Фанфики

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фанфики » Развлекаемся » | Ctrl+V |


| Ctrl+V |

Сообщений 61 страница 70 из 748

61

Почему самое активное общение в интернете начинается со слов: "Ну все, я спать"?

0

62

Hi,
completion of the training camp today we have a friendly match here in Doha. The workouts were intense and very good. I personally feel very comfortable and have a positive feeling for the entire second half!

See you soon,

Holger

0

63

Little vampire
Дядя Бельведер
Спирит07
Bonita
Elisabet Wolf
Sothebys
Justlive
Enova
.:Bells:.
Далеко не ангел
Miss Coco
ВампИрюШка
Katrin Blak
Уф)))) Всем ОГРОМНОЕ спасибо)))
На счет Беллы...вы все узнаете, так как я планирую написать бонус( первую встречу от ее лица).
Ну а прода скорее всего завтра)))

0

64

Не могу... Сегодняшнюю поездку я не забуду... Когда вы меня в этом бассейне не утопили... Больше с вами ни куда не поеду.. Будете знать как Машу обижать. А вы завтр гулять пойдете? Если что позвони мне лады? Ладненько, пойду я, мне еще много куда зайти надо, а я тут с тобой треплюсь. Да и ты вали спать, завтра спать весь день будешь? Не фига! Разбужу тебя и встанешь, как миленький. Спокойной ночи, сладких снов =*

0

65

«Опять школа. Давящие со всех сторон скучные,  серые стены. Опять нудная речь давно надоевших учителей. А ведь так хочется веселья, разнообразия. Сказки…  Нет, не скажу что моя жизнь скучная, но в ней однозначно нет нужных мне красок! Хочется светлой любви что ли…?! Да!  Такой, чтоб все завидовали! А парень… Эх… А ведь есть такой, но как же он обратит на меня внимание, ведь вокруг него всегда куча красавиц с пышной грудью и всем прочим… А он… он ведь такой милый, веселый… Солнышко! Безумно любимое солнышко… и такое же далекое и недостижимое!»

0

66

Алиса

0

67

Что - то вы совсем тухлые сливки общества....

0

68

Сколько раз мы уже слышали фразу "Ради настоящий любви мы готовы пойти на все!"? Да бессметное количество раз. Вот только редко эти слова получают подтверждение. Но не в этот раз! Они прошли через многое. Очень многое. И вот когда уже практически настал Happy End они решают начать новую историю. Только теперь в ней не будет мифических существ. Ну почти...

0

69

Глава 10 Вопреки – Белла
Оторваться от губ Эдварда было невозможно, тем более, я так боялась за него. А вдруг он не сумеет выбраться? Вдруг его поймают? Что же будет? Наверняка, он скроет настоящую причину проникновения, защитит меня. Скорее всего, он скажет, что он… вор? Боже, я похолодела от такой перспективы. Он сядет в тюрьму? Как можно быть настолько безрассудным, чтобы не подумать заранее, к чему приведет его приход?
И он так и не дал мне обещание! Я была зла на это! Я не могла придумать ничего, что остановило бы его впредь. Он был слишком упрям, чтобы уступить, и слишком бесстрашен, чтобы его чем-то напугать! Единственный выход – приезжать к нему настолько часто, чтобы у него не было стимула лазить в мое окно. Но как это осуществить? Тем более, была серьезная проблема – вчерашняя ссора с отцом существенно осложнит мою жизнь, я знала это. Мне придется очень хорошо постараться, чтобы он простил мою выходку и вновь позволил капельку свободы, пусть и под присмотром Стефана.

Я уселась в папину машину с выражением полнейшей покорности и вины на лице. Пусть видит, что я раскаиваюсь. Рука все время машинально поправляла воротник – вряд ли папе понравится след зубов на моей шее. Я с трудом не улыбнулась, вспоминая момент. Эдвард разбудил во мне сумасшедшинку – я чувствовала себя злодейкой, удачно прикидывающейся паинькой, и мне это странным образом нравилось. Спать с мужчиной в доме отца было самым безумным и дерзким поступком в моей жизни, но невероятным чудесным образом это делало меня сильнее. Я словно разделилась на две части – одна оставалась Мелиссой, послушной запуганной дочерью, неспособной ни к чему, кроме послушания и раболепства; другая была твердо стоящей на ногах Беллой, уверенной в себе, свободной и, главное, счастливой. И та, вторая часть, ощущалась мной как опора, помогала первой части с меньшим дискомфортом существовать. Мне оставалось только хорошо играть свою роль, чтобы отец ничего не заподозрил, и тогда временами я смогу отлучаться в собственную сказку.

