Фанфики

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фанфики » Альтернатива » Любишь? Отпусти...


Любишь? Отпусти...

Сообщений 121 страница 123 из 123

121

ГЛАВА 32.ЧАСТЬ3.
- И долго ты намериваешься от меня бегать?

Первые пару секунд был ступор. Мой мозг усиленно пытался работать, но у него не получалось. Потом меня настигло равнодушие и в голове крутилось одно единственно слово - "опять". Только вот я не могла понять, какую эмоцию оно с собой несло, то ли обреченность, то ли радостное предвкушение. Ну и в конце этого секундного ступора появилась привычная ярость.

- Отпусти меня сейчас же! – прорычала я и дернулась в попытке освободиться. Естественно все, что я получила в ответ - это небольшой смешок и ужесточенную хватку. Самое странное то, что я могла легко освободить себя, мои руки были свободны, небольшое сжатие ладошки и этот… в общем он свалится на землю и ему будет явно не до меня. Или же я могла отправить его мозг в путешествие, например, по долинам Амазонии, и он бы быстро от меня отстал. Но я этого не делала. И не только в данном конкретном случае, я не делала этого вообще никогда… странно.

"Может быть, ты просто не хочешь, что бы он тебя отпускал?" – спросила маленькая девочка внутри меня, которая стала достаточно часто брать надо мной верх, во время наших с ним встреч. Против воли я зарычала.

- Прекрати на меня рычать, - со смешным осуждением в голосе прошептал Эдвард, медленно наклоняясь ко мне. Легонько скользнув носом по моему подбородку и далее по скуле, он оставил маленький поцелуй у меня за ушком. – Мне нравится, когда ты рычишь, - продолжил он безумно мягким, но хриплым голосом, выдыхая слова прямо мне на ушко, - но только когда мы находимся немного в другом положении и на нас поменьше одежды. – Его голова скользнула чуть ниже, и он уткнулся в основание моей шеи. Я снова дернулась в бессмысленной попытке освободиться. Эдвард же воспользовавшись этим втиснул свое колено между моих ног, тем самым заставляя меня их раздвинуть, и сильнее навалился на меня. Твою ж мать…

- Люблю твой запах, - он медленно провел носом по моей шее, вдыхая, - он такой нежный, дурманящий… родной. Я скучал по нему, тебе…

- Это новые духи, Деметрий подарил, - выплюнула я, и та часть мозга, которая еще мыслила здраво, меня похвалила.

Эдвард зарычал и сделал недвусмысленное движение бедрами, заставляя меня заткнуться и забыть о здравом смысле. Одна его рука по-хозяйски заползла под майку, и принялась вырисовывать непонятные узоры на моей пояснице, другая же опустилась на бедро и тоже выводила странные круги. По телу стал распространяться жар и чтобы не замурчать, как верный котенок, я изо всех сил прикусила щеку изнутри. Я точно знала, что он делает, и он тоже это знал. Знал, что я не смогу долго сопротивляться, вернее мое тело не сможет и видимо именно этого он и добивался. Но я не хочу… Вернее хочу, но не так. Черт. Мне просто надоело. Надоело каждый раз строить все заново. Надоело учиться не думать о нем, после того, как он уйдет, ну, или после того, как уйду я. Просто надоело.

Может быть я и каменная, но и у меня есть предел. Не хочу больше так!

- М-м-м, как вкусно, - пробормотал Эдвард куда-то в район моих ключиц, лизнув их при этом. Это было как-то неожиданно, я не сдержалась и испустила то ли всхлип, то ли стон. Ему это явно понравилось – я почувствовала его улыбку.

Продолжив свое незатейливое занятие, Эдвард время от времени что-то бормотал. Я же пыталась удержать те крупицы разума, что во мне остались. Но как же это было трудно! Тело начало ныть, прося о большем, руки просто чесались от желания прикоснуться к нему.

"Нет, нельзя, плохая девочка, плохая! Нельзя. Не смей!" – снова и снова повторяла я себе, чтобы хоть как-то удержать себя от ответных деяний, с каждой секундой все больше тая от его действий.

Руки, которые теперь свободно шарили под майкой, резко замерли, сжав мое тело чуть выше талии. Едва касаясь, он провел большими пальцами по кромке лифа, слегка задевая грудь, одновременно вдавливаясь в меня нижней частью своего тела. Чтобы сдержать рвущейся наружу стон, я подалась немного вперед и вцепилась зубами в его плечо, одновременно сжимая в кулак рубашку на его спине.

- А я совсем не против плохой девочки, - зашипев, выдохнул Эдвард и прикусил мочку моего уха.

Все. Битва была проигранная.

- Насколько не против? – хрипло спросила я, в то время, как моя рука нагло опустилась на его задницу.

Я едва успела договорить фразу, как Эдвард приподнял меня, подхватив под попу, буквально принуждая обвить его талию ногами (можно подумать, я бы сопротивлялась) и грубо втолкнул свой язык ко мне в рот.

Простонав, я вцепилась в его волосы и резко потянула. Эдвард ахнул, и я с удовольствием перехватила его инициативу. Гореть мне в аду за это, но черт, как же хорошо!

Краем зрения я заметила, что мы немного переместились. Теперь моя спина была прижата к более массивному дереву, предыдущие, кажется, пострадало. Я отчего-то хихикнула. Эдвард тут же прикусил мою губу, возвращая все мое внимание снова себе.

Я одновременно и любила и ненавидела это сумасшествие. Абсолютно не контролируемая животная похоть. Я раньше думала, что самое сильное и искреннее чувство это ненависть, так вот, это чушь. Похоть. Вот что тебе врятли удастся контролировать. Именно она искренна в своем желании.

Я не знаю, сколько продолжался этот животный вариант поцелуя, но внезапно все изменилось. Руки, державшие меня, перестали быть грубыми и настойчивыми, они стали мягкими, заботливыми, ушла агрессия и какая-то животная потребность. Поцелуй стал медленным, ласкающим и до неприличия сладким, даже приторным. Этот поцелуй гасил страсть, но от него просыпались пресловутые бабочки. Я не знаю почему, но это заставляло меня нервничать. Я изо всех сил постаралась вернуть поцелую прежний ритм, но Эдвард мне этого не позволил. Я люблю доминирующего Эдварда, но сейчас мне почему-то стало страшно. Такого раньше не было, и я не знала, что с этим делать. Всегда была страсть, была похоть, я привыкла к этому, я знала, чего ждать и чем все это закончится, но я не знала чего ждать от всего этого тепла и нежности, которое так внезапно появилось. Оно просто не должно было появляться!

Эдварду в отличие от меня, похоже, это нравилось.

Почувствовав мою внезапную скованность, Эдвард стал потирать мою щеку, видимо желая успокоить или расслабить.

- Хей, - выдохнул он, отстраняясь, затем оставил еще один быстрый поцелуй на моих губах и странно улыбаясь, прижался своим лбом к моему. Что, черт возьми, вообще происходит? Этот сценарий был проигран уже не раз, каждая наша встреча проходила одинаково. Кто изменил сценарий и не предупредил меня? Если честно, то я была растеряна…
Подавшись вперед, я попыталась вернуться к знакомому положению вещей, но Эдвард мне не позволил. Опять.

- Так ты ответишь на мой вопрос? – тихо спросил он. Учитывая то, что я буквально весела на нем и каждая частичка моего тела ныла, желая продолжения, то он выбрал неудачное время для разговора.

- Ты о чем? – немного раздраженно переспросила я.

- Как долго ты собираешься бегать от меня, глупенькая? – Эдвард по-доброму улыбнулся и чмокнул меня в нос.

Мой мозг отчаянно пытался вернуться в нормальный режим работы и наконец, понять, что он от меня хочет. Но вместо понимания я все больше раздражалась.

- У тебя слишком высокое самомнение, раз ты думаешь, что мне заняться больше нечем, кроме как бегать от тебя. Да, мне вообще все равно, - фыркнула я. Эдвард опять самодовольно улыбнулся.

- Ну да, все равно. И именно поэтому ты все время таскаешь его с собой, - абсолютно по-свойски он залез ко мне в карман и у меня перед носом оказался этот треклятый кулон. Можно подумать я не знала, что он у меня есть. Зачем его демонстрировать?

- Причем тут это, вообще? – откинув кулон в сторону, при этом мысленно отметив, куда именно он упал, чтобы потом забрать, спросила я. – Мы оба знаем, чем все это закончится, зачем все эти разговоры? – недоумевала я, начиная злиться. – Ты всегда появляешься непонятно откуда, берешь то, что хочешь и исчезаешь. Все это уже было. Так давай, не томи! Я даже сопротивляться в этот раз не буду. Получишь то, что хочешь и свалишь куда-нибудь, оставив меня в покое. Мы же уже привыкли к этому! Удовлетворим друг друга, я опять буду себя и тебя ненавидеть, и просто буду жить. Чего ты тянешь? – под конец я даже почти кричала. Черт, накипело…

Эдвард буквально оторвал меня от себя и держал как маленько ребенка на вытянутых руках, при этом смотрел он на меня так, будто я только что доказала ему новое тригонометрическое тождество.

