаться по темным углам планеты, если больше в этом нет необходимости? Теперь ты можешь вернуться домой. Мы снова можем быть семьей. Все кончено!
Мой мозг должно быть не в порядке. Я не мог понять смысла ее слов. Она говорила, так как будто хотела сказать мне что-то очень, очень простое, но я не мог понять, что именно. Мой мозг обыгрывал информацию, создавая различные интерпретации. Но ничего не имело смысла.
- Эдвард?
- Я не понимаю о чем ты, Розали.
Длинная пауза, длиной в несколько ударов человеческого сердца.
- Она мертва, Эдвард.
Еще более длинная пауза.
- Мне… жаль. Я думаю, ты имеешь право знать. Белла… спрыгнула со скалы два дня назад. Элис видела это, но было уже слишком поздно что-либо сделать. Думаю, она помогла бы, даже нарушив данное слово, если бы было время. Она вернулась, чтобы помочь Чарли. Ты же знаешь, как она всегда беспокоилась о нем…
Телефон замолчал. Мне понадобилась пара секунд, чтобы понять, что я сам выключил его.
Я сидел, замерев, посреди мрака. Казалось, что время кончилось. Казалось, вселенная остановилась.
Медленно, как старик, я снова включил телефон и набрал номер, по которому сам себе клялся никогда больше не звонить.
Если ответит она, я просто положу трубку. Если Чарли, я получу информацию, которая мне нужна, чтобы успокоиться. Я удостоверюсь, что Розали ошиблась в своей глупой маленькой шутке, а затем вернусь в свое небытие.
- Дом Свонов, - ответил мне голос, который я раньше никогда не слышал. Хриплый мужской голос, низкий, но принадлежавший молодому человеку.
Я не позволил себе задуматься о том, кто был его обладателем.
- Это Доктор Карлайл Каллен, - сказал я, идеально копируя голос отца. - Могу я поговорить с Чарли?
- Его нет, - ответил голос, и я слегка удивился злости, появившейся в нем. Эту фразу он буквально выплюнул. Но это не имело значения.
- Тогда где же он? - чувствуя нетерпение, потребовал я.
Последовала пауза, как если бы незнакомец хотел утаить от меня какую-то информацию.
- Он на похоронах, - в конце концов ответил юноша.
Я снова выключил телефон

Отредактировано Angel1549 (2012-05-22 15:16:40)

+2

12

плиз напиши про не вошедшие сцены из рассвета.
и круто пишешь лави +

+1

13

Первая брачная ночь Эдварда и Беллы. Она идет под тегом "Только для взрослых", поэтому Стефани сделала этот момент в книге более неприглядным.
Читайте и наслаждайтесь! (элис макартни Специально для тебя)

Невошедшая сцена из Рассвета
Я слегка улыбнулась и положила свою руку – она теперь не дрожала – ему на сердце. Белое на белом; на этот раз мы соответствовали друг другу. Он вздрогнул от моего прикосновения. Его дыхание тут же участилось.
- Я обещал, что мы попробуем, - шепнул он напряженно, - если... если я сделаю что-то не так, если я сделаю тебе больно, ты должна сразу сказать мне.
Я торжественно кивнула, все еще смотря на него. Я сделала другой шаг, и моя голова оказалась на его груди.
- Не бойся, - прошептала я, - мы принадлежим друг другу.
Я была поражена, ведь мои слова были правдой. Этот момент был настолько прекрасен, что нельзя было сомневаться в нем.
Его руки сомкнулись вокруг меня. Лето и зима. В моем теле нарастало напряжение.
- Навсегда, - прошептал он и потянул меня в более глубокую воду.
На этих словах Эдвард потянул меня на глубину...

Я чувствовала, как вода расступается перед каждым моим шагом, обволакивая тело скользящими, едва заметными волнами; пальцы ног впивались в мягкое песочное дно, на минуту замирая в его пучине.
Я шла медленно, боясь споткнуться – только этого мне сейчас не хватало – этой ночью я не должна совершать ошибок, чтобы Эдвард не смог отречься от своего обещания.
Он был спокоен, хотя я знала, что внутри Эдвард переживает не меньше моего. Его тело скользнуло дальше, в сумеречном свете оно отливало перламутровой голубизной. В тот момент я уже не могла ни о чем думать – меня опьяняло его красивые рельефные изгибы. Эдвард грациозно устремился вперед, притягивая меня за собой – я чувствовала себя на буксире моторной лодки – его движения были ловкими и в тоже время плавными.
Внезапно случилось то, чего боялась – споткнувшись о булыжник на дне, я одним быстрым рывком погрузилась целиком под колышущиеся на ветру волны. «Буль-буль-буль!» - Все, что удалось мне расслышать, глаза же стало выедать морской водой и мне пришлось их закрыть несмотря на дикое и в тоже время примитивное желание – взглянуть на Эдварда под водой.
Спустя минуту сильные и холодные руки обхватили меня за талию и потащили вверх, сопротивляясь движению воду. Вот показалась его грудь, затем шея и наконец лицо – я вынырнула словно поплавок и сразу оценила дразнящую улыбку Эдварда. Он явно сдавливал хихиканье.
Белла, - с улыбкой на лице прошептал он, - только не говори, что ты и плавать не умеешь.
В ответ я что-то буркнула себе под нос, заливаясь румянцем.
В таком случае, наше плаванье подошло к концу.... Пора выполнять свои обещания, - на этих словах Эдвард ловко усадил меня к себе на талию и словно ветер за несколько секунд перенес нас обоих в спальню.
Я замерла в его объятьях – в комнате было душно и только его холодное каменное тело спасало от жары. Несколько минут мы просто стояли обнявшись, затем Эдвард с осторожностью в голосе заговорил.
Белла, если я сделаю что-то не так, ты должна обязательно мне об этом сказать, - начал он. Я чувствовала, что он до сих пор сомневается, правильно ли мы поступаем. - Я знаю, больше чем ты думаешь о женской физиологии, но это не мешает мне причинить тебе боль.
Его глаза стали грустны и мне стало не по себе – ведь именно я являюсь зачинщиком этого безобразия. Но будь я хоть немного не уверенной в том, что Эдвард всем своим существом страстно любит меня, жертвуя собой, я бы отступила. Я бы сделал шаг назад – но сегодня я жаждала продолжения.
- Хорошо, - едва слышно ответила я.
Хорошо, - тихо проговорил он, - мне так спокойней.
Его рука скользнула по моим волоса и тыльной стороной ладони Эдвард погладил мое лицо.
Белла, - прошептал он, - теперь закрой глаза, я хочу чтобы ты чувствовала мои прикосновения.
Мое тело охватила мелкая дрожь, пульс участился и кровь бешенно понеслась по венам. Эдвард не мог этого не заметить, но он уверенно продолжал свои движения. Его тело напряглось – мышцы на груди заиграли, а где-то чуть ниже живота я ощутила еще более отвердевшую плоть.
Его тонкие красивые пальцы скользнули вдоль щеки и задержались на моих губах, слегка приоткрывая рот. В ответ я что-то нечленораздельно шепнула.
Тшш...Белла. -доверься мне. Я кивнула, ощущая нарастающую волну жара в животе.
Эдвард, едва коснувшись, поцеловал меня в губы, затем стал играть с ними более уверенно с всепоглощающей страстью. Я старалась достойно отвечать на его ласки и запустила свои руки в его волосы, сильно, насколько это было возможно, притянув к себе. Но от мои манипуляций Эдвард даже не сдвинулся с места ни на миллиметр, но сразу осознав мои тщетные попытки, сам прижал меня к своему телу.
Наши поцелуи были беспорядочными, нескромными, пылающими. Его легкие м нежные прикосновения я уже ощущала на своей шее, плечах, груди, ребрах, талии – Эдвард искусно изучал мое тело.
Еще секунду и обхватив меня одной рукой – мой вампир осторожно уложил меня на кровать. Кажется, в тот момент я забыла как дышать.
Холодное, мраморно-белое тело накрыло меня сверху – я уже не отдавала отчет своим мыслям и, казалось, мозг полностью отключился. Эдвард продолжал жадно целовать меня, в то время как его правая рука ласкала мою грудь, а левая едва заметно погладила внутреннюю сторону бедра. Этого было достаточно, чтобы мое тело неистово затряслось – я невольно стала изгибаться под его широки плечами, слегка постанывая.
Тебе холодно, ты вся дрожишь, - прошептало мое божество, немного отстранясь. Беспокойство было явно наигранным – я взглянула в его глаза и сквозь мрак разглядела в них дерзкий огонек.
Мне не холодно, - твердо проговорила я, желая прогнать свое смущение, - продолжай.
Сама напросилась, - прорычал Эдвард и буквально вцепился в меня губами, почти кусая.
Эту ночь я прокручивала в голове миллионы раз, погружаясь в совсем непристойные фантазии – но то, как делал это Эдвард было в сто раз лучше и как ни странно красивее.
Казалось, прелюдия никогда не закончится – но как только я об этом подумала, Эдвард решил положить ей конец – плавно, но с достаточной силой он стал медленно погружаться в мое тело – я вцепилась когтями в его спину и боялась даже сделать выдох, чтобы ненароком не спугнуть его. Но тщетно, едва он проникнул в меня, я ощутила резкий болевой толчок и из моих уст сдавленно вырвалось «ах».
Как я и ожидала, Эдвард резко отпрянул и пронзительным взглядом просверлил мне переносицу.
Белла? - серьезным тоном отозвался его бархатный голос.
Все хорошо, Эдвард, продолжай, - я не могла долго смотреть в его глаза – в них отражалось отчаянье и боль, намного сильнее того, что сейчас испытала я.
Просто не забудь сказать мне «стоп». - сквозь неровное дыхание проговорил Эдвард.
Да, - шепнула я и поцеловала его твердые, холодные губы.
Дальше его движения стали более интенсивными и быстрыми – я слышала как ножки кровати стираются в пыль, а предметы на стоящем неподалеку столике, стуча брякались на пол. Вся комната, а то и дом ходили ходуном. Мне было наплевать – в тот момент, когда он был здесь, рядом, во мне – когда я полностью отдалась ему – я была счастлива - действительно, по-настоящему. Мне хотелось, чтобы мой вампир не останавливался никогда, чтоб сильнее прижимал меня к себе. И чем крепче впивались его пальцы в мою кожу, чем интенсивнее были его движения, тем большее удовольствие приносила мне физическая близость с этим зверем. Похоже, что время в те минуты остановилось – были только я, Эдвард и разлетающаяся в куски кровать.
Эдвард с каждым разом ускорял скорость – он напоминал машину с вечным двигателем и нежным, но твердым моторчиком. Я гладила его плечи, спину и каменные филейные части тела. Он был божественен!
В какой-то момент, я почувствовала, что ему стало очень трудно бороться с собой. Скорей всего причина была в моем кровоточащем теле. Эдвард натужно кусал свои губы, а на лице замаячила плохо скрываемая боль. Его лицо устремилось и двинулось куда-то вперед, теперь я лишь могла видеть его четко-очерченный мужской подбородок. Через секунду я послышала сдавленное рычание и тысячи маленьких пушинок, словно снег залетали по комнате. Может, это были искры от соития в нашу первую брачную ночь? Все равно...
Мы наслаждались друг другом до самого утра, в ту ночь я поняла, что такое физическое удовольствие- но оно не сравнится с тем наслаждением, которое доставила мне мысль о том, что теперь Эдвард полностью и безостановочно принадлежит мне. Как и я ему.
Когда мой зверь наконец остановился и прерывисто дыша, заглянул мне в глаза – я уже не чувствовала свое тело. Твердая холодная рука заскользила по моему лбу, а губы кротко поцеловали мой рот – эти прикосновения повели меня в самый приятный, легкий и непринужденный сон.