- Я смотрю, ты хорошо подумала этой ночью… - задумчиво произнес отец, выдирая меня из фантазий.
- Да, папа, - опустила глаза я, заливаясь румянцем, но надеясь, что он воспримет это, как мое полное раскаяние. – Прости, пожалуйста. Я не знаю, что на меня нашло… - добавила я для верности.

Папа раздраженно выдохнул сквозь зубы.
- Ты заставила меня вчера понервничать, Мелисса! – гневно процедил он.
- Прости… - повторила я глухо.
- Винценто пытался доказать мне, что у тебя стресс, - внезапно папа заговорил спокойнее, что меня по-настоящему удивило, - но я, правда, не могу понять, с чего ты так расстроилась. Да, с тобой жестоко поступили, но ведь жизнь жестока, девочка моя. Ты думаешь, что вокруг хорошие люди? Ты ошибаешься. Ты просто впервые столкнулась с реальностью. Поверь, все мужчины таковы, как Джейсон, да и не только мужчины. Каждый готов урвать свой кусок, лишь ты отвернешься. Воспользоваться твоей слабостью, обмануть, чтобы добиться своего. В этом мире лучше не иметь привязанностей, чтобы выжить, особенно романтических. Предательство – это очень больно. Да и дружеских отношений не бывает. Поверь, стоит ослабить внимание, как тебе вонзят нож в спину люди, которых ты считаешь друзьями, которым доверяешь.

Я не поднимала глаз, чтобы скрыть свое отношение к тому, что папа говорит. Он и прежде запугивал меня подобным, но теперь я знала, что он не прав. Мир не состоит из одних только злодеев. Мне пришла в голову ужасная мысль – возможно ли, что он говорит мне все это не для того, чтобы уберечь, а лишь для того, чтобы крепче держать около себя? Да и не он ли первым предал меня недавно?

- Думаешь, я так просто стал богатым? – продолжал отец. - Мне пришлось идти по головам, но зато теперь я защищен лучше, чем другие. И, чтобы быть защищенной тоже, ты должна слушаться меня. Закончишь колледж, и я устрою твою жизнь как надо. Мы должны помогать друг другу, мы семья. Я обеспечиваю тебя, благодаря мне ты учишься в лучшем колледже страны, взамен я требую лишь одного – подчинения. Ради твоего же блага. Тебе понятно?
- Да, пап.

Папа выдохнул.
- Хорошо. Я рад, что ты осознала. Честно говоря, я подумывал о Сицилии, но потом решил, что бросать учебу в самой середине года неразумно. Я бы не отправил тебя, но очень рад, что ты смогла меня понять. Надеюсь, больше не повторится вчерашнего?
- Нет. Обещаю, - я не могла скрыть ликования от папиных слов. Он никуда меня не отправит, и я прощена. Удивительно! Может, удача Эдварда передалась и мне?

Звонок прервал наш разговор. Внезапно задрожавшими пальцами я вытащила трубку, надеясь, что звонит Эдвард. Так и было. Облегчение было не описать словами!
- Да?
- Все в порядке, - ответил голос любимого, и мое сердце расцвело тысячью цветов. – Я уже в пути, и меня точно никто не видел. Расслабься.
- Джессика! – нашлась я тут же. – Ты уверена?

Голос в трубке понимающе рассмеялся.
- Да, любимая, абсолютно, - прошептал он проникновенно, отчего мое сердце неистово заколотилось. – Стефан сам меня выпустил.
- О, Боже! – вырвалось у меня. – Он видел тебя? – Черт, я должна быть осторожнее в выборе слов, ведь папа рядом, поздно подумала я.
- Еще вчера, - беззаботно отозвался Эдвард.
- Черт те что, - прошипела я в трубку, понимая, что Стефан, похоже, будет не на моей стороне. Как же так? Пресловутая мужская солидарность? Или глупость – это заразно?
- Успокойся, - мягко сказал Эдвард. – Все будет хорошо. Люблю тебя.

Я чуть было не сказала в ответ, но вовремя опомнилась.
- Да, я тоже... Скоро увидимся!
- Насколько скоро? – промурлыкал Эдвард, я с трудом подавила улыбку.
- Пока, Джес, - проворчала я и нажала отбой.

- Она что, не может подождать, пока ты доедешь? – грубо бросил папа, и я вздрогнула.
- У нее… проблемы. Она хотела поделиться, - просто удивительно, насколько легко мне стало врать, зная, что Эдвард в безопасности.
- Это то, о чем я только что тебе говорил, - хмуро произнес папа, подруливая к воротам колледжа и останавливая машину. – Друзья. Не слишком ли близко к сердцу ты воспринимаешь проблемы какой-то Джессики? Ты не об этом должна думать!
- Конечно, пап, - согласилась я, - просто Джес не всегда понимает… Ты же знаешь, девочки – такие болтушки! Ты не волнуйся, я ее особо не слушаю.