- Ты так ничего и не поняла, - выдохнул он, поставив меня на землю, но так до конца и не отпустил. – Вернее не хочешь видеть очевидного. – Как по мне, так звучало это уж слишком разочарованно.

- Единственное, что я не поняла и видимо не пойму, так это почему ты продолжаешь портить мне жизнь? Почему не оставишь в покое? Почему продолжаешь появляться в моей жизни? – Все. Та сумасшедшая атмосфера, располагающая к не менее сумасшедшему сексу, исчезла. Снова вокруг непонимание, недосказанность…

- Какая же ты порой у меня глупенькая, - усмехнулся он. Потянув меня на себя, он ловко заключил меня в кольцо своих рук и поцеловал на этот раз в висок. Приятно… Чего? Не менее ловко я выкрутилась из его объятий, вернее он позволил выкрутиться. – Я отвечу на твои вопросы, если ты ответишь на мой.

- Почему я от тебя постоянно убегаю? – уточнила я.

- Именно.

- Повторюсь, но у тебя слишком завышена самооценка! Я не бегаю от тебя, я просто живу, узнаю новое. А ты всегда появляешься, все портишь, и мне приходится начинать все сначала. – Он опять самодовольно ухмыльнулся. Сволочь!

- А ты уверена, что начинала все с начала? Что сама выбирала это самое начало? Уверена, что просто не обманывала себя? – вкрадчиво спросил он.

- Конечно, уверена! – тут же ответила я, даже не задумавшись. Эдвард лишь покачал головой.

- Знаешь, я тут подумал, ты не от меня бегаешь, а от себя. От тех чувств, которые все еще в тебе есть. Ты просто слишком упряма, мне, кстати, это в тебе нравится, но пока не об этом. Ты упрямо следуешь тому, что пообещала себе, потому, что тебе кажется, что так легче, не замечая, что тем самым причиняешь себе боль. Тебе не кажется, что ты достаточно уже себя наказала? Да и меня тоже. Правда, я никак не могу понять, за что именно ты себя наказываешь, со мной все понятно, но себя-то за что? - Я, молча, уставилась на него пытаясь понять к чему он ведет и почему я его вообще слушаю? – Да я и сам себя уже наказал, хуже ты мне уже все равно сделать не сможешь… Просто надоело… надоело бегать, надоело довольствоваться малым. Ты моя, Тори и ты знаешь это. Просто почему-то упорно отказываешься признаться в этом даже себе, - я, было, открыла рот, чтобы опровергнуть его заявления, но он продолжил, не дав мне такой возможности. – И не надо мне тут говорить, что ты все еще злишься. Ты пришла в дом к родителям, сама пришла, а значит простила. Меня же ты простила еще раньше, в тот момент, когда сама поцеловала там в развалинах, но не признала этого. Я ведь действительно не знал, что ты здесь. Впервые за все это время я не подстраивал нашу встречу, но видимо судьба, - он слегка покачал головой и грустно усмехнулся. - Я решил вернуться потому, что устал вновь и вновь показывать тебе твою же ошибку, показывать тебе насколько ты губишь свою жизнь, игнорируя то, что видимо "заложил" кто-то свыше. Но ты здесь. И теперь я получу все ответы. Хочешь ты того или нет, но ты ответишь мне, так же, как я отвечу тебе. И ты от этого никуда не денешься, - уверенность в его голосе сбивала с толку, наверное, первый раз я не знала, что ему ответить. И это естественно меня злило. Последнее пол века я нахожусь в двух состояниях рядом с ним: либо в возбужденном, либо в невероятно злом.

- Да что ты о себе думаешь? Не буду я с тобой разговаривать! – Но уйти мне опять не дали. Эдвард крепко обнял меня, прижав спиной к своей груди.

- Пока ты будешь думать над ответом на мой вопрос, я расскажу свою версию всех твоих, как ты думаешь попыток "начать все с начала". Тогда в Сиэтле, мне было больно от твоих слов, но я их понимал, принимал и был согласен. Признаюсь, первое время я вообще ничего не делал, просто сидел и смотрел в одну точку, пытаясь понять в какой именно период времени допустил ошибку, когда потерял тебя. Можно сказать, что я занимался своим любимым занятием – самобичеванием. Потом пытался отпустить тебя, забыть, снова начать жить, но у меня не получилось. Ты была везде: в моих мыслях, я видел тебя в прохожих, слышал твой голос, я медленно сходил с ума. Я безумно себя ненавидел, ненавидел за то, что испортил все, даже не подозревая этого. Сам лишил себя того, чего больше всего жаждал. А потом мне все надоело, и я решился на глупость, по моему мнению, естественно. Я отправился в Вольтеру ничего не ожидая, я не знал, как все пройдет, просто хотел увидеть тебя. Если на чистоту, то я готов был умереть, даже возможно хотел этого. Мне нечего было терять, тебя я уже потерял, семья бы меня поняла. Ты бы не позволила Аро тронуть мою семью после того, как они расправились бы со мной, в этом я был уверен. А потом я увидел тебя, увидел твои глаза, и все стало ясно. Ты была в ярости, ты прекрасна в ярости, но твои глаза говорили другое. Ты хорошо умеешь прятать эмоции, скрываешься за различными масками, но твои глаза не умеют лгать, по крайней мере, меня они больше не обманут. После того, как ты появилась, я был уверен, что ты не позволишь, не только остаться мне в Вольтере, но даже Аро ко мне не прикоснется. Ты боялась за себя и злилась на меня. А уж после нашего великолепного "разговора", - он на секунду убрал руки с моей талии и показал воображаемые кавычки, - в развалинах у меня появилась надежда… и план. Благо времени у нас было предостаточно, - он широко улыбнулся и чмокнул меня в плечо. – А теперь начинается самая интересная часть. С твоей стороны было не очень умно оставлять Деметрия в качестве няньки. Он хоть и пытался скрывать мысли, но у него это плохо получалось, особенно когда я бросил пару фраз, которые были явно ему не по душе. Именно от него я узнал, что ты решила снова начать учиться и что выбрала для этого Торонто. Именно в тот момент план начал вырисовываться у меня в голове, ты сама мне его подсказала. Почему именно Торонто? Скажешь, что это была просто случайность? Случайный город, случайная школа?

- Естественно, - поспешила заверить его я. – Просто случайный выбор и вполне подходящая местность.

- У тебя короткая память… а может просто ты подсознательно защищаешь себя от воспоминаний. Ты выбрала именно этот город, потому что это был наша маленькая мечта, твоя мечта. Тебе было тринадцать, и мы решали куда переехать. В то время научным кружком одной из школ Торонто было сделано небольшое открытие и естественно это было во всех газетах, на телевидении. Школа рекламировалась довольно активно. И тебе понравилось то, что ты увидела. Все эти репортажи, демонстрирующие их школьную жизнь, фото самих школ, города… Ты тогда была одержима мыслью переехать именно туда и поделилась этим со мной. Мы вместе рассматривали газеты, фотографии… Ты помнишь это? А когда выяснилось, что мы туда не поедем ты со всей серьезностью заявила, что рано или поздно, но окончишь школу именно там. На тот момент ты сама не поняла, что именно сказала, но я пообещал тебе, что именно так все и будет. Ты еще долго фантазировала перед сном о той жизни, которая у нас будет, когда мы будем там учиться. Это была не случайность, ты просто хотела стать на шаг ближе к тому, о чем мечтала. – Эдвард замолчал, видимо давая мне возможность обдумать сказанное.

Я вспомнила то, о чем он говорил. Воспоминания были жутко размытыми, но факт оставался фактом – он был прав. Выбор действительно был неслучайным, пусть на тот момент я и не осознавала этого, но зато теперь прекрасно понимала. Но признаваться ему в этом была не намерена.

- Потом я последовал за тобой в Сиэтл. И очень много интересного узнал из головы того парня… Дженсена, да? У судьбы странный юмор, ты не находишь? – Не сдержавшись я фыркнула.

- Скорее извращенный, - буркнула я.