Солнце, припекавшее обнаженную кожу моей спины, разбудило меня утром. Позднее утро, возможно уже день, но в этом я была не уверена.
Все, кроме времени было ясно. Я знала точно, где была – светлая комната с большой белой кроватью, солнечный свет, проникающий через открытые окна. Облака балдахина могли бы смягчить сияние.
Я не стала открывать глаза. Я была так счастлива, и не хотелось ничего менять. Единственными звуками были шум волн, наше дыхание, биение моего сердца...
Мне было удобно, даже, несмотря на припекающее солнце. Его прохладная кожа была прекрасным средством от жары. Я лежала на его груди и его руки обнимали меня очень легко и естественно. Мне было весело вспоминать все мои опасения о сегодняшней ночи. Все страхи теперь казались глупыми.

+3

14

Angel1549
Вау) Мне понравилось) Лучше бы не вырезали такие интересные моменты)
И можешь выложить 16 главу из Новолуния и эпилог от туда же...)

0

15

МариФка
Я согласна с тобой, совершено не нужно было вырезать такие моменты)))Я не понимаю :dontknow:
Но у нас хотя бы есть возможность это прочитать))) :)

0

16

Новолуние:Альтернати­вный эпилог.
Это был один из таких солнечных дней, которые я любила больше всего. Но Эдвард не мог держать свое обещание каждую минуту. У него были потребности.
- Эллис может снова остаться с тобой – предложил он ночью пятницы. Я видела тревогу в его глазах – страх, что я сойду с ума, когда он оставит меня одну, и сделаю что-нибудь сумасшедшее. Например, угоню мой мотоцикл из Ла Пуш или сыграю в русскую рулетку с пистолетом Чарли.
- Со мной все будет хорошо – сказала я с фальшивой уверенностью. Долгие месяцы притворства отточили мои навыки обмана. – К тому же вам всем нужно поесть. Мы просто вернемся к повседневной жизни.
Почти все вернулось в привычное русло, я даже не поверила, что это возможно так быстро. В больнице Карлайла приняли назад с распростертыми объятьями, даже потрудившись скрыть восхищение оттого, что Эсми нашла жизнь в Лос-Анджелесе непривлекательной. Из-за того, что я пропустила один тест, Элис и Эдвард на данный момент имели лучшие шансы на благополучный выпуск. Чарли не был счастлив от этого, как и оттого, что ему придется иметь дело с Эдвардом. Но, по крайней мере, Эдварду разрешали — в течение определенного времени – снова посещать наш дом. Мне только не разрешали выходить за порог.
- Все равно мне нужно написать все эти эссе – сказала я, указывая на бланки заявлений на моем столе, Эдвард принес их изо всех учебных заведений, где еще не закончился срок подачи. – Мне не стоит отвлекаться.
- Это правда,. – сказал он с некоторой тяжестью. – У тебя достаточно дел. И я вернусь, когда стемнеет.
- Используй свое время, – сказала я и закрыла глаза, изображая усталость.
Я хотела убедить его, что доверяю ему. И это было правдой. Ему не нужно знать о кошмарах с зомби. Они были не о потере веры в него – просто я до сих пор не могла положиться сама на себя.
Чарли остался дома, что было необычно для субботы. Я была занята заполнением заявлений на кухонном столе, так что он мог легко наблюдать за мной. Мне было скучно, а он иногда отрывался от телевизора, чтобы проверить, на месте ли я.
Я попыталась сосредоточиться на формах и вопросах, но это было трудно. Сейчас я чувствовала себя одинокой, мое дыхание участилось, и мне нужно было побороть себя, чтобы успокоиться. Я чувствовала себя маленьким двигателем, снова и снова повторяя: ты справишься, ты справишься, ты справишься...
Так что, когда в дверь позвонили, это было очень кстати. Я понятия не имела, кто это был, да это было и не важно.
- Я открою! – воскликнула я, срываясь с места.
- Хорошо, – сказал Чарли безразлично. Когда я пробегала мимо него, не было похоже, что он сдвинулся хоть на дюйм со своего места.
Приветственная улыбка уже растянулась на моем лице, готовая встретить продавца каких-нибудь товаров.
- Привет, Белла! – сказал Джейк, улыбнувшись, как только открылась дверь.
- О, Джейкоб, привет, – промямлила я удивленно. Я ничего не слышала о нем с тех пор как вернулась из Италии. Я приняла его прощание как конец. Было больно думать об этом, но, по правде говоря, моя голова была забита другими вещами.
- Ты свободна? – спросил он, загадочность не исчезла из его голоса, он произнес каждое слово с особой расстановкой.
- Это зависит... – мой голос стал подражать ему. – Я не очень занята, но я под домашним арестом, так что не совсем свободна.
- Но ты ведь одна? – поинтересовался он с сарказмом.
- Чарли дома.
Он поджал свои губы. – Я хотел бы поговорить с тобой наедине... если ты не возражаешь.
Я развела руками. – Ты можешь спросить Чарли, – сказала я, скрывая триумф. Чарли никогда не выпустит меня из дома.
- Я не то имел ввиду. – его темные глаза внезапно стали серьезными. – Я спрашивал разрешения не у Чарли.
Я недовольно уставилась на него: - Мой отец – единственный, кто может указывать мне, что делать, а что нет.
- Ну если ты так говоришь. – пожал он плечами. – Эй, Чарли – закричал он через мое плечо.
- Это ты, Джейк?
- Да. Не могла бы Белла прогуляться со мной?
- Конечно, – сказал Чарли спокойно, и моя торжествующая улыбка исчезла с лица.
Джейкоб озадаченно приподнял бровь.
Один его насмешливый взгляд заставил меня двигаться быстрее, чем я ожидала. Через секунду я оказалась на улице, захлопывая дверь позади себя.
- Куда ты хочешь пойти?- спросила я
На какое-то мгновение он выглядел неуверенным в себе.
- Правда? – спросил он. – Ты, правда, будешь со мной одна?
- Конечно, - ответила я. - Почему нет?
Он не ответил и уставился на меня недоверчивым взглядом.
- Что? – негодовала я.
- Ничего – промямлил Джейкоб и начал двигаться в сторону леса.
- Давай пойдем этой дорогой – предложила я, отправляясь вниз по улице. С меня было достаточно прогулок по лесам.
Он быстро взглянул на меня, и снова с подозрением. Затем пожал плечами и медленно зашагал по тротуару.
Это была его «вечеринка», поэтому я молчала и стала серьезнее на секунду.
- Признаться, я удивлен, – наконец заговорил он опять, когда мы были на полпути от поворота. – Разве маленькая кровопийца не рассказала тебе ничего?
Я развернулась и зашагала обратно к дому.
- Ну что? – спросил он удивленно, легко догнав меня.
Я остановилась и уставилась на него. – Я не собираюсь с тобой разговаривать, если ты будешь сыпать оскорблениями.
- Оскорблениями? – он застыл в удивлении.
- Ты можешь упоминать моих друзей, называя их по именам.
- О... – он все еще казался немного удивленным оттого, что я сочла его слова грубыми. – Она Элис, верно? Не могу поверить, что она держала рот на замке. – Он пошел дальше, и я неохотно последовала за ним.
- Я не знаю, о чем ты говоришь.
- Тебе когда-нибудь надоест притворяться дурочкой?
- Я не притворяюсь. – сморщилась я. – Видимо, я и есть дурочка.
Джейкоб внимательно посмотрел на меня. – Хм... – протянул он.
- Что? – потребовала я.
- Она действительно не сказала обо мне?
- О тебе? А что с тобой?
Его глаза сузились, и он снова внимательно посмотрел на меня. Затем встряхнул головой и сменил тему.
- Они еще не заставили тебя выбрать?
Я сразу поняла, что он имел в виду.
- Я говорила тебе, что они не будут делать этого. Ты единственный, кто помешан на принятии чьих-то сторон.
Он растянулся в улыбке, и его глаза сузились снова. – Это мы еще посмотрим.
Внезапно он наклонился и поймал меня в свои медвежьи объятья, отрывая от земли.
- Отпусти меня! – я яростно боролась. Он был слишком сильным.
- Почему? – рассмеялся он.
- Потому что я не могу дышать.
Он поставил меня на место, отступил на шаг, по-прежнему, улыбаясь.
- Ты на наркотиках! – сказала я, в смущении уставившись в пол, делая вид, что поправляю рубашку.
- Просто помни, что я предупреждал тебя, – заметил он, опять наклоняясь, на этот раз, чтобы обхватить мое лицо своими большими руками.
- Эм, Джейкоб.. – запротестовала я, мой голос зазвучал на октаву выше, а рука по-детски прикрыла рот.
Он проигнорировал меня, наклоняя свою голову и прижимаясь губами к моему лбу. Поцелуй начинался как шутка, но когда он отстранился, я заметила злость в его лице.
- Ты должна позволить мне поцеловать тебя, Белла. – сказал он, отступая назад и убирая руки. – Тебе может понравиться. Что-то теплое для разнообразия.
- Я говорила тебе с самого начала, Джейкоб…
- Я знаю – я знаю, – вздохнул он. – Моя вина. Я единственный, чья рука держит чеку от гранаты.
Я опустила глаза, прикусывая губу.
- Я по-прежнему скучаю по тебе, Белла. – сказал он. – Очень. И как раз тогда, когда мы снова смогли быть друзьями, он возвращается!
Я уставилась на него. – Если бы не Сэм, мы до сих пор были бы друзьями.
- Ты так думаешь? – внезапно Джейкоб улыбнулся, улыбка была высокомерной. – Ладно, тогда я оставляю это на него. – Последние слова определенно не относились к Сэму.
- Что ты имеешь в виду?
- Я буду твоим другом – если у него не будет проблем с этим. – предложил он и рассмеялся. Это явно веселило его.
Мне это не понравилось, но я не собиралась упускать представившуюся возможность. – Прекрасно. – я протянула руку перед собой. – Друзья?
Он пожал мою руку, улыбаясь. – Самое смешное в этом то, что если он позволит тебе быть моим другом, – продолжил он с усмешкой, – скорее всего, все получится. Я лучше в этом, чем все остальные. Сэм говорит, это у меня от природы. – он сделал гордое лицо.