Папу мой ответ удовлетворил, и он коротко кивнул мне на дверь.

Джессика и Кристина ждали меня у входа, обе выглядели загадочно. Они переглядывались за моей спиной и иногда улыбались, но ничего не говорили.
- Да в чем дело? – спросила я, когда мы шли с математики на историю.
- Мы все ждем, когда ты нам расскажешь о своем парне, - широко улыбнулась Джессика, предварительно подмигнув Кристине.
- Что?! – задохнулась я, остановившись как вкопанная. – С чего вы взяли?!

Девочек это нисколько не смутило. Крис снисходительно ухмыльнулась.
- Брось, Мел, у тебя все на лбу написано! Уж я-то вижу!
- Да? – сдалась я, чувствуя внезапный подавляющий страх. Уж если девочки заметили, удивительно, что не заметил папа. – И что же там написано? Как вы это видите? – мой голос задрожал, стал тихим и неуверенным.
- Ну-у… ты все время витаешь в облаках… - протянула Джес.
- Ага, выражение мечтательное, будто ты не здесь. И счастливое, что странно. И еще ты рассеянная… - продолжила Кристина.
- А еще ты перестала с нами ходить в столовую, - захихикала Джессика. – Каждый день сломя голову убегаешь обедать в кафе. И не надо заливать, что одна.
- А еще ты стала часто не высыпаться, - Крис прыснула со смеху так сильно, что ей пришлось прикрыть рот руками.
- Боже мой, - выдохнула я, ужасаясь, что все настолько очевидно, - надеюсь, вам хватит ума не делиться своими догадками с окружающими?!
- Не волнуйся, - уверили меня обе, - мы же подруги! Но ты хотя бы расскажи, какой он…

================= * * * * * =================

Эдвард решил добить меня окончательно, явившись ко мне ровно на следующий же вечер! Я спокойно сидела за столом, пролистывая задание по литературе, и даже не услышала шагов. Я попросту потеряла дар речи, когда его невозмутимый голос раздался за моей спиной:
- И где же обещанный амбарный замок?

Я что, даже не закрыла балконную дверь?

Я онемела настолько, что несколько секунд просто смотрела на него в полном потрясении, открывая и закрывая рот. Я думала приехать к нему следующей ночью, но никак не ожидала, что он осмелится придти сюда повторно, да еще в такой короткий срок! Мы же расстались только с утра!

- Ты не ответила на смс, - с хитрой улыбкой заявил Эдвард, бросая на пол свои веревки. Его явно забавляло выражение моего лица.

Я медленно подняла телефон, не веря в то, что происходит. Экран слабо светился, я открыла сообщение в полной тишине.
- Но оно пришло минуту назад! – выдохнула я возмущенно.
- Я знаю, – самодовольно ответил он и, когда я взглянула на него, поспешно добавил, вытянув руку вперед: - Прежде чем ты начнешь ругаться, дай объяснить!
- Валяй, - напряженно смилостивилась я, уже начиная потихоньку приходить в себя. Мне хотелось ударить его чем-нибудь тяжелым, но одновременно запрыгать в экстазе от осознания, что он снова рядом.

Тогда-то он и рассказал мне о перезагрузке камер наблюдения, уверяя, что прошел ровно в этот момент, так что его точно никто не мог увидеть. Также он с ухмылкой объявил мне, что одна из камер «немножечко ослепла», и теперь он сможет уходить и приходить свободно в любое время. Правда, он оговорил, что для безопасности уходить будет затемно, а не утром, и тут я была с ним полностью согласна. Меня порадовало его ответственное отношение к делу, это немного успокоило мои расшатанные нервы.

Все же я старалась навещать Эдварда сама – так было гораздо безопаснее для него. Мы со Стефаном выдумали целую систему, чтобы не попасться. С собой у нас всегда был сверток с какой-нибудь новой шмоткой из бутика, чтобы предъявить папе. Мой телефон всегда был заряжен и лежал рядом. Если бы папа увидел, что меня нет дома, он в первую очередь позвонил бы Стефану. Тот сказал бы, что мы магазине (я и раньше ездила за покупками ночью, потому что ночью меньше толкотни, так что тут ничего удивительного), но отлучилась в уборную. После этого Стефан позвонил бы мне, и я за пару минут спустилась бы в тойоту.

Я была потрясена самоотверженностью шофера – неужели он проводил у парадной все ночи напролет?! Я чувствовала вину, что доставляю ему такие неудобства, что подвергаю его опасности, но он уверял, что все в порядке, и ему не сложно. Зато днем теперь Стефан мог по-настоящему отдохнуть. Не сидел привязанный к колледжу, выслеживая меня, а ездил по своим делам, зная, что меня подберет Эдвард, и я в надежных руках. Папе же я сказала бы, что пообедала в столовой с подругами, и те, зная теперь мое положение, готовы были в любое время это подтвердить.

