Фанфики

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фанфики » "Сумерки" » "Затянувшийся отпуск"


"Затянувшийся отпуск"

Сообщений 61 страница 68 из 68

61

Как-то Эдвард проснулся с утра, Тани рядом не было. Он услышал, что она уже хозяйничала на кухне и отправился в душ. После душа он вышел в кухню, Таня накрывала на стол.
- Доброе утро, - промолвил Эдвард, обняв девушку сзади и поцеловав в щеку.
- Доброе, - пробормотала Таня, без особого энтузиазма.
Они сели завтракать. Таня была подозрительно молчалива. Атмосфера была напряженной. Эдвард поймал себя на мысли, что не очень беспокоится об этом напряге. Но небольшое любопытство, что случилось с Таней, все-таки присутствовало.
- Что-то произошло? – спросил он.
Таня, молча жуя бутерброд, смотрела в свою чашку.
- Таня, - позвал Эдвард.
- Эдвард, - девушка взглянула ему в глаза, - а кто такая Белла?
Каллен замер с бутербродом у рта. Сердце сжалось от услышанного имени, а мозг принялся лихорадочно соображать к чему этот вопрос. Видя замешательство Эдварда, Таня перефразировала вопрос:
- Белла – это Изабелла Свон? Журналистка, которая была с вами на острове?
«Может во сне, что-то ляпнул?» - подумал Эдвард, ведь Белла снилась ему почти каждую ночь.
- А что? почему ты спрашиваешь? – стараясь выглядеть равнодушным, Эдвард принялся доедать бутерброд.
- Ночью ты бормотал ее имя. И это не в первый раз, не первую ночь. – девушка выглядела расстроенной.
- Ну-у… - Каллен изобразил задумчивый вид, - мне по ночам часто снится остров и все, кто там был со мной…
- Но ты повторяешь лишь это имя, - перебила Таня.
Эдвард тяжело вздохнул:
- Просто… нас с Беллой как-то забрали на бузу, для обследования. Мы провели с ней много времени под землей… Мне это часто снится. Снится, как мы с ней пытаемся сбежать, - на ходу придумывал Эдвард. - Наверное, поэтому я бормочу ее имя…
Таню не удовлетворило данное объяснение. Но, стараясь не превращаться в ревнивую истеричку, она сделала вид, что проглотила это объяснение и с пониманием кивнула. «Как бы там ни было, он вернулся ко мне, - утешала себя девушка. – Он со мной живет, а не с ней». Она не была знакома со Свон, но уже подсознательно к ней ревновала.
Эдвард чувствовал себя виноватым перед Таней, она не заслуживала такого отношения. Он вернулся к ней другим. Отстраненным, замкнутым, физически неспособным мужчиной. Она приняла его со всеми его заморочками, терпит его, поддерживает и на все готова ради него. Эдвард, продолжая завтракать, смотрел на девушку и видел ее грусть. Она улыбалась, натянутой улыбкой. Ей было тяжело, но она старалась этого не показывать.
- Таня, давай сегодня сходим куда-нибудь. В кино или в ресторан. Куда ты хочешь?
- Пошли в кино, - улыбнулась блондинка, - на последний ряд…
- Будем фильм смотреть или целоваться? – усмехнулся Эдвард.
- Посмотрим, хочется снова почувствовать себя тинейджером.

Элис постепенно приходила в себя. Постоянное присутствие Джаспера рядом, его объятья по ночам, его слова любви, делали свое дело. Она перестала видеть по ночам кошмары. Перестала паниковать по поводу и без повода. К ней снова вернулись: озорная улыбка, звонкий смех, оптимизм и веселое настроение.
Дни пролетели быстро. Пришло время выписывать Элис с больницы, а у Джаспера закончился отпуск. Они переехали жить в квартиру Элис, к огромному разочарованию мамы Джаспера. Она очень хотела, чтобы сын жил с ней и даже готова была принять Элис. Но майор категорически был против того, чтобы жить с чьими-либо родителями. Молодая семья должна жить отдельно, считал он.
Через несколько дней Элис с Джаспером расписались всего при двух свидетелях: Шарлоте и Питере. Элис официально стала миссис Уитлок, чему Джаспер был несказанно рад. Элис тоже была рада, но кроме этого она еще мечтала о свадьбе, которую они обязательно с Джаспером сыграют. Роспись же новоиспеченные супруги Уитлоки отметили скромно в ресторане, вместе с Питером и Шарлотой.
Вскоре в нью-йоркском дворце офицером произошла церемония, где некоторым офицерам были присвоены новые звания, в том числе и Джаспер получил подполковника. После церемонии это событие отмечали дома у Джаспера с его мамой, Питером, Шарлотой и родителями Элис. В тот день произошло официальное знакомство мамы Джаспера и родителей Брендонов. Папа Брендон был рад за Элис: его дочь – жена подполковника! Круто! А сам он - тесть подполковника! Во как! Мама Элис весь вечер старалась улыбалась. Она уже испытывала к Джасперу больше симпатии, чем раньше, видя как сильно он любит ее дочь, как заботиться о ней и как, с его помощью, Элис пришла в себя, после пережитого на острове ужаса. Но единственное, что ее смущало – это профессия зятя. А отличии от мужа, миссис Брендон не была в восторге от военных.
Маме Джаспера так же приходилось держать на лице улыбку. Подполковник – это хорошо. Сын превзошел своего отца. Тот погиб, будучи майором… погиб… Миссис Уитлок переживала, что Джасперу захочется пойти дальше и подняться еще на ступень выше, на ступень полковника. Что его опять потянет на подвиги… на опасные подвиги, хотя… Мама бросала частые взгляды на Элис. В ее сердце зарождалась надежда на то, что невестка сможет удержать Джаспера от глупостей.

Пока Элис создавала в квартире домашний уют, Джаспер ходил на работу. Однажды ему сообщили, что он должен ехать на несколько месяцев в другой штат на учения, подготавливать добровольцев к боевым действиям. Это был приказ вышестоящего руководства и обжалованию не подлежал. Джаспер пытался взять отсрочку от таких поездок, говорил о семейных обстоятельствах, о беременной жене. Но, кроме него, отправить на учение было некого, все остальные уже были на заданиях. Уитлок попросил время для раздумий. К концу рабочего дня он должен был дать ответ.
Сидя в своем кабинете, Джаспер раздумывал над сложившейся ситуацией. Учения… много раз он проводил такие учения. В них не было ничего страшного, ничего опасного. Вот только, как сообщить об этом Элис? Она только вернулась к жизни. Она с такой радостью каждый вечер бросается его обнимать, когда он возвращается с работы, как будто они не виделись год, а не день. Как ей сказать, что ему нужно уехать на несколько месяцев на другой конец Америки? Джаспер уже представлял реакцию любимой. А ведь ей нельзя нервничать в ее положении. Но еще он понимал, как ему самому будет тяжело расстаться с женой на такой период. Сколько они уже вместе, неразлучно? Те несколько дней вдали от Элис, когда они бегали по джунглям, прячась от русских, казались ему вечностью, а тут несколько месяцев. Просидев так несколько часов и выкурив пол пачки сигарет, Джаспер взял чистый лист бумаги и написал рапорт об отставке.
- Н-да, подполковник… - протянул полковник, держа в руке рапорт Джаспера. – Вот так, был мужик мужиком, а потом влюбился, женился и все. Потеряли мужика.
Уитлок стоял перед начальником, как и полагается, по стойке смирно, с непроницаемым выражением лица.
- Вот скажи мне, Джаспер, - полковник отбросил все формальные обращения и слегка подался вперед. – Оно того стоит? Вернее ОНА того стоит? Ты, перспективный офицер, карьера стремительно прет вверх. Тебе еще 30-и нет, а ты уже подполковник. А к 40-а - погоны полковника получил бы, я в этом не сомневаюсь, а ты… - полковник скривился.
- Я могу идти, товарищ полковник?
- Да подожди ты, - полковник махнул рукой. – Ладно, хрен с ними, с учениями. Отправим лейтенанта. Он конечно не ты, но все же… Оставим тебя пока здесь, заберешь рапорт?
- Никак нет, товарищ полковник. Я уже для себя все решил.
- Блядь…. – полковник нецензурно выругался, - твою мать, подполковник Уитлок, что ты решил? Ну что ты решил? И куда дальше? В твоем возрасте тебе даже пенсия за выслугу лет не полагается!
- Я могу идти? – еще раз спросил Джаспер, словно не слыша слов полковника.
Полковник тяжело вздохнул.
- Да иди ты… - промолвил он, ставя подпись на рапорте.
Джаспер собирал в кабинете свои вещи. На душе было тяжело. Все, чем он занимался 10 лет, вот так резко закончилось. Вот так рано завершилась его карьера военного. Прежде чем написать рапорт, он хорошо подумал о последствиях такого решения. Пенсии военного у него не будет. Нужно будет найти работу. Элис скоро должна родить, понадобиться много денег на малыша. У Джаспера были деньги и он уже присмотрел участок земли под дом, но теперь он понимал, что с участком и с домом придется повременить, пока не устроится на нормальную работу. Что ж, придется засунуть свою гордость куда-нибудь подальше и пожить в квартире Элис. Придется, но другого выхода не было. Сейчас они пошли на уступки с этими учениями, а что будет дальше? Они ж не будут постоянно подстраиваться под него и его семейные обстоятельства. Сейчас Элис беременна, потом родит, потом еще что-то… и так постоянно. Нет, все правильно. Элис он нужен больше, чем службе. И Элис ему дороже, чем служба.
Джаспер перезвонил жене и сказал, что будет позже, что ему нужно встретиться с Питером. Он позвонил другу и рассказал о своей отставке. Питер понимал состояние друга и предложил зайти после работы в бар. Там они пообщались по душам, о жизни, о планах на будущее и под эти душевные разговоры распили пару бутылок виски. Питер так же был офицером со званием капитана. Он отошел несколько лет назад от практических военных действий и теперь преподавал военные дисциплины в военной академии. Питер пообещал помочь Джасперу устроится тоже в Академию преподавать. На что Уитлок лишь усмехнулся.
- Преподавать, - протянул он, затягиваясь сигаретой. – Никогда не думал, что уйду от практики и стану теоретиком…
Будучи в стельку пьяными, друзья оставили машины на стоянке бара и взяли такси. Домой Джаспер вернулся поздно, и еле держась на ногах. Он с трудом попал ключом в замочное отверстие, открыл, за дверью его уже ждала взволнованная Элис. Она облегченно вздохнула, увидев мужа, а потом очень удивилась, заметив его состояние.
- Элис… - улыбнулся Джаспер, прислонившись спиной к стене, около двери, и стаскивая ногами с себя ботинки
- Что с тобой? Где ты так напился? – Элис подошла ближе и убрала с его лица прядь волос.
- В баре, с Питером… - он еле шевелил языком.
- Был повод? – Элис приподняла вверх бровь. Она сохраняла спокойствие. Впервые она видела своего любимого в таком состоянии. Но он дома, целый и невредимый. Это главное.
- Повод… был, - кивнул Джаспер, он опустил голову и больше не в силах был ее поднять.
- Идем, я тебя уложу, - Элис сняла с него куртку, обняла за талию и попыталась отвести от стены.
- Я сам, - усмехнулся Джаспер. Отстранившись от стены, он, вместо комнаты, побрел в приемную и лег на диване.
- Я здесь… - пробормотал он, закрывая глаза.
- Хорошо, - промолвила Элис и присела рядом. Она положила руку ему на плечо. Когда Джаспер уснул, она взяла одеяло и укрыла его, раздумывая над тем, что заставило мужа так напиться.
Утром Элис начала будить Джаспера на работу.
- М-м-м… - протянул подполковник, просыпаясь с чувством жуткого похмелья. – Элис, мне уже не надо на работу. У меня теперь нет работы.
Встав с дивана, Джаспер отправился в душ, потом вышел на кухню к Элис и рассказал ей все, что произошло с ним накануне. Девушка была на седьмом небе от счастья. Джаспер бросил свою службу! Его теперь никуда не отправят! Он найдет себе нормальную работу и все время будет с семьей!
Когда об этом узнала мама Джаспера, то расплакалась от радости. Наконец-то сын отказался от своей службы! Слава Богу! Она понимала, что это заслуга Элис, и в душе появилось чувство благодарности к невестке. Хотя с другой стороны, понимание того, как сильно теперь жизнь Джаспера зависит от жены, миссис Уитлок угнетало.
Как-то вечером Розали с Ройсом возвращались с ресторана домой, сидя на заднем сидении автомобиля Ройса. У парня зазвонил телефон.
- Дэн, - усмехнулся Кинг, глядя на экран. – Да, - он ответил на звонок. На том конце слышна была громкая музыка, шумная компания и веселье. Дэн, один из приятелей Ройса, отмечал свой день рождения и настойчиво требовал, чтобы Ройс с Розали присоединились к празднованию.
- Окей, приятель, мы подъедем, говори адрес, - весело воскликнул Кинг, после чего отключил связь и приказал водителю:
- Разворачивайся, едем в ночной клуб «Лайтс».
- Куда? – не поняла Розали.
- У Дэна сегодня день рождения, - Ройс весело обнял девушку за плечи, - заедем ненадолго, поздравим.
- А где празднуют?
- В «Лайтсе».
Розали словно током ударило. «Лайтс! Клуб Эмметта!» - пронеслось в голове девушки и с этой мыслью тело бросило в дрожь, а голос предательски дрогнул, когда она промолвила:
- Ройс, что-то мне не здоровится…
- Ты чего? – удивился парень. – Да расслабься, мы там долго не будем, поздравим и уедем домой.
- У меня голова что-то разболелась, - Розали, скривившись, взялась за голову. – Отвези меня лучше домой, а сам…
- Да мы уже почти приехали. Роуз, перестань, сейчас быстренько поздравим и свалим.
Автомобиль остановился около клуба, который сверкал яркими огнями. Около входа толпился народ. На двери стояла охрана. В этом клубе всегда существовал жесткий фейс-контроль и дресс-код. Ройс открыл Розали дверь и подал руку. Выходя из машины, она чувствовала, как ускорился ее пульс, и как вспотели ладошки. Представив, что сейчас она может увидеть там Эмметта, девушка споткнулась на ровном месте, но не упала благодаря Ройсу, который ее поддержал.
- Осторожно, Роуз. – Он, не обратив внимание на дрожащую руку девушки, повел ее ко входу. Эту пару знали в лицо и пропустили сразу.
Внутри гремела клубная музыка. Народа было полным полно. Розали чуть облегченно вздохнула, надеясь, что в такой толпе ей удастся не встретится с хозяином клуба. Она быстро шла за Ройсом, опустив голову и стараясь быть незаметной. Хотя трудно было быть незаметной в белом длинном платье, которое сверкало от ультрафиолета. В VIP зоне они сразу нашли нужную компанию золотой молодежи, которая веселилась во всю, поздравляя именинника. Компания была безмерно рада появлению Ройса и Розали, которые сразу присоединились ко всем. Во время всеобщего веселья, тостов и поздравлений, Розали держала улыбку на лице, стараясь не вертеться сильно, не привлекать к себе внимание и при этом, испытывая жуткий страх. Ей было страшно столкнуться с Эмметтом. Он боялась, своей реакции, реакции своего сердца на него. Пока она не видела МакКартни, она старалась о нем не думать и не вспоминать, но что будет, когда она его увидит?
Эмметт появился в клубе за полночь. Его, как обычно, радостно и шумно приветствовали частые посетители клуба. Многие девушки-красотки подходили, чтобы обнять и поцеловать парня. Он, как всегда, также был рад постоянным клиентам и не жадничал на объятья и поцелуи для девушек. Обняв двух девушек за талии и поцеловав по очереди каждую в губы, Эмметт спускался с ними с лестницы, которая вела о входа до танц-пола и с которой хорошо был виден весь зал. Бросив быстрый взгляд на VIP зону, Эмметт замер на месте, посреди лестницы. Ему показалось, что сердце в тот миг остановилось. Он увидел Розали. Она сидела в белом сверкающем платье почти в центре шумной компании. Он узнал ее, не смотря на полумрак, не смотря на яркие сверкающие огни, и ее парик с непривычной челкой. Компания гудела и веселилась. Веселился рядом сидящий парень, судя по всему Ройс Кинг, догадался Эмметт. Розали сидела с улыбкой на губах. С какой-то грустной улыбкой. Она не видела Эмметта. Девушки, облепившие МакКартни, не поняли, что с ним случилось. Он замер, словно статуя, и «втыкнул» в одну точку. Они проследили за его взглядом –VIP зона, полно народа, и что?
- Эм, что случилось?! – удивлялись они. Но он их словно не замечал.
Розали, вместе со всеми, ударилась бокалами, чтобы выпить за очередной тост. Вдруг каждой клеткой тела она почувствовала на себе затяжной, пристальный взгляд. Ее глаза метнулись по залу, в поисках причины своих странных ощущений. И в какой-то момент их глаза встретились. В клубе появилась еще одна статуя – сексапильная блондинка среди шумной компании сидела словно парализованная. Она застыла с бокалом в руке, так и не успев поднести его к губам. Девушка смотрела на Эмметта, чувствуя, как всю ее охватывает паника. На лице парня не было никаких эмоций. Он смотрел застывшим взглядом, даже не моргая, его руки покоились на талиях двух девушки, о существовании которых он забыл. Девушки рядом с ним были словно аксессуарные дополнения. Сердце Розали екнуло и сжалось в комочек. Сжалось от боли, что они не могут оторвать глаз друг друга и при этом вынуждены вести себя так, будто увиделись впервые. Сжалось от чувства стыда и вины. ЭММЕТТ – это такой важный, такой родной, такой дорогой для нее человек, а она все это время пыталась заглушить в себе воспоминания о нем, пыталась вычеркнуть его из своей памяти, словно его никогда и не было. Сколько он вытерпел на острове ее презрения, ее высокомерности, ее напыщенности? Сколько он заботился о ней? Если б не Эмметт, она бы погибла в той пещере! А когда ее забирали на операцию? Он до последнего боролся за нее! Даже электрошок не мог его остановить! Розали видела в его глазах боль и обреченность, и чувствовала себя последней, неблагодарной, эгоистичной сукой. Ей захотелось плакать от боли в душе. К горлу подступил ком, руки задрожали…
- Роуз… ты чего? – послышался голос из всеобщего шума. Вздрогнувши, девушка перевела взгляд на Ройса.
- Давай, - улыбался парень, - мы уже все выпили. – Он обнял ее за плечи. Розали рассеянно поднесла бокал к губам и выпила все залпом. После чего Ройс захватил ее губы страстным поцелуем. Розали сидела, не шевелясь, не отвечая на поцелуй. Она думала что хуже, чем минуту назад уже не будет, но теперь было хуже. Еще больнее, еще ужасней. Она осознавала, то, что Эмметт любит ее, что ему больно, что он вынужден все это видеть. Никогда раньше Розали не испытывала к себе такого чувства ненависти, которое испытывала в тот момент. Ройс отстранился.
- Что с тобой? – удивился парень.
Розали взглянула на лестницу. Эмметта там не было. Она провела взглядом по залу, его не было нигде.
- Мне плохо, - пробормотала блондинка. – Ройс, давай уйдем.
- Ну-у, сейчас, еще пять минут и поедем.
Эмметт был в своем кабинете. Отстранившись от девушек, он пулей рванул в свое убежище, задевая на ходу посетителей. Кабинет был на верхнем этаже. Одна его стена была сделана из тонированного стекла с зеркальным эффектом. Стена - между общим залом и кабинетом, через которую Эмметт мог видеть все, что происходит в его заведении. Но, через которую, никто не мог видеть его. Достав и бара бутылку коньяка, Эмметт открыл ее и принялся пить большими глотками прямо из горла, в надежде заглушить хоть немного адскую душевную боль, с помощью спиртного. Все это время, все шесть недель, после возвращения с острова и расставания с Розали, он старался не обращать внимание на ноющую рану в сердце. Он старательно избегал публичные места, не смотрел передачи о светских тусовках, он вообще отказался от телевизора, не покупал глянцевые журналы, одним словом – отказался от всего, где мог бы снова увидеть ЕЕ. Эмметт всячески пытался забыть свою принцессу, понимая, что в этом реальном мире у нее своя жизнь и ему в ней места нет.
Он так старался и вот теперь она здесь, в его клубе. Зачем? Почему? Розали ведь прекрасно знает, что может здесь встретить его. «Зачем она сюда приперлась, да еще со своим кренделем? – вопил мозг Эмметта. – Поиздеваться надо мной? Ткнуть мне в лицо то, что у нее все хорошо и я никто в ее жизни??? Зачем? Ведь я и так давно все понял! Догадливый, черт побери!» С этими мыслями Эмметт подошел к зеркальной стене и снова взглянул на блондинку. Больно. Но отвести от нее взгляд он не мог. Продолжая пить коньяк, Эмметт закурил сигарету.
Компания Розали продолжала веселиться, Ройс продолжал обнимать свою девушку, а она… Эмметту показалось, как будто она нервничала. Как будто улыбка была не настоящей. Как будто ее угнетала вся окружающая обстановка. «Что с тобой Розали? – подумал МакКартни. – Что с твоей улыбкой? Что с твоими глазами? Неужели ты не счастлива? Ты же получила все, что хотела! Ты же вернулась домой к привычному образу жизни, к привычному шику и блеску, к своему любимому Кингу…» Эмметт не знал, что расстроило девушку. Может они повздорили с Кингом? А может она страдает из-за своих волос и необходимости носить парик? Вдруг ему в голову пришла одна безумная идея. Он достал телефон и набрал номер, смотря через стекло на ди-джея, который сидел за музыкальной аппаратурой и двигался в ритм музыки.
- Да!!! – крикнул ди-джей в трубку, прислонив ее к одному уху и закрыв рукой второе, чтобы услышать собеседника.
- Сейчас песня закончится, следующую поставь Эминема «Принцессу»! – ответил Эмметт.
- Чего?!!!
- Эминема поставь! «Принцессу»! – крикнул МакКартни.
- Но Эмметт!!! – растерянно крикнул в ответ ди-джей. – Это же не наш формат!!!
- Я тебе, блядь, сказал, поставь «Принцессу»! И не рассказывай мне, какой нахрен формат должен быть в моем клубе!!! – взбесился Эмметт.
- Хорошо!!! Поставлю!!! – послушно кивнул ди-джей.
- И посвятишь ее принцессе Тихого океана! – добавил хозяин.
Продолжая пить, Эмметт наблюдал, как ди-джей резко засуетился около дисков. Потом он снова перевел взгляд на Розали.
Когда звучащая песня закончилась, музыка резко прекратилась и в колонках прозвучал голос ди-джея:
- А следующая наша песня посвящается принцессе Тихого океана!
Эмметт увидел, как Розали завертела головой по всему залу в поисках кого-то, а потом схватила стакан и принялась пить воду.
«Что же ты занервничала, любимая?» - горько усмехнулся он.
Никто из посетителей не обратил внимание на посвящение. Такое часто случалось, что кто-то заказывал песню и кому-то ее посвящал. В компании Розали тоже никто особо не обратил, никто, кроме Розали. Принцесса Тихого океана – Эмметт часто так называл ее на острове. Она знала, что песня посвящается ей, она знала, что это от Эмметта.
- Принцесса, - заржал один парень из их компании, - во гонят малолетки!
- Та ну их, - махнул рукой Ройс, - кто там говорит следующий тост?!
В зале зазвучал рэп Эминема:

Ты ворвалась в мою жизнь, словно наваждение.
Твои глаза, твои губы меня преследую в видениях.
Ты моя боль, моя радость, моя страсть, моя отрада.
И все, о чем я мечтал, - чтоб ты всегда была рядом.
Когда не стало тебя, я думал мозг мой взорвется.
Ты просто знай, что без тебя, мое сердце не бьется.