- Что у тебя от природы? – спросила я недоуменно.
- Я позволю кровососу рассказать тебе об этом, когда он станет объяснять, почему нам нельзя быть друзьями. – опять рассмеялся Джейкоб.
Я автоматически развернулась, но он схватил меня за плечи.
- Извини, я забылся. Я имел в виду, позволю Эдварду, конечно.
- Конечно. Только помни, что мы договорились. – мрачно напомнила я ему.
- Я выполню условия сделки, не беспокойся об этом, - хихикнул он.
- Я не поняла смысла шутки, – пожаловалась я.
- Ты поймешь. – он продолжал смеяться. – Хотя я не могу гарантировать, что тебе это покажется смешным.
Он развернулся в сторону дома, и я догадалась, что он сказал все, что собирался сказать.
- Как Сэм? – мягко спросила я.
- Не так хорошо, как ты можешь догадаться – сказал он. – Мы не можем не быть встревоженными тем фактом, что вампиры вернулись в город.
Я уставилась на него в полном шоке.
- Ой, да ладно, Белла! – закатил он глаза.
Я негодовала и отвела взгляд, когда он снова захихикал. Во мне все бушевало.
- Как Квил? – издевалась я над ним.
Выражение его лица тут же сменилось на сердитое. – Я мало вижусь с ним – отрезал он.
- Хорошо.
- Это только вопрос времени – произнес он злым голосом. – Теперь.
- Теперь что?
- Теперь, когда твои друзья вернулись.
Мы буравили друг друга взглядом.
- Я не могу разговаривать с тобой, когда ты такой, – решила я.
Я не думала, что он ответит, но он начал говорить.
- Ты права. Я не очень дружелюбен, правда? Я не должен терять времени, ведь, по всей видимости, это наш последний разговор.
- Я действительно буду рада доказать тебе, что ты ошибаешься, – пробормотала я.
- Это забавно, я не думаю, что буду рад убедить тебя в обратном.
Мы вернулись к дому, Джейкоб проводил меня до подъездной дорожки и остановился там.
- Ты думаешь, он вернется так скоро? – спросил он спокойно.
- Эдвард, ты имеешь в виду?
- Да… Эдвард, – было заметно, что ему нелегко произносить это имя. С именем «Элис» было меньше сложностей.
- Позже, – сказала я неопределенно.
Джейкоб взглянул на солнце, которое пробивалось сквозь облака.
- А... – явно понимая все слишком хорошо, протянул он. – Передай ему привет от меня.
Он разразился еще одним долгим смехом.
- Обязательно, – проворчала я.
- Я не могу выразить тебе, как мне хочется, чтобы ты справилась с этим, – сказал он, когда перестал смеяться, его улыбка погасла. – В Ла Пуше грустно без тебя.
Так быстро, что я не успела опомниться, Джейкоб опять сомкнул руки вокруг меня.
- Прощай, Белла, – пробормотал он, уткнувшись в мои волосы.
Прежде чем я успела ответить, он развернулся и зашагал вдоль по улице, пряча руки в карманы джинсов. Только тогда я задалась вопросом, как он сюда добрался, ведь никаких автомобилей поблизости не было. Но его длинные ноги быстро уносили его, так что мне пришлось бы закричать, чтобы спросить. И я была уверена, что скоро где-то здесь он встретит Сэма.
Казалось, последнее время я только и делаю, что прощаюсь с Джейкобом. Я вздохнула.
Чарли не поднял глаз, когда я прошла мимо него.
- Это было быстро, – заметил он.
- Джейкоб спешил, – сказала я.
Он рассмеялся и его взгляд обратился к телевизору.
Я забрала бланки в свою комнату, чтобы лучше сосредоточиться на отложенном занятии. Я знала, что если останусь на кухне, не смогу отвести своих глаз от часов на стене. В своей комнате я с легкостью вытянула электронные часы из розетки и проблема решилась. У меня было готово к отправлению уже пять писем, когда шум дождя привлек мое внимание. Я уставилась в окно, неожиданно хорошая погода испарилась. Я улыбнулась и перешла к следующему вопросу. У меня впереди все еще были долгие часы.
Вдруг что-то крепко обхватило меня за талию и стащило с кровати. Прежде чем я успела закричать, моя спина была прижата к стене чем-то сильным, холодным – и таким родным. Низкое, предупреждающее рычание вырвалось сквозь его сжатые зубы.
- Эдвард, что лучилось? Кто там? – в ужасе прошептала я. Было слишком много страшных ответов на этот вопрос. Мы опоздали. Мне не нужно было слушать их, надо было заставить Эллис изменить меня сразу же. Я в страхе уставилась в темноту.
И вдруг Эдвард протянул – Хмм… - его голос даже отдаленно не напоминал напряженный. – Ложная тревога.
Я глубоко вдохнула – Хорошо.
Эдвард развернулся, давая мне пройти в комнату. Он положил свои руки мне на плечи, но не прижал меня ближе. Его глаза оценивали меня, а нос слегка сморщился.
- Извини за это, – сказал он. – Переусердствовал.
- Из-за чего? – поинтересовалась я.
- Секунду... – пообещал он мне. Затем отступил на один шаг и посмотрел на меня со странным выражением лица, которое я не поняла.- Для начала, почему бы тебе не рассказать, чем ты занималась сегодня?
- Все было хорошо. – сказала я, задыхаясь. – Я сделала половину работы.
- Только половину? – дразнил он, его глаза по-прежнему странно смотрели на меня.
- Ты вернулся рано. Я не ожидала этого, – теперь я стала оправляться от паники, и могла чувствовать прилив счастья. Он вернулся!
- Что ты еще делала? – продолжил он расспросы, подозревая что-то.
Я призналась. – Меня отвлек Джейкоб Блэк.
Он кивнул, совершенно не удивившись. – Он правильно выбрал момент. Я предполагаю, он ждал, пока я уйду.
- Вероятно – подтвердила я и внезапно заволновалась. – Потому что Эдвард... он... в общем, мне кажется, он знает все. Я не знаю, почему он поверил Билли теперь... -
- Я знаю. – произнес он.
- Что? – спросила я.
Но Эдвард ничего не сказал, его лицо стало отсутствующим.
Я начала раздражаться. – Это так утомляет. Ты собираешься сказать мне, что на самом деле происходит?
- Возможно. – колебался он. – Могу я попросить тебя об одной услуге сначала?
Я простонала. – Хорошо. – я села на кровать, пытаясь собрать разложенные бумаги. – Чего ты хочешь? – Он должен был знать, что не существовало почти ничего, что я бы не смогла сделать для него. Не нужно было даже просить.
- Я буду очень благодарен, если ты пообещаешь держаться подальше от Джейкоба Блэка. Просто ради моего спокойствия.
Моя челюсть отвисла. Я уставилась на него, не веря своим ушам. – Ты, должно быть, шутишь, – произнесла я недоверчиво.
- Нет, не шучу.- он тоже мрачно уставился на меня. – Ты только что довела меня до сердечного приступа – а сделать это не так-то просто.
Я не понимала, что он имел в виду, но он делал именно то, чего, я была уверена, он делать никогда не станет. – Ты не можешь говорить серьезно. Ты не можешь открыто предлагать мне выбирать сторону.
- Выбирать сторону? – Эдвард нахмурился.
- Джейкоб сказал, что мне придется выбрать, что ты не позволишь нам быть друзьями, и я ответила ему, что это глупо. – я посмотрела на него с мольбой – мольбой поверить в меня.
Он закрыл глаза, – Как бы мне не нравилось признавать правоту Джейкоба Блэка... – начал он.
-Нет! – завопила я. - Не могу поверить в это! - я ударила ногой по кровати и стопка моих заявлений полетела на пол.
Его глаза стали холодными. – Ты можешь выбрать другую сторону.
- Не будь идиотом! – прорычала я.
- Я не понимал, как он был важен для тебя. – сказал Эдвард мрачным голосом. Его глаза снова закрылись.
- Ты не можешь ревновать меня! – простонала я, не веря самой себе.
Он вдохнул и снова поморщил нос. – Ну, похоже, он был достаточно близко сегодня днем.
- Это была не моя идея, – я покраснела.
Он заметил это и приподнял одну бровь.
- Для тебя нет никаких причин ревновать меня к кому-то или к чему-то. Ты что, не знаешь этого? Но Джейкоб важен для меня. Он лучший друг, который есть у меня среди людей. Он – почти семья. Если бы не Джейкоб… - я остановилась и затрясла головой. Смерть, не худшее, что могло случиться со мной, если бы не Джейкоб.
- Лучший друг среди людей... - тихо повторил Эдвард, отсутствующе посмотрев в окно, перед тем как повернуться ко мне снова. Он сел рядом со мной на кровать, но между нами все еще оставалось некоторое пространство, это удивляло меня. – Я должен признать, я обязан ему, по меньшей мере, одним – спасением твоей жизни от верной смерти в воде. Но, несмотря на это я… предпочел бы, чтобы ты держалась от него подальше. Ревную я или нет – не это является проблемой. Ты уже должна была понять, что единственное, о чем я забочусь, это твоя безопасность.
Я удивленно моргнула. – Безопасность? Что ты, в конце концов, имеешь ввиду?
Он вздохнул и нахмурился. - На самом деле это не мой секрет. Почему ты не спросила у Джейкоба, что происходит?
- Я спросила.
Он прижал палец к своим губам, напоминая мне, чтобы я сбавила обороты.
- Я только что спросила опять. – тихо продолжила я, все еще негодуя – а Джейкоб сказал: «Я позволю кровососу рассказать тебе об этом – когда он станет объяснять, почему нам нельзя быть друзьями».
Он только закатил глаза, я продолжила.
- И еще он просил передать тебе привет, – добавила я, полностью подражая тону Джейкоба.
Эдвард встряхнул головой и печально улыбнулся. Он положил руки мне на плечи, обнимая так, чтобы лучше видеть выражение моего лица. – Ну ладно, – сказал он. – Я расскажу тебе все. Фактически я объясню тебе все до мельчайших деталей и отвечу на каждый твой вопрос. Только не могла бы ты сделать кое-что для меня сначала? – он приподнял свои брови, как будто извиняясь, и снова поморщил нос. – Ты не против сначала помыть голову? Ты ужасно пахнешь оборотнем.