К счастью, папа доверял Стефану, и был настолько убежден в моей полной покорности и неспособности нарушить его запреты, что особенно и не следил за мной. Все происходило прямо перед его носом, но я ни разу не заметила, чтобы он выглядел подозрительным. Кажется, уверенность в собственном превосходстве сделала его слепым, и это было весьма на руку мне.

Затем Эдвард вернулся на работу, когда срок его болезни вышел. Встречаться стало сложнее, да и новых тревог у меня добавилось. Просто удивительно, как этот балбес смог дожить до двадцати лет живой и почти невредимый! Поразительно, сколько раз за месяц, когда я звонила Эдварду, трубку брал Брайан и веселым голосом сообщал: «Джон в медпункте», «Джон на осмотре»! На мои уговоры быть поосторожнее Эдвард лишь пожимал плечами и, улыбаясь, отвечал: «Ну, ничего же страшного не произошло! Я же говорил, что у меня есть ангел-хранитель! Это все он…» Должно быть, у его ангела-хранителя была весьма суровая работа без выходных и даже перерывов на обед. Мне представлялась девушка с устало опущенными плечиками и перепачканными крыльями, взмахом руки вытирающая тяжелые капли пота со лба.

Иногда в нашей жизни действительно случаются сверхъестественные вещи, даже если в них и не веришь. Например, однажды - по чистой случайности! - мне удалось избежать разоблачения. Я собиралась пообедать с Эдвардом, как и всегда. Я закинула рюкзак в свой ящик и закрыла дверцу. И тут же ахнула, вздрогнув и отшатнувшись, потому что около меня стояла девушка с широко распахнутыми глазами, полными паники. Я не слышала, как она подошла, потому испугалась до чертиков, к тому же вид у нее был какой-то безумный. Окинув ее подозрительным взглядом, я собиралась обойти ее, но она вдруг ожила и преградила мне дорогу.
- Подожди! – воскликнула она высоким голоском. – Ты… помоги мне!
- Что? – я опешила.
- Я… я заблудилась… - выдохнула она так, будто выдумала причину только что. Ее глаза смотрели с неподдельным ужасом, она выглядела странно, и пугала меня, мне совсем не хотелось с ней разговаривать. Тем более у меня было мало времени, Эдвард наверняка уже ждал у ворот.
- Я не… - я собиралась отказаться, но девушка вдруг распахнула глаза еще шире и шагнула вперед, схватив меня за запястья. Ее руки были холодны как лед. Я напряглась и отшатнулась, насколько возможно, глядя на девушку почти что в ужасе.
- Не бросай меня, - взмолилась она. – Это займет всего минутку! Просто проводи до библиотеки! Пожалуйста… - ее искренний умоляющий взгляд меня смутил, он словно гипнотизировал. Я почувствовала, что не могу сопротивляться, что хочу ей помочь. И, хотя ее поведение напугало меня до дрожи, я кивнула, и мы медленно пошли по коридору.

Я пыталась ускорить шаг, но девушка как будто нарочно отвлекалась на таблички всех дверей, встречающихся нам. До библиотеки мы добрались не так быстро, как мне бы хотелось.
- Спасибо! – поблагодарила девушка у входа.
- Не за что, - я собиралась развернуться и уйти, но девушка вдруг схватила меня за локоть, заставив вздрогнуть.
- Как думаешь, она открыта?

Эта странная незнакомка уже казалась мне сумасшедшей. И меня раздражало, что она меня задерживает! Как будто специально! Я неловко улыбнулась и указала на табличку. Там было написано время работы библиотеки.
- Думаю, да! – ответила я и снова попыталась вырваться, но девушка меня не отпустила. У меня уже мурашки бежали по спине от нее, она меня пугала не на шутку.
- А как думаешь, там есть техническая литература?
- Пойди и узнай! – почти закричала я, дергая свою руку, которую эта ненормальная держала мертвой хваткой!
- Мне нужно знать, - внезапно задрожавшим голосом заговорила незнакомка - таким, как будто она сейчас расплачется, и лицо у нее стало разнесчастное, словно решался вопрос жизни или смерти. - Нужно знать, от чего взрываются мотоциклы!

Теперь настала моя очередь распахнуть глаза, да еще и рот. Почему-то – не знаю, почему – упоминание о мотоциклах заставило меня задрожать. Ведь это просто совпадение, да? Я не успела обдумать это детально, потому что к нам кто-то подошел.