Припев:
Ты принцесса моя, я не забуду тебя.
И все, что было между нами, я пронесу через года.
Ты подарила мне счастье, и ты - мое наказанье.
Любить тебя, дышать тобой – это мое призванье…
В каждом слове песни, в каждой фразе, Розали видели Эмметта. Внутри все сжалось с такой невыносимой болью, что из глаз брызнули слезы. Она закрыла лицо руками и разрыдалась так сильно, что ее тело начало содрогаться от рыданий. Вся компания замерла, уставившись на блондинку.
- Розали… - пробормотал уже пьяный Ройс, - ты чего? Что случилось? – он попытался обнять девушку. Она резко встала.
- Из… вините, - пробормотала блондинка, вытирая слезы, - у меня просто раскалывается голова, простите… я лучше поеду домой. – с этими словами она быстро направилась к выходу. Ройс пожал плечами, глядя на друзей, попрощался и пошел догонять Розали.
Эмметт видел всю ту истерику. То был еще один удар по его сердцу. «Ей не все равно. – понял он. – Ей не плевать на меня… но…» Эмметт знал, что даже, если в сердце Розали что-то было по отношению к нему, все равно она не оставит своего Ройса. Она не перешагнет через репутацию своей семьи, через бизнес отца, через мнение элитной публики. Она звезда в этом городе. Она помолвлена с одним из самых завидных женихом Америки, а кто такой Эмметт МакКартни? Хозяин ночного клуба, замешанного когда-то в скандале… повелитель обезьян – как, шутя, называла его Розали на острове. «Общество не поймет и осудит миссис Хейл, если она свяжется с таким как я» - обреченно понимал Эмметт, продолжая заливать в себя спиртное.

Когда Розали с Ройсом оказались в машине, девушка снова дала волю слезам.
- Роуз, не пугай меня… да что с тобой? – недоумевал Ройс.
- У меня ужасно болит голова… - врала блондинка, в то время когда невыносимо болело сердце.

Белла, понимая, что у нее больше не было ни желания, ни вдохновения, ни энтузиазма гонятся за очередными шокирующими историями, уволилась из газеты «Труз оф лайф». Какое-то время она сидела без работы, а потом ей предложили работу на одном из популярных телеканалов в передаче «Невероятные истории». Желая изменить что-то в своей жизни, Свон согласилась. Ей нужно было встречаться с разными знаменитостями и другими людьми, с невероятными историями, договариваться с ними о прямом эфире, узнавать об их историях и готовить текст для ведущей такого эфира. Изначально Белле предложили роль ведущей, но она отказалась. Мелькать на телеэкране не входило в ее планы.
Джейк с каждым разом становился все более замкнутым в себе, все более грустным и несчастным. Белла, понимала, что убивает парня своим отношением. Ей было очень жаль его и, однажды, она решила: «Хватит жалеть себя! Хватит думать о себе! Пора уже подумать о ком-то еще!» Сидя за рулем своего автомобиля и возвращаясь домой, Белла резко развернулась посреди дороги, чем создала небольшое замешательство для других водителей, и, не обращая ни на кого внимание, быстро направилась к дому Блэка. Она приедет к нему. Она останется с ним. Они проведут вместе эту ночь… и утро… она перевезет к нему свои вещи и они вместе попытаются воскресить свою былую любовь и страсть.
Припарковавшись около дома Джейка, Белла вышла из машины и посмотрела вверх на окна его квартиры на 8-м этаже. В окне на кухне горел свет, значит он дома. Свон зашла в подъезд и подошла к лифту. Судя по светящимся кнопкам этажей, лифт спускался вниз. На первом этаже дверь открылась и из него вышла заплаканная Ренесми, нос к носу столкнувшаяся с Беллой. Девушки сразу узнали друг друга и несколько минут в замешательстве смотрели друг на друга.
«Какова вероятность того, что она живет в этом же доме?» – мысленно задала себе вопрос Белла.
- Привет. Ты была у Джейка? – спросила она сразу в лоб, чтобы не делать лишних предположений.
- Я… - растерянно промолвила Ренесми, - извини… мне пора. – она попыталась обойти Беллу, но та сделал шаг преграждая девушке дорогу.
- Ренесми, - дружелюбно промолвила Свон, - здесь за домом есть неплохое кафе. Может пошли, поговорим. Я думаю, нам есть что обсудить.
Белла уже не сомневалась в том, что Ренесми спускалась от Джейка, в том, что причина ее слез в нем и то, что это не просто его знакомая. Самое большое чувство, которое испытывала журналистка в тот момент – это любопытство. Что происходит между этой девушкой и Джейком? У них был роман? Был? А может до сих пор есть?
- Я думаю, тебе лучше поговорить обо всем с Джейком. – ответила Ренесми.
- Я обязательно с ним поговорю… потом. Сейчас хотела бы поговорить с тобой.
Ренесми видела, что от Беллы не исходит никакого негатива. Лишь спокойствие и даже… дружелюбие? Девушка не понимала реакции Свон.
- Хорошо, - кивнула Ренесми, - пошли.
Девушки направились к выходу.
Оказавшись в кафе, они сели за столик в углу, подальше от посторонних глаз, и обе закали чай.
- О чем ты хочешь поговорить? – спросила Ренесми, в упор смотря на Беллу.
- О вас с Джейком.
- Нет никаких НАС с Джейком, - сказав это, девушка закусила губы и отвела взгляд в сторону. Белле показалось, что она вот-вот снова заплачет. Она достала сигарету и закурила, давая девушке возможность успокоиться.
- Джейк… - продолжила Ренесми через несколько минут, - он очень любит тебя. Он переживает за тебя и он… хочет чтобы у вас все было хорошо.
- А ты? Чего хочешь ты? – в голосе Беллы совершенно не было упрека, которого ожидала Ренесми.
- Я хочу того же, - промолвила она быстро. – Чтобы вы были вместе. Чтобы он был счастлив.
- Ты любишь его?
- Что?! – глаза девушки округлились.
- Ты слышала, что я спросила. Ответь мне, пожалуйста. – Белла затушила сигарету в пепельнице и положила руки на стол, подвигаясь ближе к Ренесми.
- Любишь, - выдохнула Свон, - найдя ответ в выражении лица девушки.
- Белла, я… - Ренесми занервничала и слегка растерялась.
- Ренесми, расскажи мне, пожалуйста, о жизни Джейка, пока меня не было. И о своем присутствии в его жизни. И еще, чтобы между вами не было, я не буду вас ни в чем винить. Я понимаю, меня считали мертвой и Джейк имел полное право на другие отношения.
У Ренесми отвисла челюсть. «Джейк прав, - подумала она, - Белла действительно удивительная. Ее нельзя не любить».
- Хорошо, - выдохнула Ренесми. – Я расскажу.
Белла начала пить чай, ожидая, когда Ренесми соберется с мыслями и начнет.
- Это началось летом, - начала девушка, - после того, как США потрясла новость о вашей авиакатастрофе. Такие аварии часто случаются, но известие об этой достигло огромных масштабов из-за важности персон, которые находились в самолете… В общем, как-то друзья пригласили меня на автогонки, на межштатные соревнования. Победил тогда Френк Марлоу, Джейк пришел третьим. Парни из моей компании говорили, что он последнее время сам не свой из-за погибшей девушки. После гонок, мои девчонки побежали к автогонщикам за автографами и меня потащили. Меня не интересовали ни автогонщики, ни автографы, но я пошла за компанию. Тогда я увидела Джейка впервые. Увидела его вблизи. Его черные красивые глаза, его белоснежную улыбку. Он улыбался на камеры, а в глазах была такая грусть и тоска, что казалось, глаза и улыбка принадлежали разным людям. Мои девчонки взяли тогда автографы и мы ушли. Потом, спустя две недели, я вышла из ночного клуба. Хотела взять такси и уехать домой, но вдруг, недалеко от входа увидела автомобиль, около которого лежал парень. Я испугалась, подумала может умер, попросила охранников вызвать скорую, на что они махнули рукой и сказали, что ему не скорая нужна а вытрезвитель. А подошла к парню и узнала в нем автогонщика… Джейка. Судя по пульсу, он был жив, но при этом чертовски пьян. Я вспомнила историю о его девушке и мне безумно стало его жаль. Захотелось помочь. Я вытащила у него из кармана ключи, попросила парней поместить его на заднее сидения авто, а сама села за руль. Я не знала, где он живет, поэтому привезла к себе домой. Мой сосед помог дотащить его до квартиры и уложить на диван. Утром Джейк проснулся. Он ничего не помнил о вчерашнем вечере, не понимал, где находится и кто я такая. Я рассказала, как подобрала его около клуба и вернула ключи от машины. Он поблагодарил меня и ушел.
И с тех пор я не переставала думать о нем. Я испытывала к нему сочувствие, которое потом переросло в симпатию… Я часто думала о нем. Иногда заходила в Интернет, искала о нем информацию и читала. С каждым разом я узнавала о нем все больше и больше. Узнавала и незаметно для себя влюблялась… А однажды я испытала настоящий шок, когда увидела в новостях о том, что Джейк разбился во время очередных гонок, будучи в нетрезвом состоянии. Но к счастью, не на смерть. Я узнала, в какой больнице он находится, и долго решалась на то, чтобы навестить его. Решившись, я пришла к нему. Джейк лежал в отдельной палате. Нога и рука были в гипсе. Он узнал меня и очень удивился, но не прогнал, чего я так боялась. Я просидела около него больше часа, а когда собралась уходить, он попросил меня прийти еще. Я думала мое сердце тогда выпрыгнет наружу от радости. В общем, я начала ходить к нему каждый день. Мы общались с ним подолгу и с каждым разом становились друг другу все ближе. Потом его выписали, и я боялась, что наши дороги разойдутся, но мои опасенья не оправдались. Мы начали созваниваться, иногда встречаться… вначале мы были друзьями, а потом… наша дружба переросла во что-то большее. А в октябре я переехала к нему… - Ренесми запнулась.
Белла за время ее рассказа испытала разные эмоции. Вначале – переживание за Джейка, потом чувство благодарности к Ренесми за то, что была с ним рядом, за то, что поддержала его, когда он был на грани полного срыва, за то, что вернула его к жизни. И теперь Белла задумалась над тем, почему Джейк в последнее время такой подавленный. Потому что Белла ведет себя отчужденно по отношению к нему? Или потому что из-за ее возвращения он должен расстаться с Ренесми? Что же на самом деле, чувствует Блэк? Кому теперь принадлежит его сердце? В сердце Беллы появилась надежда на то, что Джейк все-таки любит теперь Ренесми. Это значит, она легко сможет уйти от него и пожелать им с Ренесми счастья.
- Он любит тебя? – спросила Белла.
- Он любит тебя, - грустно произнесла Ренесми.
- Извини, - Свон резко поднялась. – Спасибо тебе, Ренесми, за то, что согласилась поговорить со мной и за то, что рассказала о вас с Джейком.
- Что ты собираешься делать теперь? Ты скажешь ему? Белла, пожалуйста, не вини его не в чем, он…
- Не буду, - перебила Белла, улыбнувшись. – Я просто хочу, чтобы он был счастлив.
- Я тоже, - Ренесми тяжело вздохнула.
Белла попрощалась и быстро направилась к выходу. Она чуть не бегом влетела в дом, вызвала лифт и поднялась на 8-й этаж. Перед дверью Блэка, она ни минуту остановилась, задумавшись о том с чего начать разговор, потом нажала на звонок. Джейк открыл дверь. Грусть на его лице тут же сменилась удивлением.
- Белла?
- Привет, можно к тебе? – улыбнулась девушка.
- Конечно, - он открыл дверь шире, приглашая ее войти. – Не ожидал, что ты приедешь, если честно, - пробормотал Джейк, проходя за Беллой в гостиную.
- Я сама не ожидала, - Белла взяла его за руку и села на диван, увлекая парня за собой.
- Джейк, расскажи мне про Ренесми, я хочу знать правду. Это очень важно, - серьезно проговорила Белла и ту же заметила, как на его лице промелькнули боль, сожаление и наигранное удивление.
- Почему ты спраш…
- Джейк, я знаю тебя, как облупленного, - перебила Белла, - и вижу, когда ты врешь. Пожалуйста, расскажи мне все. Я… видела ее только что. Я встретила ее около лифта. Я знаю, что она была у тебя…
Тяжело вздохнув, Джейк виновато опустил глаза.
- Хорошо, - кивнул он, сдаваясь перед настойчивостью Беллы.
В своей истории он опустил то, как сильно страдал после известия о гибели Беллы. С Ренесми, по его версии, он впервые встретился у нее дома, после того, как она подобрала его пьяного около клуба. Потом Белла слушала все тоже самое, что рассказала ей Ренесми. Джейк, видя понимание Беллы и полное отсутствие упрека, выложил все, как есть. Он любит Ренесми, очень любит. Беллу тоже любит, но не той любовью, что раньше. Любит, как друга, как сестру.
Когда она вернулась с острова, Джейк испытал огромную радость от того, что она жива и, в то же время, огромную боль от того, что ему придется расстаться с Ренесми. Выбирая между двумя девушками, Джейк понимал, что не может отвернуться от Беллы, которая столько всего пережила на ужасном острове. Он не мог ее бросить. Не мог ее так предать.
- То есть, вы оба согласны на то, чтобы расстаться и чтобы ты остался со мной? – решила уточнить Белла.
- Белла, прости меня… - вздохнул Джейк, - я не хотел, чтобы так получилось… я не хотел тебя предавать…
- Джейк! – воскликнула Свон, вскакивая с дивана. – О чем ты говоришь?! Кого предавать?! Мертвую девушку?! Если бы я действительно погибла, то самой большой глупостью, с твоей стороны, было бы продолжать хранить мне верность и отказываться от других отношений!
- Но ты не погибла! – Джейк так же вскочил на ноги. Белла смотрела на парня и видела в его глазах отчаяние и чувство вины. Это проклятое чувство вины!!! Не любовь! Не желание быть вместе! А чувство вины!
- Джейк, - успокоившись, она взяла его за руку. – Ты же любишь ее…
- Она беременна… - Блэк обреченно опустил голову.
- Что?! Джейк, вот сейчас ты меня реально разочаровываешь. Твоя любимая девушка беременна и ты собираешься от нее отказаться из-за какого-то тупого чувства вины?!
- Я не собирался отказываться… в смысле, я пообещал, что буду поддерживать ребенка, но она отказалась от таких отношений и собралась сделать аборт.
Белле было стыдно за свою измену, за свое предательство. Ведь она связалась с Калленом, зная, что Джейк жив и ждет ее… Она надеялась расстаться с Джейком, не посвящая его в свою измену. Но, слушая тот бред, который нес Блэк, Белла решила раз и навсегда избавить его от чувства вины.
- Послушай, Джейк, - девушка глубоко вдохнула, - я… я изменила тебе на острове. Я жила с другим мужчиной… Я предала тебя. И я виновата перед тобой гораздо больше, чем ты передо мной.
Джейк замер на мгновенье, пытаясь переварить информацию. В его голове замелькали имена спасенных. Их знал весь Нью-Йорк. «С кем? – крутилось в голове парня. – С хозяином ночного клуба? МакКартни, который ненавидел Беллу? Или с военным? Как там его? Или с редактором журнала, Калленом?»
- С кем, Белла? – спросил он спокойно.
- С Эдвардом Калленом, - выдохнула девушка, закусив нижнюю губу.
- Так вот почему ты… - Джейк отпустил ее руку и подошел к окну, - вот почему ты такая… такая чужая… вы до сих пор встречаетесь?
- Нет. Все закончилось еще на острове…
- Почему? – Джейк повернулся к Белле и в его глазах не было упрека, лишь любопытство.
Белла пожала плечами.
- За все время, что мы провели на острове, я так и не поняла этого человека. Ни его, ни его чувств. И вообще были ли они.
- Ты любишь его?
Белла лишь молча кивнула. Джейк подошел, обнял ее и прижал к груди.
- Свон, и почему все так сложно? Что мне теперь с тобой делать?
- Сделай мне одолжение. Верни Ренесми… она тебя любит. Останови ее от аборта. И не забывай обо мне.
- О тебе забудешь… - вздохнул Джейк. – А что ты будешь делать? Не хочешь встретиться с Калленом?
- Нет. У него другая женщина.
Джейк хотел было сказать, что Каллен дурак, раз променял Беллу на другую, но тут же подумал о том, как поступил сам, и промолчал.

Белла возвращалась от Джейка с огромным чувством облегчения. Ей не нужно больше насиловать себя отношениями с парнем. Она не оставила его несчастным. У него теперь другая жизнь. Жизнь, в которой он просто обязан быть счастливым. Он это заслужил, считала Белла. Они расстались, как хорошие друзья. Обещали друг другу иногда звонить, и еще Белла в шутку пригрозила, что если Джейк не женится в скором времени на Ренесми, то она накатает огромную статью о том, что известный автогонщик - скотина, редкая сволочь и трус, не желающий отвечать за свои поступки. На что Блэк вначале рассмеялся, а потом с притворным испугом пообещал завтра же бежать с Ренесми в ЗАГС, подавать заявление.
Когда Белла оказалась в своей квартире, проблемы с Джейком ее уже не тревожили, но вот тоска по Эдварду нахлынула с еще большей силой. Желая заглушить немного боль, Белла достала бутылку Мартини, закурила сигарету и включила фильмы ужасов. Ужасы особо цепляли за душу и помогали на время отойти от реальности. Уснула Белла почти под утро.

Ройс в последнее время заметил, как Розали к нему охладела. Девушка объясняла все «послеостровной» депрессией. В какой-то момент, мистер Хейл сообщил дочери и необходимости назначить дату свадьбы. Он уже давно был готов вложить свои инвестиции в банковский бизнес своего будущего свата. Но хотел бы закрепить эти вложения семейными узами. Как и мистер Кинг, со своей стороны. Мысли о свадьбе, вместо радости, внушали Розали неуверенность, страх и панику. Стать женой Ройса… миссис Кинг… У девушки уже не было уверенности в том, что Ройс – это ее счастье, ее судьба и именно тот, с кем ей хотелось бы прожить всю свою жизнь. Но уверенность родителей и настойчивость Ройса давили и склоняли к определенному решению.

Проснувшись средь бела дня от жуткого похмелья, Белла выпила крепкого кофе и долгое время слонялась по квартире, стараясь гнать от себя мысли об Эварде. В какой-то момент ее гордость сдалась и девушка бросилась к Интернету. Без особо труда она нашла номер телефона редакции журнала «Менз лайф» и, взяв в руки телефон, еще долгое его гипнотизировала, набираясь уверенности и смелости. «Надо же, я так смело занималась своими статьями, а тут боюсь позвонить Каллену» - думала Белла. Осознав, что чем дольше она решается, тем меньше уверенности остается, Белла набрала номер и, затаив дыхание, услышала длинные гудки.
- Редакция журнала «Менз Лайф», слушаю Вас. – прозвучал приятный женский голос на том конце провода.
- Здравствуйте, Вы не могли бы соединить меня с главным редактором, - уверенно произнесла Белла, чувствуя, как сердце забилось с бешенной скоростью.
- Минуточку, - промолвила девушка, после чего послышался короткий сигнал и мужской голос.
- Алло, я Вас слушаю… - это был голос НЕ Эдварда.
- А-а… могу я поговорить с Эдвардом Калленом? – промолвила Белла.
- Эдвард Каллен здесь больше не работает.
- Понятно. Извините. – Белла отключила связь.
«Значит, не судьба… - решила она, - по крайней мере, я попыталась…
Попыталась она! – тут же прозвучала другая мысль. – Ты тоже ушла из своей газеты и это не значит, что ты не хочешь услышать его голос!
Так что мне теперь его в розыск объявить?
Если б захотела, могла б его найти!»
Белла понимала, что мысленно искала отговорки, что мол не может найти его, хотя на самом деле… Клуб Эмметта! Там он точно должен появляться!
Не долго думая, Белла твердо решила вечером отправиться в ночной клуб «Лайтс», надеясь на то, что охранники там уже другие, ее не знают, не помнят, и в клуб пустят.