Альтернативная 16 глава, Новолуние
Как ты собираешься выбираться отсюда? – я как будто выплевывала слова. Я так замерзла сейчас, что не могла чувствовать ничего кроме боли в спине и движений его тела, когда он осторожно тянул меня сквозь волны. Казалось, течение было против моих ног, не давая им освободиться, они были беспомощны, и я могла себе это представить.
- Я собираюсь дотянуть тебя до пляжа. А ты будешь такой же неподвижной, как сейчас, и не станешь бороться с волнами. Это облегчит мою задачу.
- Джейк, - сказала я тревожно – течение слишком сильное. Ты, скорее всего, сам не выберешься, не говоря уже о моем спасении.
- Я тебя вытащил, разве нет? – он прижимал меня слишком близко к себе, поэтому я не видела его лица, но его голос звучал немного самодовольно.
- Ты вытащил – согласилась я. – Но как? Течение…
- Я сильнее тебя.
Я хотела было поспорить, но в тот же момент вода, которой я наглоталась, решила вырваться наружу.
- Ладно, - сказал он, когда я пришла в себя. –Я должен вытащить тебя отсюда. Только помни, что тебе нужно остаться спокойной.
Я была слишком слаба, чтобы спорить, но все еще напугана тем, что волны могут утащить меня опять. Прошло всего пару минут с тех пор, как я хотела утонуть, теперь же я боялась. Я не хотела возвращаться во мрак. Я не хотела, чтобы вода снова накрыла меня с головой.
Я не почувствовала, когда Джейкоб оттолкнулся от валуна. Я была на спине, он все еще крепко держал меня, вытаскивая на берег. Пенная вода нагоняла нас, я запаниковала и начала сопротивляться.
- Перестань – осек он меня
Я попробовала оставаться неподвижной, и это было сложнее, чем я думала, даже несмотря на то, что мои слабые конечности хотели просто оставаться неподвижными.
Это было удивительно – мы пробирались сквозь потоки воды, как будто кто-то буксировал нас к берегу. Джейкоб был самым сильным пловцом, из тех, что я видела. Пытающееся схватить нас течение, казалось, просто не могло чтобы прервать наш путь, который он буквально прорубал сквозь волны. И он был быстр. Скорость, достойная мирового рекорда.
Я почувствовала песок, коснувшийся моих пяток.
- Хорошо, ты можешь встать, Белла
Как только я почувствовала, что его руки отпустили меня, я начала падать прямо в направлении воды. Он поймал меня прежде, чем я успела наглотаться еще больше, легко закинул меня на плечо и пошел по песку. Он ничего не сказал, но по его дыханию я поняла, что он раздражен.
- Вон там – произнес он сам себе и сменил направление. Свесившись с его плеча, я могла видеть только большие следы, которые он оставлял на пляже.
Он посадил меня на песок, который оказался сухим. Здесь было темно – я поняла, что мы находились в пещере, скрытой под скалой. Дождь не мог достать до меня, но маленькие капли, подпрыгивающие от песка, иногда попадали в меня.
Я тряслась так сильно, что мои зубы стучали друг об друга – по звуку это напоминало кастаньеты.
- Иди сюда – сказал Джейкоб, но я не двигалась. Он сомкнул свои руки вокруг меня и крепко прижал к своей груди. Я дрожала, но он замер. Его кожа была слишком теплая – как будто жар снова вернулся.
- Тебе разве не холодно? – спросила я
- Нет.
Мне стало стыдно. Он не просто увереннее меня держится на воде, теперь он еще и заставил меня почувствовать меня слабачкой.
- Я такая никчемная – промямлила я
- Нет, ты нормальная. – горечь слышалась в его голосе. Он быстро продолжил, не давая мне возможности спросить, что он имел ввиду. – Ты не хочешь поделиться со мной, какого черта ты там делала?
- Дайвинг на утесах. Активный отдых. – невероятно, но в моем организме по-прежнему была вода, которая выбрала именно этот момент, чтобы вырваться наружу.
Он подождал, пока я снова смогла дышать ровно.
- Похоже, ты повеселилась
- Да, пока не ударилась об воду. Нам не нужно позвать кого-нибудь на помощь? – мои зубы все еще стучали, но он понял, что я сказала.
- Они идут.
- Кто идет? – удивленно спросила я, уже подозревая.
- Сэм и остальные.
Я сгримасничала.
- Как же они узнали, что нам нужна помощь? – мой тон был скептическим.
Он шмыгнул носом.
- Потому что они видели, как я побежал и бросился с утеса вслед за тобой.
- Вы следили за мной? – обвинила я, слабо возмущаясь
- Нет, я услышал твой крик. Если бы я увидел, мне пришлось бы в тот же момент тебя остановить. Это было действительно глупо, ты знаешь.
- Твои друзья делают так.
- Они сильнее тебя.
- Я – хороший пловец. – протестовала я, несмотря на доказательства обратного.
- В бассейне по колено – спорил он. – Белла, начинался ураган. Ты что совсем этого не заметила?
- Нет, - призналась я.
- Глупо – повторил он.
- Да – вздохнув, я согласилась. Было так холодно, и я так устала.
- Оставайся в сознании – Джейкоб потряс меня.
- Расслабься – спохватилась я – Я не собираюсь спать.
- Тогда открой свои глаза.
Честно говоря, я не осознавала, что они были закрыты. Я не призналась ему, просто открыла их и сказала: «Прекрасно».
- Джейкоб? – голоc раздался как раз со стороны шума и ветра. Он был очень низким.
Джейкоб отпрянул, так чтобы не кричать мне в ухо – Мы в пещере, Сэм!
Я не слышала, как они подошли. Внезапно маленькая пещера заполнилась смуглыми ногами (прим. У Майер так и написано!!! Решила оставить, чтоб вы посмеялись))) Я подняла глаза, зная, что они были полны недоверия и гнева, осознавая, что Джейкоб совсем рядом. Его руки защищали меня, я почувствовала себя увереннее.
Спокойное лицо Сэма было первым, что я увидела. Запутывающее чувство дежавю завладело мной. Темная пещера не очень отличалась от ночного леса, и снова мои ноги слабы и беспомощны. Он опять спасал меня. Я уставилась на него раздраженно.
- Она в порядке? – он спросил Джейкоба голосом единственного взрослого, находящегося среди детей.
- В порядке – проворчала я.
Никто не слушал меня.
- Нам нужно согреть ее – ею завладевает сонливость – ответил ему Джейкоб.
- Эмбри? - Сэм спросил и один из мальчиков шагнул вперед, протягивая Джейкобу пару одеял. Командный голос страшно меня раздражал. Казалось, что никто из них не двинется с места, пока не получит его разрешение. Я яростно уставилась на Сэма, когда Джейкоб укутал меня в одеяло.
- Давайте уведем ее отсюда – хладнокровно скомандовал Сэм. Он потянул ко мне руки, но остановился, когда я отшатнулась от него.
- Я справлюсь, Сэм – сказал Джейкоб, его руки подхватили меня.
- Я могу идти – запротестовала я.
- Хорошо – Джейкоб поставил меня на ноги, ожидая.
Мои ноги подкосились, Сэм поймал меня, когда я начала падать, инстинктивно я боролась с его руками.
Джейкоб схватил меня, отодвигая от Сэма и разворачивая меня. Он был удивительно силен для своего возраста. Я негодовала, пока Сэм укрывал меня одеялом.
- Пол, у тебя есть то пончо?
Другой мальчик шагнул вперед, не произнося ни слова, и подал синтетическое покрытие для одеял. Именно в этот момент, когда мне ничего не угрожало, я заметила, что на Сэме и остальных было надето не больше одежды, чем на Джейкобе. Я предполагала, что Джейкоб снял большую часть своей одежды, когда решил прыгнуть за мной, но они все были босиком, раздетыми до пояса. На каждом были лишь шорты или отрезанные джинсы, намокшие от дождя. Капли дождя стекали с их волос по гладкой смуглой коже, но, похоже, они совсем не замечали этого. Под грудой одеял я не могла ничего контролировать и чувствовала себя нелепым младенцем.
- Пойдем – скомандовал Сэм и они стали выходить из пещеры.
Мы шли по тропе, ведущей вверх от пляжа. Джейкоб был также быстр, как и остальные. Никто не вызвался помочь ему, он ни разу и не просил. Похоже, его совсем не беспокоило, что руки были заняты. Он ни разу не споткнулся.
Сэм и остальные обогнали нас, и я смотрела, как легко они взбираются на гору. Я поразилась, как идеально они сливаются с местным пейзажем. Они гармонично выглядели на фоне скал и деревьев, среди порывов ветра; они принадлежали этому месту.
Я посмотрела на Джейкоба, и он тоже пошел вперед. Облака, и шторм, и лес как будто идеально обрамляли его новое лицо. Он выглядел даже более натурально, по-домашнему, чем выглядел мой счастливый Джейкоб в своем гараже, его маленьком королевстве. Это было странно.
Мы спустились к дороге, и я увидела свой пикап. Я хотела было попробовать идти самостоятельно, но Джейкоб проигнорировал мои попытки. Они остановились на краю леса, как будто по дороге они передвигались медленнее, чем в зарослях. И они действительно двигались быстро, мой пикап появился в поле зрения раньше, чем должен был.
- Где твои ключи? – спросил Джейкоб, когда мы подошли. Его дыхание по-прежнему было ровным.
- В моем кармане – ответила я автоматически, не сразу осознав, к чему он клонил.
- Дай их мне.
Я уставилась на него, но его лицо было непроницаемым. Тихонько запустив руку в карман джинсов, я достала ключи. Чуть-чуть освободившись от одеяла, я вытащила их.
- Тебе или Сэму? – спросила я
Он закатил глаза: «Я поведу»
В один короткий момент он наклонил ко мне голову и быстро выхватил ключи из моей руки своими зубами.
- Эй! – запротестовала я, подпрыгивая у него на руках.
Мы уже были в пикапе. Сэм открыл пассажирскую дверь, Джейкоб усадил меня внутрь, обошел машину и сел за руль, пока остальные садились назад. Джейкоб завел мотор, включил печку на полную, его глаза впились в меня. Я же глазела в зеркало заднего вида на его полуголых друзей, сидящих позади нас.
- А что вы делали там? – спросила я Джейкоба. – Тоже собрались поплавать в шторм?
- У нас была пробежка – коротко ответил он.
- Под дождем?
- Да.. к счастью для тебя.
Я заткнулась и уставилась в окно.
Мы не повернули на 110м километре, как я ожидала, вместо этого мы приехали к дому Блэков.
- Зачем ты привез меня к себе?
- Я собираюсь взять свой мотоцикл для обратного пути – конечно, если ты не хочешь, чтобы я оставил себе твой пикап.
- Оу..
- К тому же я хочу, чтобы на тебя взглянул Билли. Не хочется, чтобы Чарли узнал обо всем до того, как я буду уверен, что ты в порядке. Он, возможно, арестует меня за попытку убийства или что-нибудь подобное.
- Не глупи – сказала я.
- Хорошо.. – согласился он. - Сегодня здесь уже предостаточно глупостей.. дайвинг на утесах!
Я покраснела и уставилась перед собой.
Джейкоб внес меня в дом. Остальные тихо последовали за нами. Билли выглядел встревожено.
- Что случилось? – он больше обращался к Сэму, чем к своему сыну или ко мне. Я уставилась на него.
- Я практиковала дайвинг на утесах – быстро сказал я, пока Сэм не дал своего ответа.
Билли только поднял бровь и перевел взгляд на Сэма.
- Она замерзла, но думаю ей станет лучше в какой-нибудь теплой одежде. – сказал Сэм.
Джейкоб усадил меня на софу и придвинул ее поближе к радиатору. Ножки софы проскрипели по деревянному полу. Затем он исчез в небольшом шкафу своей комнаты.
Билли ни слова не сказал о состоянии своего сына или остальных.
Я наконец-то согрелась рядом с радиатором, мои ноги приняли положение, которое скорее напоминало беспамятство, нежели желание взбодриться.
- Мне разбудить ее, чтобы она переоделась? – услышала я шепот Джейкоба. Без сомнения, это было адресовано Сэму.
- Как ее кожа? – низко спросил Сэм. Я хотела послать ему гневный взгляд, но мои глаза не открывались.
Пальцы Джейкоба коснулись моей щеки.
- Теплая.
- Тогда, я думаю, позволь ей поспать.
Я была рада, что они собирались оставить меня одну.
- Чарли? – спросил Джейкоб.
На этот раз ответил Билли:
- Он первым делом приедет сюда. Давай подождем, пока закончится шторм, и тогда позвоним ему.
Хорошее предложение подумала я, окруженная странными людьми, но чувствующая себя в полной безопасности.
Кто-то, чей голос я не узнала, заговорил
– Ты хочешь, чтобы мы втроем вернулись обратно?
Последовала пауза.
- Да, я думаю – наконец сказал Сэм. – Шторм это идеальное прикрытие, нас не должны застать врасплох.
- Втроем безопасно? – спросил Билли напряженно.
Кто-то рассмеялся – Никаких проблем!
- Если она одна. – заметил Сэм. Никто не ответил, но я слышала, как открылась дверь.
- Контроль, братья мои – снова заговорил Сэм тоном семейного прощания – Будьте быстры и берегите себя.
Я была поражена такой переменой, но старалась, чтобы дыхание было ровным.
- Братья – в унисон вторили остальные, я слышала голос Джейкоба, присоединившегося к ним.
Дверь быстро захлопнулась. На протяжении долгого времени не было слышно звуков и от тепла меня еще больше клонило в сон. Я почти забылась, когда услышала тихий голос Сэма.
- Ты не хочешь оставлять ее.
- Если она проснется, я думаю, она испугается тебя.- оправдывался Джейкоб.
- Ты не можешь сделать этого, Джейкоб. Безусловно, было правильным поступком спасти ее жизнь сегодня. Но ты не можешь больше оставаться с ней.
Мне пришлось прикусить свой язык прежде, чем жесткий ответ мог бы вырваться из моих уст. Сейчас было важнее услышать остальное.
- Сэм… я.. я думаю, я могу сделать это. Я думаю, это будет безопасно.
- Одна секунда ярости- этого будет достаточно. Как далеко ты зашел вчера днем?
Джейкоб не ответил.
- Я знаю, как это трудно.
- Я понимаю, что ты знаешь. – сказал Джейкоб проникновенно. Нет! Я хотела накричать на него! Не веди себя так!
- Будь терпеливее – сказал Сэм. – Через год или..
- Ее здесь не будет. – горько заметил Джейкоб
- Она не для тебя – мягко сказал Сэм.
Джейкоб не ответил, я отвернулась. Я терпеть не могла соглашаться с Сэмом по какому-либо поводу. И я не понимала, почему этот факт должен был разрушить нашу дружбу.
Было слишком тепло, чтобы я могла сконцентрироваться,­ и последовавшая за разговором тишина заставила меня проиграть битву с моим уставшим сознанием. Где-то рядом я слышала изящный голос, мурлыкающий мне знакомую колыбельную, и я знала, что уснула.