- Элис, что ты делаешь? – напряженный мужской голос, раздавшийся позади меня, таил скрытую угрозу. Меня передернуло от ужаса, а эта девушка, Элис, внезапно просияла белозубой улыбкой, как ни в чем не бывало, и выпустила наконец мою руку.
- Джа-аспер! – протянула она. – Как я рада, что ты нашелся!
- Нашелся? – недоуменно выдал тот, а затем нахмурился с очевидным неодобрением.

Я смотрела на этих двоих в таком потрясении, что забыла, куда собиралась. Как будто впала в транс.

- Ну да, - заворковала девушка, - я потерялась и так испугалась! А эта девушка помогла мне найти библиотеку!

В этот момент ее спутник взглянул на меня, и я словно приросла к месту. Мои мысли разбежались, меня охватил кошмарный страх, неизвестно откуда взявшийся. Этот высокий молодой человек внушал ужас, объяснения этому я дать никакого не могла, могла только судорожно сглотнуть. (прим. автора: Джас ничего не внушал, у Беллы сработал "инстинкт") Наверное, просто эта ненормальная брюнетка напугала меня переменами своего настроения, и я стала бояться уже всего подряд, как и говорил про меня Эдвард.

Эдвард! Вспомнила я. Он ждет меня у ворот!

- Еще секундочку! – воскликнула Элис, когда я уже собиралась броситься бежать.
- Что еще? – прошептала я, глотая ужас, но он вдруг начал отступать, Слава Богу. Пара секунд – и я пришла в себя. (А вот теперь - Джас)
- Я просто хотела поблагодарить тебя за помощь. Знаешь, я сама никогда бы не нашла. Ты такая добрая и милая. Тебя обязательно ждет удача! Я желаю тебе всего хорошего. Спасибо огромное…

Она все говорила и говорила, не давая мне возможности и слова вставить, пока ее длинную тираду, к моему облегчению, не прервал звонок моего телефона.

- О! Нам пора! – с непонятной радостью воскликнула девушка и поволокла своего спутника в противоположную от библиотеки сторону. – Обязательно ответь на звонок, не заставляй абонента ждать! – добавила она, явно веселясь, прежде чем оба скрылись за поворотом.

Это наверняка звонил Эдвард, расстроенный, что меня нет слишком долго. Я поджала губы, злясь на задержавшую меня незнакомку, но задохнулась, увидев на дисплее имя отца.
- Да? – поспешно схватила трубку я.
- Жду тебя у ворот. Сегодня пообедаешь со мной, - и он отключился.

Я едва не выронила телефон. Я похолодела до кончиков ног, представляя, что было бы, если бы я уехала сейчас с Эдвардом. Папа даже мог увидеть, как я сажусь к нему на мотоцикл!

Уже спеша к воротам, я сильно дрожащими пальцами набрала номер Эдварда.
- Уезжай, - мой голос тоже дрожал. – Видишь у ворот красную БМВ?
- Да.
- Это мой отец.
- Понял, - я услышала звук мотора даже раньше, чем Эдвард нажал отбой, и выдохнула с облегчением.

Вот тогда-то я и вспомнила об ангеле-хранителе Эдварда. Не иначе, как именно он подослал ко мне эту ненормальную Элис, или как ее там звали, чтобы она задержала меня! Теперь он спас нас обоих. Если, конечно, верить в это…

Мы с Эдвардом много времени проводили вместе. Действительно много, буквально каждый день встречались в обед, а вечерами он ждал меня у себя или приезжал ко мне. Мы много разговаривали, узнавая друг друга все лучше… влюбляясь все сильнее. Я представить себе не могла, как смогу когда-то попрощаться с ним. Эдвард смотрел в будущее оптимистично – он все еще надеялся, что для нас есть шанс быть вместе. Рассчитывал, что я восстану против отца, что это… поможет. Он был очень упрям, но я выхода не видела. Единственное, что мне удалось, это уговорить его подождать до окончания колледжа. Я обещала ему, что подумаю над его словами, когда получу аттестат. На самом деле, я просто хотела избежать дальнейших обсуждений. Это было бесполезно, папа никогда не позволит мне стать свободной. Никогда. Нет силы, которая заставила бы его передумать. Нет силы, способной справиться с его властью. Напрасно Эдвард надеется.

- Обещай мне кое-что, - попросила я однажды, когда мы сидели на крыше его дома, кутаясь в теплый плед. Было уже довольно холодно, наступила осень, но с крыши открывался прекрасный вид на город, Эдвард говорил, что любит бывать здесь. Он расстелил старое стеганое одеяло, и мы устроились на нем, чтобы поужинать на свежем воздухе. Мы налопались да отвала – так, что меня даже подташнивало – и теперь просто смотрели на звезды, обнявшись очень крепко. Моя щека была прислонена к груди любимого, я с трепетом слушала ровный стук его сердца, мне казалось – это самый важный звук во вселенной. Это и подтолкнуло меня к нелегкому разговору.
- Смотря что, - ответил Эдвард. Как всегда, он не любил давать мне никаких обещаний. Такой упрямый!
- Я рассказала тебя все, ты знаешь, что за человек мой отец. Обещай – если я однажды позвоню тебе и скажу уехать, ты не будешь спорить и сразу покинешь город. А лучше штат. А еще лучше – страну.