+2

62

Белла прикупила себе парик – темные длинные ровные волосы с вишневым отливом и с длинной челкой. Она не знала, отменил ли Эмметт свое распоряжение - не подпускать ее на пушечный выстрел к своему клубу, поэтому, на всякий случай, решила немного замаскироваться.
Одевшись и накрасившись подобающим для клуба образом, Свон поздно вечером отправилась в «Лайтс».
Охранники были другие и в клуб ее впустили без проблем. Народа, как всегда, было полно, все столики были заняты, и Белла заняла место за стойкой. За тот вечер она так и не встретила ни Эмметта, ни Эдварда, ни кого-либо другого из знакомых. Несколько раз с ней пытались познакомиться и пригласить на танец, но Белла вежливо отказывалась. Ей нравился этот клуб тем, что атмосфера в нем была не напрягающей. Клуб был одним из самых дорогих. Хамовитым подросткам и прочей напрягающей публике вход был недоступен, плюс охрана всегда была на чеку, готовая в любой момент приструнить и вышвырнуть разлагающих атмосферу товарищей.

Эдвард активно занимался организацией своего собственного журнала. Таня ему в этом помогала. Каллен взял себя в руки. Он перестал хандрить из-за Беллы, «натянул» на себя образ довольного Эдварда, Эдварда у которого все в порядке и все хорошо. «В конце концов, мне не привыкать играть» - думал он, надеясь на то, что когда-нибудь ему не нужно будет притворяться. Что когда-нибудь у него все будет хорошо. Он не хотел терять Таню. Если выбирать межу тем, чтобы остаться одному или быть с Таней – лучше с Таней. Между Таней и какой-то другой девушкой – лучше с Таней. Единственной, кому проигрывала Таня, – была Белла.
Стараясь не думать о Свон, Эдвард активно работал, а в перерывах между работой старался развлекаться по полной программе вместе с Таней: казино, ночные клубы, поездки за город. Постепенно его сексуальная жизнь начала налаживаться. Он еще не совсем пришел в былую норму, но когда выпивал спиртного и расслаблялся, Таня творила с его телом чудеса и могла довести его до боевой готовности.
Каллен часто созванивался с Эмметтом, они общались обо всем на свете, при том оба избегали тему острова. Эдвард понимал, что упоминания о Хейл причинят другу боль, тоже самое понимал и Эмметт насчет Эдварда и Беллы.
Иногда Каллен с Таней приходили к Эмметту в клуб.
Белла также, не теряя надежду встретить Эдварда, захаживала иногда в «Лайтс». Несколько раз они приходили в разные дни, но в один из вечеров судьба решила сжалиться…
Белла успела прийти раньше и занять себе столик в дальнем углу, который не очень бросался в глаза, зато с которого был хороший обзор на зал и на лестницу, ведущую от входа в зал.
Двигаясь в ритм музыки, Свон пила «кровавую мери» и курила. Через некоторое время ее взгляд упал на лестницу и сердце пропустило удар. В зал спускался Эдвард в обнимку с шикарной, красивой блондинкой. На его лице была веселая улыбка, блондинка рядом, казалось, светилась от счастья. По пути они пожимали руки и обнимались с некоторыми посетителями. У Беллы внутри все сжалось, она немного спустилась на своем диванчике, хотя на самом деле хотелось полностью сползти под стол. Два месяца прошло с тех пор, как их спасли… Два месяца она его не видела и не слышала… И вот он спускается… Такой красивый, такой любимый, такой счастливый… со своей Таней… Белла не сомневалась, что рядом с ним была Таня. Свон почувствовала себя полной дурой. «А на что я вообще рассчитывала? - Думала она, со всех сил сдерживая подступивший к горлу комок. - Что я любовь всей его жизни? Что он только и ждет, когда я припрусь в этот клуб, повешусь ему на шею и признаюсь в любви?! Дура!»
Эдвард с Таней, поздоровавшись со всеми знакомыми, поднялись обратно по лестнице и направились к кабинету Эмметта. Хозяин, как всегда, был рад видеть своих друзей. Таня присела на диванчик, Эмметт налил ей мартини, себе и Эдварду налил коньяк. Общаясь и выпивая, Эдвард подошел к стеклу и взглянул на зал. Среди огромной массы танцующих он не заметил одинокую девушку, которая быстро пробиралась к выходу…
Будучи слегка «под градусом» и смахивая на ходу слезы, Белла давила на газ, стараясь не нарушать правила дорожного движения. Папа ее, конечно, вытащит из любых передряг, но не хотелось, чтобы в прессе появилась информация о том, как Изабелла Свон, в нетрезвом состоянии, в слезах и соплях устроила ДТП. «Все! – думала девушка. – Никаких больше клубов! Никаких больше Эдвардов! Ты хотела его увидеть - вот… увидела…».
Добравшись домой, Белла долгое время пролежала в ванной, продолжая пить уже шампанское. Горячая вода и спиртное сделали свое дело. Добравшись до кровати, она быстро уснула.
На следующий день Свон ехала на работу с принятым с утра решением – отпроситься на месяц за свой счет и уехать во Францию к маме. Рене часто звонила дочери и постоянно приглашала ее к себе в Париж. На работе Беллу отпустили.
Через два дня она уже сидела в самолете «Нью-Йорк – Париж». Белла была первой, кто осмелился сесть в самолет, из выживших после острова. Ей хотелось удрать куда-нибудь подальше от Нью-Йорка и от Эдварда. Хотелось отвлечься и забыться.

Учитывая весомость выживших персон, представители СМИ на какое-то время решили оставить их в покое и дать возможность прийти в себя. Спустя два месяца корреспонденты принялись приглашать спасенных на интервью. МакКартни сразу, в не очень вежливой форме, дал ясно всем понять, что никакие интервью он никому давать не будет. Также всем ответил и Джаспер от своего имени и от имени своей жены. Супругов Эвенсом найти не могли, Эсми с Карлайлом уже долгое время находились в Калифорнии в клинике хирурга Кринжера. Мало того, что известный пластик согласился встретиться с ними вне очереди, так еще и согласился вне очереди провести ряд операций на лице Эсми. Он согласился, когда узнал, что это одни из выживших на «острове смерти».
Мистер Хейл лично позаботился о том, чтобы его дочь репортеры не доставали. Все остальные также отказывались от всяких интервью. Все, кроме Джессики. После возвращения домой, девушка вдруг почувствовал себя настоящей звездой. Ей посыпались предложения с ролями. Она очень быстро отошла от гибели мужа и потом даже начала это использовать для своего же пиара, мол, какая же она несчастная и жизнью обиженная! Стенли, желая быть в центре внимания прессы, не отказывалась от интервью и не стеснялась упоминать о пикантных моментах жизни жителей острова. Таким образом, благодаря Джессике и одной популярной нью-йоркской газете, Америка узнала о том, как нашли друг друга ведущая музыкальных передач и майор вооруженных сил США, о жуткой гибели и насильственном аборте известной спортсменки (что нанесло еще один удар по родителям Анжелы), о романе Розали Хейл и владельца клуба МакКартни, о романе главного редактора «Менз лайф» с известной скандальной журналисткой Изабеллой Свон, а также о том, как Эдвард Каллен, проявил геройство и отправился в логово убийц с целью помочь заложникам острова. Себя же, во всей этой истории, Джессика представила как верную, преданную и любящую супругу, чье сердце до сих пор не может пережить гибель мужа.

- Сука, - процедил Джаспер, читая интервью актрисы.
- Как она могла? – недоумевала Элис. – Неужели для нее настолько важна популярность?!

Эмметт всегда считал Джессику недалекой курицей. Интервью его не удивило, но лишь дало повод задуматься о Розали, и о том, как это воспримет семейство Хейлов и семейство Кингов. Где-то в глубине души он даже был рад, что об их с Розали романе узнают окружающие.

Розали после встречи с Эмметтом в клубе, переехала пожить к родителям, во избежание интима с Ройсом. Она постоянно ссылалась на повышенное давление и легкое недомогание. Волосы у нее немного отросли и вместо парика блондинка носила стильную, короткую прическу. Спускаясь как-то в гостиную, девушка услышала внизу гневную нецензурную ругань отца. Удивившись, Розали ускорила шаг и уже внизу застала родителя с газетой в руках.
- Что там, пап? – поинтересовалась она. Мистер Хейл резко повернул к ней голову и, сузив глаза, пристально посмотрел на дочь. После чего протянул ей газету.
- Вот, взгляни, что эти твари напечатали… - промолвил он. – Они ответят за каждое слово, за все свое вранье, - процедил олигарх.
Розали пробежалась глазами по статье и почувствовала, как ее давление действительно подскочило после того, как она дошла до своего романа с Эмметтом. Два месяца девушка жила со страхом, что это как-то вылезет наружу, но когда это случилось, вместо огорчения она испытала внезапную радость. В душе вдруг появилась надежда на то, что Ройс не простит ей измены и откажется от свадьбы. Видя гнев отца, Розали умело скрыла свою радость и расстроено пожала плечами.
- Прости, папа, - пробормотала она.
- Что?! – отец уставился на девушку с круглыми глазами. – Ты хочешь сказать, что это все правда?! Что ты действительно с этим клубником… - гневную тираду мистера Хейла прервал звонок мобильного. Взглянув на экран, он сильнее сцепил зубы.
- Кинг уже звонит… - бросил он Розали и ответил на звонок.
- Да?... Привет дорогой, - на лице олигарха появилась наигранная улыбка. – Да, я видел этот бред и поверь мне, это все сущая клевета… Эта актрисулька не знает, как еще привлечь к себе внимание… И поверь мне, я этого так просто не оставлю… я подам на них в суд, и на газету, и на эту бездарь! Они еще ответят за свои наговоры!
Розали молча слушала общение отца с будущим свекром. Она понимала, что не смотря ни на что, отец сделает все, чтобы их с Ройсом брак состоялся и чтобы бизнес Хейлов еще приумножился. Закончив разговор, мистер Хейл тут же забыл об улыбке и обратился к дочери.
- Так это правда? – спросил он строго.
Розали молча кивнула и увидела, как сжались челюсти и кулаки отца.
- Папа, он мне жизнь спас, если бы не Эмметт, меня бы не было, не было бы свадьбы, не было…
- Замолчи, - процедил отец, - и что бы я больше не слышал ни о каком Эмметте. Между вами НИЧЕГО не было, - произнес он, медленно подчеркивая каждое слово. Мы подадим на них в суд за клевету и будем стоять на своем. И я поговорю с тем клубником, чтобы не вздумал подтверждать вот это дерьмо, - Хейл ткнул в газету.
- Бизнес превыше всего, да папа? – дерзко выпалила Розали. Отец в миг смягчился.
- Ну что ты, милая, - он обнял дочь за плечи. – Дело не в бизнесе, а, прежде всего, в твоем будущем, в твоем счастье. Ты же любишь Ройса, ты же хотела за него замуж. Не позволяй какому-то мимолетному увлечению разрушить свою жизнь. Ну было, ну не сдержалась… я понимаю: остров, страх, отчаяние, а тут молодой крепкий парень, который, вроде как, может от чего-то защитить… Я ведь тебя не осуждаю за то, что было на острове. Я лишь хочу, чтобы ты не губила свою жизнь здесь, в реальном мире…
Красиво говорил мистер Хейл и Розали не было, чем возразить. Мысленно она видела смысл в словах отца, но тяжесть из души не исчезала.

Эдварду газета попала в руки, когда он возвращался после работы домой. Интервью актрисы его взбесило. «Может и себе дать интервью? – подумал он. – Рассказать всему Нью-Йорку как я эту верную и преданную суку трахал во все дыры при живом-то муже, почти сразу после их свадьбы…» Эдварда подумал о родителях Анжелы, о том что из-за этой статьи могут быть проблемы у Беллы, если ее любимый автогонщик поверит в это интервью, о том как на это отреагирует Таня…
Ему хотелось как-то заткнуть Стенли, но, все-таки, он взял себя в руки. Ведь если он даст интервью то, во-первых, еще больше добьет Таню своей связью с актрисой, а во-вторых, это еще больше привлечет внимание к Стенли, и это будет ей лишь на руку.
Когда Эдвард вернулся домой, Таня не вышла его встретить, она сидела на кухне и курила. Рядом лежала нашумевшая газета. Тяжело вздохнув, Каллен сел рядом и какое-то время молча смотрел на девушку. Она же смотрела в окно, не отрывая глаз.
- Это многое объясняет, - Таня первая нарушила тишину. – Ее имя по ночам… Что ты к ней чувствуешь? – блондинка резко повернула голову к Эдварду.
- Уже ничего, - соврал парень.
- А что чувствовал?
- На острове… - Эдвард старался выглядеть равнодушным, - она мне показалась одной из самых интересных девушек и какое-то время мы действительно жили вместе…
- Ты ее видел после возвращения?
- Нет.
- Почему?
- А зачем? Мне это не нужно, я вернулся к тебе. У нее вроде тоже кто-то есть. На острове у нас была мимолетная связь, не больше…
- Понятно, - вздохнула девушка без каких-либо эмоций.

Однажды, после ночного клуба и бурного секса, Эдвард с неохотой собирался на работу. Таня спала и он не стал ее будить. Вечером, вернувшись домой, Каллен застал Таню собирающей свои чемоданы. На лице девушки были грусть и решимость.
- Что ты делаешь? – Эдвард тяжело вздохнул.
- Не видишь что ли? Собираю вещи. – ответила блондинка, не смотря на него и стараясь сохранять спокойствие.
- Почему? – Эдварду было трудно понять свои ощущения: удивление, равнодушием и некое сожаления.
Таня прекратила свое занятие и резко выпрямилась, взглянув на Каллена.
- Когда ты бормотал по ночам ее имя, я терпела, надеялась, что пройдет. Когда та статья подтвердила мои догадки, я проглотила, простила, думала забудется, но когда ты во время секса называешь меня ее именем… - Таня прикусила губы и отвела глаза, в которых появились слезы.
«Разве…» - Эдвард был удивлен услышанным. Неужели он действительно назвал Таню Беллой? Да, он вчера выпил. Да, у них был бесбашный секс. Но неужели он… Бедная Таня. Она столько для него сделала. Так ему помогала, а он… Назвать ее именем другой – это жестоко. И самое печальное в том, что Эдвард не мог пообещать ни ей, ни себе, что этого больше не повториться. Как бы он не старался не думать о Свон, она все равно присутствует в его сердце и в его мыслях.
- Прости меня, - промолвил Эдвард.
- Бог простит. А мне пора. Я улетаю сегодня вечером в Италию. Меня ждет работа.
- Надеюсь, у тебя все будет хорошо.
Таня тяжело вздохнула.
- Я тоже, - промолвила девушка, - я тоже надеюсь, что у тебя все будет хорошо. После твоего возвращения на тебя смотреть жалко. Ты натянул на себя маску «у меня все отлично», но я-то вижу, что все не так. Я тебя слишком хорошо знаю, Эдвард. Я вижу, как ты мучаешься рядом со мной. Мучаешься сам и мучаешь меня.
- Я не мучаюсь с тобой, - Эдвард качнул головой. – Ты замечательная, с такими, как ты, не мучаются. Просто… я мучаюсь без нее…
- Ну так найди ее, в чем проблема? – Таня уже не сдерживала слез. Чемоданы были готовы. Эдвард не ответил на ее вопрос.
- Я помогу тебе спуститься вниз, - промолвил он.
Таня с Эдвардом вышли на улицу, где девушку уже ожидало такси. Таксист помог им погрузить чемоданы в машину и сел за руль. Каллен с девушкой стоял рядом друг с другом. По лицу Тани катились слезы.
- Береги себя, - промолвила девушка.
Эдвард лишь молча кивнул, обнял Таню и прижал к себе.
- Позвонишь, когда доберешься? – спросил он.
- Нет… - всхлипнула блондинка, - я не буду звонить… и ты мне не звони… Я уже тебя теряла и долго потом не могла прийти в себя… И вот опять… я хочу, чтобы это был последний раз.
Эдвард лишь тяжело вздохнул. Он поцеловал Таню в лоб и отпустил. Она села на заднее сидение автомобиля и Эдвард еще несколько минут смотрел вслед уехавшего такси. «Прощай, Таня. Будь счастлива». – подумал он, развернулся и пошел в дом.
В тот поздний вечер Эдвард долго стоял у стены гостиной, сделанной из стекла, и смотрел на ночной Нью-Йорк. В одной его руке была сигарета, неизвестного какая по счету, в другой – бутылка виски. Мысленно он прокручивал свою жизнь с Таней, он прощался с ней… и на смену мыслям о русской модели приходили мысли о Белле… Перед глазами мелькали картинки из прошлого:

«Белла, входящая в салон самолета и уверенно проходящая мимо, не обращая ни на кого внимание, когда он впервые ее увидел…»
«Эдвард выносит бесчувственную Беллу с океана и кладет ее на песок…»
«Белла в гневе, бросающаяся на него с кулаками, во время ссоры за чемодан…»
«Их первый поцелуй, когда Эдвард шантажировал ее блокнотом. Белла выплюнула листья флитуса, резко схватила его за воротник футболки и со словами:
- Ну ты и с-сука, – впилась губами в его губы, запуская ему в рот язык…»
«Белла, сидит на земле с поцарапанным лицом, руками и ногами, со взъерошенными волосами, в которых торчат мелкие ветки и листья, с круглыми глазами и открытым ртом, после того как свалилась с дерева и обломила ему секс с Джессикой…»
«Белла вышла с палатки, когда они собирались в «ресторан», одетая в коротенькое белое платье с глубоким декольте. Грудь поддерживали чашечки. Белый цвет красиво сочетался с загорелой кожей. На ногах были белые открытые босоножки на высокой шпильке. Волосы были уложены пенкой. На лице не яркий макияж: подкрашенные черные ресницы, небольшие аккуратные стрелки, на губах был бледно-розовый блеск,…»
«Нетрезвая Белла, бегающая за ним по джунглям, после того, как узнала про обезьяньи мозги…»
«Белла вся в крови, бегущая по пляжу из последних сил и еле держащаяся на ногах, когда Эмметта с Розали завалило в пещере…»
«Белла в красном откровенном белье, пришедшая к нему в палатку в свете луны и звезд…»
«Секс с Беллой в палатке… в океане… в доме…»
«Белла, танцующая стриптиз на камне…»
«Белла в джунглях во время расставания, перед уходом Эдварда к русским…»
«Белла под куполом, смотрящая ему в глаза…»

«Если бы ты знал, Блэк, - с горечью думал Каллен, - как же тебе повезло!»

Оставив службу, Джаспер устроился преподавать в военную Академию. Первым делом Элис поинтересовалась о наличии девушек-студенток. Джаспер рассмеялся и честно ответил, что среди студентов на тридцать парней приходится одна девушка. И тут же заверил, что его не интересуют девушки в форме, так же как и студентки вряд ли заинтересуются старым преподавателем.
- Знаю я этих студенток, - недовольно бормотала Элис, - старый… ничего себе старый…да у меня одногрупницы даже на 40-летних заглядываются, а ты говоришь – старый.
- Элис, - Джаспер закатил глаза. Ему было смешно. – Мне вернуться на службу?
- Нет!!!
- Ну давай я буду сидеть с ребенком, а ты работать. – Продолжал шутить подполковник.
- Давай, - подыграла Элис. Она улыбнулась и обняла мужа.
- Я истеричка, да? – спросила она, прижимаясь к его груди.
- Ты маленькая, беременная девочка, - Джаспер погладил ее по спине. – И такая смешная, когда ревнуешь.
- Я постараюсь не ревновать…
На мобильном Джаспера раздался звонок.
- Алло, - ответил он.
Звонил представитель одного банка, который сообщил, что на имя мистера Уитлока был открыт счет и перечислена огромная сумма денег. Что Джасперу нужно подъехать в банк и подписать какие-то бумаги. В результате подполковник ничего не понял. Какой счет? Какие деньги? Он пересказал Элис разговор с представителем банка, не переставая удивляться.
- Странно, - промолвила девушка, - но лучше всего съездить в банк и во всем разобраться.