- Я рад, что ты его встретила, действительно рад. Тебе были нужны настоящие друзья. Друзья отлично вписывались в ту иллюзию новой нормальной жизни, которую ты пробовала создать. Я очень много думал о своих ошибках, твоих поступках… обо всем. Я понимаю тебя и твои действия, отлично понимаю, возможно, даже больше, чем нужно. В принципе, я бы поступил так же – попытался наступить себе на горло и все забыть, вычеркнуть из жизни прошлое и двигаться дальше. Ты молодец, - он произнес это с долей гордости и опять наградил меня быстрым поцелуем в плечо. – Но беда в том, что все слишком затянулось. Если честно, то я думал, что ты поймешь раньше, найдешь меня и убьешь, - я почувствовала его улыбку. – Но ты ничего не видела и продолжала двигаться в том направлении, в котором я тебя направлял. – Эти его слова произвели на меня странный эффект. Я попыталась вырваться из кольца его рук, чтобы заглянуть в глаза, и понять серьезно ли он это говорил или нет? Он меня направлял? Что за бред он несет? – Ш-ш-ш, не вертись! Просто попытайся посмотреть на все свои действия спокойно. Ты действительно полагаешь, что все твои перемещения выбирались тобой случайно или самостоятельно? Знаю, что ты так думаешь. Но вспомни кое-что, например, письма на электронную почту, которые якобы случайно приходили, красочные листовки, случайно услышанные разговоры, сбои в системе, когда билеты на самолет оказывались совсем не теми, которые ты заказывала… Я и не думал, что тобой будет так легко… манипулировать, но видимо мне помогло то, что после наших встреч ты находилась слегка в неадекватном состоянии. Ты так быстро принимала решения, стараясь перечеркнуть все и начать сначала, что не видела очевидный вещей. Если подумать, то все твои перемещения, путешествия – это осуществление того, чего ты хотела в детстве. Правда они, конечно, затягивались по времени, претерпевали кое-какие изменения, но суть та же. Ты хотела нормальной жизни – ты ее получала, новое место, новые знакомые, новые эмоции, а потом появлялся я и как ты говоришь, все портил. Только вот портил ли на самом деле? Признайся хотя бы сейчас, что не я рушил все, я появлялся тогда, когда все было уже разрушено. Просто всю эту разруху ты замечала почему-то именно только со мной. Постепенно весь твой энтузиазм сходил на нет, та жизнь, которой ты жила не казалась тебе такой уж хорошей, ты начинала машинально выполнять все то, к чему привыкла, ты становилась похожа на машину без чувств и без эмоций. Мое появление действовала на тебя как катализатор. Ураган эмоций и чувств, иногда не самых радужных, сбивал тебя с ног и ты убегала, потому, что просто не знала, что со всем этим делать. Снова пряталась в свой придуманный идеальный мирок, закрываясь от реальности. Но ведь мир не идеален, Тори. Я думал, что ты поняла это уже давно. Но ты снова притворялась, а я снова приходил и показывал, что ты заблуждаешься. Нельзя жить без реальности, без реальных чувств, какими бы они не были, невозможно спрятаться от себя самой. Но ты слишком упряма… Ты не думай, что все эти годы я только и делал, что ходил за тобой по пятам, словно сумасшедший сталкер. Нет, такого не было. Были даже незапланированные встречи, как например, тогда в Форксе. Я жил… вернее пытался жить своей жизнью, пытался начать все сначала, но не смог, потому что я не был целым, точно так же, как и ты. Даже Деметрий не смог заставить тебя почувствовать эту целостность, хотя очень усердно пытался, - Эдвард отчего-то еще сильней прижал меня к себе. – Никогда не думал, что буду испытывать к нему симпатию, но это так. Без него… я даже представить боюсь, что бы с тобой было, не будь его рядом. Я просто хотел показать тебе, что ты ошибаешься. Что ты губишь себя, живя в своей иллюзии, что со мной ты настоящая, несмотря на все то, что я сделал, со мной ты была сама собой, я видел это в твоих глазах и пытался сделать так, что бы ты тоже увидела это. Все те решения, наши решения, они, несомненно, важны, но видимо есть что-то важнее, что от нас совсем не зависит, то, что заложено в нас еще при рождении и с этим бесполезно бороться, с истинными чувствами бесполезно бороться. У тебя была возможность сравнить, тысячи возможностей сравнить свою нормальную жизнь с теми моментами, когда я был с тобой, но ты этого не делала, не понимала… Видимо я делал все не так, твоя злость на меня заслоняла тебя от всего остального. Мне не нужно было так поступать, но очень трудно сопротивляться, когда ты рядом, когда знаешь какого это, обладать тем, что больше всего желаешь. Но это не работало, ты не понимала, а я просто устал быть один. Поэтому решил вернуться к семье. Хотя я бы все равно рано или поздно нашел бы тебя вновь. Потому что знание правды не давало бы мне покоя. Ты ведь призналась в этом сама себе, всего на миг, но перестала быть такой упрямой и признала правду. Я не должен был тогда слышать это, но услышал и этот украденный момент давал мне силы. Я знаю, что виноват во многом, но и ты в последнее время натворила много дел… - против воли я фыркнула. – Я готов всю оставшуюся вечность извиняться за то, что сделал, доказывать свои чувства действиями, но давай будем честными друг с другом, ладно? Давай прекратим всю эту беготню? Давай начнем жить, а не наслаждаться иллюзией жизни? – Эдвард замолчал, но так и не отпустил меня. Он ждал… Ждал моей реакции. А я? Что я?

Мозг переваривал все услышанное, одновременно отматывая в памяти все назад. Вспоминая, анализируя, принимая… Я вспоминала, но не хотела верить. Опять. Я была всего лишь игрушкой? Его игрушкой, которой он играл… Так получается?

Я гордилась своей свободой, самостоятельно принятыми решениями, а теперь получается, что я словно собачка на привязи следовала туда, куда меня направляли? И все это делал он. Он портил мне жизнь, принимал за меня решения…

Я находилась в некой растерянности.

Более здравомыслящая часть мозга прекрасно понимала, что я сейчас пытаюсь сделать. По сути то, что делала всегда. Я пытаюсь сделать его виноватым, потому что злиться легче, чем признать то, что он прав. Правду всегда больно признавать, особенно если ты так долго ее отрицал.

Ведь он прав. Все те мои поспешные решения уехать, начать учиться, увидеть мир… Я обо всем этом уже когда-то думала, давно, когда была еще человеком. Я была практически везде, где мечтала побывать в детстве. Все было так, как я хотела, за одним единственным исключением. И именно это исключение было причиной моих поездок.

Письма с замечательными предложениями, рассказывающими о невероятно интересных программах университетов, нечаянно услышанные разговоры, неожиданно поднятый журнал… Я все это воспринимала как должное, счастливую случайность, которая помогала мне определиться с выбором. И совсем не важно, что журналы не могли просто так взяться у меня в квартире, если я их туда не приносила, письма не могли приходить от дирекции учебных заведений, которое я закончила давным-давно, билеты не могли странным образом исчезать и я уж точно не могла забыть, на каком рейсе собиралась лететь, а потом с легкостью соглашаться на объяснение администратора о моей забывчивости… Все было так очевидно, все лежало на поверхности.

Я такая глупая.

Я чувствовала, как с каждой секундой мой маленький мир исчезал, стены рушились, впуская реальность, вернее растерянность. Я чувствовала себя ребенком, который потерялся в огромной толпе в огромном городе.

Я высвободилась из объятий Эдварда, вернее он просто отпустил, и уставилась на него. Хотела понять? Нет. Увидеть что-то особенное в его взгляде? Точно нет. Я сама не понимала, чего хотела в данный момент. Я просто погружалась в себя, пытаясь закрыться от реальности.

- Я думал, что когда ты поймешь, будешь честна сама с собой, - его голос донесся будто сквозь толщу воды, - то все станет проще. Но ведь там, в Форксе, ты призналась, поняла, приняла – думай как хочешь… Почему ты так упорно отрицаешь то, что чувствуешь? Неужели ты не помнишь?

Помнила ли я о том, о чем он говорит? Конечно, помнила. Когда понимаешь что-то основополагающие, жизненно важное, то это остается с тобой навсегда, независимо от того, признаешь ты это или нет.

Воспоминание.

Этот визит был незапланированным. По сути, мои визиты никогда не были предсказуемыми. Но это посещение Форкса удивило даже меня. По пути к очередному месту учебы я решила навестить Дженсена, тем более я не видела его новорожденного сына, которому уже около года. Так что повод был. А вообще, я банально соскучилась, причем не только по Дженсену. Скажи мне кто пару лет назад, что я буду скучать по Изабелле, не за что бы ни поверила, но сейчас это так. Как ни странно я прониклась симпатией к этой уже женщине и ко всей ее семье, хотя все же в этом заслуга Дженсена.

В их доме было тихо. Почти. Детский плачь, который раздавался с первого этажа их небольшого домика, был слышен за километр. Интересно чем заняты эти горе родители, раз не могут успокоить своего ребенка?

Влетев в дом, я обнаружила источник шума, который барахтался в манеже и орал, как гребанная серена! Не то чтобы я не любила детей, Кевина, например, я просто боготворила, но вот это чудо вызывало во мне неприятное беспокойство. К слову, парнишка был симпатичным и был уменьшенной копией Дженсена.