Эдвард молчал, его дыхание было таким же ровным, как и до этого, только плечо напряглось. Я боялась посмотреть ему в лицо. Мне нужно было как-то убедить его!
- Послушай, - начала я, - со мной все будет в порядке. Я недавно разговаривала с папой, и он сказал – что бы ни случилось, он даст мне доучиться в колледже. Он будет зол, если узнает о нас, даже в ярости, но он ничего мне не сделает, по крайней мере, физически. Я в безопасности. Я хочу, чтобы в безопасности был и ты. Когда бы я ни позвонила, ты должен немедленно сесть в самолет и убраться отсюда. Обещай мне это!

Эдвард молчал, лишь его пальцы медленно двинулись вдоль моего плеча. Я не выдержала и подняла голову, чтобы с мольбой взглянуть в его красивые глаза. В них застыло странное выражение – боль, недоверие, что-то еще...
- Пожалуйста, - выдохнула я. – Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось. Я этого не переживу! – я сглотнула слезы.

Эдвард смотрел на меня бесконечно долго. Я надеялась, что он раздумывает над моим предложением.

- Может, со временем все уладится, - соврала я, чтобы убедить его окончательно. – Я закончу колледж и тогда… тогда я придумаю что-нибудь. И найду тебя. И все будет хорошо. – На самом деле, я не верила в это. Не было никакого шанса на такой исход. Но я надеялась, что время и расстояние излечит нашу любовь. Эдвард забудет меня. Мужчины очень быстро все забывают.

Эдвард продолжал смотреть на меня, теперь уже с нескрываемой болью.
- Что я буду делать без тебя? – наконец, прошептал он.
- То же, что и всегда, - уверенно заявила я, - работать, спасать людей. Встретишь… - на этом месте я осеклась, чтобы проглотить внезапный ком в горле, мешающий говорить, - встретишь… девушку. Другую, более тебе подходящую…
- Нет, - прервал он меня резко.

Мне стало стыдно, что я предлагаю ему такое, я ведь тоже не могла представить рядом с собой никого другого, кроме Эдварда. Но горькая правда состояла в том, что иного пути не существовало.
- Это ты сейчас так говоришь, - прошептала я, абсолютно убежденная в своей правоте. – Память – она как сито. Ты забудешь меня, у тебя будет долгая счастливая жизнь… - я замолчала, не в силах произнести больше ни слова.
- А как же ты? – промолвил Эдвард.
- Я? – я опешила от его вопроса. Я? И как же я? Мое сердце сжалось при одной только мысли о расставании. Как же я собираюсь прожить без него? – Ну-у… я легко смогу отвлечь себя… - лгала я, снова пряча лицо на его груди. – У меня есть деньги. Это поможет.

Я незаметно повернула голову и посмотрела на его искаженное мукой лицо. Недоверие и даже обида читались на нем.
- И ты тоже… должен попытаться начать новую жизнь, - безжалостно продолжала я. – Я не единственная девушка на земле. Вокруг много прекрасных, красивых…
- Какие девушки, Белла! – оборвал меня Эдвард раздраженно. Он так разозлился, что даже сбросил меня с плеча, отстраняя на расстояние вытянутых рук, чтобы смотреть в глаза. Совсем другим тоном, жестко и убежденно, он добавил: - Очнись. Мне двадцать лет, и ты первая и единственная девушка, которая мне понравилась!
- Но ведь все может измениться… - неуверенно пролепетала я, коря себя за чувство всепоглощающего счастья, которое вызвали его слова. Я была настолько эгоистична, чтобы радоваться – я буду единственной его любовью? Я ненавидела себя за это. Нет. Он ошибается. Все не так.
- Нет, - оборвал Эдвард мои надежды. – Мне никто не нужен, кроме тебя, - он вдруг схватил меня за талию и резко притянул к себе на колени. Его лицо зарылось в мои волосы, добираясь до шеи, а пальцы впились в кожу спину почти до боли. – Никогда больше не говори мне такого, поняла? – почти прорычал он.