Приехав в банк, Джаспер узнал, что на его имя был открыт счет не безызвестным мистером Хейлом и перечислена огромная сумма денег, которой хватило бы и на участок земли и на дом в Нью-Йорке. Джаспер сразу сообразил, что к чему. Видимо нефтяной магнат решил отблагодарить его за помощь в спасении дочери…
- Вы можете перечислить эти деньги обратно? – поинтересовался подполковник у сотрудника банка.
- К сожалению, нет. – тот покачал головой. – Счет, с которого было сделано перечисление сразу же закрыли и вернуть обратно безналом мы не можем. Вы можете снять деньги и вернуть наличными, если так пожелаете. Вот здесь подпишите, пожалуйста. – Джасперу предоставили какие-то бумаги.
- Спасибо, ничего подписывать я не буду. – Уитлок встал.
- Но мистер… - Джаспер, не дожидаясь продолжения, развернулся и ушел.
Выйдя с банка, он направился прямиком к мистеру Хейлу. «Что за бред? – возмущался подполковник. – Может мне теперь со всех, кто выжил, денег сбить за освобождение? Он что не понимает, что благодаря ему Элис осталась жива?! Что без него и его возможностей ничего бы не получилось?! Он молодец конечно, но… в этой ситуации никто никому не должен!»
Вспомнив о секретаре Хейла, Джаспер притормозил у супермаркета, купил цветы и коробку конфет. Конечно, мистер Хейл сполна возместил ей нанесенный Джаспером моральный ущерб, но все же... Во второй раз лучше явиться с цветами и улыбкой на лице, чтоб беднягу не хватил удар от страха, когда она снова его увидит.
На первом этаже здания, Джасперу достаточно было предъявить документы, и его сразу же пропустили. Когда он появился в приемной, уже знакомая секретарь одновременно испытала страх, удивление и любопытство. Улыбнувшись самой искренней своей улыбкой, Джаспер подарил девушке цветы, конфеты и извинился за прошедший инцидент. Девушка улыбнулась в ответ и заверила его, что все в порядке. Она сообщила боссу о визите подполковника и его сразу же пригласили войти.
Мистер Хейл внимательно выслушал возмущения Джаспера насчет денег, потом благодарность за помощь и организацию операции, и под конец, Джаспер потребовал номер счета, на который бы он мог вернуть деньги. Во время пылкого монолога Джаспера, Хейл сидел с ухмылкой на лице, когда Уитлок закончил, он произнес с насмешкой:
- Надо же, сколько благородства, сколько пыла и глупости. Молодой ты еще. Вот лет в 50 вспомнишь эту ситуацию и подумаешь: «каким же идиотом я был, от таких денег отказывался…» Уитлок, от таких денег могут отказаться либо душевнобольные, либо святые. Насколько я вижу, ты не относишься ни к одним, ни к другим, поэтому прекрати истерику, забирай деньги и не мешай мне работать, - на последних словах мистер Хейл улыбнулся.
- Вы не поняли, мистер Хейл. – Джаспер был серьезен, как никогда. – Мне не нужны Ваши деньги. На жизнь мне хватает. И Ваша благотворительность…
- Ну хватит, - Хейл уже без улыбки нетерпеливо поднял руку. – Послушай, что я тебе скажу. Розали – моя единственная дочь. Понимаешь? Моя единственная наследница. Все это, – он развел руками, - для нее и ради нее. Когда ее не стало, я потерял смысл жизни. Я приходил сюда и думал: нахрена все это? Чего ради? Я сдохну, рано или поздно, и на тот свет с собой все это не заберу. То, что я тебе перечислил – мелочь по сравнению с тем, что я имею. Ты вернул мне дочь и я решил таким образом сказать тебе «спасибо»…
- Устного «спасибо» было достаточно…
- Я сам буду решать, что достаточно, а что нет. Я принял решение, отменять которое не собираюсь. Деньги теперь твои, а ты делай с ним что хочешь. Можешь не забирать, оставь их банку, думаю «бедный» владелец банка будет менее щепетилен и примет их с радостью, а можешь снять и раздать нищим… Короче, делай, как знаешь.
Джаспер тяжело выдохнул, с шумом выпуская воздух.
- Чай, кофе, виски, коньяк? – Хейл резко сменил тон.
- Спасибо, кофе, - промолвил Джаспер, - курить у Вас можно?
- Можно, - кивнул Хейл.

Когда Джаспер вернулся домой и рассказал все Элис, она лишь беззаботно махнула рукой.
- И чего ты так паришься, как будто бедная бабушка отдала тебе последние сбережения. Да для такого как Хейл, эта сумма такая мелочь. Я бы конечно нашла, куда потратить эти деньги, - улыбнувшись, Элис мечтательно на минуту задумалась, - но решать тебе. В конце концов, мы можем их пожертвовать на какое-нибудь хорошее дело.
Джаспер улыбнулся. Благодаря размышлениям жены, ее легкому и спокойному отношению к ситуации, все его напряги улетучились.
В результате, они купили себе дом в одном из спальных районов города, а оставшуюся часть денег пожертвовали детской больнице, в которой находились дети больные лейкемией.
Ройс вел себя абсолютно спокойно, как будто и не видел статью с интервью Джессики. Но Розали точно знала, что видел, и ей было очень интересно, чем вызвано его спокойствие: неверием актрисе или преданностью делу и бизнесу отца, ради которого он согласился закрыть на все глаза. Продолжая жить в доме родителей и избегая тем самым интимных отношений с женихом, Розали продолжала встречаться с ним на светских мероприятиях и тусовках. Они, как и раньше, появлялись везде вместе и мило улыбались на камеры, изображая счастливую пару. Розали понимала, что весь Нью-Йорк ожидает их союза. Они не раз были признаны лучшей парой города. Она не может подвести бизнес отца. Ройс ее любит. Она любит… На этом мысли девушки зависали. Она не хотела себе врать. Она боялась признать правду. Она должна стать миссис Кинг. И она ею станет.
Возвращаясь как-то из спорт-зала, и, проезжая мимо автосалона, Розали увидела Эмметта. Он выходил из салона с каким-то парнем. Резко нажав на тормоз, девушка припарковалась около бордюра. Она смотрела на Эмметта, не в силах отвести взгляд и радуясь тонированным стеклам автомобиля. На лице МакКартни была улыбка. Он что-то говорил, а парень рядом не мог сдержать смех. «Как всегда, шутит», - с грустью подумала блондинка. Как же ей захотелось выйти из машины. Подойти, спросить, как дела. Не отрывая глаз от Эмметта, Розали вдруг поняла, что время проведенное с ним в самолете было намного счастливее времени проведенного с Ройсом в роскоши, шике и блеске.
Блондинка резко нажала на газ, автомобиль с визгом сорвался с места и умчался прочь, привлекая внимание окружающих. Девушка мчалась на всей скости к Ройсу. Вспыхнувшие в сердце чувства и эмоции затмили ее разум и она решилась объясниться с женихом. Поговорить с ним начистоту. Сказать, что больше не любит его. Узнать, может он тоже разлюбил. Возможно для него этот брак такое же требование отца. Возможно, они вместе с Ройсом поговорят со своими родителями и свадьбы не будет…

Розали долгое время настойчиво звонила в дверь Ройса. Через некоторое время дверь открыли и на пороге появилась девушка. Брюнетка модельной внешности. Из одеяния на ней было лишь большое полотенце, в которое она была завернута. Волосы были мокрыми, косметики не было. Очевидно, что девушка только вышла из ванной. Розали с брюнеткой несколько секунд молча смотрели друг на друга. Брюнетка с удивлением, Розали в шоке.
- А, - брюнетка вдруг махнула рукой, - дай угадаю, ты воскресшая невеста Ройса?
К Хейл начал возвращаться дар речи.
- А-а, где Ройс? – спросила она.
- Мэл, ну че там еще? – раздался из квартиры недовольный заспанный голос Кинга младшего.
Брюнетка шире распахнула дверь и Розали увидела Ройса в одних боксерах. На вид он был помятым и не выспавшимся, как будто всю ночь пил и совсем не ложился спать. У парня отвисла челюсть при виде невесты.
- Привет, Ройс, - промолвила блондинка, чувствуя как внезапные гнев и возмущения куда-то улетучиваются. Как на смену им приходит неописуемая радость. Ройс ей изменяет! Вот это счастье! Розали сразу же сообразила, что это самый идеальный повод расторгнуть помолвку. Теперь она навсегда сможет освободится от горе-жениха, от всех обязательств, и никто теперь не заставит их пожениться.
- Ты мне изменял? – спросила девушка, стараясь сдержать улыбку и сделать вид, будто она оскорблена до глубины души.
- Ну вы тут общайтесь, а я пойду, - равнодушно промолвила брюнетка и зевая побрела в ванную.
- Послушай… - Ройс лихорадочно пытался сообразить, что лучше всего сказать в таком случае. – Роуз… это… сама посуди, когда у нас с тобой был последний секс?
- Когда? – тот же вопрос задала блондинка.
- Ну-у…
- Две недели назад, Ройс! Бедный! На целые две недели оставили его без интима! И как ты только не умер? Хотя, вижу как…
- Послушай, - Ройс скривился и нервно провел по своим волосам, - эта мимолетная связь, она ничего не значит…
- Для меня значит! – перебила Розали.
Да ладно, значит! – Кинг так же перешел на повышенный тон. – Ты тоже не святая! Знаю я, что ты там на острове вытворяла!
«Боже, что я все это время делала с этим уродом?» - сама себе удивилась блондинка. Она смотрела на Ройса и в тот момент не испытывала ничего, кроме отвращения. Он поверил в ее связь с Эмметтом и сделал вид, что все нормально. Значит ему все равно. Он изменяет ей, и даже не кается, наоборот, пытается ее же сделать виноватой. Две недели!
Стало так противно, что не хотелось больше ничего выяснять. Улыбнувшись, Розали сняла кольцо, которое Ройс подарил ей по возвращению с острова, и положила его на тумбочку.
- Свадьбы не будет, - промолвила она спокойно. У Кинга округлились глаза.
- Совсем рехнулась?
- Рехнулась, - кивнула Розали, - когда согласилась замуж за тебя выйти. – развернувшись, она направилась к выходу. Ройс бросился за ней.
- Розали, у тебя есть всего минута, чтобы передумать!
- Пока, Ройс, вернее прощай! – не оборачиваясь и не останавливаясь, блондинка взмахнула пальчиками. Ройс выскочил за ней на лестничную площадку. Не желая ждать лифт и терпеть присутствие бывшего жениха, Розали начала спускаться по ступенькам.
- Я посмотрю, что тебе скажет твой папочка! - кричал ей вслед Кинг. – Пусть забудет о совместном бизнесе! Ничего ему не перепадет от наших банков!
Спускаясь все ниже, Розали набирала темп. Голос Ройса оставался где-то наверху, где-то далеко. Блондинка радостно перепрыгивала через ступеньки. Прощай Ройс Кинг! Да здравствует свобода!
Выбежав на улицу, она вытащила с кармана телефон и набрала отца.
Мистер Хейл был на внутреннем совещании, когда позвонила Розали. Извинившись, он прервался и ответил на звонок. На том конце звучал радостный, восторженный голос дочери:
- Папа! Пап, ты меня слышишь?! Свадьбы не будет! Ройс мне изменяет! Я его застала! Свадьбы не будет, пап!
Хейл ничего не понял. Вернее он понял, что Ройс изменил Розали, что она хочет отменить свадьбу, но вот почему в ее голосе столько радости? А может, его девочка так расстроилась, что дошла до истерики, граничащей с безумным смехом. Может это вовсе не радость, а безумие?
- Успокойся, милая, - промолвил отец. – И главное, ничего без меня не предпринимай. Поезжай домой, я приеду, и мы обо всем поговорим.
Хейл продолжил совещание, а Розали поехала домой к маме. Она не переставала думать об Эмметте. Эмметт… как же ей хотелось броситься сейчас к нему. Но она не знала, где он живет. Не знала, где его искать. Поэтому девушка решила дождаться вечера, чтобы потом отправиться в клуб «Лайтс».
Дома, когда мистер Хейл вернулся с работы, разыгралась целая драма. Розали была непреклонна – она не выйдет замуж за Ройса. Родители видели, что их дочь не выглядела несчастной обманутой невестой. Наоборот, она готова была прыгать от радости, что избавилась от Ройса Кинга. Мама не понимала дочь, ведь до острова у них так все было хорошо. Они так любили друг друга. Были такой красивой, такой идеальной парой… Папа пытался образумить дочь. Он убеждал ее не принимать поспешных решений. И не рубить с горяча.
- Папа, какие могут быть решения? Он меня обманывает! Уже! Сейчас! Мы еще не поженились, а он уже кувыркается с другими.
- Не забывай, что он простил тебе твоего клубника, - строго отрезал отец.
От этих слов у Розали больно кольнуло в сердце.
- Простил, потому что ему плевать, где я, что я и с кем я. - процедила девушка. – А тот клубник показал мне такие отношения, которые мне с Ройсом даже не снились!
- Что?! – Хейл пришел в ярость от слов дочери. – Скажи еще, что уйдешь к тому… недоумку!
- Тот недоумок спас мне жизнь! – в тон отцу кричала Розали.
- Доченька, - в разговор попыталась вступить мама. – Ну в самом деле… спас… мы ему очень за это благодарны… но ты же не собираешься…
- Я люблю его! – с вызовом заявила блондинка. На что мама лишь ахнула, прикрыв рукой рот, а отец сжал кулаки.
- Что б я не слышал больше этого бреда, - процедил мистер Хейл.
- Это не бред, это правда. – настаивала дочь.
- Лучше тебе держаться от него подальше, - отец взмахнул пальцем перед носом девушки. – Иначе я прикрою и его клубную деятельность и его самого… Он навсегда исчезнет и из Нью-Йорка, и из твоей жизни.
У Розали отвисла челюсть. Она не верила своим ушам. Отец угрожает Эмметту?! Девушка знала о возможностях своего родителя и знала, что он слов своих на ветер не бросает. К горлу подступил комок, на глаза навернулись слезы, развернувшись, она убежала в свою комнату, срываясь на плач.
Закрывшись в комнате, Розали проплакала до самого вечера, не реагируя на просьбы матери открыть дверь и спуститься на ужин. В ту ночь блондинка так и не уснула, не переставая думать об Эмметте и о словах отца.
Под утро слезы девушки высохли. А может их просто не осталось… Она встала, когда отец уже уехал на работу. Не хотелось с ним встречаться за завтраком.
Сидя за столом с кислым выражением лица, Розали грустно гоняла вилкой салат по тарелке и старалась не вслушиваться в слова матери, которая не переставала твердить о том, что им с Ройсом нужно помириться. «Отец помешан на бизнесе и мать туда же…» - думала в отчаянии девушка. Раздражаясь на слова матери и не переставая думать об Эмметте, у Розали вдруг сложилось впечатление, что кроме МакКартни, ее никто в этом мире не любит по-настоящему.
- Спасибо, мама, - блондинка резко встала. – Я пойду к себе.
Мама лишь тяжело вздохнула. А Розали быстро отправилась к себе. Ее мозг устал от переживаний и напрягов, «плюнув» на все, девушка быстро принялась одеваться: джинсы, футболку, куртку, бейсболку на голову, телефон в сумку, деньги, паспорт на всякий случай… Она приняла решение. Она пойдет сейчас же к Эмметту… Пойдет в клуб и будет там сидеть до вечера, в ожидании хозяина.
Не сказав никому ни слова, Розали выбежала из дома, села в свой автомобиль и умчалась в сторону «Лайтса».
Никто не помешает ей быть с Эмметтом! А отец… Ему, в конце концов, придется смириться с ее выбором! А если нет… Если он посмеет хоть что-то сделать любимому, он об этом очень пожалеет. Розали еще не знала, как именно пожалеет нефтяной магнат, но пожалеет точно!
Добравшись до клуба, блондинка выскочила из машины и бросилась к парадной двери. Вокруг никого не было, что вполне нормально для ночного клуба в первой половине дня. Дверь оказалась закрытой и девушка принялась стучать в нее руками и ногами. Долго стучала. Когда уж совсем выбилась из сил, дверь отворилась, к ней вышел удивленный парень.
- О! Слава Богу! – радостно выдохнула девушка. – Мне срочно нужен Эмметт МакКартни! Он здесь?!
Парень не узнал в коротко-стриженной, не накрашенной, опухшей от слез блондинке, известную красавицу Розали Хейл. Он привык, что за его хозяином бегают девушки, но выбить в клуб дверь не пытался еще никто.
- Нет Эмметта. – промолвил он равнодушно.
- Нет? А где он? Как я могу его найти? Пожалуйста, дайте мне его адрес или номер телефона.
- Поздно, крошка, уехал он. – парень беззаботно пожал плечами.
- Как уехал? Куда уехал? – Розали готова была схватить парня за шиворот и силой вытрясти из него информацию.
- В Калифорнию, к родителям.
- На долго? – блондинка чувствовала, как почва уходит из-под ног.
- Сказал на две недели.
- Когда уехал? Вчера я его видела в городе!
Парень взглянул на часы.
- Вылет через полтора часа.
- Кеннеди? – бросила Розали, бегом направляясь к машине.
- Да!
«Полтора часа…» - думала девушка, вжимая в пол педаль газа. Она подсчитала, что как минимум, за 40 минут до вылета, он должен будет пройти через таможенников, значит у нее, чтоб добраться до аэропорта, осталось 40 минут. Что ж, без пробок и задержек это возможно. Розали превысила допустимую скорость и там, где можно было, проехала на красный свет.

Эмметт долго вспоминал приход Розали в его клуб. После того случая, она ему постоянно мерещилась. Часто, при виде какой-нибудь стройной блондинки со спины, у Эмметта перехватывало дыхание. И чтобы немного отвлечься, он решил съездить на две недели к родителям в другой штат.

Розали мчалась к аэропорту, не переставая следить за временем. Две недели! Она больше не может так долго ждать! Он нужен ей сейчас! Нужен как воздух! Как кислород! Она не выдержит без него еще две недели! Понимая, что может не успеть, Розали не могла уже сдерживать слез. По ходу, она уже обдумывала дальнейший план действий, если вдруг не успеет… Она найдет Каллена! Из-под земли достанет и выбьет из него адрес родителей Эмметта. «Он должен знать! – старалась успокоить себя блондинка. – Он же его лучший друг, черт побери!» И тогда… тогда она полетит в калифорнию вслед за Эмметтом, она найдет его там и никуда больше не отпустит!
Когда Розали добралась до аэропорта, до вылета оставалось 50 минут. У нее было всего 10 минут, чтобы найти Эмметта, при условии, что он еще не прошел таможенников.

Эдвард с Эмметтов обнялись по-дружески.
- Давай, долго там не задерживайся, - усмехнулся Каллен.
- Посмотрим, - хмыкнул Эмметт, - может, найду сам себе какую-нибудь блонди, женюсь нахрен и останусь там жить.
- Эй, не шути так, а как же «Лайтс»?
- Заберешь его себе, - шутил МакКартни.
- Эммеееетт!!! – посетители аэропорта услышали душераздирающий вопль.
Эмметт с Эдвардом обернулись и увидели бегущую к ним Розали. Она бежала напролом, испуганные пассажиры лишь успевали отступаться в стороны. В глазах девушки было столько радости и слез, что… у Эмметта случилось дежавю. Он уже был в такой ситуации, когда видел бегущую к нему любимую, радостную девушку и не верил своим глазам. Как и в тот раз, она налетела на него словно ураган. Она обхватила его за шею и прижалась к нему со всей силы.
- Сейчас кто-то опоздает на самолет… - из оцепенения Эмметта вывел насмешливый голос друга. Эмметт взял Розали за плечи и, отстранив немного, взглянул ей в глаза.
- Розали… - парня на какой-то миг просто заклинило. От переполнивших его эмоций, он не знал, что сказать, не знал что спросить. Розали не переставала плакать, она не могла остановить слезы, даже не смотря на то, что успела.
- Эмметт… - промолвила блондинка сквозь слезы, - я не знаю… куда ты летишь… и зачем… но я хочу… чтобы ты взял меня с собой… я люблю тебя… и вообще… ты мне сделал предложение… ты помнишь?... И ты… как порядочный человек… просто обязан на мне жениться…
Эмметт, набрав побольше в легкие воздуха, поднял глаза к потолку, не выпуская девушку из рук. Разве можно так внезапно обрушить на человека столько радости и счастья? Розали, с замирающим сердцем, смотрела на его лицо. «А может, ему уже надоели мои капризы и мой игнор? Может, он уже ничего не хочет?» - закралось опасенье в сердце девушки.
- Э-мм… билет еще можно сдать, - как бы невзначай промолвил Эдвард, с ухмылкой наблюдая за другом.
МакКартни перевел взгляд на Розали и его лицо растянулось в счастливой улыбке.
- Ну что ты… - он нежно коснулся губами ее лица, - принцесса моя… не плачь…
Розали улыбнулась в ответ и прильнула к губам Эмметта. Во время их длинного ненасытного поцелуя, с плеча Эмметта упала сумка, а с головы Розали - бейсболка.
- Ребята, - с притворной серьезностью произнес Эдвард, почесывая за ухом. – Я там журнал новый открыл. Можно я вас сфоткаю и напишу статью о том, как одичавшая нефтяная принцесса бросается прям в аэропорту на мирных жителей с целью изнасилования?
Эмметт с Розали перестали целоваться и, тихо засмеявшись, посмотрели на Каллена.
- Ну серьезно, - Эдвард продолжал играть роль, - мне для раскрутки нужна какая-нибудь горяченькая история.
- Фотографируй! – весело воскликнула блондинка, прижимаясь еще ближе к Эмметту.

Они сдали билет Эмметта и купили два новых на следующий рейс. Эдвард оставался с ними до посадки на самолет. Он был очень рад за друга. «Слава Богу, хоть у тебя все будет хорошо» - думал он, смотря на сияющего Эмметта.
МакКартни увез Розали к своим родителям. Он не спрашивал девушку про Ройса. Эмметту было не все равно, что случилось с мистером Кингом, но он решил, что Розали расскажет, если сама захочет. А для него главное, что она с ним.
Родителям Эмметт представил блондинку как свою невесту, по имени Розали. Мистер и миссис МакКартни были рады девушке, они обняли ее как родную и по-свойски поцеловали во все щеки. Девушка была приятно смущено. Она переживала, что вдруг не понравится родителям Эмметта.
- Сынок, - воскликнул радостный папа, - а ты не говорил нам, что приедешь не один. Вот конспиратор.
- Да я ее случайно по пути подобрал… в аэропорту нашел, - смеялся Эмметт.
- Это кто кого еще нашел, - блондинка весело толкнула его в бок.
- Идем, Розали, я покажу тебе какой у нас сад, - отец взял девушку под руку и увлек к выходу в сад.
Мама подошла к сыну и обняла его за талию. Будучи женщиной продвинутой в светских тусовках, она промолвила удовлетворенно:
- Сынок, мне понравилась твоя девушка. И знаешь что? Я конечно, понимаю, что в нашей стране имя Розали иногда встречается, но твоя красотка так похожа на Розали Хейл.
- Та ладно? – воскликнул Эмметт с самым искренним удивлением. – Не может быть!
- Серьезно. – кивнула мама. – Нет, я, конечно, понимаю, что до богатой наследницы-красотки она возможно и не дотягивает, но твоя Розали тоже ничего. Такая милая.
- Мам, я думаю, моей Роуз будет приятно, что ее сравнили с Розали Хейл. – Эмметт старательно сдерживал смех.
- Не говори ей! – забеспокоилась мама. – Вдруг она обидится!
- Ну что ты, мам, кому ж не хочется быть похожей на Розали Хейл.
- Милая! – воскликнул Эмметт, когда отец с Розали вернулись. – Моя мама считает, что ты очень похожа на Розали Хейл!
Блондинка, открыв рот, взглянула на смущенную миссис МакКартни, потом перевела взгляд на Эмметта, в глазах которого плясали бесенята. «Дать бы тебе подзатыльник, - подумала она, еле сдерживая смех, - за то, что издеваешься над мамой».
- Я ей говорю, что совсем не похожа, - продолжал Эмметт, - а она…
- Эмметт, - Розали с укором ему улыбнулась, а потом повернулась к маме и с милой улыбкой произнесла: - Извините, что сразу не представилась полностью, я и есть Розали Хейл.
У мамы отвисла челюсть. Она несколько минут изумленно смотрела на улыбающуюся Розали, потом перевела взгляд на Эмметта, который еле сдерживался, чтоб не разразиться громким смехом, и, наконец, на мужа, который удивленно лишь пожала плечами.
«Боже, - смущенно подумала миссис МакКартни, - это ж мы, как ненормальные, набросились с поцелуями на Розали Хейл! Что она подумает о нас?! И чем ее угощать?»
Но через несколько часов, проведенных вместе, родители расслабились, увидев что блондинка с сыном любят друг друга и что ей вполне комфортно в их семье.
Вечером Розали перезвонила матери и сообщила, что жива, здорова и все с ней в порядке. Что уехала ненадолго из города, чтобы разобраться в себе. Куда – она не скажет, но будет каждый вечер ей звонить. С отцом говорить не будет, так как все еще на него обижена. Попросила за нее не переживать. Через две недели она вернется.