Не знав, что с ним делать я пошла наверх, где, судя по запаху, находилась Изабелла. Видимо материнский инстинкт с возрастом притупляется.

- Изабелла? – позвала я. Девушка, сидевшая на полу у кровати, никак не отреагировала. Из нее вырвался тихий всхлип, она сильнее сжала в руках какой-то клочок бумаги. – Белла, там ребенок плачет, слышишь? Твой сын, между прочим? – Я легонько сжала ее плечо, но не получила никакой реакции. Что вообще происходит?! Где Дженсен? Оглядевшись вокруг, я заметила небольшой беспорядок, больше похожий на разгром. – Где Дженсен? С ним все в порядке? – Естественно, ответа я не услышала. Зато наградой мне стал очередной всхлип.

Отлично, в этом доме плачут все! Может тоже пореветь? – мысленно усмехнулась я.

Чтобы хоть чем-то себя занять, я попыталась найти Кевина или Эли, но никого не было. Кроватки в их комнатах были аккуратно застелены, игрушки убраны. Плач в гостиной раздражал. Чего вообще эти дети так орут?

В мгновение ока я оказалась в гостиной и нависла над манежем с ребенком. Это лупоглазое чудо на секунду заглохло, пристально смотря на меня, а потом начало орать еще громче. Господи, ну что ему надо-то? Быстро коснувшись его штанишек, я поняла, что дело не в очередной аварии. Может он есть хочет? Нашла на кухне бутылочку с чем-то отвратительным. Попыталась сунуть ее ребенку, не помогло.

Я понятие не имела, зачем все это делаю, но желание избавиться от этого шума было слишком сильным.

- Господи, ну что ж ты так орешь?! – буквально прорычала я и схватив ребенка, притянула ближе к себе. Он буквально захлебнулся собственным криком. Движение было явно слишком быстрым. Слегка встряхнув его, чтобы он очухался, я продолжала держать его на втянутых руках. – Ты же вроде на папу похож, а папа твой умный, значит и ты должен быть сообразительным, и обязан понимать, что вот так орать совсем не обязательно. – Ребенок хоть и смотрел на меня с интересом, но орать не перестал. Хотя должна признать, что он стал делать это тише. И кто ж меня дернул припереться сюда?

Судорожно пытаясь вспомнить, что делают с детьми, я перехватила его поудобней. Помимо того, что он был слишком громкий, он оказался еще и шустрым. Его маленькие кулачки схватились за мою футболку и явно не хотели отпускать, вынуждая меня прижать его к себе.

Это было странное чувство, которое сначала повергло меня в ступор. Мне было тепло. Невероятно приятное тепло начало распространяться по моему телу. Я чувствовала маленькое сердечко, которое быстро билось напротив мое груди и от этого вдруг стало так хорошо. Наверно это и называется умилением. Сама того не замечая, я начала слегка раскачиваться и потирать его спинку, тем самым успокаивая ребенка. Довольное сопение достаточно быстро заменило плач. Ему явно нравилось.

- Ну вот, ты меня всю обслюнявил, - с улыбкой на лице произнесла я, глядя на него, а заодно и на свою футболку, когда он дернул меня за волосы. – Ты еще ко всему прочему и хулиган, да? – Я ему подмигнула, а он подарил мне самую замечательную улыбку на свете. У меня внутри было такое чувство, словно там взорвалась радуга.

Неожиданно в голове возникла картинка, которая хоть и была странной, но мне понравилась. Я видела себя. Себя в небольшом, но уютном доме, моем доме, нет, нашем. Я сидела в большом кресле возле камина, а на моих руках было вот такое же маленькое чудо, только оно было моим. Я чувствовала это, видела себя в ее глазах, которые так приветливо и по родному мне улыбались. Видела его в ее непослушных кудрях цвета бронзы. Мне настолько понравилась эта картинка, что я даже не заострила внимание на том, что добавила ЕГО черты в моего воображаемого ребенка.

Почему вообще, черт возьми, я представляю себе своего ребенка?! Ответа я не знала, но результат мне нравился.

- Красиво, - тихий голос застал меня врасплох. Зарычав, я отпрыгнула в сторону, инстинктивно прижав к себе ребенка, защищая его. – Прости, - Изабелла подняла руки, как бы показывая, что ничего плохого не имела в виду. – Не думала, что смогу застать вампира врасплох. Иллюзия была красивой, - как-то виновато добавила она.

Понятно. Мое воображение вновь меня подвело, и я спроецировала свои мысли.

Взгляд Изабеллы мне не понравился. Она смотрела на меня, как смотрит мать на несмышленого ребенка. В ее взгляде была какая-то странная мудрость, которую я раньше не замечала.

- Его зовут Тони, - она кивнула на ребенка в моих руках. – И он жуткий непоседа. В его-то возрасте умудряется держать нас всех в ежовых рукавицах. Эли достается больше всех, она видимо его любимица, - она ласково улыбнулась.

- Он милый, - зачем-то произнесла я. Изабелла подошла ко мне, чтобы забрать Тони, но мне не хотелось расставаться с маленьким источником тепла. – Можно я еще немного его подержу? – Она кивнула и присела на диван.

- Мы с Дженсеном поругались, - грустно и очень тихо начала объяснять она. Зачем? Я ведь не просила объяснений. – Сильно поругались. Эти ссоры начались после рождения Тони… Беременность была сложной, возраст как никак, да и сами роды непростыми. А потом… потом все как-то навалилось. Дети, проблемы на работе, какие-то недомолвки… Каждый стремился сделать все как лучше, за спиной другого. Он хотел помочь мне, а я ему, но в итоге ничего не получалось, мы злились, делали неправильные выводы… И это привело к катастрофе. Я обвинила его в том, что он постоянно работает и совсем забыл про семью, и завел кого-то на стороне, а он ударил по самому больному – сказал, что я плохая мать, забрал Кевина и Эли и ушел…

- Это, конечно, печально, но зачем ты мне все это говоришь? – Я действительно не понимала.

- Я люблю его, - продолжила она, игнорируя мой вопрос. – Очень сильно люблю, несмотря на его обидные слова, действия… Просто люблю. Это чувство сильнее всего. И я знаю, что он тоже любит меня. Мы две части одного целого. Да, у меня была истерика, я пыталась злиться на него, ненавидеть, ведь он сказал самые отвратительные слова из всех, что мог. Но я знаю, что он сейчас у своей матери, и я знаю, что он вернется, извинится… Подойдет, крепко обнимет и скажет что-то типа "прости дурака", а потом усмехнется. – Она посмотрела на меня таким глубоким пронизывающим взглядом, что мне стало не по себе, я даже почувствовала себя уязвимой. – А говорю я это к тому, что все мы рано или поздно совершаем ошибки. Разные ошибки, порой очень глупые, а порой серьезные. Иногда осознано, а иногда нет. Такова природа человека… или вампира, - она как-то странно усмехнулась. – В этом нет ничего страшного. Нельзя позволять обиде затмевать разум. Ни одна ошибка не стоит того, что бы потом всю жизнь страдать. Стоит сделать усилие над собой и хотя бы нормально поговорить, сделать маленький шажок навстречу. Тем более если в тебе живет чувство, которое априори во стократ сильнее любой злости и обиды, тем более, если оно настоящие, тем более, если из-за него готов пойти на жертвы, рискнуть всем. Нельзя игнорировать любовь, ни к чему хорошему это не приведет. Будет только хуже, вы двое просто будете страдать. Это как-то неправильно, когда хорошие люди страдают, неестественно.

Я чувствовала, что она говорила не о себе с Дженсеном. Это было видно по ее взгляду. Оно говорила обо мне…

- Я видела недавно Эдварда. – Моя верхняя губа инстинктивно поднялась, превращая улыбку в оскал. И только благодаря маленькому теплому комочку в моих руках, который мирно посапывал, я осталась на месте и ничего не сломала. – Вы чем-то похожи. У вас в глазах одинаковая тень, которая отражает состояние ваших сердец. И вот та картина, которую я тут видела, подтверждает мои догадки.

- Мне кажется, или это не твое дело? – зло выплюнула я. Да кто она такая, чтобы лезть ко мне в душу?

- Ты права, не мое, - блеск в ее глазах сказа мне, что моя реакция была именно такой, на которую она и рассчитывала. – Но… если бы такое было возможно, - она на секунду замялась, - то дети у вас были бы красивые.

Я зарычала. Тони заворочался и стал хныкать.

- Мне пора. Передай Дженсену привет, когда тот придет извиняться, - буркнула я, передавая Тони его маме. Стало сразу как-то пусто и холодно.

- Обязательно, - донеслось до меня, когда я была уже далеко за пределами их дома.