Я не знала, что еще сказать, только рассеянно пропускала через пальцы его волосы, пока он удерживал меня в объятиях. В свете луны и уличных фонарей они выглядели черными, хотя иногда в них проскальзывали серебряные нити. Интересно, сколько седых волос добавит ему мой уход?
- Ты расскажешь мне, что с тобой случилось? – пробормотала я, перебирая волосинки.
- Что ты хочешь знать? – потерянно спросил он.
- Все. Почему твои волосы седые? Почему у тебя не было девушки? Почему ты выбрал такую трудную, опасную работу? Всю твою историю.

Эдвард вздохнул.
- Это очень грустная история. Я не люблю ее вспоминать.
- Ты обещал когда-нибудь рассказать, - напомнила я.
- Да, - согласился он. – Ладно… Я расскажу... Только обещай, что не будешь меня жалеть.

Я кивнула, мое сердце почему-то защемило. Что же такого страшного произошло?

- Мои родители не были успешными или богатыми, мы жили более чем скромно, в маленьком старом доме на окраине города. Мама и отец были исключительными людьми – добрыми, честными, заботливыми, понимающими. Я был поздним ребенком, и, когда мне исполнилось десять, у отца случился инфаркт. Он потерял работу, мама все тянула на себе, пока он поправлялся. Ему поставили диагноз – порок сердца, прогрессирующая сердечная недостаточность. Требовалась пересадка, но на это не было денег. Ему пророчили от двух до пяти лет жизни, но на самом деле он мог умереть буквально в любую минуту. На нервной почве заболела и мать. Рак. Все опять упиралось в деньги, а работала одна она, да еще меня нужно было как-то поднимать. В четырнадцать я стал сбегать из школы, чтобы подрабатывать. Мама об этом ничего не знала, я не говорил, чтобы она поменьше волновалась. К счастью, я не был глупым, и, даже пропуская занятия, смог нормально закончить школу. О колледже я даже не мечтал – знал, что это невозможно. Вырученные деньги я откладывал для отца, а иногда тайно докупал матери лекарства и подсовывал в ее ящичек. Даже если она замечала излишек, наверняка списывала на плохую память. С шестнадцати я официально заявил, что буду работать. Мама была уже так измучена болезнью, что не смогла спорить. Смею утверждать, что я был весьма заботливым сыном – помогал во всем, никогда не перечил, старался перехватить любую инициативу. Отец уже почти не поднимался с постели, мама сдавала все сильнее. Я привык заботиться о родителях, они нуждались во мне. Я всегда знал, что рано их потеряю, и не желал терять ни минуты времени, давая им все, что они заслуживают.
- Перестань, - попросил Эдвард, прижимая меня к своей груди, когда я тяжело вздохнула, борясь с неожиданными слезами – было больно слушать, как нелегко ему жилось. – Это еще не печальное, - пробормотал он мрачно. – Печальное начнется сейчас.
- Они умерли? – задала я глупейший вопрос, я и так уже догадалась, что да.
- Но не от болезни, - сдавленно ответил Эдвард. – Это случилось три года назад, зимой. Мама повезла отца в клинику на осмотр, по дороге подбросив меня до работы – утром я учился, а после обеда подрабатывал на почте. Мы тепло попрощались, все как и всегда. И, как всегда, я смотрел вслед отъехавшей машине, пока она не скрылась на мосту. Я не знаю, что произошло. В тот день был гололед - скорее всего, мама не справилась с управлением. Я услышал скрип шин, удар, потом еще один удар, более глухой. Я бросился бежать – до моста было около километра. Там уже собралась целая толпа, они мешали пробраться вперед. Одновременно со мной подъехали спасатели. Я был в ужасе от того, что увидел. Машина снесла ограждение моста и упала в воду. Лед проломился, и нос машины застрял, как в капкане. Они оба были живы! – на этом месте Эдвард почти закричал, со злостью. Все, что он рассказал дальше, было сказано сквозь зубы: - Я хотел броситься вниз, но они не пустили меня! Они что-то кричали о том, что лед ненадежен, что это опасно. Они сказали мне, что сейчас прибудет кран. Но не было времени, я буквально видел, как машина по сантиметру уходит под лед. Мама могла бы выбраться, если бы пролезла на заднее сидение. Но отца зажало, и она отказалась оставить его. Если бы меня не держали силой, я прополз бы по льду – я абсолютно уверен, что он бы выдержал. Но они так боялись за свои жалкие жизни, что медлили, теряя время. Какие же это спасатели?! – зарычал Эдвард, и я вздрогнула, осознав, откуда в нем такая отчаянная храбрость.
- А потом? – тихо спросила я, потому что он слишком долго молчал. Я слышала, как он сглотнул. Когда он заговорил, тон его был удивительно спокойным, даже безразличным, но я знала, что это только для того, чтобы не показать, что внутри.
- А потом – пф… и машина ушла под воду. Медленно… А они… они просто смотрели. Вот и все. Конец истории.