Следующие две недели Розали жила словно в сказке. Эмметт всячески оказывал гостеприимство: по утрам кофе в постель, потом массаж, походы по магазинам, ресторанам и различным развлекательным заведениям, встречи и знакомства с друзьями детства. Не смотря на короткую стрижку, Розали оставалась все той же красоткой, в которой некоторые друзья узнавали известную Розали Хейл.
Миссис МакКартни с удовольствием готовила для дорогой гостьи изысканные блюда.
- Вот, попробуй это блюдо, Розали, - ворковала мама Эмметта, предлагая очередной свой шедевр, когда вся семья собралась за обедом. Эмметту было смешно наблюдать чрезмерную суету матери.
- Мам, - промолвил он с серьезным выражением лица, - моей Розали так просто не угодишь, ей бы мозгов обезьяньих…
Родители удивленно уставились на сына. Розали закусила губы, чтоб не рассмеяться.
После обеда Эмметт с блондинкой оказались в комнате.
- Перестань издеваться над мамой, - с укором произнесла девушка.
- Я хочу, чтоб она перестала издеваться над тобой, - улыбнулся Эмметт.

После отъезда Эмметта, Эдвард, все-таки, решился позвонить Белле. Он набрал номер редакции газеты «Труз оф лайф», заранее предполагая, что с такой деятельностью как у Беллы, вряд ли она будет сидеть в офисе. Поэтому его целью было раздобыть домашний телефон девушки.
- Редакция газеты «Труз оф лайф», - раздался приятный женский голос на том конце провода.
- Здравствуйте девушка, моя фамилия Каллен. Дело в том, что я нашел сегодня в центральном парке женскую сумочку, в ней были документы на имя некой мисс Свон. Там же я нашел номер Вашей редакции и подумал, что смогу через Вас найти эту мисс и передать ей ее вещи. Там очень важные документы.
- … - на том конце недолгое замешательство, - эм… мисс Свон у нас больше не работает…
- Что же делать? Бедная-бедная девушка! – сочувственно восклицал Каллен. - А может, Вы знаете ее личный номер телефона? Или место новой работы?
- Места работы нет… но, знаете что? Я дам Вам ее домашний.
- Дайте, пожалуйста, вот мисс Свон обрадуется…
Через несколько минут Эдвард набрал домашний номер Беллы и долгое время слушал длинные губки. Несколько раз он набирал номер и каждый раз одно и то же.
«Видимо к Блэку переехала» - с грустью думал Каллен даже не догадываясь о том, что Свон в то время находилась совсем на другом континенте.

Каллен полностью погрузился в свой новый журнал. Все уже было организовано, снят офис, наняты сотрудники, процесс пошел. Возвращаясь, как-то после обеда в офис, Эдвард остановился у ларька с прессой, чтобы купить газету. Там на глаза ему попал один глянцевый журнал, на титульной странице которого красовался известный автогонщик Джейкоб Блэк и большими буквами сверкала надпись: «Известный автогонщик решил завязать со своей холостяцкой жизнью! День свадьбы уже назначен!» В тот миг у Эдварда появилось ощущение, будто ему кинжалом проткнули сердце, будто убили его последнюю надежду на светлое будущее. Первым его желанием было купить тот журнал, но подумав о том, что увидит на внутренних страницах счастливую Беллу в обнимку с Блэком, он передумал. Смотреть на любимую, которая выходит замуж за другого, читать статью об их планах на будущее – было выше сил Каллена. Он отошел от ларька, забыв купить газету.

За то время, что Эмметт с Розали провели в Калифорнии, они рассказали друг другу о том, как жили те два месяца после спасения с острова. Розали рассказала о том, как рассталась с Ройсом, а когда пришло время возвращаться в Нью-Йорк девушка призналась Эмметту, что ее отец против их отношений и что ей страшно возвращаться домой.
Родители Хейл знали, что их дочь уехала в Калифорнию, чтобы развеяться и прийти в себя после расставания с Ройсом, но они не знали, что она с Эмметтом. Выслушав любимую, парень промолвил:
- Значит так, в Нью-Йорк мы летим через Лас-Вегас. Пока ты Хейл, твой отец, вроде как, в ответе за тебя, когда ты станешь МакКартни, за тебя будет отвечать твой муж.
Розали улыбнулась. Конечно, она мечтала о шикарной свадьбе, о такой, чтоб потом все США еще долго вспоминали, но в их ситуации, девушка была согласна на все, лишь бы не расставаться с Эмметтом. Да, она выйдет за него замуж. Да, Эмметт станет ее мужем и отцу придется с этим смириться. Не причинит же он вреда собственному зятю!
Таким образом, Эмметт с Розали отправились в Лас-Вегас.
- Жаль, что приходится все делать так быстро, - промолвил Эмметт. - Без красивого предложения…
- МакКартни! – Розали весело обняла парню за шею. – Ты что забыл? У меня было самое красивое и необычное предложение в мире! При свечах, на свежем воздухе…
- С кольцом из проволоки, - усмехнулся Эмметт.
- То было самое красивое кольцо в моей жизни, вот только… - девушка тяжело вздохнула, - когда нас поймали в лесу… когда я очнулась под куполом, его уже не было.
- Вот жлобы, - Эмметт притворно возмутился, - мало им было человеческих органов, так еще и кольцо сперли.
- Мое любимое кольцо, - добавила блондинка.
- Черт, выходит зря ходил в ювелирный… надо было скрутить из проволоки…
- Ты ходил в ювелирный? – удивилась Розали, расплываясь в улыбке. – Когда ты успел?
Эмметт лишь загадочно пожал плечами.
Парочка расписалась в Лас-Вегасе, и в Нью-Йорк вместо Розали Хейл вернулась Розали МакКартни. Эмметт сразу забрал молодую супругу в свой дом. Оттуда девушка позвонила домой, сказала, что вышла замуж за Эмметта МакКартни и жить теперь будет с мужем. Маму чуть не хватил удар от услышанной новости, папа, сцепив зубы, чтобы не взорваться,
попросил Розали передать трубку Эмметту. После недолгого замешательства Розали сделала, как велел отец.
- Здравствуйте, мистер Хейл, - прозвучал уверенный и слегка насмешливый голос Эмметта.
«Сопляк!» - внутри олигарха все кипело от злости, но внешне он старался себя сдерживать.
- Мистер МакКартни, - промолвил он сдержано, - не могли бы Вы подъехать завтра ко мне в офис?
- Могу, - беззаботно ответил парень, - говорите, куда и на сколько.

Эмметт явился в офис мистера Хейла в назначенное время. Розали порывалась пойти с ним, но Эмметт убедил ее, что в этом нет необходимости.
Секретарь Хейла сообщила Эмметту что он может войти. Он зашел в кабинет и сразу направился к столу тестя.
- Здравствуйте, мистер Хейл, - весело поздоровался МакКартни. Хейл сидел молча, откинувшись на спинку кресла и пристально рассматривая парня, всем своим видом давая понять, что не рад такому родству.
- Я присяду, если Вы не против, - промолвил Эмметт и по-хозяйски плюхнулся в кресло напротив.
«Чертов проходимец!» - думал Хейл. Он видел парня не впервые, но в тот момент, когда забирал у Эмметта на корабле спящую дочь, не обратил на него внимания.
- Значит так, - властно промолвил Хейл, с серьезным выражением лица, - перейдем сразу к делу. Сколько ты хочешь, чтобы отстать от моей дочери?
Эмметт подозревал, что разговор будет не из приятных, но что ему будут делать такие тупые предложения…
- Вы решили дать мне денег, чтобы я отказался от своей жены? – решил уточнить МакКартини.
- Жены? – Хейл презрительно скривился. – Не говори ерунды. Как поженились, так и разведетесь.
- Да ну? – Эмметт попытался за насмешкой скрыть нарастающее в душе раздражение.
- Ты тут не нукай. Я тебя еще раз спрашиваю, сколько тебе дать, чтоб ты навсегда исчез из жизни Розали?
- Слышь ты… - Эмметт резко встал, - тесть мой ненаглядный, я без твоего бабла благополучно прожил 30 лет и еще собираюсь прожить столько же. Мне от тебя нихрена не надо. – МакКартни развернулся и направился к выходу. На полпути развернулся и добавил:
- А за дочь спасибо.
Ты еще не знаешь, во что ввязываешься, парень! – крикнул ему вслед Хейл. – Ты еще пожалеешь, что повстречал Розали на своем пути!
Не обращая внимания на угрозы тестя, Эмметт ушел.
Розали он решил не говорить всей правды, чтобы не расстраивать. Эмметт сказал, что Хейл высказал ему свое недовольство персоной зятя, на что Эмметт ответил, что переживет. Ему лишь бы Розали была довольна.
- И это все? – недоверчиво спросила блондинка.
- Если по существу, то все, - соврал парень.

Однажды Эдварду позвонили с телекомпании и попросили принять участие в передаче «Невероятные истории». Они хотели, чтобы Каллен, как один из участников трагедии на острове, пришел к ним на прямой эфир и ответил на вопросы ведущей о том, как на него повлияло пребывание на острове, замечает ли он за собой какие-то изменения и как сложилась его жизнь, после освобождения. Эдвард, как всегда, сообщил, что интервью по поводу острова не дает и ни на какой прямой эфир не придет.
Последние дни Эдвард усердно занимался своим журналом, часто бывал в гостях у Эмметта и Розали, и все время не переставал думать о Белле.

Вскоре у Эмметта начались неприятности с клубом. К нему резко зачастили проверки то налоговой, то санепидемстанции, то органов по пожарной безопасности. За проверками последовали нескончаемые штрафы. Эмметт догадывался, откуда растут ноги. Он, как мог, отбивался от проверок в рамках закона, но часто тот же закон оказывался против него. От Розали он пытался скрыть свои проблемы. Все равно она не сможет помочь, но будет лишь переживать. У МакКартни были немалые связи в государственных органах, но обратившись к ним, он слышал одно и то же:
- Извини, Эмметт, это идет сверху. Кто-то очень влиятельный замешан. Ничем не можем помочь.
Розали видела, что у мужа какие-то проблемы. На все ее вопросы он с улыбкой отвечал:
- Все нормально.
Но девушка видела, что ненормально. Как-то раз она заехала в клуб, без ведома Эмметта, и узнала от одного подчиненного, о том прессинге, который устроили ее мужу. Девушке не пришлось долго думать для того, чтобы сообразить, кто за всем этим стоит. Она быстро запрыгнула в машину и умчалась в сторону офиса своего отца.
Ворвавшись в приемную и бросив секретарше: «привет», Розали без лишних церемоний вломилась в кабинет к отцу, который как раз разговаривал по телефону.
Увидев разъяренную дочь, Хейл сказал в трубку, что перезвонит и прервал звонок.
- Надо же! – воскликнул он с сарказмом, смотря на приближающуюся блондинку. – Блудная дочь решила навестить отца!
Подойдя вплотную к столу, Розали с шумом уперлась в него руками.
- Привет, папа. – процедила она. – Послушай, что я тебе скажу. Я жила с ним в заброшенном разбитом самолете! Мы спали на колючих ветках и без одеяла! Мы ели, что приходилось! Мы жили без душа, туалета и прочих элементов комфорта! И если понадобится! Я опять так буду жить с ним! Ты можешь забрать у него клуб! Можешь оставить его без денег! Можешь выгнать его на улицу! НО Я. ВСЕ РАВНО. БУДУ С НИМ!!! Я лучше С НИМ буду жить в землянке и есть консервы, чем без него в ваших шикарных апартаментах!
Отстранившись, Розали резко направилась к двери и на ходу добавила:
- Нахрена ты меня вообще спасал? Лучше б я там с ним умерла…
Девушка вышла, громко хлопнув дверью. Мистер Хейл еще несколько минут смотрел ей вслед. Такой гневный выпад он впервые получил от дочери. На фоне той боли, которая заполнила всю душу, просквозило чувство гордости: «Моя девочка. Вся в меня. - подумал мистер Хейл. – Ну что мне с тобой делать?» Последние слова дочери о том, что лучше б он ее не спасал, сильно «резанули» по сердцу. «Глупенькая… разве ты не понимаешь, что я хочу тебе счастья? Неужели ты настолько уверенна, что именно тот клубник твое счастье?»
Обдумывая слова Розали, Хейл пришел к выводу, что лучше ему оставить МакКартни в покое, чтобы не потерять дочь совсем. Он решил набраться терпения и ждать, когда его девочка прозреет и сама поймет, что Эмметт МакКартни ей не пара.
«Наезды» на Эмметта со стороны контролирующих органов прекратились так же внезапно, как и начались. МакКартни не знал с чем это связанно и с подозрением посматривал на жену. Не выдержав, он спросил ее в лоб:
- Розали, что такого ты сказала своему отцу?
- Что люблю тебя. – улыбнулась девушка.

Однажды ночью Эмметт с Розали и Эдвардом сидели у Эмметта в кабинете и, выпивая шампанское, по-дружески общались. Внизу на танц-поле и в зале было полно народа. Дискотека была в самом разгаре. Кабинет МакКартни был со звукоизоляцией, поэтому друзьям музыка не мешала общаться.
- Эдвард, - Розали решилась задать давно волнующий ее вопрос, - а ты после возвращения так ни разу с Беллой и не связывался?
Эмметт с укором взглянул на жену, зная, что этот разговор может причинить другу боль.
- Ни разу, - Эдвард качнул головой. – Я звонил ей на работу, мне сказали, что она уволилась. Звонил несколько раз домой, никто не брал трубку. Да и вообще… они со своим автогонщиком уже назначили день свадьбы.
- Да? – Розали искренне удивилась, а потом грустно добавила: - Я ей тоже не звонила… боялась… боялась что в разговоре мы затронем Эмметта, а я… а я тогда всячески пыталась его забыть. Она мне тоже не звонила… Дашь мне ее номер домашнего?
- Дам, - кивнул Эдвард.
- Странно, что все так… - промолвила задумчиво блондинка.
- Что? – произнес Каллен.
- Ну что замуж выходит. Я думала… ну на острове она последнее время о нем вообще не вспоминала. Она… я была уверена, что она без ума от тебя.
Эдвард тяжело вздохнул.
- Роуз, - Эмметт пытался намекнуть, что этот разговор пора прекратить.
- Я тоже так был уверен. – Эдвард закурил сигарету.
- И в то же время, - продолжала Розали, не обращая внимания на «маяки» мужа, - она никогда не была уверенна в твоих чувствах к ней…

Под утро Эдвард возвращался после клуба домой. Из его мыслей не выходили слова Розали: «я была уверена, что она без ума от тебя», «она никогда не была уверенна в твоих чувствах к ней…»
Эдвард несколько раз прокручивал эти фразы в голове, пытаясь найти логику во всем происходящем. «Может ли быть такое, что она любит меня? – размышлял он, чувствуя, как ускоряется ритм его сердца. – Любит меня, но не знает о моих чувствах к ней? Я же говорил ей…» Задумавшись, Эдвард даже не мог вспомнить своего конкретного, четкого и твердого признания в любви Белле. Признание после дня рождения Розали, когда Свон была «в хлам» пьяная, он не брал во внимание. А его поведение? Его приколы про эксперименты над женщинами. Секс с Джессикой. А с Челси в самолете! Его обман в дневнике. Его интрижки с Джейн. Его уход и связь с Ириной. Его встреча с Таней на глазах у Беллы… «Разве может ОНА, после всего этого, знать, что я ее люблю по-настоящему?!!!» - Эдвард треснул себя ладонью по лбу. У него вдруг появилось такое чувство, как будто он открыл Америку. А вместе с ним появилась и надежда: «Может быть, Белла выходит за Джейка, лишь потому что думает, что мне нет до нее никакого дела?! О Боже! Я стопроцентный идиот! Я просто должен ей сказать об этом! Не о том, что идиот, а том, что люблю ее. Вот только как? Найти адрес Блэка? Это вариант… Интервью!» Эдвард вспомнил, как несколько дней назад его приглашали на прямой эфир, а он отказался. У него остался номер телекомпании и Каллен решил сегодня же им перезвонить и согласиться. Он пойдет на ту передачу и он признается в прямом эфире в любви к Изабелле Свон. Даже если она его не увидит, Эдвард верил, что увидит кто-то из ее родных или знакомых. Увидит и скажет ей.
Созвонившись с телеканалом, Эдвард сообщил, что передумал и узнал когда и куда ему нужно прийти. Сотрудники телеканала были в восторге.

Белла возвращалась с Парижа домой. До выхода на работу у нее еще было два дня.
Приближался день прямого эфира. Эдвард сообщил о передаче Эмметту и они с Розали пообещали что ни за что не пропустят интервью друга. После передачи, МакКартни пригласили Каллена к себе в гости, так сказать отметить прямой эфир. О том, что Эдвард собирался признаться Белле в любви, они не знали.
Оказавшись дома, Белла в первую очередь отправилась в душ, а когда вышла, домашний телефон разрывался от настойчивого звонка. «Наверное папа» - решила Свон и сняла трубку.
- Белла! Белла! – девушка услышала радостный голос своего непосредственного босса - мистера Хонрита. – О Боже, как же я рад тебя слышать! Как же хорошо, что ты вернулась! Белла, ты даже не представляешь, что у нас тут твориться! Все горит синим пламенем! Все катится ко всем чертям! Белла, вся надежда только на тебя!
Мистер Хонрит сообщил о том, что завтра у них прямой эфир на который приглашен интересный персонаж с невероятной историей. Что ведущая – Сьюзи умудрилась сломать ногу и попала в больницу неизвестно насколько. Все произошло внезапно и неожиданно. Гость есть – а ведущей нет. Полный провал, от которого их может спасти только Белла. Свон пыталась отвертеться, ссылаясь на то, что ни разу еще не вела прямые эфиры и вообще, вряд ли она успеет подготовиться с вопросами за такой короткий срок. Но Хонрит заверил, что все будет хорошо. Все вопросы уже подготовлены. Белле лишь нужно будет их читать с монитора и не забывать все время улыбаться. «Ну… вроде ничего сложного» - подумала Свон и согласилась.

Эдвард готовился к передаче как никогда, ведь его увидят в прямом эфире. Его, возможно, увидит Белла… Лицо было начисто выбрито; на голове – творческий беспорядок; темные джинсы, белая футболка, пиджак… У Эдварда было такое чувство, что от этого эфира будет зависеть вся его дальнейшая жизнь.