Куда я бежала, я не знала, просто старалась не думать об этом. Очнулась я только тогда, когда поняла, что нахожусь в старом доме Калленов, который сейчас выглядел, мягко говоря, не очень.

Внутри что-то мгновенно сжалось и стало болезненно ныть. Мне казалось, что я задыхаюсь. Ноги сами собой принесли меня в его комнату. Она выглядела так же странно, как и весь дом, но все же именно эта комната была для меня родной. Под толстым слоем пыли тут скрывались воспоминания, очень хорошие воспоминания.

Слова Изабеллы засели во мне глубже, чем необходимо. Я вообще не должна была обращать на них внимание! Но обратила…

Закрыв глаза, я глубоко вдохнула, полностью игнорируя стены и открывая сердце…

- Я так чертовски сильно тебя люблю, - еле слышным шепотом произнесла я. – Так сильно, что даже больно. И плевать мне на все то, что было. На недоверие, на предательство, на тот "нож в спину"… Обида и злость давным-давно прошли, а это дурацкое чувство никак не проходит, не давая мне нормально существовать. И в этом опять виноват ты! Всегда был только ты… И это чертовски сильно бесит. Ты всегда здесь, - я прижала ладонь к сердцу, - Всегда. - Я покачала головой, подумав, что со стороны я выгляжу глупо. Но стало легче, произнеся это вслух, я почувствовала некую свободу. Но это все равно ничего не меняет. Поэтому еще раз глубоко вздохнув, я снова спряталась в своем мире, возвращаясь к привычному состоянию. Так лучше и легче…

Конец воспоминания.

Легкое касание к моей щеке выдернуло меня из мыслей. Я была окончательно разбита. Впервые за столько лет я чувствовала себя настолько уставшей. Хотя это была даже не усталость, а безразличие. Осознание того, что я столько лет позволяла себя обманывать… сама себя обманывала, закрывая глаза на очевидные вещи, выбило меня из колеи. Вся моя броня, которую я с таким трудом себе создавала, рухнула. Я была обнажена… Морально, хотя предпочла бы быть обнаженной физически. По крайней мере, в этом не было бы ничего нового и неизведанного.

Я отшатнулась в сторону, когда вновь почувствовала его касание.

- Ты злишься на меня, - это было утверждение, сказанное с огромной болью в голосе. В ответ я покачала головой. Я ведь действительно не злилась. – А выглядишь так, словно обдумываешь варианты моей казни, - я не смогла сдержать улыбку.

Мы замолчали. Чтобы хоть как-то разобраться с кучей мыслей в голове, я сосредоточенно рассматривала травинки, стараясь сконцентрироваться.

- Может, все же ответишь на мой вопрос? – его голос был тихим. Я покачала головой. – Тебе придется ответить. Просто скажи правду, станет легче…

Почему все думают, что если сказать правду становиться легче? Кто тот идиот, который это придумал? А ничего, что эту правду нужно сначала произнести? А для этого нужно собраться и прежде всего понять, в чем собственно заключается эта самая правда…

- Ответишь или нет? – в голосе Эдварда появилась какая-то странная нотка, которая заставила меня насторожиться.

- Нет… - неуверенно произнесла я. – Я уже отвечала на этот вопрос. У тебя просто раздутое самомнение.

- Знаешь… Я… Либо ты сейчас отвечаешь на мой вопрос… либо я ухожу. Совсем. И никаких больше встреч не будет… Будет то, к чему ты так усердно стремилась, а именно полное отсутствие меня в твоей новой жизни. Ты ведь за этим сюда приехала, да? Очередная попытка начать все с чистого листа… Почему ты от меня бегаешь? Почему продолжаешь играть в эту игру, когда понятно, что чувства все еще есть? Почему?! – последние слова он практически прорычал.

Я молчала. Как я могу признаться ему, если боюсь признаться себе? Учитывая то, что вся моя защита исчезла, это единственное за что я цеплялась. Иллюзия, которую я создала много лет назад, будучи еще человеком…

- Что ж, прощай Виктория. Это твой выбор… - Эдвард развернулся и пошел прочь. Я знала, что он не вернется, чувствовала каждой клеточкой тела…

- Нет, стой! Подожди! – прокричала я, возможно, слишком громко, прежде чем успела понять, что кричу. – Не уходи, я просто… - запустив руки в волосы, я сжала их настолько сильно, насколько это вообще было возможно. – Я боюсь, понятно! Просто боюсь! – Слишком эмоционально, слишком громко. – И я понятия не имею чего. С самого начала все было не так. Никогда не было просто. Я свыклась с мыслью, что ты никогда не будешь со мной. Будучи жалким маленьким человечком, я понимала, что вампир мне не пара, вернее не пара я ему. Но ведь мечтать мне никто не запрещал, ведь так? И я мечтала. Позволила себе думать, что однажды ты обратишь на меня внимание, поймешь меня. Я представляла какого это будет… Это был мой маленький мир. Никто никогда не смог бы у меня его отнять. А потом… потом все так завертелось. Я стала сильной, стала такой как ты, но все опять было не так. Эта чертова любовь была настолько сильной, что практически разрывала изнутри. Но ты опять не был моим. Опять было это что-то, что делало меня не подходящей тебе. Я была плохой. Плохая, злобная Виктория Вольтури. Чудовище, которое захотело разрушить такую замечательную семью. Чудовище, которое рисковало всем ради того, кому она не нужна. И опять все, что у меня было это мой маленький мир, который ничуть не изменился за это время. Только он был постоянным, только в нем я была уверена. А потом ты вдруг решил, что я стала тебе нужна. Это твое проникновенное "ты нужна мне"… Я хотела верить, я почти поверила… Но все опять не сложилось, так? А сейчас… Сейчас вроде все отлично, так? Путь свободен. – Я жестикулировала, ходила туда сюда, пытаясь донести все то, что чувствовала. Я вообще слабо понимала то, что несу, говорило мое сердце, а не разум. - Я ведь все та же, все тот же человечек, у которого есть огромное и сильное чувство внутри, с той лишь разницей, что я теперь знаю. Знаю, каково это, когда ты меня целуешь, когда обнимаешь. Знаю, каково это принадлежать тебе… физически, по крайней мере. Но ведь это просто секс, да? Но что делать со всем остальным дерьмом? Со всем тем, что было? С теми обидами и ненавистью? С недоверием? Всего этого уже нет, но вот только осадок никак не хочет растворяться. Этот осадок то, что держит меня, заставляет двигаться дальше, начинать с чистого листа. Я ведь все еще Вольтури, все еще в рядах злодеев. Я не представляю тебя рядом с Аро. Ты просто не должен быть там. Ты не такой как они… Я уже и себя слабо там представляю. Но ведь они моя семья…Они все, что у меня есть. И с Калленами я не смогу быть. Не потому, что все еще злюсь, нет. Просто не смогу, понимаешь? Мой маленький выдуманный мирок с каждым днем тает. Что мне делать со всеми теми эмоциями, которые взрываются внутри при виде тебя? Как сделать так, чтобы не перейти черту между физическим и душевным? Я знаю, что принадлежу тебе физически. Мое тело твое, да ты и так это знаешь. Но каково это быть твоей эмоционально? Душевно? Просто быть твоей, во всех смыслах? Я не знаю этого. Когда я была человеком, это было легко… А сейчас… Сейчас я боюсь всего этого дерьма, понимаешь? Боюсь неизвестности! Что делать маленькому одинокому человечку со всем тем, чего он не понимает и боится? Что делать человечку, который просто хочет быть счастливым с тем, кого любит, невзирая на все внешние факторы? Что мне делать!? Как поступить, чтобы не стало еще хуже?

Замолчав, я со всей силы закусила губу. Я ждала хоть какой-то реакции, но ее не было. Я чувствовала, что он все еще здесь, но смотреть на него не хотелось.

Боже, что за чушь я только что тут несла? Что это? Жалкая попытка удержать того, кто не хочет оставаться? Я такая идиотка… Зачем я вообще все это ему наговорила? Пусть бы уходил себе, раз ему так этого хотелось. Все стало бы легче…Боже, ну, что за чушь?

Рискнув, наконец, на него посмотреть я увидела совсем не то, что ожидала. Никакой самоуверенной ухмылки, ни озорства или осуждения во взгляде, ничего. Он смотрел на меня, широко раскрыв глаза с абсолютно нескрываемым удивлением и чем-то еще, что я никак не могла понять. Но его взгляд был теплым. Было видно, что он не ожидал услышать то, что услышал.

"Ха! Сюрприз, да? Злодейка Вольтури вовсе не такая и сильная" – мое второе "я" вовсю ерничало. – " На самом деле она просто маленький запутавшейся человечек, который без своих высоких стен, брони, ничего собой не представляет"

Прошло уже немало времени, а он так и ничего не сказал.

- Да пошло все, - пробубнила я и развернулась, чтобы уйти.