0

17

Вау, класс)
Angel1549
спасибо большущие тебе)
очень рада что смогла прочитать вырезанные моменты)
с радостью прочла бы ещё)

0

18

МариФка
ща будет

0

19

Немного запутано, но интересно)))

Степендия
Сцена первая
Это самая большая часть, которая была вырезана из «Новолуния». В основном, она относилась к главе 6 и включала еще 7 сцен, которые рассказывали о стипендии на протяжении книги до конца. Этот сюжет был необязательным, потому был отдан на закланье редакторам.Сцена первая: на следующий день после похода Беллы и Джессики в кино на фильм про зомби.
Я все еще скучала по Финиксу, но редко, обычно когда злилась. Как, например, сейчас, когда пришла в Федеральный Банк города Форкс для того, что бы пополнить свой счет, переведя туда средства с чека. Чего бы я только не отдала, что бы на месте служащего банка оказался робот. Ну или чтобы за стойкой стоял незнакомый мне безымянный служащий.
- Добрый день, Белла, - сказала мама Джессики.
- Здравствуйте, миссис Стенли.
- Так здорово, что вы вчера встречались с Джессикой. Вы так давно не виделись.- Она постаралась завязать со мной разговор, дружелюбно улыбаясь. Но видимо мое выражение лица было несколько странным, поскольку ее улыбка вдруг одеревенела, а рука нервно провела по волосам, задержавшись там на секунду. У нее были такие же кудрявые как у Джессики волосы, уложенные жесткими, ровными локонами.
Я улыбнулась в ответ, понимая, что сделала это на секунду позже, чем следовало бы. Должно быть это выглядело неприлично.
- Да,- сказала я тоном, который, как я надеялась, был нормальным. – Знаете, я была занята. Школа… работа…- я попыталась сообразить, что еще можно добавить к моему короткому списку, но так и не смогла.
- Конечно, - она улыбнулась теплее, радуясь, возможно, тому, что мой ответ звучал несколько естественнее и подходил ситуации.
Внезапно я подумала, что не ошиблась, когда мне показалось, что за ее улыбкой есть какой-то подтекст. Кто знает, что рассказала ей Джессика о вчерашнем вечере. Что бы ни сказала, правда в этом была. Я же была дочкой бывшей эксцентричной жены Чарли, а безумие может передаваться по наследству. Да еще и раньше общалась с такими же, как о них думали в городе, чудаками. Вздрогнув, я попыталась быстро отбросить воспоминания. А с недавнего времени я еще как будто в коме, правда, с возможностью передвигаться. Я решила, что этих причин вполне достаточно, чтобы считать меня сумасшедшей, даже не считая голосов, которые я теперь слышу. Мне стало интересно, считает ли так же миссис Стенли.
Наверно, она заметила по глазам, что я о чем-то размышляю. Я быстро обернулась, взглянув в окно.
- Работа…- повторила я, привлекая ее внимание к чеку на стойке. - Собственно, я здесь именно по этому поводу.
Она снова улыбнулась. Помада местами потрескалась и стало заметно, что она намеренно обвела губы сильнее, чем это было нужно, чтобы они казались пухлее.
- Как дела у Ньютонов?- бодро спросила она.
- Хорошо. Начинается сезон, - на автомате ответила я. Хотя она проезжала мимо парковки магазина Olympic Outfitter каждый день и должна была видеть много незнакомых машин. Возможно, о спадах и росте в бизнесе по продаже туристического снаряжения она знала даже лучше, чем я.
Она рассеяно закивала, стуча по клавишам компьютера. Я скучающе изучала темно-коричневую стойку с ярко-оранжевыми полосами в стиле начала семидесятых годов. Стены и ковер был заменены на более нейтральный серый, но стойка свидетельствовала о том, каким был первоначальный декор здания.
- Хммм…- немного напряженно пробормотала Миссис Стенли. Я взглянула на нее без особого интереса, гадая - не уж то на стойку выполз паук, что смог её так напугать.
Но ее глаза так и не отрывались от монитора. Ее пальцы замерли, а выражение лица стало изумленным и сконфуженным. Я подождала, но она ничего не сказала.
- Что-то не так?- неужели Ньютоны расплачиваются поддельными чеками?
- Нет, нет, - быстро пробормотала она, глядя на меня со странным блеском в глазах. Я бы даже сказала с восторгом. Это напомнило мне Джессику, в те моменты, когда она умирает от желания поделиться новой сплетней
- Хочешь распечатать баланс?- бодро спросила миссис Стенли. Обычно я так не делала. Мой счет пополнялся так медленно и предсказуемо, что было не трудно произвести все подсчеты в уме. Но перемены в ее голосе смутили меня. Что на экране монитора могло так изумить ее?
- Конечно, - согласилась я.
Она нажала на кнопку, и принтер быстро напечатал короткий документ.
- Пожалуйста, - она схватила бумажку с такой поспешностью, что та разорвалась пополам.
- Ой, прошу прощения, - она поискала что-то на столе, стараясь не встречаться глазами с моим удивленным взглядом, пока не нашла рулон скотча. Затем склеила половинки и протянула мне.
- Ага, спасибо, - пробормотала я. С дрожащими руками, я повернулась и подошла к входной двери, чтобы наконец узнать - что же так смутило миссис Стенли.
Я думала, на моем счету должно быть около тысячи пятисот тридцати пяти долларов. Я ошиблась, там была тысяча пятьсот тридцать шесть долларов пятьдесят центов.
Да, и еще двадцать тысяч сверх того.
Я замерла на месте, пытаясь разобраться в числах. На моем счету лежали лишние двадцать тысяч долларов до сегодняшнего пополнения.
Моим минутным порывом было закрыт счет немедленно. Но, вздохнув, я вернулась к стойке, за которой с горящими и заинтересованными глазами меня ждала миссис Стенли.
- Здесь какая-то компьютерная ошибка, миссис Стенли, - сказала я, возвращая ей листок. – Должно быть, только тысяча пятьсот тридцать пять долларов.
Она заговорщически рассмеялась. – Я тоже подумала, что это немного странно.
- Да уж, как во сне… - рассмеялась я в ответ, сама удивляясь спокойности моего тона.
Она оживленно застучала по клавишам.
- Ах, вот в чем дело… вот данные о пополнении счета на двадцать тысяч три недели назад от…хмммм, похоже от другого банка. Полагаю, кто-то перепутал номер.
- У меня будут большие неприятности, если я сниму эти деньги? – пошутила я.
Она рассеяно хихикнула, продолжая печатать.
- Хммм, - снова сказала она, и на её лбу пролегли три глубокие морщины. – Похоже, это был прямой перевод. У нас не много таких операций. Знаешь что? Пусть миссис Джеранди еще посмотрит... – Она замолчала, отвернулась от компьютера и вытянула шею, глядя на дверь позади нее. – Шарлотта, ты занята? – позвала она.
Ответа не было. Миссис Стенли встала и быстро прошла в заднюю дверь, где должны были находиться офисные помещения.
Я ждала около минуты, но она так и не появилась. Я развернулась и рассеянно уставилась в окно, наблюдая за тем, как дождь бежит по стеклу. Струйки текли по непредсказуемой траектории, иногда резко искривляясь на ветру. Я не успела заметить, сколько времени я ждала. Я пыталась выбросить все мысли из головы, ни о чем не думая, но похоже вернуться в полубессознательное­ состояние у меня так и не выйдет.
Наконец я снова услышала голоса за спиной. Я повернулась и увидела, что миссис Стенли и жена доктора Джеранди входят в зал, вежливо улыбаясь.
- Прости за путаницу, Белла, - сказала миссис Джеранди. – Думаю, я смогу все прояснить одним коротким телефонным звонком. Можешь подождать, если хочешь. – Она указала на ряд деревянных стульев у стены. Они выглядели так, как будто были взяты из чьей-то столовой.
- Хорошо, - согласилась я.
Я подошла к стульям и села прямо посередине, жалея, что у меня с собой нет книги. Я давно не читала ничего за рамками школьной программы. А когда какая-нибудь глупая любовная история входила в учебный курс, я откровенно жульничала, пользуясь кратким изложением. Хорошо, что сейчас мы изучали «Ферму скотов» (прим. переводчика – имеется в виду «Ферма скотов» Джорджа Орвелла (George Orvell Animal Farm)). Но должны же быть и другие безопасные книги. Политические триллеры. Детективы об убийствах. Про убийство гризли тоже подходит, конечно, пока в них не было романтического дополнительного сюжета про «глаза похожие на звезды».
Ждать пришлось достаточно долго, и я начала нервничать. Я успела устать от изучения скучной серой комнаты без единой картины на пустых стенах. Я не могла смотреть на миссис Стенли, поскольку роясь в груде бумаг, она остановилась, чтобы занести что-то в компьютер и, мельком глянув на меня, поймала мой взгляд, смутилась и уронила несколько бумажек. Я могла слышать голос миссис Джеранди, неясное бормотание из задней комнаты, но слышно было недостаточно четко, чтобы понять что-то, кроме того, что она явно соврала мне про длительность телефонного разговора. Он был такой длинный, что кому угодно стали бы закрадываться самые различные мысли в голову. И если это скоро не закончится, я тоже начну думать. Я тихо паниковала, стараясь найти какую-нибудь безопасную тему, на которую можно думать.
Меня спасло появление миссис Джеранди. Я благодарно улыбнулась, когда ее голова показалась в дверях, и мой взгляд остановился на ее толстых пепельных волосах.
- Белла, присоединишься ко мне? – спросила она и я заметила, что к ее уху все еще прижат телефон.
- Конечно, - пробормотала я, и она снова скрылась.
Миссис Стенли открыла низенькую дверцу в конце стойки, чтобы я смогла войти. Ее улыбка была отсутствующей, и она старалась не встречаться со мной взглядом. Я была абсолютно уверенна, что она собирается подслушивать.
Я мысленно пробежалась по возможным вариантам, пока торопилась в офис. Неужели кто-то отмывает деньги через мой счет? Или Чарли берет взятки, а я сдала его прикрытие? Хотя, кто и за что мог давать Чарли взятки? А может Чарли был членом банды, которая берет взятки и отмывает деньги через мой счет? Нет, я не могла представить Чарли в банде. Может, это Фил? В конце концов, что вообще я знала о Филе?
Миссис Джеранди, все еще разговаривая по телефону, указала мне кивком на металлический стул у ее стола. Она что-то быстро рисовала на обратной стороне конверта. Я села, гадая, было ли у Фила темное прошлое, и могут ли его посадить в тюрьму.