Белла готовилась не меньше Эдварда. Впервые в прямом эфире – ничего себе! Она надела деловой костюм, подчеркивающий фигуру, а прическу и макияж ей должны были сделать в студии.
В гримерной из Беллы сделали настоящую красотку.
- А у кого я хоть буду брать интервью? – поинтересовалась Свон.
- А, у какого-то там владельца журнала, - пожал плечами визажист.
- Понятно, - Белла улыбнулась своему отражению в зеркале, чувствуя себя совершенно спокойно и уверенно.
Выйдя из гримерной, она направилась в студию, в которой будет вестись прямой эфир. Там уже все было готово. Звук, свет - настроены. Операторы были на местах. Среди всех сотрудников больше всех суетился мистер Хонрит – директор проекта «Невероятные истории».
- Белла! – воскликнул он восторженно, увидев девушку. – Ты… ты просто великолепна! Ты восхитительна! Ты неподражаема!
- Здравствуйте, мистер Хонрит. – усмехнулась Свон.
- Белла, это получится очень интересная передача. История будет о том ужасном острове. Ты ведь тоже там была и наш гость, мистер Каллен… - дальше Белла не слушала. За своим восторгом и энтузиазмом Хонрит не сразу заметил, как Белла резко побледнела и как ее пробила дрожь.
«Каллен… Эдвард Каллен… Боже, что это? Они издеваются надо мной?» - Белла была в панике. Она убежала из этого города на целый месяц. Убежала на другой континент, что забыть, чтобы вылечиться от него и зачем все? Что вернуться и на следующий же день встретится с ним в прямом эфире? Какой эфир? Да если она увидит его, то начнет заикаться, у нее начнут трястись руки и заплетаться язык… Какой нахрен прямой эфир! Паника накрыла ее с головой.
- Мистер Хонрит! – взвизгнула Белла, от чего босс аж подпрыгнул. – У меня поднялась температура, - при этом она схватилась за живот. – То есть, у меня болит живот, - схватилась за голову. – Я… не могу… мне нужно идти… домой… срочно! Я утюг не выключила! – Белла начала пятится к выходу.
Паника Свон тут же передалась Хонриту.
- Какой утюг, Белла?! – заорал босс. – Ты что несешь?! Ты куда?! – он начал хватать ее за руки.
Сотрудники, занимаясь своим делом, удивленно поглядывали на Беллу. Ее поведение им казалось очень странным.
- Мистер Хонрит, миленький, я не могу… пожалуйста пусть кто-нибудь ругой… я не могу! – Белла, умоляя босса, выбралась в коридор.
- Беллочка, золотце, пожалуйста, - умолял Хонрит, не отпускал ее руки и пытаясь затащить обратно в студию, - через 15 минут эфир, сейчас приедет наш гость… я тебя прошу не добивай меня…
В коридоре появился Каллен. Он уверенной походкой шагал к студии. Увидев впереди возню девушки и мужчины, Эдвард удивился, а когда узнал Беллу, резко остановился, забыв, что нужно дышать. Свон, продолжая вырываться, случайно повернула голову и увидела Эдварда. Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза. Заметив ступор Свон, Хонрит тоже повернул голову, увидел Эдварда, сразу же отпустил Беллу, и с лучезарной улыбкой воскликнул:
- Мистер Каллен! Рад Вас видеть! Спасибо, что пришли на нашу передачу!
«Это что какая-то подстава? – не обращая внимания на директора передачи, Эдвард продолжал пялиться на Беллу, не понимая что тут вообще происходит и как она здесь оказалась».
- Это наша мисс Свон, ведущая передачи, - продолжал улыбаться Хонрит. – Но вы ведь знакомы, вы же вместе были на том острове…
Эдвард и Белла смотрели друг на друга, не переставая восхищаться красотой друг друга. Эдвард медленно начал приближаться.
- Привет, - усмехнулся он, до боли знакомой Белле улыбкой.
- Привет, - улыбнулась Свон, стараясь не дать голосу дрогнуть.
- Ну идемте же, идемте, друзья мои, время уже. – Хонрит обнял обоих за талии и подтолкнул к двери студии. Эдвард открыл перед Беллой дверь и сделал жест рукой, предлагая ей войти первой. Девушка вошла и заняла кресло ведущей.
- Вот сюда, пожалуйста, - милостиво указал Хонрит Эдварду на кресло напротив Беллы. Каллен сел. Между ними был лишь маленький столик.
И Свон, и Каллен умели держать образы. Они оба выглядели спокойными, уверенными и расслабленными, в то время когда у самих нервы были накалены до предела.
- Приготовились! – скомандовал Хонрит. Все работники заняли свои места. Оператор приготовился. На лице Беллы появилась ослепительная профессиональная улыбка. Девушка-сотрудница начала отсчет до эфира:
- … три, два, один – на последнем слове девушки Эдвард подмигнул Белле и она начала:
- Здравствуйте дорогие…
Эмметт с Розали, которые ждали интервью Эдварда, увидев на экране Беллу, удивленно переглянулись и уставились в четыре глаза в экран телевизора. Джаспер с Элис, щелкая каналы, случайно наткнулись на Беллу и дальше уже не переключали. Так же на нее попали и Джейк с Ренесми.
- … и сегодня у нас в гостях один из выживших на острове, Эдвард Каллен. Здравствуйте, Эдвард! – продолжала Свон с ослепительной улыбкой. После этих слов на экране появился Каллен.
Дальше Белла задавала вопросы, мелькающие на экране, Эдвард отвечал на них уверенно и непринужденно. Он решил повременить с признанием, раз уж такое дело, и объясниться с Беллой потом, после эфира.

+1

63

- Скажите, изменилась ли как-то Ваша жизнь после пребывания на острове? – Белла продолжала задавать вопросы. – Чувствуете ли Вы сейчас себя другим человеком?
Эдвард на мгновенье задумался, не спуская глаз с любимой девушки. С его лица вдруг исчезла улыбка. Казалось, он снял с себя все маски и открылся публике таким, каким был на самом деле, со всеми своими чувствами и переживаниями.
- Изменилась. – Промолвил он после недолгого раздумья. – Я действительно стал другим.
- И в чем же заключаются эти изменения?
- До острова, я был обычным беззаботным парнем. Со своей душой, со своим сердцем, с какими-то чувствами и эмоциями, а когда вернулся… а вернулся домой словно живой труп. Без сердца, без души, без эмоций. В душе пустота, полная апатия… - Эдвард смотрел на Беллу так пристально, как будто говорил это все лишь для нее. Как будто вокруг не было никаких сотрудников телеканала, а у экранов телевизоров несколько тысяч зрителей.
Все знакомые и друзья Эдварда и Беллы, которые смотрели передачу, сидели у экранов с открытыми ртами и затаив дыхание.
- Я вернулся, - продолжал Эдвард, - а сердце и душа остались на острове. Остались в том месте, где я пережил, наверное, самые счастливые моменты в моей жизни. Там, где я встретил самую замечательную девушку в мире, в которую влюбился без памяти и которую до сих пор продолжаю безумно любить. – Такого Эдвард не планировал, слова, словно сами прорвались наружу, и он решил их больше не сдерживать
В голове Беллы воцарился хаос, она с невероятным усилием продолжала держать улыбку, в то время, когда самой хотелось вскочить с кресла, схватить Каллена за шкирки, встряхнуть со всей силы и закричать: «КТО?!!! Кто эта девушка?!!!» Она видела лишь два варианта: Ирина и… она сама. От этих выводов, казалось, сердце вот-вот вырвется из груди.
- А та девушка… - промолвила Свон, - она… она погибла?
- Нет, она жива. – спокойно ответил Эдвард, от чего у Беллы задрожали руки и она их спрятала под стол.
- Но мы не можем быть вместе, - продолжал Каллен, - так как она любит другого и выходит за него замуж.
Такого поворота Белла не ожидала. Когда Эдвард сказал, что девушка жива, Белла подумала о себе и ее сердце подпрыгнуло вверх от счастья, но когда он сказал, что она выходит замуж, сердце словно провалилось в бездну. Он не ее, не Беллу имеет в виду. Тогда кого же? Джейн?
Увидев в глазах Беллы растерянность, Эдвард продолжил:
- Она скоро станет женой известно автогонщика Джейкоба Блэка. Знаете такого? – Эдвард задал Белле вопрос, изобразив искреннее любопытство. Свон, не в силах больше скрывать свое волнение, схватила стакан с водой, который стоял рядом на столике и принялась жадно глотать жидкость, желая погасить нарастающую панику. Она уже не была похожа на телеведущую, она была похожа на человека, который вот-вот впадет в истерику. Белла это понимала. Она понимала, что это полный провал, это срыв прямого эфира с последующим высмеивание ее в прессе, как чокнутой ведущей. Она поняла, что Эдвард все это время говорил о ней. Только о какой свадьбе он несет? Перепутал с Ренесми? Белла понимала, что как ведущая, она облажалась по полной программе, и, тем не менее, решила довести передачу до конца. Хонрит качая головой, кривил огорченные мины. Операторы продолжали снимать.
- Джейкоб Блэк женится на девушке по имени Ренесми, - промолвила Белла, оторвавшись от стакана.
- Как? – выдохнул изумленный Эдвард.
«Что они несут? – мистер Хонрит был в шоке. – При чем тут какой-то Блэк? Вашу мать, мы о Каллене говорим и об острове! Куда вас вообще понесло?» - он, старясь не попасть в объективы камер, маяковал Белле, чтобы она смотрела на монитор с вопросами и говорила то, что нужно. Но Белле, как и Эдварду, было не до него. Она понимала то, что Эдвард сейчас на всю страну признался ей в любви. Признался так, как только он умеет. Так, что никто ничего не понял. Никто, кроме нее. Как будто они, в присутствии нескольких тысяч зрителей, оставались наедине. Белла почувствовала, как к горлу подступил комок. «Замечательно, - подумала она, - Давай, Белла, после всего, осталось лишь разреветься тут на всю страну…»
- Та девушка, - выговорила она с трудом, сдерживая слезы. – Не выйдет за Блэка. Она любит другого.
Эдвард нервно почесал за ухом и тут же спросил:
- Кого?
«Аааааааа! – вопил мозг Хонрита. – Что они несут?!!! Какого черта происходит?!»
- Того идиота… - все, голос Беллы окончательно дрогнул, по щеке покатились слезы, - который не мог нормально признаться ей в любви за все то время что они были вместе, зато который сделал это в прямом эфире…
Эдвард, взявшись за голову, тихо засмеялся. В тот момент он совсем забыл, где находится. Забыл и про передачу, и про телевиденье, и про прямой эфир. «Разве ее можно не обожать?» - думал он, переживая, как бы от счастья не остановилось его сердце. Белла вдруг встала с кресла и двинулась к нему.
- Куда? – зашипел Хонрит. – На место Свон, - махал он руками.
Белла забыла о существовании босса. Эдвард встал и, схватив Беллу за руку, дернул резко на себя. Девушка оказалась в его объятьях и, не говоря больше ни слова, они набросились друг на друга со страстными поцелуями.
- Блядь! Выключайте камеры! Что вы снимаете, идиоты!? – кричал Хонрит, при этом держась вне зоне объективов. Но операторы продолжали снимать. Все остальные сотрудники с открытыми ртами уставились на целующую парочку.
Элис сидела дома перед телевизоров с довольной улыбкой на лице и при этом плакала.
- Ты чего? – Джаспер смеялся, слыша как за кадром матерится чей-то мужской голос и требует прекратить съемку.
- Они такие милые, - промолвила расчувствовавшаяся Элис.

Эмметт с Розали радовались как дети, наблюдая за друзьями. Они размахивали вверху руками и радостно кричали:
- Ееееееее!!!
- Ура!!! Наконец-то!!!

Папа Свон, ничего не понимая, наблюдал за всем с круглыми глазами.

Родители Эдварда, улыбаясь, переглянулись.
- Это из-за этой девушки от него ушла Таня? – спросил удивленный папа. На что мама лишь пожала плечами.

Джейк и Ренесми тоже были рады за Беллу.

- Свон! Ты уволена! С занесением в личное дело! – вопил мистер Хонрит. А все остальные сотрудники взорвались бурными аплодисментами в адрес влюбленной пары.
- Тьфу на вас на всех! – воскликнул в сердцах Хонрит и покинул студию.

+1

64

Эпилог

Белла сидит в студии, в кресле ведущей. Напротив сидит Эдвард. Свон поднимается и идет к нему, она протягивает руки к Каллену, но он внезапно растворяется в воздухе…
Белла проснулась. Не открывая глаз, она почувствовала, как у нее под шеей покоится одна, а талию обнимает вторая рука Эдварда. Губы девушки растянулись в слабой улыбке. В голове пронеслись воспоминания вчерашнего дня. Телестудия, прямой эфир, их с Эдвардом поцелуй под бурные овации присутствующих. Потом он взял ее за руку и увел оттуда. Спускаясь к выходу, они спорили на чьей машине поедут и куда. В результате пошли гулять по городу пешком. Их телефоны начали разрываться от звонков и они их просто отключили. Они гуляли по парку, катались на аттракционах, кормили булкой уток в зоопарке и ели мороженое. На метро они вернулись к зданию телеканала, где сели в машину Эдварда и укатили к нему домой. Вспоминая дальнейшие события, Белла улыбнулась еще шире и тут же почувствовала на своих губах губы Эдварда.
- Доброе утро, - пробормотала девушка, открыв глаза.
- Доброе, - Эдвард усмехнулся в его глазах сверкали озорные огоньки.
- Что? – Белла не переставала улыбаться. Эдварл потерся носом об ее нос.
Где-то в вещах Свон зазвонил ее мобильный. Парочка замерла.
- Ты включила телефон?
- Да, перед сном. Наверное, это папа, а может с работы.
- Белла, - Эдвард тихо засмеялся, - помниться мне, тебя вчера уволили.
- Точно, значит это папа, нужно ответить. – выскользнув из объятий Эдварда, Белла подошла к одежде. Каллен не спускал с нее глаз, любуясь обнаженным телом.
- Хонрит, - промолвила удивленно Белла, взглянув на экран, после чего ответила на звонок: - Да.
- Белла! Белла! – затрещал воодушевленный голос босса. – Дорогая! Как же я рад тебя слышать! Ты где? Когда ты приедешь?
- Мистер Хонрит, по-моему, вы меня вчера уволила… - ухмыльнулась Белла, подойдя к кровати и присев около Эдварда.
- Ну что ты! Что ты милая! Какое уволил! А же пошутил! Такая детская невинная шутка! – пока Белла слушала восторженные восклицания Хонрита, Эдвард принялся ласкать ее тело.
- Белла, вчерашний эфир… это было что-то! Наши рейтинги взлетели до небес! Это был настоящий фурор! Белла, я думаю перевести тебя на ведущую! Ты просто молодчинка!
Белла, благодаря Эдварду, была уже не в состоянии слушать Хонрита и тем более что-то отвечать.
- Я Вам… перезвоню… - пробормотала она прерывистым голосом, нажала кнопку «отбой» и отбросила телефон в сторону. Толкнув Эдварда на подушки, Белла оказалась сверху.
- Что хотел Хонрит? – спросил Эдвард хриплым голосом между поцелуями.
- Сделать… меня… ведущей… вчера говорит… был фурор…
- Он думает… ты на всех гостей… будешь набрасываться с поцелуями… и устраивать фурор?
- Каждый раз… поцелуи… будет… неинтересно…я вот… думаю… может … в следующий раз… заняться сексом… в прямом эфире… - Белла засмеялась в губы Эдварду.
- Я тебя займусь! – прорычал Каллен, перевернувшись и оказавшись сверху. – Ты туда больше не пойдешь! – дальше они не разговаривали.

Белла появилась на телестудии всего раз, чтобы забрать документы. Не смотря на уговаривания и просьбы мистера Хонрита, она уволилась и перешла работать в журнал Эдварда.

Славяне, которые были причастны к преступной организации на острове, предстали перед судом, каждый в своей стране. Некоторым дали по 15-20 лет лишения свободы в строгом режиме, многим – пожизненное заключение.
Так как Юля активно содействовала в раскрытии преступлений, давала все необходимые показания и полностью признавала свою вину, а также благодаря ходатайствам Джаспера, ей дали пять лет лишение свободы, но два года спустя выпустили досрочно.
Джаспер, не без помощи мистера Хейла, сделал все возможное для того, чтобы уполномоченные органы США опустили необходимую процедуру по проверке итальянского гражданства Аро. За ним признали американское гражданство и, не смотря на все его протесты, судили по американским законам. Он был приговорен к смертной казни через инъекцию.
Через год, после возвращения с острова, приговор был приведен в действие. Аро казнили.

Власти Филиппин и Австралии, страны которых территориально находились ближе всего к злополучному острову, совместно с властями США приняли решение взорвать остров, дабы не нашлись еще какие-нибудь гении, желающие возобновить преступную деятельность. 3-го июля 2011 года остров был взорван и навсегда погребен в водах Тихого океана.

Джейн, после того как вернулась с острова, первые несколько месяцев пролежала в клинике, где ей была оказаны интенсивная психологическая помощь. Девушке было очень тяжело справится с потерей брата и воспоминаниями о пережитом ужасе. Она была единственной, кто выжил из экипажа самолета. Все ее коллеги ушли из жизни. После клиники она так и не вернулась работать в авиа-сферу. Джейн решила присоединиться к бизнесу своей матери по разводу и реализации цветов.

Эрик женился на любимой девушке Саманте, которая долго не могла смирится с его исчезновением и его гибелью. Не могла, не мирилась и дождалась своего химика.

Джессика еще много раз выходила замуж, но надолго в браке не задерживалась. Всю жизнь, мечтая о славе звезды Голливуда, она так и не сумела добиться желаемых результатов. Известные режиссеры не видели в ней необходимых талантов. Таким образом, карьера актрисы достигла лишь уровня звезды мыльных опер, на этом и остановилась.

Эсми перенесла несколько операций. Ее лицо вновь стало красивым. Самые близкие и родные люди заметили некоторые изменения в чертах лица, что совсем не огорчило Эсми. Любимый муж был рядом, она снова могла с улыбкой смотреть на себя в зеркало. Все страшное осталось позади.

Долгое время Розали с родителями гордо игнорировали друг друга. Миссис Хейл в какой-то момент не выдержала и позвонила дочери. Услышав голос блондинки, мама не сдержалась и расплакалась. Призналась, что очень скучает и хотела бы увидеться. Розали пригласила маму к себе, поинтересовавшись у Эмметта, не будет ли он против. Конечно, он не был против. Когда миссис Хейл приехала, зять оказал ей радушное гостеприимство, сделав вид, что все нормально, как будто между ними и не было никаких недопониманий. Когда мама вернулась, то поделилась своим хорошим впечатлением об Эмметте с мужем. Отец поинтересовался, как живется Розали. Он очень хотел услышать, что дочь согнулась там без той роскоши и условий, которые он ей обеспечивал, что она уже сожалеет о своем выборе и мечтает вернуться домой. К его сожалению, жена рассказала то, что увидела: Розали счастлива, она цветет и пахнет. У Эмметта свой дом, полный достатка, Розали ни в чем не нуждается и домой не собирается. Отец промолчал, но в глубине души все же зародилось немножко уважения к зятю. Раз уж он может обеспечить достойную жизнь их дочери и удовлетворить ее капризы, значит что-то в нем есть.
Через несколько месяцев миссис Хейл праздновала свой день рождение, на который естественно были приглашены и Розали с Эмметтом. Родители Хейлы нервничали и переживали из-за того, что на празднике будет полно народа: друзей, родных, близких, соседей, коллег по бизнесу и они все увидят зятя Хейлов. Как он перед ними предстанет? Как будет себя вести? Как они будут смотреться вместе с Розали? Семейство Кингов не приглашали, так как те перестали общаться с Хейлами, после того как Розали ушла от Ройса.
Эмметт с Розали подарили миссис Хейл набор драгоценностей с бриллиантами и огромный букет цветов. Маме подарок очень понравился. Эмметт покорил всех гостей своим обаянием, остроумием и харизмой. Самым большим его достоинством была Розали, которая, вопреки всем ожиданиям, блистала и сверкала. По конец праздника мистер Хейл пожал Эмметту руку, с улыбкой на лице, и попросил заезжать к ним в гости почаще.
После того как в семействе произошло примирение, Розали с Эмметтом решили обвенчаться и устроить настоящую свадьбу. Родители с обеих сторон были «за».
Спустя пять месяцев, после возвращения с острова, у Элис начались схватки. Джаспер отвез ее в больницу, нарушая все правила дорожного движения. Роды принимала сама Шарлота. Все длилось не очень долго. Джаспер все время был рядом, держал жену за руку. На свет появился маленький мальчик со светлым пушком на голове, который отчаянно кричал, жмуря глазки и сжимая кулачки.
- А голос-то командирский, точно генералом будет, - засмеялась Шарлотта, передавая малыша новоиспеченному папе. Джаспер взял сына на руки и в тот же миг у него перехватило дыхание. Столько неожиданных эмоций обрушилось на подполковника: страх – хоть бы не уронить, хоть бы не причинить вреда; волнение и чувство вины – он родился, вот он такой маленький, такой настоящий, и как он мог сожалеть когда-то о том, что Элис забеременела? Чувство нежности и трепета – его ребенок, его частичка, его сын. Джаспер почувствовал, как к горлу подступил комок, к глазам подкатили слезы… Когда последний раз у него были слезы? Лет 14 назад, не меньше.
Элис не сдерживала своих эмоций. Она и плакала, и смеялась одновременно.
- Я знала… я знала, что будет мальчик… - повторяла счастливая молодая мама.
Через время под палатой уже собрались родители Элис и мама Джаспера. Миссис Уитлок с каждым разом чувствовала к Элис все больше симпатии. Благодаря ей, Джаспер ушел со службы, она любит его и заботится о нем, но когда миссис Уитлок увидела малыша, ее сердце совсем оттаяло. Это был маленький Джаспер. Точная копия того малыша, которого она сама родила 28 лет назад.
Через неделю Джаспер забрал жену с сыном домой. Устроили небольшой праздник, на который пришли родители, Питер с Шарлотой, и прилетела сестра Джаспера из Австралии со своей семьей. Решали, как назвать ребенка. Элис хотела Джаспером, как и папу. С недавних пор это стало ее любимым именем. Но сам подполковник был категорически против.
- Я не хочу реагировать всякий раз, когда ты будешь обращаться к сыну, - аргументировал он Элис.
В результате назвали Джастином.