Крепкие и такие родные руки прижали меня к своей груди.

- Моя маленькая, глупенькая, любимая девочка, - голос был настолько нежным и любящим, что каждое его слово, сказанное куда-то в район моего затылка, сотнями мурашек сбегало вниз по спине и, впитываясь в кожу, попадало прямо в сердце, заставляя его биться. – Моя сильная девочка, - невесомый поцелуй в висок. – Как же сильно я тебя люблю. – Поцелуй в основание шеи. – Боишься неизвестности? Обстоятельств? Просто боишься? Так давай бояться вместе. Вместе ведь не страшно, так? – Мне настолько нравилось это новое чувство нежности и какой-то защищенности, что я полностью в нем растворилась. Без всей этой "брони" было не так уж и плохо. Странно, ново, страшно, но не плохо. Я могла бы к этому привыкнуть… - Ну, что же ты молчишь? Страшно вместе или нет? – Я почувствовала его улыбку.

- Нет, не страшно… наверное, - промямлила я.

- Значит, будем бояться вместе? – настойчиво спросил он.

- Наверно…да…

- Умница моя, - развернув меня к себе лицом, он чмокнул меня в нос. – Мечты это очень и очень хорошо, - с каждым словом его руки невесомо лаская, пробегались по моим бокам, пояснице, животу. - Но ведь если рядом будет тот, кого любишь, то мечты можно сделать реальностью, так? Ведь любишь же? – Слегка прищурившись, спросил он, и на его губах расцвела его коронная ухмылка, которую я так ненавидела. Правда теперь оно вызывала совсем другое чувство.

- Люблю, - выдохнула я, кивнув сама себе, наконец признавая и без того очевидные вещи. Крепко обняв его за талию, я уткнулась ему в грудь.

"Такой родной" –пролетело в голове.

- Ну, вот и хорошо, - согласился он, усмехнувшись. – Это ведь самое главное. Остальное не важно. Вместе всегда легче. И мы справимся со всем и всему научимся.

- Ты ведь не уйдешь? – зачем-то спросила я спустя какое-то время. Мне так нравилось находиться в его руках, мне казалось, что я даже мурчала от удовольствия. Вся эта дымка странной нежности и заботы царившая вокруг казалась нереальной. Эта была словно сказка, сказка которую я придумала в детстве.

- Даже если попросишь, не уйду, - усмехнулся Эдвард. – Можешь попробовать убежать, но… В общем, я все равно тебя найду. Так что ты застряла со мной на ближайшую вечность, - торжественно заявил он и безумно искренно улыбнулся. А потом вдруг стал слишком серьезным. – Все ведь намного проще, когда ты искренен в своих словах и мыслях? – я кивнула. – Тогда давай отныне все так и будет, хорошо? – я опять кивнула. И потянулась к его губам.

Легкий изучающий поцелуй довольно быстро превратился в тот, к которым я привыкла. Спустя еще пару минут я оказалась вновь прижатой к дереву, а мои ноги плотно обнимали талию Эдварда. А в следующее мгновенье я осталась совсем одна, а Эдвард сидел на земле в паре метров от меня.

- Что… - начала я, но Эдвард махнул рукой, прося замолчать.

- Давай-ка мы с тобой разберемся сначала с эмоциональными и другими привязанностями, хорошо? – Это он так шутит что-ли?

- Ты сейчас пошутил так? – Эдвард отрицательно покачал головой. – Знаешь, что? Меня абсолютно не устраивает такой расклад. Поэтому разбираться с какими-то ни было привязанностями, кроме физической мы начнем завтра, и не смей спорить со мной, - я широко улыбнулась, а Эдвард удивленно поднял брови. – А пока…

В мгновение, повалив его на землю, я оказалась сверху.

- Такое положение, - он схватил меня за бедра и прижал к себе, - мне нравится.

- А как по мне, то чего-то не хватает… - оставив на его губах быстрый поцелуй, я разорвала его рубашку. – Вот так намного лучше…

- Мне нравится ход твоих мыслей… - Немного приподнявшись, он впился в мои губы поцелуем.

- Ух ты! – Громкий бас полностью разрушил наш маленький мир. Резко оторвавшись от Эдварда, я зарычала и немного припала к земле, приняв оборонительную стойку. – Эй –эй – эй, сестренка, не кипятись. Я пришел с миром! – Эмметт выглядел удивленным, но его явно все это забавляло. – Теперь хотя бы понятно, чего вы так цапались в доме, семейные разборки это так круто! – он широко улыбнулся, а я опять зарычала, сдерживая себя из последних сил.

- Эмметт уйти отсюда! – Эдвард явно понимал мое состояние лучше Эмметта.

- Да ладно, брат! Могли бы и сказать, что вроде как вместе. К чему эти тайны? Тем более на кровати этим делом гораздо удобней заниматься, - он хохотнул. А я, не выдержав, кинулась вперед, но, к сожалению, Эдвард меня поймал.

- Я сказал, пошел вон, Эмметт! Не лезь в то, что тебя не касается! И не смей говорить о том, чего не понимаешь! – зло бросил Эдвард, все еще крепко сжимая меня в своих руках.

Видимо поняв, что он тут явно лишний Эмметт скрылся из виду.

- Ненавижу, когда это происходит! - прорычала я, разворачиваясь в объятьях Эдварда и крепко обнимая его.

- Что это?

- Когда пытаются залезть в мой… наш мир. Не люблю делиться, - тоном обиженного ребенка произнесла я. Эдвард почему-то рассмеялся.

- Думаю, что нам придется что-то делать с этой твоей нелюбовью, а то это может стать проблемой. Моя любимая собственница, - он еще крепче прижал меня к себе.

- Предлагаю сначала что-то сделать с тем, что ты недавно начал, - я поцеловала его в грудь, а затем слегка прикусила сосок.

- У меня есть пара идей… - задумчиво протянул Эдвард.

- Поделишься?

- Всенепременно, - усмехнулся он, начиная поцелуй.

Первый раз в жизни я ощущала такую легкость. Между нами все еще оставалось много недомолвок, нам еще много чего предстоит друг другу сказать и объяснить, многому научиться, но в одном я была уверена – вместе мы со всем справимся. Впервые я чувствовала себя полностью целой и знала, что это взаимно, я была счастлива.

Джаспер POV

Мы снова собрались в гостиной, это уже стало своеобразной традицией. Сегодня не хватало только Эдварда, что было немного странно. Говоря о странностях… Эмметт вернулся с охоты с какой-то странной улыбкой на губах. Вид у него был такой, будто он знал какой-то секрет и ждал подходящего времени, чтобы его открыть.

Стук в дверь стал для нас неожиданностью. Опять.

- Не помешаю? – Деметрий, не дожидаясь, когда его впустят, появился в гостиной и уселся в свободное кресло.

- Добрый вечер, - Эсми широко улыбнулась и оглянулась на дверь, видимо, ожидая увидеть Викторию.

- У меня для вас две новости, - весело произнес он, глядя на Карлайла.

- Надеюсь, они хорошие? – Карлайл выглядел спокойно, но я чувствовал его настороженность.

- Ну, это смотря с какой стороны, на них смотреть.

- Может быть, ты уже их нам скажешь? – Розали была нетерпелива, но он ей нравился.

- Во-первых, с сегодняшнего дня у вас в доме появилась свободная комната, так как Эдвард в ней больше не живет.

- Как?

- Почему? – одновременно воскликнули Элис и Эсми.

- Вот так вот, - он усмехнулся и покачал головой. – Вторая новость даже с бонусом. Теперь в этой комнате буду жить я, но не один, а с замечательной девушкой Кэйтлин, которая прибудет со дня на день.

- С чего это ты вдруг решил, что будешь жить с нами? – возмущенно спросила Розали.

- С того, что меня "вежливо" попросили убраться из дома. И сделал, между прочем, это ваш дорогой Эдвард. Так что вполне справедливо, что я теперь займу его комнату. Я вам понравлюсь, вот увидите. Я могу быть очень милым, - он широко улыбнулся.

- Они ничего объяснять нам не собираются, да? – спросил у него Эмметт. Деметрий удивленно на него посмотрел. – Я стал невольным свидетелем их "разговора", - он показал воображаемые кавычки, а Деметрий рассмеялся.

- В ближайшие их планы объяснения не входят. Да и вообще врятли войдут. Она не из тех людей, кто объясняет, а учитывая ваши с ней отношения, вероятность ответов равна нулю, - он пожал плечами.

- Деметрий, может быть, ты все же внятно объяснишь, что происходит? – Вежливо спросил отец, но он явно был в курсе того, о чем спрашивал.

- Пфф, как с вами сложно, - выдохнул Деметрий и откинулся на спинку кресла. – Эсми у вас отличная мебель, удобная. Мне тут уже нравится.

- Деметрий! – не выдержал я.