- Да, спасибо. Да, я думаю, это все. Да, да. Большое спасибо за помощь, - улыбнулась миссис Джеранди телефону перед тем как повесить трубку. Она не выглядела злой или хмурой. Больше восторженной и смущенной. Что напомнило мне миссис Стенли в зале. Я едва сдержалась, чтобы не выскочить за дверь и не посмотреть на нее.
Но тут заговорила миссис Джеранди.
- Ну, у меня для тебя хорошие новости… хотя не понимаю, как тебя могли об этом не известить, – с подозрением уставилась она на меня, как будто ждала, что сейчас я хлопну себя по лбу и скажу: Ах, ЭТИ двадцать тысяч! Совсем вылетело из головы!
- Хорошие новости? – повторила я.
Слова подтверждали, что проблема оказалась слишком запутанной, чтобы она могла с ней разобраться и сейчас она явно думает, что я богаче, чем она думала пару минут назад.
- Ну, если ты и правда не знала то… поздравляю! Ты награждена стипендией от… - она заглянула в свои записи, - фонда Pacific Norhtwest Trust.
- Стипендией? – все еще не веря, переспросила я.
- Да, разве не здорово? Бог мой, ты сможешь учиться в любом колледже по выбору!
В этот самый момент, пока она с сияющей улыбкой говорила о моем будущем, я точно поняла, откуда эти деньги. Несмотря на неожиданный поток злости, подозрения, возмущения и боли, я постаралась говорить спокойно.
- Стипендия в виде депозита на мой счет, - заметила я. – Вместо того, чтобы заплатить колледжу. Без возможности убедится, что деньги были потрачены по назначению.
Моя реакция ее разволновала. Судя по всему, мои слова её оскорбили.
- Было бы очень неблагоразумно потратить деньги на другие цели, Белла, дорогая. Такой шанс выпадает раз в жизни.
- Конечно, - неприятно сказала я. – А представитель Pacific Norhtwest Trust не сказал, почему они выбрали именно меня?
Она снова заглянула в свои записи, немного хмурясь от моего тона.
- Это очень престижно – такую стипендию они присуждают не каждый год.
- Бьюсь об заклад, что нет.
Она взглянула на меня и быстро отвела глаза.
– Менеджер этого фонда в банке Сиэттла направил меня к ответственному по работе со стипендиями. Он сказал, что решение принимается исходя из заслуг, пола и местоположения. Стипендия предназначена девушкам в небольших городках, у которых нет таких возможностей по сравнению с мегаполисами.
Видимо кто-то решил повеселится.
- Исходя из заслуг? – неободрительно спросила я. Мой средний бал 3.7. Я могу назвать в Форксе как минимум трех девушек, чей средний бал выше и одна из них Джессика. Кроме того, я никогда не отправляла заявки на эту стипендию.
Теперь она была по-настоящему взволнована, то опуская, то поднимая ручку. Большой и указательный палец крутили кулон, который она носила. Она опять взглянула в свои записи.
- Он сказал, - она не поднимала глаз от конверта, не зная, как правильно относится к моей реакции. – Они не принимают заявки. Они выбирают студентов, которым, как им кажется, было несправедливо отказано в других стипендиях. Твои данные они взяли из заявок, отправленных на получение финансовой помощи за хорошие результаты в учебе Университета штата Вашингтон.
Я почувствовала, как уголки моих губ поползли вниз. Я не знала, что этой заявке было отказано. Я отправляла ее давно, до того как….
Я не пыталась искать какие-то другие варианты, и все сроки давно прошли. Не сказать, что я была так уж сосредоточена на будущем. Но Университет штата Вашингтон был единственным местом, где я могла бы оставаться недалеко от Форкса и Чарли.
- Как они получили эту заявку? – равнодушно спросила я.
- Я точно не знаю, дорогая. – Миссис Джеранди погрустнела. Она хотела, чтобы я радовалась, а получила в ответ обратное. Я хотела найти способ показать, что моя реакция не связана с ней. – Но администратор оставил свой номер телефона на случай, если у меня будут еще какие-то вопросы. Ты можешь позвонить ему сама. Думаю, он сможет убедить тебя, что деньги на самом деле предназначались тебе.
Я в этом нисколько не сомневалась.
– Я возьму номер.
Она быстро написала номер на оборванном клочке бумаги. Я мысленно отметила, что надо анонимно пожертвовать в банк упаковку листов для записей.
Номер был не из ближних краев.
– Даже не жду, что он оставил свой e-mail, - спросила я скептически. Не хотелось, чтобы Чарли пришлось оплачивать потом огромные телефонные счета.
- Вообще-то, оставил, - она улыбнулась, радуясь тому, что хоть в чем-то мне угодила. Она склонилась над столом, чтобы сделать еще одну надпись на моем обрывке.
- Спасибо, я свяжусь с ним как только приеду домой. – мои губы сжались до размеров тонкой полоски.
- Дорогая, - нерешительно сказала миссис Джеранди. – Ты должна этому радоваться. Это прекрасная возможность.
- Я не собираюсь брать двадцать тысяч долларов, которые не заработала, – ответила я, стараясь сдержать возмущение.
Она закусила губу и снова опустила глаза. Она тоже думала, что я сумасшедшая. Ну, тогда пусть скажет это вслух.
- Что? – спросила я.
- Белла… - она сделала паузу, а я ждала, стиснув зубы. – Это существенно больше, чем двадцать тысяч долларов.
- Что, простите? – я было в шоке. – Больше?
- Вообще-то, двадцать тысяч это только первоначальный платеж. С этого момента ты будешь получать по пять тысяч долларов в месяц, пока не закончишь обучение в колледже. А если ты поступишь в университет, стипендия покроет и это обучение! – она снова была в восторге от того, что мне говорила.
Сначала я даже не могла говорить, я была просто в ярости. Пять тысяч долларов в месяц в течение неограниченного времени. Мне хотелось что-нибудь расколотить.
- Как? – в конце концов, смогла проговорить я.
- Я не понимаю, о чем ты.
- Как я буду получать пять тысяч долларов в месяц?
- Прямым переводом на твой счет, - смущенно ответила она.
Короткое молчание.
- Я закрываю счет, - сказала я ровным голосом.
Мне потребовалось пятнадцать минут, чтобы убедить ее в серьезности моих намерений. Она имело нескончаемое количество аргументов тому, что это было плохой идеей. Я горячо спорила, пока мне вдруг не показалась, что она обеспокоена необходимостью выдать мне на руки двадцать тысяч долларов. Интересно, они вообще выдают столько наличными?
- Послушайте, миссис Джеранди, – старалась переубедить ее я. – Я хочу снять только мои полторы тысячи. И я буду очень благодарна, если вы вернете этот перевод туда, откуда он пришел. Я свяжусь с этим, - я заглянула в клочок бумаги – мистером Исааком Рэндаллом. Потому что это действительно ошибка.
Похоже, это убедило ее.
Спустя двадцать минут, со свернутыми в трубочку пятнадцатью сотнями, одной двадцаткой, одной десяткой, одной пятеркой, одним долларом и пятьюдесятью центами в кармане, я с облегчением покинула банк. Миссис Стенли и миссис Джеранди бок о бок стояли за стойкой, глядя на меня широко раскрытыми глазами.
Стипендия. Сцена вторая, третья и четвертая
Сцена вторая: тем же вечером после покупки мотоциклов и первого визита
Джейкобу…
Я закрыла за собой дверь и вытащила из кармана средства, отложенные на колледж. В моей ладони он смотрелся маленьким сверточком. Я спрятала его в носок, не имеющий пары, и затолкала в комод с нижним бельем. Возможно не самое оригинальное место, но об этом я позабочусь чуть позже.
В другом кармане лежал клочок бумаги с номер телефона и адресом электронной почты Мистера Исаака Рэндалла. Я откопала его и положила на клавиатуру компьютера, потом нажала на кнопку и, дожидаясь, пока монитор медленно загорится, нетерпеливо забарабанила ногой.
Подключившись, я открыла свой бесплатный электронный ящик. Я неспешила, удаляя гору спама, которая навалилась за пару дней с того момента, как я последний раз писала Рене. Наконец, закончив с этим, я открыла бланк нового письма.
Адрес начинался с irandall, поэтому я решила, что письмо попадет сразу к адресату.
Уважаемый Мистер Рэндалл, написала я.
Надеюсь, вы помните сегодняшний разговор с Миссис Джеранди из Федерального Банка города Форкс. Меня зовут Изабелла Свон и, очевидно, вы считаете, что мне присудили очень щедрую стипендию от фонда The Pacific Northwest Trust Company.
Мне очень жаль, но я не могу принять эти деньги. По моей просьбе, полученные средства были возвращены на тот же счет, с которого они были получены и я закрыла счет в Федеральном Банке города Форкс. Пожалуйста, отдайте эту стипендию другому кандидату.
Спасибо, И. Свон.
Пришлось несколько раз править текст, чтобы он звучал правильно: формально и недвусмысленно, окончательно. Я перечитала его дважды перед отправкой. Я не знала, какие указания получил этот Мистер Рэндалл касательно псевдо-стипендии, но в моем ответе не было слабых мест.
***
Сцена третья: пару недель спустя, прямо перед «свиданием» Беллы и Джейкоба на мотоциклах…
Вернувшись, я прихватила кипу писем по пути. Бегло просмотрев счета и рекламу, я остановилась на письме в самом низу стопки.
Это был обычный деловой конверт, адресованный мне, мое имя было написано от руки, что было необычно. Я с интересом посмотрела на обратный адрес.
Интерес быстро сменился нервной тошнотой. На это не было причин, кроме одной маленькой: письмо пришло из фонда The Pacific Northwest Trust, отдела по работе со стипендиями. Под названием не было адреса.
Возможно, это просто официальное уведомление о том, что мой отказ принят, попыталась убедить я себя. Нет причин нервничать. Вообще никаких причин, кроме небольшой детали, что слишком серьезные размышления по этому поводу могли по нисходящей кривой снова отправить меня в мир зомби. Только это.
Я бросила остальные письма на стол для Чарли, собрала свои книги в гостиной и поспешила наверх. Оказавшись в своей комнате, я заперла дверь на замок и разорвав конверт, открыла его. Мне надо не забывать злиться. Злость была ключом.
Дорогая Мисс Свон,
Разрешите официально поздравить Вас с присуждением фондом the Pacific Northwest Trust вам престижной стипендии имени Дж. Николлса. Данная стипендия присуждается крайне редко, вы должны гордиться тем, что Наградной Комитет единогласно выбрал ваше имя.