Свидетелями на венчании и свадьбе Эмметта и Розали были Эдвард и Белла, которые жили вместе, со дня прямого эфира. Свадьбу отмечали в особняке Хейлов, куда был закрыт доступ журналистам и репортерам.
Под вечер молодожены умчались в аэропорт. Их ждал медовый месяц на Гавайях, который подарил им мистер Хейл.
Гости продолжали веселье под звездным небом, в огромном дворе около бассейна. Эдвард предложил Белле прогуляться по саду, находящемуся за домом и так же являющемуся частной собственностью Хейлов. Каллен, не спеша, вел девушку за руку, потом вдруг остановился и стал напротив.
- Белла, давай поженимся, - промолвил он, улыбнувшись своей кривоватой улыбкой.
В тот миг Белла испытала полной восторг, но очень умело это скрыла.
- Каллен, - ухмыльнулась девушка, - ты мне делаешь предложение? А где кольцо? А где положенная позиция на одном колене? Где все это? Ай, - она покачала головой, - не подготовился.
Эдвард видел, что Свон прикалывается.
- Белла, - парень продолжал держать улыбку, - я хотел, чтоб ты кольцо сама выбрала…
- Как не романтично, - скривилась девушка.
- Свон, хорош стебаться, без кольца не романтично. Было бы кольцо, ты бы обязательно сказала, что не такое. Последний раз спрашиваю, пойдешь замуж? – Эдвард говорил спокойно, не переставая ухмыляться.
- Последний? – Белла весело приподняла бровь. – Ой, даже не знаю. А зачем? Разве нам так плохо живется?
Эдвард схватил Беллу за талию и привлек к себе.
- Я хочу, чтобы ты стала миссис Каллен.
- Изабелла Свон звучит как-то лучше, - Белла продолжала изображать равнодушие.
- Ладно, проехали, - ухмыльнулся Эдвард, - идем к гостям. – с этими слова он взял Беллу за руку и повел обратно к дому.
- Подожди, что значит проехали? – Белла изобразила возмущение.
- Забудь, что я тебе сказал.
- Не могу забыть, у меня хорошая память.
- Как тебе праздник? Понравился?
- Каллен, я выйду за тебя замуж. – произнесла Белла, как бы между прочим.
- Не стоит, Изабелла Свон - действительно звучит лучше. – Эдвард беззаботно усмехнулся, идя впереди.
- Эдвард, я тебе сказала, что выйду за тебя! – Белла повысила голос.
Эдвард начал насвистывать марш Мендельсона. Белла резко дернула его за руку, заставляя остановиться.
- Эдвард, черт побери! Я хочу за тебя замуж! – выкрикнула Белла, не задумываясь над тем, что о ней подумают окружающие.
Окружающие, которые находились ближе, с интересом уставились на парочку.
Эдвард улыбнулся присутствующим, невинно пожимая плечами.
- Вот девушки нынче пошли, - промолвил он весело.
- Та пошел ты! – Белла обиженно выдернула свою руку и хотела уйти, но Эдвард ее остановил.
Схватив девушку за руку, он засунул вторую руку в карман и достал коробочку с кольцом.
- Я не знал как это лучше сделать. – промолвил он тихо. – Ты не любишь романтику. Свечи, рестораны считаешь банальщиной. Я его ношу с собой уже вторую неделю… и пытаюсь найти подходящий момент… Мне вдруг захотелось сделать это в саду под звездным небом…
- Эдвард, - улыбнулась Белла, - звездное небо – это тоже сопливая романтика… Ты дурачок, - она обняла его за шею. – Неужели ты еще не понял, что мне все равно где, как и когда ты это сделаешь. С романтикой, без романтики… Это не важно. Важно, что это ты и никто другой. Я хочу быть с тобой до конца жизни… - Белла поцеловала его в губы. И некоторые гости еще долго наблюдали за странной целующейся парой.

Белла и Эдвард поженились. Они продали свои квартиры и купили дом. Как оказалось позже, на той же улице, где жили Джаспер с Элис.
Элис с Джаспером как-то прогуливались по парку. Уитлок катил коляску с 4-месячным Джастином, Элис держала мужа под руку. Навстречу им шли не спеша Эдвард с Беллой, держась за руки. У Беллы был заметный живот. Она была на 6-м месяце. Каллены и Уитлоки были несказанно рады видеть друг друга. Они выяснили, что их дома расположены на одной улице и решили иногда наведываться друг к другу в гости. Знакомство на острове переросло в дружбу Уитлоков и Калленов. Так же как и продолжалась дружба Каленов и МакКартни.

У Беллы родился мальчик, которого, по предложению Эдварда, назвали Чарли в честь дедушки полковника.

Спустя какое-то время, мистер Хейл прочел в утренних газетах статью о том, что владельца сети банков мистера Кинга арестовали за участие в нарко-торговле. Весь его бизнес оказался под арестом, и отец Розали перекрестился, что не влез с Кингом в один бизнес.

В семье МакКартни родились девочки-близняшки. Со временем они вырастут такими же красавицами, как их мама, и такими же веселыми и неугомонными, как папа.

0

65

Бонус.

10 лет спустя…

Семьи Калленов и Уитлоков, проживая на одной улице, не переставали общаться и дружить. МакКартни, находясь в дружбе с Калленами, также общались и с Уитлоками.
Спустя три года после возвращения с острова, Эмметт решил переехать с семьей на родину, в штат Калифорния, и открыть там новый бизнес – спорт-комплекс. Он продал ночной клуб в Нью-Йорке и переехал в Калифорнию. Мистер Хейл решил вложить свои инвестиции в новое дело зятя. Он изменил мнение о муже дочери в лучшую сторону и готов был вести с ним общий бизнес. Кроме того, отец Розали души не чаял в своих внучках-красавицах: Джоди и Келли, которые напоминали ему маленькую Розали, только в двойном количестве.
Опыт в ведении бизнеса и вложения тестя сделали свое дело – спорт-комплекс Эмметта процветал. Семья МакКартни купила себе огромный особняк в Калифорнии и через некоторое время прикупили небольшой домик на Аляске, куда иногда выезжали отдохнуть, желая ощутить совсем иной климат, температуру и прочие погодные условия.
Эмметт занимался спорт-комплексом, Розали занималась собой, домом, детьми, и продолжала блистать на светских тусовках и мероприятиях, уже на пару с мужем. Из двоих родителей именно Розали старалась поддерживать дисциплину дочерей, именно она была своего рода Цербером, который хоть как-то мог нагнать родительский страх на детей. Эмметт же наоборот выступал защитником своих маленьких блондинок перед гневной мамочкой. Он баловал своих девочек и безумно гордился своими принцессами. Всеми тремя. Девочкам было уже по 8 лет.

В семье Уитлоков росло трое детей: 9-й Джастин, 7-летний Джексон и 4-летняя Эшли. Мальчики росли в строгой дисциплине, в которой держал их папа, и часто, что-то натворив, они искали защиты у мамы. Элис иногда шла наперекор Джасперу, считая, что он перегибает палку в воспитании детей, доходя в своей строгости до армейской дисциплины. И если же сыновья чувствовали авторитет и страх перед отцом, то малышка Эшли могла залезть папе на голову и свесить ножки, и в прямом, и в переносном, смысле. Перед ней Джаспер терял всю свою строгость. Эшли была очень похожа на маму: те же глаза и взгляд, перед которыми Джаспер не мог устоять, те же губы и улыбка, которые его просто обезоруживали. Если Джастин был копией Джаспер, а Эшли – вылитая Элис, то Джексону достался от Элис цвет волос, темно-русый, и разрез глаз; цвет глаз, нос и губы – были, как у отца.

Эдвард с Беллой воспитывали двоих детей: 9-летнего Чарли и 8-летнюю Дженифер. И внешне, и по характеру дети были смесью своих родителей. С воспитанием детей Эдварду с Беллой было не легко. Учитывая хитрость и предприимчивость Чарли, он иногда умело уходил от наказания, сваливая всю вину на сестру. Дженифер же в долгу не оставалась, она коварно мстила брату и между ними было постоянное противостояние.
- Наши дети - маленькие аферисты, такие же, как и их отец, - говорила Белла.
- Они такие же сумасшедшие, как их мать, - возражал Эдвард.
И как бы дети не разводили друг друга, обвести вокруг пальца своего папу, им было не легко.
- Держись, Эдвард, - смеялась Белла, - пока маленькие манипуляторы - ты их видишь насквозь, а вот подрастут, будут разводить тебя как молодого.
- Да-а, - Эдвард улыбаясь, обнял жену за талию, - с нашими генами, в них получилась гремучая смесь. Думаю наш сын, когда вырастет, как минимум станет президентом США.
- Да, а Дженифер станет звездой мирового уровня. – весело соглашалась Белла. – Дженифер Каллен!
Одним словом, в семье Калленов всегда было весело.

Чарли Каллен и Джастин Уитлок были лучшими друзьями. Они вместе ходили в одну группу в детском садике, потом в школе в один класс. Воспитатели и учителя считали мальчиков настоящим наказанием на их головы. В голове Чарли всегда рождались безумные идеи, а бесстрашный Джастин смело воплощал их в жизнь, ведя за собой остальных. Иногда они брали в свою компанию Дженифер, чтобы та помогла им в какой-нибудь шкоде, и Джексона, чтобы он постоял на шухере.
Однажды Джастин подслушал, как Джексон признался маме в том, что ему очень нравится Дженифер, с тех пор Джастин с Чарли не переставали подкалывать беднягу Джексона. Сама же Дженифер умело скрывала свою симпатию к Джастину и вслух весело заявляла:
- Вы все придурки, когда я вырасту у меня будет муж, похожий на Бреда Пита, - и показывала им язык. На что парни весело смеялись.
- Жаль, что ты не похож на Бреда Пита, - подкалывал Джастин младшего брата. Сам же он, в свои 9 лет, не обращал внимания на 8-летнюю Дженифер, считая ее малой. Они с Чарли засматривались, как минимум, на ровесниц-одноклассниц, а максимум – на девочек постарше, у которых уже начинали формироваться фигуры.

Однажды семьи МакКартни, Калленов и Уитлоков решили вместе отпраздновать Рождество. МакКартни пригласили друзей в свой дом на Аляске.

Каллены и Уитлоки долго добирались до жилья МакКартни. Их домик, казалось, располагался вне цивилизации. Перед домом - открытая местность занесенная снегами и одинокая дорога, проходящая мимо. За домом – начинался сосновый лес. На улице стоял 30-градусный мороз. Из дома МакКартни валил дым через дымоход и, казалось, что внутри должно быть очень уютно и тепло. В аэропорту Каллены и Уитлоки взяли такси – два огромных внедорожника, на которых можно было проехать по заснеженным дорогам.
Когда такси остановились около дома, дверь распахнулась и на пороге появился Эмметт с улыбкой от уха до уха. Каллены и Уитлоки принялись «выгружаться» из автомобилей. МакКартни быстро направился к ним. После радостных приветствований и объятий, друзья отправились к дому. Из окна на втором этаже за гостями наблюдали две девочки-блондинки.
Когда все вошли в дом, из кухни выбежала радостная Розали, настала ее очередь со всеми обниматься и целоваться. Во время фееричной встречи взрослых, маленькая Эшли сидела у Джаспера на руках и настороженно посматривала на хозяев дома, теснее прижимаясь к папе. Дженифер смущенно старалась держаться поближе к Белле, Джексон – поближе к старшему брату, а Джастин с Чарли с любопытством рассматривали все вокруг. Чарли заметил на повороте лестницы, ведущей наверх, две светлые головки и четыре любопытных глаза, он ткнул локтем Джастина и кивнул головой на близняшек, Джастин взглянул на лестницу – девчонки сразу спрятались.
Когда первый восторг встречи поутих, гости сняли верхние одежды и все переместились в огромную уютную гостиную. В камине горел огонь, чуть подальше стояла огромная елка, еще не наряженная.
- Елку мы еще не успели нарядить, - весело сообщила Розали, - но думаю, такой толпой мы справимся быстро.
Дети Каллены и Уитлоки, все, кроме Эшли, сидели рядом, о чем-то перешептываясь и с интересом поглядывая на елку. Эшли сидела на руках у Элис. В гостиной появились близняшки, они подсели к Эмметту и с нескрываемым любопытством принялись рассматривать других детей. Каллены и Уитлоки два года не видели МакКартни и для детей этот срок казался слишком долгим для того, чтобы теперь при встрече не чувствовать стеснения. Эмметт, по-хозяйски, взял командование парадом в свои руки.
- Итак, - промолвил он весело, - сейчас расскажу вам расписание нашего дня. Джоди, Келли, - он обратился к дочерям, - вы помните Дженифер? Чарли, Джастина, Джексона?
- Помним, - улыбнулись блондинки.
- Проведите их наверх и покажите им их комнаты. Давайте, малыши, там наверху, вас ждут ваши комнаты с игрушками. – Эмметт говорил таким завлекающим тоном, что дети, услыхав об игрушках, в миг забыли о стеснении и все быстро направились к лестнице, вслед за маленькими хозяйками. Эшли, увидев толпу убегающих детей, сразу же завертелась на руках у мамы, желая вырваться и последовать за детьми.
- Эшли, ты хочешь пойти со всеми? – поинтересовалась Элис, ставя дочь на пол.
- Да! – воскликнула малышка.
- Джас, глянь, чтоб она не свалилась с лестницы.
Эшли пулей полетела к лестнице, Джаспер быстро направился за ней. Не нуждаясь в посторонней помощи, девочка быстро поднялась на второй этаж и забежала в первую попавшуюся комнату, откуда доносились возгласы детей.
Эшли попала в комнату мальчиков.
Джаспер, который шел по коридору, сразу же услышал детские голоса:
- Эшли, ты попутала комнаты! Иди к девочкам! – Джексон.
- Нет! – капризный голос Эшли.
- Джек, отведи ее к девчонкам, - Джастин.
- Не-ет! – Эшли.
- Да пусть остается, давайте мы ее посадим на эту машину и покатаем, - Чарли.
Джаспер зашел в комнату и увидел, как Чарли усаживает довольную Эшли в кузов большого пластмассового камаза. Недовольные мины Джастина и Джексона сразу исчезли, как только они увидели отца.
- Папа, - радостно воскликнула Эшли, - я буду кататься!
- Малыш, - Джаспер поднял Эшли на руки, - эта машина не для того, чтобы на ней катались дети. Ты можешь упасть и удариться. Идем, посмотрим какие игрушки у девочек?
- Нет, - Эшли недовольно сморщила носик.
- Наверное, там есть большие плюшевые мишки, - Джаспер знал, чем привлечь дочь.
- Пошли к мишкам! – сразу воскликнула девочка.
Джаспер отнес Эшли в комнату к девочкам, где действительно, помимо огромного количества кукол, было много плюшевых зверей разных размеров. Эшли пришла в восторг от увиденного и пожелала остаться в этой комнате.
- Девочки, вы не против того, чтобы Эшли осталась с вами?
- Нет.
- Нет, не против, – весело воскликнули блондинки. Девочек распирало от гордости за свои игрушки и они охотно готовы были дать поиграть ими другим.
Оставив Эшли с девочками, Джаспер заглянул к мальчикам.
- Джастин, - промолвил Уитлок спокойным, но в то же время серьезным тоном, - чтобы я не слышал больше, что вы прогоняет Эшли. Ты меня понял?
- Понял, - кивнул ребенок.
- Если она захочет играть с вами, дайте ей какую-нибудь игрушку и пусть играет. Если она захочет спустится вниз, ты должен помочь ей, чтобы она не упала.
- Пусть Джексон помогает, - скривился Джастин.
- Джастин? – Джаспер выжидающе смотрел на ребенка.
- Ладно, спущу, - обреченно промолвил старший сын.
- И ведите себя так, чтобы нам с мамой не было за вас стыдно. И чтобы мне не пришлось вас наказывать. Договорились?
Джастин и Джексон нетерпеливо кивнули, желая, чтобы папа поскорее убрался из комнаты и они смогли начать свою игру. Чарли в очередной раз про себя порадовался тому, что мистер Уитлок не его отец.
Когда Джаспер спустился вниз, Эмметт делился с остальными запланированной программой. В нескольких милях от дома МакКартни находился русский спорт-комплекс с саунами, бассейном, бильярдными и русской баней. Конечно, было бы неплохо отправится туда всем вместе, но так как кому-то нужно было оставаться с детьми, решили поделиться на мужчин и женщин.
Вначале, по плану, в баню должны отправиться мужчины, а женщины должны остаться дома, готовить праздничный ужин. Потом по возвращению мужей, девушки отправятся в баню, а мужчины будут наряжать елку.
Таким образом, Эдвард, Джаспер и Эмметт на внедорожнике МакКартни отправились к спорт-комплекс. Девушки принялись готовить еду.
Когда детский восторг по поводу игрушек прошел, мальчики и девочки собрались вместе и принялись играть в прятки, шумно бегая по всему дому. Эшли неосознанно мешала старшим детям в игре. То она не успевала спрятаться, то не могла долго высидеть в своем тайнике, то показывала тому, кто искал, куда спрятались остальные. Дети видели в Эшли обузу. В какой-то момент Джастин не выдержал, взял сестру за руку и повел к матери на кухню. Эшли не хотела уходить от детей, она принялась вырываться и кричать.
- Эшли, идем к маме, - уговаривал ее брат и силой тащил на кухню. Элис услышала крик дочери и выбежала навстречу к детям.
- Джастин, не тащи ее, - промолвила она с укором.
- Мам, она мешает нам играть. – пожаловался Джастин.
Элис взяла дочь на руки.
- Я сейчас уложу ее спать наверху, - обратилась она к сыну, - а вы там старайтесь не шуметь, чтобы не разбудить ее, играйте на первом этаже.
- Хорошо.
- Будем на первом. – согласились остальные дети. Все что угодно, лишь бы Эшли не мешала.
Сама же Эшли, когда услышала о сне, закатила настоящую истерику.
- Эшли, прекрати, - Элис, несла дочь наверх. - Мы с тобой немножко поспим, а потом проснемся и будем наряжать елку. Ты хочешь наряжать елку?
На Эшли не действовали подобные уговоры. Спать – это было самым страшным, что только можно было придумать, и плюс ко всему рядом не было папочки, который мог бы ее защитить от всех обидчиков.
Эшли не переставала плакать. Элис уложила ее в кровать, рядом положила игрушки, рассказывая дочери о том, что они уже уснули и она своим криком может их разбудить. Сама легла рядом и принялась рассказывать малышке сказку. Постепенно Эшли успокоилась. Истерика вымотала ребенка. Веки девочки вскоре сомкнулись и она уснула. Элис вернулась к Розали и Белле.
Дети продолжили свои игры на первом этаже, а мамы занимаясь приготовлением пищи, весело сплетничали о своих мужьях.
Розали рассказывала о том, что Эмметт совсем не изменился за прошедшие 10 лет. Юмор остается его неотъемлемой частью, чем иногда доводит Розали до бешенства, когда превращает все серьезные темы в повод для шуток. А еще он негативно влияет на воспитание детей. Мало того, что сам их балует, так еще и защищает, когда Розали пытается применить метод «кнута» к дочерям.
Элис рассказала о том, что у них с Джаспером тоже иногда возникают недопонимания в вопросе воспитания детей, но, не смотря на это, она, даже 10 лет спустя, считает, что ей достался самый лучший муж.
Белла призналась, что ей в этой жизни скучать вообще не приходится. Если раньше ей было сложно предугадать поступки Эдварда, то теперь у нее мозг сворачивается от попыток понять и предугадать всех троих: Эдварда, сына и дочь.
- Характером они пошли в Эдварда, - заключила миссис Каллен. На что Элис с Розали весело переглянулись и рассмеялись.
- Кто бы говорил, - хохотала Розали. – Белла – святая простота, ахахах.
- Я уверенна, что ты для своего мужа и детей являешься не меньшей загадкой, чем они для тебя, - весело подытожила Элис.

Когда мужья вернулись, женщины передали им домашний «пост» и сами уехали в спорт-комплекс, чтобы расслабиться, привести себя в порядок и подготовиться к празднованию Рождества. Праздничный ужин почти был готов. Индейка запекалась. Дети были накормлены. Мужчинам лишь нужно было нарядить елку. Казалось бы, ничего сложного.