- Господи, - он закатил глаза. - Эти два идиота перестали играть в кошки мышки и поняли, что друг без друга жизнь не жизнь, свет не свет, и бла-бла-бла… В Вольтеру я вернуться не могу, так как Аро все сразу пронюхает, а она этого не хочет. Да я и сам ее не оставлю. Но и находится рядом с ними как-то неудобно, а учитывая то, что он вроде как ваш родственник… То мы с вами в одной лодке. Так, где моя комната? – Он хлопнул в ладоши и поднялся. – Не провожайте, найду сам. - И исчез на втором этаже.

- Перевожу, - Эмметт выпрямился и принял весьма серьезный вид. – Сегодня в лесу я застал Викки и Эдварда в весьма интересной позе за не менее интересным занятием и, судя по всему, для них это уж точно не впервой. Из этого логически следует, что они вместе.

- Викки и Эдвард? – с некой долей шока переспросила Эсми и на ее лице расцвела счастливая улыбка.

- Если б я не увидел, то сам бы не поверил, - хохотнул Эмметт.

- Для вашего же блага, - начал вернувшийся Деметрий, - не советую лезть сейчас во все это. Просто примите это как данность.

- Они действительно счастливы? – спросила Эсми.

- Насколько я могу судить, то да. – Уверенно ответил он.

- Деметрий? – позвал я. – Добро пожаловать в семью!

0

122

ЭПИЛОГ

Спустя какое-то время…

Безмятежность. Такое легкое и воздушное состояние, которое кружит вокруг. Развалившись на кровати напротив огромного французского окна, я наблюдал за тем, как солнце медленно выползает из-за горизонта. Слева от меня, положив голову мне на грудь, "спал" мой любимый маленький ангел. Ее грудная клетка равномерно поднималась и опускалась, иногда мне казалось, что она действительно спит – уж очень правдоподобно она это демонстрировала. Ей нравилась эта игра, да и мне тоже, если честно. Пару лет назад она сказала, что лучшее время суток это утро, аргументировав это тем, что просыпаясь, первым делом ты видишь рядом того, о ком мечтала всю ночь. С тех самых пор это стало нашей маленькой традицией. Где бы мы ни были, чем бы ни занимались, каждое утро мы "просыпались" в объятьях друг друга.

Впервые за всю мою долгую жизнь я был по-настоящему счастлив. Безмерное, безграничное, абсолютное счастье, которое очень трудно выразить словами. И это самое счастье, сейчас смешно сморщив носик, немного переместились, уткнувшись мне в шею и абсолютно "невинно" забросила на меня свою ножку. Знает ведь, что делает, чертовка! Мои губы сами собой растянулись в улыбке.

Только вот этим утром наше мирное нежное счастье рискует исчезнуть, превратившись в маленький ураган, с возможной трансформацией в сильное торнадо. Я уже давно собирался сделать то, что сделаю сегодня, и Тори это явно не обрадует, ну, мне так кажется. Она всегда меня удивляет. Каждое ее решение, каждый поступок всегда был неожиданным, но до удивления искренним.

Тогда в лесу она была права в своих опасениях. Помимо чувств, которые были очевидны, мы больше ничего не знали друг о друге, не знали того, что должны были знать. Никогда не думал, что на пути отношений вампиров может стать обычный быт. Мы оба не были готовы к тому, чего так страстно хотели. Она продолжала прятаться в свой идеальный мирок, который придумала в детстве, и ждала, что я буду поступать так, как она придумала, а я продолжал видеть в ней того милого ребенка, которого нужно постоянно защищать и оберегать. Мы спорили, ругались, обижались, но по-прежнему не могли находиться вдали друг от друга. Но в итоге мы справились, и справились гораздо быстрей, чем я думал вначале. Мы стали принадлежать друг другу во всех возможных смыслах и это чертовски приятное ощущение. Мы стали единым целым, полностью погрузившись в наш собственный мир, в который мы никого не пускали.

Мы по-прежнему оставались в Англии. Это была поистине волшебная страна, из которой не хотелось уезжать. Моя семья тоже оставалась в Соединенном Королевстве, так как не хотела терять со мной связь. Наше общение было странным. Существовало какое-то негласное правило, по которому никто ничего не говорил о наших с Тори отношениях. Да, по сути, мы никогда и не показывали, что эти самые отношения существуют. Учитывая тот факт, что Деметрий был вроде постоянного квартиранта в доме Калленов, Тори достаточно много времени проводила там с ним и Кэйтлин, его потрясающей второй половинкой. Эта девушка в отличие от него самого очень быстро влилась в семейство Калленов и считалась его полноправным членом. Так же она навещала Эсми, часто болталась с Джаспером. Я проводил время с отцом, братьями, но мы никогда не были у них в гостях вместе, в качестве пары. Даже если случалось так, что мы оказывались в их доме в одно и то же время, то мы практически не разговаривали и не касались друг друга, хотя в остальное время мы с трудом могли держать руки при себе. Объяснение всему этому было достаточно простое – мы не хотели делиться нашим собственным миром. Он был только нашим и нас все это устраивало. Вольтури тоже естественно ничего о нас не знали, что сохраняло наш мир в безопасности. Но именно им посчастливилось оценить наше поведение, как пары, первыми.

Воспоминание.

С ней определенно было что-то не так. Вот уже около двух недель Тори была не похожа на саму себя. Я всеми фибрами души чувствовал ее нервозность и вечное напряжение. На все мои вопросы она отвечала одной и той же фразой "все хорошо", что приводило меня в бешенство. Сегодня же весь день она просто сидит на одном месте и смотрит в одну точку, это и стало последней каплей в чаше моего терпения.

Присев рядом с ней, я пересадил ее к себе на колени. Она тут же крепко обняла меня, положив голову мне на плечо.

- Маленькая моя, что тебя тревожит? – тихо спросил я, поглаживая ее спину. Она молчала. А если она молчит, то значит, не хочет мне лгать, но боится сказать правду. Иногда ее поведение было точь-в-точь, как в детстве, что мне безумно нравилось.

- Я хочу вернуться домой, - еле слышным шепотом произнесла она. Я же напрягся. Мне совсем не нравится то, к чему все это может прийти. Я не хочу, чтобы она от меня уходила.

- Я тебе надоел, и ты все же решила меня бросить? – весело спросил я, пытаясь скрыть напряжение.

- Нет! – она заглянула мне в глаза, и я увидел ее страх. – Я просто… Я всегда возвращалась домой, на немного, но возвращалась. Это странно, но я скучаю по ним. Последний раз я была в Вольтере еще до моего переезда на Аляску. Прошло слишком много времени… Я хочу домой…

- Это же отлично. Они твоя семья. Я не вижу проблемы в том, чтобы ты навестила их. Если это тебя тревожит… - Я действительно не понимал. Она могла отправиться домой в любой момент, когда бы захотела. Почему это ее так тревожило?

- Я хочу, чтобы ты поехал со мной, - выдохнула она в мою футболку и крепче прижалась ко мне.

Так вот в чем была проблема. Она боялась, что я не захочу ехать?

- Отлично. Когда выезжаем? – ласково спросил я, поцеловав ее в макушку.

Отстранившись, она посмотрела на меня так, словно не поверила своим ушам.

- Ты действительно поедешь со мной? – все еще не веря, переспросила она. Я улыбнулся.

- Если это то, чего ты хочешь, то да. – Наградой мне послужил страстный поцелуй.

Дорога до Вольтеры прошла в уютной тишине. Она о чем-то усердно думала, а я не хотел ей мешать.
Как только мы ступили в замок, она отпустила мою руку. Будет глупо сказать, что я обиделся, но я понимал, почему она это сделала. В следующую секунду я не узнал свою девочку. Она как-то сказала, что рядом со мной чувствует себя полностью защищенной, что рядом со мной ей не нужно быть сильной, не нужно ничего решать, потому что я всегда смогу позаботиться о ней, позаботиться о своем маленьком упрямом ангеле. Так вот сейчас этого ангела тут не было.

Я видел рядом с собой сильную, волевую девушку, которая точно знала, что делала. Из моей милой Тори она превратилась в Викторию Вольтури, которую боялись и уважали. Изменились ее жесты, походка… Каждым своим движением она излучала невероятно сильную энергию. И судя по мыслям тех, кто встречался нам на пути - это производило ошеломляющий эффект. Стоит говорить, что в этот момент она была невероятно сексуальна?

И самым главным было то, что это ее поведение не было притворством, маской. Это все была она, настоящая она. Просто эту часть своего характера она демонстрировала не всегда и не всем.

Когда мы вошли в главный зал, я немного замедлился и остановился у двери. Тори же уверенным шагом двинулась вперед. Нас ждали, вернее, ждали ее. Видимо соблюдая какие-то традиции, она остановилась в центре зала и слегка склонила голову, то же сделали и остальные. Но в следующую секунду она была уже в объятиях Кая, который был невероятно рад ее видеть. Оторвавшись от отца, она кивнула Аро, затем слегка приобняла Маркуса, и вновь вернулась к отцу. Было немного странно видеть их такими. Все же у Вольтури иная репутация.