Есть некоторые сложности с передачей вам указанных средств, но вам не нужно об этом беспокоиться. Я сам позаботился и выбрал наиболее удобный для вас вариант. Пожалуйста, примите приложенный чек на сумму в размере двадцать пять тысяч долларов: единовременное пособие и выплата за первый месяц.
Еще раз поздравляю вас с такой удачей. Пожалуйста, примите наилучшие пожелания от всего фонда Pacific Northwest Trust относительно вашей будущей академической карьеры.
С Уважением,
И. Рэндалл
Теперь злиться получалось без проблем.
Я заглянула в конверт, и, конечно же, увидела внутри чек.
- Кто такие эти люди? – прорычала я сквозь сжатые зубы, сминая письмо одной рукой в плотный комок.
Я кинулась к ведру, чтобы найти номер телефона Мистера Рэндалла. Мне было все равно, что это далеко – разговор должен был быть очень коротким.
- О, черт, - прошипела я. В ведре было пусто. Чарли выкинул мой мусор.
Я бросила письмо с чеком на кровать и расправила письмо. Оно была написано на бланке компании, сверху красовалась темно зеленая надпись Pacific Northwest Scholarship Allocation Department, но никакой информации, адреса или номера телефона.
- Черт возьми.
Я села на край кровати и попыталась рассуждать здраво. Очевидно, они собирались игнорировать меня. Я не могла выразить свои мысли лучше, чем я уже сделала. Поэтому вряд ли вопрос упирался в недопонимание. Поэтому, если бы я даже позвонила, вряд ли что-то изменилось бы.
Поэтому выход оставался только один.
Я снова скомкала письмо, смяла конверт с чеком и прокралась вниз по лестнице.
Чарли был в гостиной, телевизор работал достаточно громко.
Я подошла к кухонной раковине и бросила в нее комки бумаги. Затем я обыскала ящики с разнообразным содержимым пока не нашла коробок спичек. Я зажгла одну и засунула в смятую бумагу. Зажгла еще одну и сделала то же самое. Я уже собиралась поджечь третью, но бумага сильно разгорелась, и в третьей спичке уже не было необходимости.
- Белла? – перекрикивая телевизор, позвал Чарли.
Я быстро повернула ручку крана, чувствуя удовлетворение, когда вода превратила огонь в склизкий пепел.
- Да, пап? – я бросила спички обратно в ящик и тихо закрыла его.
- Ты не чувствуешь запах дыма?
- Нет, пап.
- Хммм…
Я сполоснула раковину, убедившись, что весь пепел смыло в водосток.
Вернувшись в комнату, я почувствовала некоторое успокоение. Могут слать мне сколько угодно чеков, мрачно подумала я. В крайнем случае, можно докупить спичек.
***
Сцена четвертая: в то время, пока Джейкоб избегал Беллы…
На лестничной площадке стояла коробка курьерской службы FedEx. Я взяла ее с любопытством, ожидая, что в обратном адресе будет указана Флорида, но коробка была отправлена из Сиэтла. Отправитель указан не был.
Она была адресована мне, а не Чарли, поэтому я поставила ее не стол и открыла, разорвав контрольную ленту на крышке.
Как только я увидела темно-зеленый логотип компании Pacific Northwest Trust, мне показалось, что вернулся кишечный грипп. Я упала на ближайший стул, даже не взглянув на письмо, постепенно закипая от гнева.
Я даже не смогла заставить себя прочесть его, хотя оно не было длинным. Я вынула письмо, положила на стол текстом вниз и неохотно заглянула в коробку, что бы посмотреть, что же лежит внизу. Это был пухлый конверт. Мне было страшно открывать его, но я была достаточно зла, что бы выдернуть его из коробки.
Мой рот был сжать в тонкую линию, пока я рвала бумагу, даже не стараясь аккуратно расклеить конверт. У меня сейчас и так забот предостаточно. Мне не нужны лишние напоминания или источники раздражения.
Я была в шоке, но все же не удивлена. Что же еще это могло быть: три толстые пачки купюр, перетянутые широкими резинками. Мне даже не нужно было смотреть на номинал. Я точно знала, сколько они пытаются мне впихнуть. Тут ровно тридцать тысяч долларов.
Я осторожно подняла конверт, вставая, и повернулась, чтобы бросить его в раковину. Спички лежали в ящике со всякой всячиной, поверх всего остального, там, куда я их бросила в последний раз. Я вытащила одну и подожгла.
Огонь подбирался все ближе и ближе к моим пальцам, а я смотрела на одиозный конверт. Я не могла заставить свои пальцы разжаться. Я выбросила спичку, пока она не обожгла меня, а мое лицо исказила гримаса отвращения.
Я схватила письмо со стола, смяла его и бросила в другой отсек раковины. Затем подожгла другую спичку и сунула в бумагу, наблюдая с мрачным удовлетворением, как она горит. Я достала еще одну спичку, зажгла. И снова держала над конвертом. Снова она догорела почти до пальцев, пока я не бросила ее к образовавшемуся от письма пеплу. Я не могла заставить себя просто сжечь тридцать тысяч долларов.
Что я собиралась делать с ними? Я не знала адреса, куда их можно вернуть, я была почти уверена, что компания не существует.
А затем я сообразила, что один адрес я точно знаю.
Я швырнула деньги в коробку с логотипом FedEx, сорвала квитанцию с адресом, чтобы никто не смог определить мою причастность, если найдет ее, и направилась к своему грузовику, бессвязно бормоча по дороге. Я поклялась себе на этой неделе сделать что-нибудь ужасно опрометчивое на мотоцикле. Если понадобится, я даже попробую трюк в виде прыжка.
Я ненавидела каждый дюйм этой дороги, пока ехала через мрачные деревья, стискивая зубы до боли в челюстях. После всего этого, сегодня ночью кошмары должны быть еще ужаснее. Деревья уступили место папоротникам, и я проехала через них, злясь, оставляя за собой две полосы примятых стеблей. Я остановилась напротив передней лестницы.
Дом выглядел так же, болезненно пустым, мертвым. Я знала, что просто проецировала свои собственные чувства на его внешний вид, но это не изменило того, как он выглядел для меня. Стараясь не смотреть в окна, я подошла к передней двери. Я отчаянно хотела всего на минутку опять стать зомби, но нечувствительности больше не было.
Я аккуратно поставила коробку на ступеньку брошенного дома и повернулась, чтобы уйти.
Я остановилась на ступеньке. Я не могла просто бросить груду денег напротив двери. Это было почти так же плохо, как и сжечь.
Со вздохом, я опустила глаза. Повернувшись, схватила эту оскорбительную коробку. Может, я просто пожертвую ее анонимно на какие-нибудь благие цели. Помощь людям, страдающим заболеваниями крови или что-то типа того.
Но я покачала головой, как только вернулась в грузовик. Это были его деньги и, черт побери, он собирался продолжать. Если их украдут от сюда, с крыльца его дома, это будет его вина, не моя.
Окно было открыто и вместо того, чтобы снова выйти, я просто со всех сил швырнула коробку сторону двери.
Более точного попадания в моей жизни не было. Коробка со звоном пролетела в переднее окно, оставив такую огромную дыру, как будто я швырнула туда стиральную машину.
- О, черт! – закрыв лицо руками, воскликнула я.
Пора бы уже знать, что все, что я делаю, выходит наперекосяк.
К счастью, во мне снова проснулся гнев. Это его вина, напомнила я себе. Я просто возвращала его собственность. Это его проблема, что сделать это так затруднительно. Кроме того, слышать как разбилось стекло было здорово – это значительно улучшит мое самочувствие на обратном пути.
Я не уверилась до конца, но я сняла грузовик с нейтральной передачи и поехала прочь. Это было почти то же самое, что отправить деньги тому, кому они принадлежали. А кроме того, мне было бы очень удобно отвозить все в той же «кидательной» коробке следующие ежемесячные платежи. Это было лучшее, что я могла сделать.
После возвращения домой, я все обдумала еще сотню раз. Я поискала стекольщиков в телефонной книге, но в ней не было незнакомцев, которых можно было бы просить о помощи. Как я объясню адрес? Не арестует ли меня Чарли за вандализм?
Стипендия. Сцена пятая, шестая и седьмая
Сцена пятая: первая ночь после приезда Элис, напуганной видением самоубийства Беллы…
- Джаспер не захотел приехать с тобой?
- Он не одобрил моего вмешательства.
Я засопела.
– Ну, ты не одна такая.
Она напряглась, но потом успокоилась.
– Это имеет какое-то отношение к дыре в окне моего дома и коробке полной стодолларовых купюр на полу в гостиной?
- Имеет, - зло сказа я. – Прости за окно. Это несчастный случай.
- Ну, для тебя это в порядке вещей. Что он сделал?
- Некая компания Pacific Northwest Trust наградила меня очень странной и навязчивой стипендией. Они не сильно маскировались. То есть, я, конечно, не могу представить, что он хотел, чтобы я знала о его причастности, но, надеюсь, он не думает, что я настолько глупа.
- Просто великий мошенник, - пробормотала Элис.
- Точно.
- Это он мне сказал не вмешиваться… – она раздражено покачала головой.
***
Сцена шестая: ночь с Эдвардом в комнате Беллы после приезда из Италии…
- Ты можешь назвать мне причины, по которым опасность избегает тебя меньше, чем я?
- Опасность и не пытается, - пробормотала я.
- Это звучит так, как будто ты сама ее ищешь. О чем ты только думаешь, Белла? Из мыслей Чарли я узнал, что за это время ты несколько раз оказывалась в больнице. Я уже говорил, что я просто в ярости?
Его тихий голос был наполнен скорее болью, чем яростью.
- Почему? Тебя это совсем не касается, - сказала я в замешательстве.
- Вообще-то, я очень хорошо помню, что ты обещала не делать ничего опрометчивого.
Моя контратака была быстрой.
– А разве ты не обещал не вмешиваться?
- В то время, как ты постоянно переступала черту, - уточнил он, - свою часть соглашения я соблюдал.
- О, да неужели? Только три слова, Эдвард: Pacific. Northwest. Trust.
Он поднял голову, чтобы посмотреть на меня, он выглядел смущенным и невинным – слишком уж невинным. Это его выдавало.
– Это должно что-то значить для меня?
- Это просто оскорбление, – возмутилась я. – Ты считаешь, я настолько глупа?
- Я не понимаю о чем ты, - сказал он, широко раскрыв глаза.
- Неважно, - проворчала я.