Как только мамы за порог, дети облепили отцов, желая наряжать елку. Эмметт предложил детям начать наряжать дерево самим, снизу и до тех пор, пока достанут, а Эдварду и Джасперу, предложил пойти на кухню и испробовать его самодельную текилу, на что Каллен и Уитлок разразились громким смехом. Дети не поняли причину смеха отцов, но им было не до этого. Наряжать елку без взрослых и развешивать все так, как хочется – это же то, что надо! Круто!
Таким образом, пока дети в гостиной принялись за елку, папы на кухне принялись за текилу. То была не та текила, что на острове, она была более похожей на настоящую, Эмметт узнал рецепт приготовления, достал все необходимые ингредиенты и плюс все его предыдущие опыты не прошли даром. Понимая, что на них лежит ответственность за детей и елку, папы решили выпить по чуть-чуть, так сказать попробовать, не больше. Кроме текилы им еще нужно было попробовать самодельное вино Эмметта и виски, а потом все сравнить со спиртными напитками, купленными в супермаркете.
- Нажираться мы не будем, - убеждал Эмметт скорее сам себя, чем остальных, - но пробу снять надо, чтобы знать, что на стол ставить.
Под хорошую закуску, сигары и веселые истории из жизни, мужчины устроили дегустацию спиртных напитков. В гостиной вроде было все спокойно, судя по звукам, дети наряжали елку.
Со второго этажа спустилась заспанная Эшли. Она услышала на кухне голос папы и побежала к нему.
Джаспер отставил очередную рюмку в сторону и подхватил дочь на руки.
- Я сейчас, без меня не продолжать, - промолвил он, поднимаясь. Джаспер отнес Эшли в гостиную и убедил ее помочь остальным детям нарядить елку, предупредив Джастина и Джексона, чтобы следили за ней в оба. Эшли понравилось предложение папы и она осталась с детьми, Джаспер вернулся к друзьям.
Пока отцы весело хохотали на кухне, детям надоело украшать елку. Уж слишком она была большой.
- А у нас кое-что есть, - похвасталась Джоди, весело взглянув на сестру.
- Да, и папа обещал нам сюрприз, - подтвердила Келли.
- И что же? – спросил заинтересованный Джастин.
- Не говори, - заговорчески бросила Джоди сестре.
- Вот и не скажем, - хихикнула Келли.
- Та, - Чарли равнодушно махнул рукой, - ничего у вас там нет. Выдумали все.
- А вот и есть!
- Нет!
- Есть!
- Нет!
- Есть!
- Покажи!
После этого блондинки бросились к лестнице, все остальные дети – за ними. В конце всех догоняла Эшли. Через несколько секунд малышня ввалилась в комнату к Эмметту и Розали. Близняшки забрались в шкаф родителей и вытащили оттуда коробку. Увидев рисунки на коробке, мальчики пришли в восторг – фейерверочные ракеты! Блондинки с гордостью открыли коробку, внутри оказалось 5 ракет, калибром в 30 мм.
- Вау! – Чарли.
- Круто! – Джастин.
- Вот это да! – Джексон.
- А давайте попробуем одну! – Дженифер.
Все замерли, уставившись на мисс Каллен. Чарли огорчился, что ему первому не пришла в голову такая идея.
- А вы знаете, как это делать? – поинтересовалась Келли.
- Я знаю, это нужно поджечь, вот здесь, - показал Чарли и перевел взгляд на Джастина. Два друга лишь взглянули друг другу в глаза, в которых тут же появились огоньки азарта и жажды экстрима.
- А это не опасно? – так, на всякий случай поинтересовался Джексон, всем сердце надеясь на то, что Джастин, как всегда, не испугается, и они таки сделают это.
- Нет, - уверенно произнес старший брат. – Мы сделаем все, как надо, и будет очень весело.
Одну Эшли не интересовали ракеты. Ей приглянулась огромная кровать родителей МакКартни. Малышка взобралась на нее и принялась прыгать, смеясь от удовольствия. Дети под впечатлением от своей идеи, не обратили на нее никакого внимания. Они достали одну ракету, коробку спрятали обратно. Пряча «фейерверк» между собой, компания быстро спустилась обратно в гостиную. Там они начали думать, где бы взять спички. Маленькие хозяйки сообщили, что спички есть на кухне. Но кухню оккупировали папы и если они узнают про их план то все, считай, пропало.
- Будьте тут, мы сейчас придем, - велела Джоди и они с сестрой отправились на кухню.
Веселый смех троих друзей прервало шумное появление на кухне маленьких МакКартни. Мужчины прекратили полые шутки и обратили внимание на детей.
- Папа-папа, помнишь, ты рассказывал, как на острове боролся с тремя медведями?! – защебетала Келли.
Эмметт с улыбкой взглянул на друзей, а те переглянулись и взорвались смехом.
- Медведями? – смеялся Эдвард.
- С тремя? – хохотал Джаспер.
- Так, вот только не надо сейчас подрывать отцовский авторитет, - произнес Эмметт, стараясь выглядеть серьезным и, в тоже время, сдерживаясь, чтобы самому не рассмеяться.
- Помню милая, а что? – МакКартни улыбнулся дочери.
- Эдвард, а ты помнишь медведей? – не унимался Джаспер.
- Надо подумать, - продолжал смеяться Каллен, театрально задумавшись.
- А мальчики нам не верят, что ты их всех победил, - продолжала Келли.
- Рысей – помню, - хохотал Джаспер, - обезьян помню…
- Я знаю! – Эдвард засмеялся еще больше. – У Эмма там были свои запасы текилы… ахахаха… и при определенной дозе… мартышки превращались в медведей…
Тут Эмметт сам не выдержал и засмеялся. Под дружную истерику взрослых и отвлекающие маневры Келли, Джоди незаметно стащила с тумбочки спички и юркнула из кухни.
- Ладно, пап, - Келли весело махнула рукой, - мы им докажем и они поверят. – после этих слов она выбежала вслед за сестрой.
- Ну и чего ржете? – смеялся Эмметт. – Розали иногда уезжает на съемки, а я должен их укладывать спать, вот и приходится рассказывать им сказки на ночь.
- Эмм, ты красавчик, - Эдвард начал успокаиваться.
- А девочки любят сказки про остров, - Эмметт весело пожал плечами.
У детей уже была ракета и были спички. Оставалось лишь выйти на улицу и устроить фейерверк. Проблема была в том, что если они всей толпой пойдут к выходу их заметят, «попалят» и ракету отберут. Чтобы такого не произошло, Чарли убедил всех остаться в гостиной и наблюдать за фейерверком из окна, а они с Джастином вдвоем выйдут аккуратно на улицу и запустят ракету. Девочки и Джексон с неохотой согласились. Чарли и Джастин замотали ракету в курточку и двинулись к выходу. Когда цель в виде входной двери была уже совсем рядом…
- И куда это вы собрались? – Чарли услышал за спиной голос отца. Мальчики обернулись.
Эдвард стоял около выхода с кухни, упершись в косяк двери и скрестив на груди руки.
- А мы… - начал неуверенно Джастин.
- Поспорили, - невозмутимо продолжил Чарли с самым искренним выражением лица. – За елку. Девчонки говорят, что эта елка росла у них пред домом. Я им не верю, а Джастин поверил. Мы с ним поспорили и решили вот проверить.
- Что проверить? – спокойно поинтересовался Эдвард, видя, что Джастин не умеет врать.
- Есть ли там пень, - промолвил Чарли таким тоном как будто говорил об очевидных вещах. – Если есть, значит, елка действительно росла и ее спилили, а если нет…
«Ах, ты маленький жулик» - думал Эдвард, наблюдая за великолепным выступлением сына.
- На что спорили? – Эдвард хотел поймать сына на вранье. – Что должен будет проигравший победителю?
- Десять отжиманий, - тут же нашелся Джастин, для которого отжимания были неотъемлемой частью жизни, благодаря отцу.
- Значит так, спорщики, развернулись на сто восемьдесят градусов и марш обратно к елке, иначе сейчас вместе будете отжиматься, - усмехнулся Эдвард. Чарли тяжело вздохнул. Он знал, что папа может улыбаться, шутить и при этом быть вполне серьезным. Два друга побрели обратно к гостиной и у Чарли по пути начал созревать другой план. Эдвард вернулся к друзьям и дегустации.
Когда мужчины начали понимать, что находятся немного под воздействием спиртного, то решили прекратить пробы и взяться все-таки за елку. Не успели они выйти с кухни, как в гостиной прозвучал взрыв, что-то с грохотом упало и тут же послышались детские перепуганные крики и плач. Отцы в ужасе бросились к детям.
Дело в том, что мальчики решили запустить фейерверк прямо из окна. Джастин держал ракету, Чарли поджигал. В какой-то момент подожженная ракета выскочила из рук Джастина не в том направлении, в котором планировал ребенок. Наткнувшись на своем стремительном пути на препятствие в виде елки, ракета оглушительно взорвалась разноцветными огнями, елка пошатнулась и упала, при этом она сломалась пополам, ее верхушка оказалась в камине и в миг воспылала ярким пламенем. Комната моментально заполнилась черным дымом. В доме воцарилась настоящая паника. Первым делом мужчины начали выводить детей из гостиной. Джаспер в панике пытался разыскать Эшли, которой не было видно среди остальных детей.
Эшли, которая находилась на втором этаже, во время взрыва испугалась и бросилась на первый этаж, чтобы найти папу. Эмметт с Эдвардом принялись тушить горящую елку. Джаспер метался в дыму, выкрикивая имя дочери.
- Папа! Папочка! – услышал он со стороны лестницы ее голосок и сразу бросился к ней.
«Слава Богу!» - подумал он, подхватывая девочку на руки.
Через несколько минут огонь был потушен. Все окна в гостиной были распахнуты настежь, дым постепенно выветривался. Папы и дети обреченно смотрели на сломанную, обгоревшую елку. Чарли понимал, что его ждет серьезное наказание и, скорее всего, на Рождество он останется без подарка. Джастин даже боялся представить, какое наказание ожидает его.
Отцам же было не до наказаний. Мало того, что они не сделали то, что должны были, так еще и подвергли опасности жизни своих детей. Хорошо, что все обошлось и дети отделались испугом, но могло ведь произойти непоправимое… Скоро должны были вернуться жены и три друга с тяжестью в душе представляли, как они все это будут объяснять им.
- Значит так, - промолвил Эмметт. – Дым должен выветриться… елку мы выбросим, а за домом в лесу спилим другую, сосну. Быстренько нарядим и, может быть, все обойдется.
- И мамам ничего говорить не будем, да дети? – заискивающе произнес Эдвард. – Пусть для них будет такой сюрприз. Они будут думать, что елка старая, а елка будет новой.
Дети согласно закивали.
- И мы же не хотим, чтобы мамы нас ругали за ракету, правда? – Эмметт с притворным испугом посмотрел на своих близняшек, которые прекрасно знали, что их мама в гневе страшна.
- Считайте, что это такая игра в партизанов, - добавил Джаспер.
Все дети быстро согласились на «игру». Во-первых, чтобы не злить мам, а во-вторых, пока папы не решили их наказывать, нужно с ними во всем соглашаться.
- Ну давай Эм, мы с Джасом сходим за новой елкой, а ты побудешь с детьми. – предложил Эдвард. Ему самому не хотелось оставаться с детьми, чтобы, не дай Бог, женщины не застали его тут одного и ему самому пришлось бы объяснять, как все произошло. «Белла мне точно кадык вырвет» - Каллен тяжело сглотнул.
- Подождите, вы без меня не справитесь, - сразу же запротестовал Эмметт, - я хорошо знаю этот лес и знаю где, что растет. Давай, Эдвард, мы с тобой сходим, а Джаспер пусть останется с детьми. – Эмметту также не хотелось оставаться одному и встречать жен. Кто-кто, а Розали точно озвереет из-за случившегося. Снова соберет чемоданы и уедет с девочками в Нью-Йорк, угрожая при этом подать на развод. Так иногда происходило у МакКартни при крупных ссорах. Розали с дочками улетала к родителям, обещая подать на развод, а Эмметт оставался один. Он выжидал определенное время и летел потом за своими блондинками, зная, что долго они без него не выдержат, также как и он без них. И каждый раз Розали с близняшками возвращались домой, забывая обо всех ссорах и спорах.
Джаспера же тоже не радовала перспектива встретить женщин одному. Все-таки втроем легче попадать под раздачу. Раздачи от Элис он не боялся, но как посмотреть жене в глаза, он не знал. Было очень стыдно.
- Я нет… я с вами, - категорично заявил Джаспер и тут же добавил: - Думаю вам вдвоем будет тяжело ее тащить.
Не долго думая, папы собрали всех детей наверху в комнате и включили детский фильм по домашнему кинотеатру. Они решили, что за 20 минут справятся, и с детьми за это время ничего не случится, так как они все были прикованы к большому экрану. Джастина и Чарли назначили старшими. Эдвард с Джаспером им пообещали строгое наказание, если они опять что-то учудят.
Эмметт взял в гараже бензопилу, и папы отправились в лес за сосной.
Несколько минут они бродили по заснеженному лесу, желая выбрать самое красивое и подходящее дерево. На улице начало темнеть. МакКартини рассказал, о том, что в лесу нельзя пилить сосны и если их поймают, то могут привлечь к административной ответственности. Но все же друзья понадеялись, что в Рождественский вечер, стражи порядка им не попадутся.
Когда они выбрали нужную сосну, Эмметт завел бензопилу и принялся пилить. Эдвард с Джаспером взялись за дерево с одной стороны, чтобы оно упало в нужном направлении. Под рев бензопилы и треск сосны, мужчины не услышали остановившиеся у начала леса внедорожники. В какой-то момент к свету от фонаря, который держал Джаспер, добавился свет от других фонарей. Друзья замерли. К ним приближались четверо полицейских.
«Пиздец, приплыли» - подумал Эмметт, который знал местные нравы и порядки. Теперь им, как минимум, придется провести ночь за решеткой, не говоря уже о приличном штрафе.
- Может предложить им бабла? – тихо шепнул Эдвард.
- Нет, местные копы на это ведутся. Суки, они так же суровы, как и здешние морозы.
- А если дать отпор? Их всего четверо, - предложил Джаспер. МакКартни взглянул на Уитлока, как на ненормального.
- Во-первых, у них оружие, а во-вторых, они при исполнения и нападение потянет уже на уголовщину… - прошептал Эмметт.
- Ну что, браконьеры и расточители государственной собственности, придется вам проехать с нами в участок, - промолвил один из копов, когда они оказались совсем рядом.
- Товарищ капитан, - Эдвард решил все-таки попробовать, - у нас дети остались без елки и мы вот…
- У всех дети, - перебил другой полицейский, - и всем нужны елки. Вы не знаете, где они продаются?
- Ну, может мы как-то договоримся, - не унимался Эдвард. Эмметт дернул его за рукав.
- В смысле договоримся? – строго спросил капитан.
- В смысле, может быть, вы нас простите на первый раз в честь Рождества, - быстро добавил Эмметт.
- Из-за таких, как вы, страдает наша окружающая среда. Приехали, сосну спилили, отгудели Рождество и свалили в свои Вашингтоны и Нью-Йорки, а мы здесь живем. И бережем свою природу.
- Послушайте у нас там дома дети маленькие остались. Совсем одни. – промолвил Джаспер.
- Ага, одни. Вы что, отцы-одиночки? А жены ваши где?
- Жены в бане и вернутся не скоро. – выпалил Эмметт.
Со стороны его ответ выглядел как издевательство. Друзьям велели пройти к машинам. Бензопилу забрали как вещественное доказательство. Джаспера с Эдвардом усадили в одну машину на заднее сидение за решеткой, Эмметта с пилой - в другую.

Через полчаса, после того как папы ушли за елкой, домой вернулись мамы. Войдя в дом, они удивленно замерли. Вокруг стояла странная тишина. Чувствовался запах чего-то горелого, все окна на первом этаже были распахнуты и куда-то исчезла елка. Судя по верхним одеждам на вешалке, было понятно, что мужья куда-то ушли, а дети дома.
- Келли! Джоди! – позвала Розали. Через несколько секунд наверху послышался какой-то шорох и быстрые шаги. На лестнице появилась Джоди.
- Мам, мы там в комнате смотрим фильм, - отчиталась девочка.
- А где папа?
- Папа… - ребенок растерялся. Джоди помнила о том, что нельзя говорить мамам правду, но что сказать вместо правды она не знала. Ведь, по идее, это папа должен был что-то им объяснять.
- Папа… ушел с мистером Эдвардом и мистером Джаспером.
- Куда ушел?
Женщины удивлено переглянулись.
- За сюрпризом… - пробормотала Джоди.
- Так, я знаю, у кого мы можем узнать правду, - промолвила Элис и пошла наверх.
Розали с Беллой принялись закрывать окна, так как в доме стоял невыносимый холод.
- Я не понимаю, куда можно было уйти! – возмущалась хозяйка дома. – Оставить детей одних! Оставить открытыми окна! Да сюда же мог залезть кто угодно!
- И самое непонятное, куда делась елка, - добавила Белла.
К ним спустилась Элис с Эшли на руках. Всегда, когда Джаспер и сыновья пытались что-то от нее скрыть, она узнавала правду у Эшли, которой ее детская непосредственность не позволяла правдоподобно врать.
- Эшли, милая, скажи, где папа? – спросила Элис ласковым тоном. Все внимание мам обратилось к девочке.
- Папа пошел за елкой, - ответил ребенок.
- А что случилось с той елкой, которая здесь была?
Эшли несколько раз пожала плечами. А потом эмоционально принялась рассказывать:
- Елка упала… и поломалась… и потом было много дыма… и воняло… и папа сказал, что нужно принести новую елку и нам включили кино…
- Елка упала в камин? – предположила Розали. Но Эшли снова пожала плечами.
- Так, ладно, теперь я попробую, - промолвила Белла и отправилась наверх.
Когда она вошла в комнату, дети повернули к ней головы.
- Привет, - улыбнулась она, - нажмите пока на паузу.
Келли нажала на паузу. Дети напряглись. Оказывается, мамы пришли раньше, чем папы, и теперь им нужно что-то наврать, чтобы не говорить правду.
- Мы когда возвращались, - начала Белла, - встретили наших пап, они сказали, что идут за новой елкой, потому что прежнюю елку сожгла Дженифер. – Белла с укором посмотрела на дочь. Такого расклада дети не ожидали. Возмущенная Дженифер аж подпрыгнула на месте.
- Это не я! Это Чарли!
- Ты вообще обалдела! – тут же подпрыгнул Чарли.
Белла знала, что стоит столкнуть детей лбами и они выложат все как есть, пытаясь оправдать каждый себя. В результате, все дети принялись что-то друг другу доказывать, кто прав, кто виноват, и Белла таким образом восстановила картину произошедшего. То есть, пока папы сидели на кухне, дети решили устроить фейерверк, ракета попала в елку, елка в камин ну и дальше все понятно.
«А какого черта, наши папаши сидели на кухни?» - задумалась Розали. Она пошла проверить, и нашла в тумбочке целую батарею различных спиртных напитков, где в каждой бутылке немного жидкости не хватало.
Жены были в гневе. Вместо того, чтобы нарядить елку, их мужья пошли бухать и их дети чуть не пострадали! Розали сразу приняла решение: закрыться на все замки и праздновать Рождество без мужчин. А они пускай сидят со своей елкой во дворе на морозе!
Через полчаса на домашний телефон позвонили из полицейского участка и сообщили, что мистер МакКартни с друзьями задержаны и арестованы за браконьерство. С одной стороны, женщины облегченно вздохнули, что с мужьями физически все в порядке, их не привалило там нигде сосной и не повстречались медведи, которые водились в тех краях. С другой стороны, обида и злость за халатное отношение и к детям, и к празднику, позволили испытать некое злорадство: так им и надо! Пусть посидят теперь за решеткой.
Джаспера, Эдварда и Эмметта до полуночи продержали за решеткой, потом по случаю Рождества сжалились и решили отпустить домой. При этом у них конфисковали бензопилу и заставили заплатить приличный штраф. Сверх штрафа им пришлось заплатить за то, чтобы их подвезли к дому.
У детей получился праздник без елки и без пап, но это было компенсировано замечательными подарками. После того как дети нарадовались подаркам, ближе к часу ночи их уложили спать. В доме стало совсем тихо. Мамы снова сели за праздничный стол и принялись распивать спиртные напитки, желая расслабиться и не думать о мужьях. Через некоторое время, они услышали, как кто-то пытается открыть ключом дверь.
- Явились, - ухмыльнулась Розали, которая помимо всех замков, заперла дверь на засов.
- Давай за нас, девчонки! – Белла провозгласила очередной тост, стараясь не обращать внимания на попытки мужчин попасть в дом.
- Давайте, - поддержали ее остальные.

- Нда, Розали, как всегда, в своем репертуаре, - произнес Эмметт, растирая окоченевшие руки.
- Везет тебе, - усмехнулся Джаспер.
- Что делать будем? Может обратно в участок? – промолвил Эдвард.
- Не шути так, - сказал Эмметт, - я знаю что делать. За мной, мужики, - он махнул в сторону гаража. Эдвард с Джаспером заинтересованно переглянулись.
В гараже Эмметт достал гитару.
- Сейчас я им спою серенаду под окном. – как-то злорадно промолвил МакКартни.
- Эм, а когда это ты научился играть на гитаре? – удивился Эдвард.
- Никогда. Я не умею. Но когда Розали не пускает меня в дом, я беру гитару и пою ей под окном. Ее нервы не выдерживают моего брыньканья и она открывает дверь. Все что угодно лишь, бы я заткнулся, - усмехнулся Эмметт. Эдвард с Джаспером засмеялись.

Девушки уже полностью расслабились с помощью спиртного. Они разговаривали о детях, о работе, об увлечениях, как вдруг под окном раздалось неумелое брынькае на гитаре, которое резало слух и громкий голос Эмметта, которые пел песню:
- Welcome to the hotel California…
Белла и Элис удивлено скривились.
- Начинается… - Розали раздраженно закатила глаза. – Я сейчас… - добавила она, поднимаясь.
- Решила впустить их? – поинтересовалась Белла.
- Нет, вылью ему на голову ведро воды.
- Да ладно, Роуз, ты чего! Там же мороз какой! – запротестовала Элис. – Совсем тебе мужа не жалко!
Голос Эмметта вдруг резко замолчал и брыньканье прекратилось. Девушки замерли в ожидании, что же будет дальше. Дальше зазвучала гитара уже в нормальном исполнении. Это явно был не Эмметт. Кто же? Вскоре послышался песня Адриано Челентано “Ma perche”. Пел Джаспер.
Розали и Белла удивленно взглянули на Элис.
- Он умеет петь? – спросила Розали.
- Ну… умеет, но делает это очень редко… - Элис выглядела растеряно. Ей хотелось быть солидарной с подругами, но она не могла долго сердиться на Джаспера. Ей уже очень хотелось впустить его в дом.
- Девочки, - промолвила она просящим тоном, - может, уже впустим их? А? Я думаю все то, что произошло послужит им хорошим уроком.
- Может, пусть вначале допоет до конца, - улыбнулась Белла, наслаждаясь итальянской песней.
- Ладно, - вздохнула Розали, - Рождество все-таки.
Блондинка пошла открывать дверь. Распахнув ее, она крикнула в темноту:
- Эй вы! Певцы! Давайте уже в дом!
«Певцы» не заставили себя долго ждать. Из-за мороза они уже не чувствовали ни рук, ни ног. Жены встречали их в прихожей. Джаспер виновато смотрел на Элис, в ее глазах он не видел осуждения. Она его уже простила. Она была рада тому, что он вернулся. Джаспер подошел близко к жене и шепнул:
- Прости.
- Куда ж я денусь… - усмехнулась Элис.
Розали смотрела на мужа испепеляющим взглядом. Эмметт со всех сил старался сдержать улыбку. В гневе его жена, безусловно страшна, но зато какие у них потом примирения…
Эдвард с Беллой смотрели друг на друга с ухмылками. Они оба понимали, что в этот раз Эдвард лохонулся и у Беллы будет прекрасный повод еще долго с него прикалываться.

Калены и Уитлоки задержались у МакКартни еще на пару дней и они весело провели время.
То Рождество все три семьи запомнили на всю жизнь. Рождество без рождественской елки.

Отредактировано mary98 (2011-08-02 11:04:30)

0

66

yyxx наконец выложила вчера дали выходной решила весь фанф выложить наслаждайтесь

0

67

Уфффф!
Наконец-то я дочитала!
4 дня!!!!
Сколько было слез, сколько было улыбок=))))
Потрясающий фф!!
Передай спасибо автору=)))
И спасибо тебе за то, что выкладывала!=)))

0

68

Дорогой автор) Передавай настоящему автору Ваших выкладок нереально огромную благодарность, лично от меня (капризного читателя)за воплощение таких обалденных идей) Над фиком "Истерия" я смеялась дооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо оооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо
оолго доооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооолго) почти над каждым абзацном) (комент решила написать сюда так как не нашла тему в подфоруме "Коментарии к законченным"!)
Спасибо и Вам огромное что поделились и с нами с такой волшебной историей ;)
А этот фанфик, про остров, я обнаружила случайно :(   и сегодня же решила начать его читать)
Просьба, если есть еще фф этого же автора плиииииииииииииииииииз скиньте мне ссылку на них в ЛС) Заранее благодарю!)

Отредактировано Sera (2013-08-17 13:40:41)

0


Вы здесь » Фанфики » "Сумерки" » "Затянувшийся отпуск"