Я крепко-крепко обняла Эдварда руками. Я бы хотела защитить его от такой ужасной судьбы.
- Тогда ты и решил стать спасателем? – догадалась я.
- Да, - в голос Эдварда вернулась беззаботная интонация, но теперь я знала, чего ему это стоит. – Я пришел домой в абсолютном шоке. Я даже не стал дожидаться, пока машину вытащат из подо льда. Не хотел видеть этого. Достаточно того, что я видел, как она провалилась. Лицо мамы, искаженное ужасом, когда ледяная вода достигла ее подбородка, будет преследовать меня всю оставшуюся жизнь. Я оглядел пустой дом и выставил табличку о продаже. Сразу. Я не стал тянуть с этим, как другие. Я хотел делать что-то. На следующее утро я не узнал себя в зеркале. Хотя, чего уж удивляться, этого стоило ожидать, - Эдвард поднял руку и провел по волосам. Я хотела взглянуть на него, но он вдруг напрягся, не давая мне поднять голову. – Я продал дом, а на вырученные деньги купил эту квартиру и байк. Я ни о чем не жалел, у меня была цель. Наверное, это было даже похоже не на цель, скорее – на одержимость. Я дал себе слово, что не буду таким, как они – те, которые берегли свою шкуру, не вызывали во мне уважения. Я устроился стажером на базу 911. Утром я выполнял мелкие поручения, иногда выезжал на несложные случаи, но в основном только наблюдал. Вечерами я учился. Это было бесплатно для тех, кто собирался там работать. Через год я был в команде. Остальное ты знаешь.
- Почему же у тебя не было девушек? – робко поинтересовалась я. Это остался единственный вопрос, на который он не ответил.
- Какие девушки с такой работой? – простонал Эдвард, как будто досадуя, что я не понимаю. Но я действительно не понимала!
- Объясни.
- Мне нужно было чувствовать себя нужным. Кем-то. Приносить пользу. Это давала только работа. Девушки, которые обращали на меня внимание, немедленно начинали кокетничать, подсовывать номер телефона, намекать на что-то. Мне это казалось глупым, каким-то несерьезным. Да и некогда мне было смотреть по сторонам, я ведь почти все время проводил на базе, даже ночевал иногда там! Это… помогало отвлечься, не вспоминать… Мне не хотелось менять эту жизнь. А девушка неизменно повлекла бы эти изменения, пришлось бы встречаться с ней в ущерб работе. Да и сама видишь – профессия сопряжена с риском, а такие, как я, вообще долго не живут! Что я мог предложить? Не в моих правилах заводить случайные связи или что-то подобное.
- А как же я? – с некоторой обидой проговорила я, не понимая, почему тогда он обратил внимание на меня.
- Ты – это другое, - тепло прошептал Эдвард, обнимая меня обеими руками.
- И почему же?
- Не знаю, - я услышала улыбку в его тоне. – Может, твои загадки меня привлекли. А может, мне нравится о тебе заботиться. Ты несчастная, делать тебя счастливой – приятно. Ты наполнила мою жизнь смыслом, которого не было до сих пор. Ну и, я по-прежнему считаю, что наша встреча – это судьба. Я верю в это. Не знаю, как объяснить. Можешь смеяться, но я почувствовал это в ту самую секунду, когда тебя увидел. Мгновенно. Ты – моя, и все. Вопрос закрыт, - он засмеялся, вновь прижимая меня к себе теснее, и я не противилась, обнимая его крепко-крепко в ответ.

- Мы как две половинки, - хихикнула я, думая над его словами. Жаль, что судьба, обеспечив нашу встречу, не позаботилась обо всем остальном, потому что в эту минуту зазвонил мой мобильный, обещая прервать романтическую ночь на самой высокой ноте. – Я люблю тебя, - быстро сказала я, доставая трубку. Мы оба знали, что может означать этот звонок.
- И я люблю тебя. Очень, - Эдвард приподнял за подбородок мое лицо и нежно прижался к моим губам на одно короткое мгновение, а потом я поднесла трубку к уху.
- Ваш папа интересуется, успеете ли вы вернуться к ужину, - раздался неторопливый голос Стефана на том конце.
- Ох, конечно. Сейчас спущусь, - вздохнула я, нажимая отбой. С сожалением я посмотрела на погрустневшего Эдварда и приложила ладошку к его щеке. – Прости…
- Приехать сегодня к тебе?
- Уже поздно, - посочувствовала я. – Тебе ведь завтра на работу. Выспись. Обещаю, завтра мы увидимся.
- Хорошо, - не спорил мой любимый. Кто же знал, что «завтра» будет совсем не таким, как его ожидаешь.

0

70

Я буду. Драться. За тебя.

0


Вы здесь » Фанфики » Развлекаемся » | Ctrl+V |