***
Сцена седьмая, завершающая отрывок: той же ночью/утром, когда они приехали в дом Каленов на голосование…
Внезапно, входная дверь слега щелкнула и я увидела стоящую в дверном проеме Эсме. Ее волнистые карамельные волосы были стянуты сзади, в руках она держала какой-то совок.
- Все дома? – с надеждой спросил я, пока мы поднимались по лестнице.
- Да, все, – пока она говорила, окно неожиданно осветилось. Я заглянула в ближайшее, что бы понять, кто нас заметил, но мой взгляд упал на плоский поддон с густой серой замазкой на стуле, стоящем напротив. Я посмотрела на безукоризненную гладкость стекла и поняла, что делала Эсме с совком в руках напротив двери.
- Ох, точно, Эсме! Мне очень жаль, что так вышло с окном! Я собиралась…
- Не переживай из-за этого, - прервала она со смехом. – Элис рассказала мне эту историю. Должна сказать, что не виню тебя, если ты сделала это с какой-то определенной целью, – она пристально посмотрела на своего сына, который так же пристально смотрел на меня.
Я подняла одну бровь. Он отвел взгляд, бормоча что-то невнятное про дареных коней.

+1

20

зря вырезали эти моменты)
хорошо вписался в сюжет, но...
я понять не могу, им чо бумаги не хватала?
я понимаю фильм урезает, там время, а здесь что? в страницы уложится надо было?
спасибо большое что выложила)

0


Вы здесь » Фанфики » Сумеречная сага » Вырезанные фрагменты из книг