- Рад видеть тебя мой юный друг, - Аро, наконец, обратил свое внимание на меня и махнул рукой, призывая подойти ближе. – В этот раз ты вернулась с подарком, моя дорогая, - он ласково улыбнулся Тори, а она как-то насторожилась.

- Добрый день, Аро, - сухо ответил я. В его мыслях царили абсолютно бредовые идеи, объясняющие мое присутствие.

- Позволь узнать о причинах твоего визита? – спросил он, протягивая мне ладонь.

"Что ж, сейчас будет весело", - мысленно усмехнулся я и протянул ладонь в ответ.

- Не думаю, что это хорошая идея, - Викки тут же, перехватила мою руку, переплетая наши пальцы, и оказалась очень близко ко мне. – Я по-прежнему предпочитаю, чтобы моя частная жизнь, оставалась личной, - твердо произнесла она. А я не сдержался и чмокнул ее в висок.

Их лица в этот момент я запомню навсегда. Непередаваемые выражения лиц и не менее занимательные мыли. Они даже сразу не нашли, что ответить. Аро был шокирован, даже немного зол, но потом он решил, что рано или поздно я буду рядом с ним в замке, что его немного порадовало. Мысли Маркуса были намного интересней. То, что я в них увидел, поразило меня. Я знал, что наша связь с Тори очень сильная, но то, что видел Маркус… Это трудно было описать словами. Я еще раз убедился в том, что Тори была предназначена мне кем-то свыше.

Реакция Кая была самой веселой.

- Я знал, что тогда у тебя были личные мотивы, - пробормотал он и неожиданно рассмеялся. Тори, увидев реакцию отца, широко улыбнулась и крепче сжала мою ладонь. Следующая фраза повеселила даже меня. – И мне чертовски сильно жаль Деметрия, - он покачал головой.

Отпустив мою ладонь, Викки опять крепко обняла отца и прошептала тихое "спасибо".

Конец воспоминания.

Потом я понял, почему она так нервничала. Ей была важна реакция отца, было важно его одобрение. Они действительно были семьей, крепкой семьей. Я не говори обо всех приближенных Вольтури. Я говорю именно о Викки и Кае. Их связь была сильной. Позже я понял почему. Сам Кай рассказал мне об этом. По истине занимательная и трагичная история, которая еще раз доказала, что они не такие, какими их все видят.

Виктория напомнила им о той, которую они когда-то потеряли. Ту единственную, которая смогла забраться под кожу трем могущественным вампирам и которую они не уберегли. Для Кая та девушка, тот ребенок был всем, она была его душой. И тогда в Сиэтле, когда он увидел Викки на мосту, он просто не мог поступить иначе. Аро и Маркус сразу поняли причины того, почему Кай принес ее в Вольтеру, почему обратил. И именно по этим причинам Тори так много позволялось. Они все любили ее, каждый по-своему.

В Вольтере мы пробыли около двух недель. На прощание Кай даже приобнял меня и тихо сказал фразу, которую я уверен, сказал бы любой нормальный отец другу своей дочери. "Обидишь ее, найду и сделаю все, чтобы ты пожалел о том, что родился".

Спустя пару месяцев после нашего возвращения домой произошло еще одно немаловажное событие, которое принесло окончательное понимание того, что мы теперь единое целое.

В тот день Тори вместе с Кэйтлин отправилась за покупками. Я же после охоты заглянул домой к родителям. Мы вполне мирно говорили. Девушки вернулись ближе к вечеру, и засели в комнате наверху, что-то обсуждая. Вскоре к ним присоединилась Розали. Все же остальные были в гостиной. Вечер был вполне обычным. Неожиданным стало то, что в доме появились Феликс и Джейн, которые явно были настроены не дружелюбно.

Джейн начала требовать немедленного присутствия Деметрия, который, к слову, уже находился наверху с девушками. Джейн вела себя очень некрасиво, грубо требуя от Деметрия того, чтобы он немедленно пошел с ними. Когда Тори спустилась и поинтересовалась в чем собственно дело и что они тут делают, то Джейн выдала фразу, которая даже меня привела в бешенство.

- Ты вроде как веселишься со своей новой семьей и парнем? Так продолжай развлекаться и не лезь туда, куда тебя не просят! Тебя это не касается! – с ядом в голосе выплюнула она.

Викки не ожидавшая такого напора немного растерялась, а на лице Джейн расползлась довольная улыбка. Но в следующую секунду моя девочка показала, кто в доме хозяин.

Резко выставленная вперед рука. Сжатый до предела кулак. И Джейн упавшая на пол с гримасой невыносимой боли на лице. Все произошло так быстро, что в комнате воцарилась полная тишина. Я слышал мысли Джейн… Всего на какую-то долю секунды мне даже стало ее жаль. Ее рот был слегка приоткрыт, а глаза широко распахнуты, все ее попытки сделать вдох, чтобы хоть как-то облегчить себе боль, были неудачными.

- Никогда. Не смей. Так. Со мной. Разговаривать, - четко выговаривая каждое слово, произнесла Виктория. Даже в своей ярости она была прекрасна. – Независимо от того где я, с кем я, я все еще являюсь частью того, чему ты служишь. Не стоит забывать свое место, - с каждым новым словом ее кулак сжимался сильней. – И уж тем более не стоит мне грубить. С последствиями этого ты можешь не справиться. Ты поняла меня? – Джейн молчала, она просто не могла ответить, но сделала все возможное, чтобы кивнуть. – А теперь объясните мне, что вы тут делаете?

- Виктория, - аккуратно начал Феликс, - Я был против этой идеи, но Джейн…

- Мне не интересно, - отрезала она. – Я задала вопрос и хочу получить на него ответ.

- Аро попросил нас разыскать одного вампира, который слишком увлекся своими экспериментами и забыл о правилах.

- Я была в Вольтере недавно. Вас там не было. Как давно вы пытаетесь его найти? – Викки немного разжала кулак, но все еще не позволила Джейн подняться.

- Давно. Он все время ускользает в самый последний момент, словно знает о нашем приближении. Сейчас он находится где-то в Англии, но мы точно не знаем где. Деметрий бы смог его найти, чтобы мы не наделали лишнего шуму. Так было бы проще.

- Аро знает о вашей самодеятельности?

- Нет, мисс, - как-то виновато произнес тот.

- Что ж… Вы ведь знаете, что Деметрий освобожден от всех дел, которые касаются замка, так? И все же пришли сюда…

- Да. Мы не хотели вам мешать, но…

- Но вам просто надоело. И вы решили упростить себе задачу. Я права? – Феликс просто кивнул в ответ. – Деметрий?

- Да, - ответил он и подошел ближе к Тори.

- Мы немного прогуляемся. Сейчас. – Тори полностью расслабила руку, и Джейн тут же поднялась с пола и склонила голову, пробормотав тихое извинение.

Тори двинулась к двери, а потом застыла и резко посмотрела на меня. Меня тогда поразил ее взгляд. Смесь опасения и чего-то еще, какой-то тревоги и волнения. Ее широко распахнутые глаза пристально смотрели на меня, и я видел в них вопрос. Она будто спрашивала меня вправе она вот так просто уйти. Она словно искала моего одобрения. Меня до глубины души это поразило. Раньше мы сами были ответственны за свои решения, они касались только нас самих, вмешивались только в наши собственные планы, но теперь все было не так. Теперь нас было двое. Мы были вместе. И каждое принятое нами решение, так или иначе, касалось и нашей второй половинки. И факт того, что Тори поняла и приняла это, был невероятной новостью. Она всегда сопротивлялась, всегда искала в чем-то подвох, боялась доверять даже мне (старые раны не давали о себе забыть). Мы были вместе, но она все равно была сама по себе. А в тот момент я, наверное, понял, что эта просто часть ее характера, и она действительно, наконец, увидела нас единым целым.

Тогда я слегка кивнул ей, а на ее лице расцвела широченная улыбка.

Мы все уже видели что-то такое, тогда в Форксе и хотя ее поступок был неожиданным, мы не были сильно удивлены, мы знали, на что она может быть способна. А вот для Кэйтлин это было шоком. Она знала о Вольтури, знала, кем был Деметрий, знала, чем он раньше занимался, но все эти знания были чисто формальными, общими. Рядом с ней он был безумно милым и нежным, домашним. И то, что она увидела в тот момент… После их ухода, она так и осталась стоять на лестнице, крепко вцепившись в поручень, а ее губы слегка подрагивали.

- С ним будет все в порядке, - произнес я, желая ее успокоить. Кэйтлин была жутко неадаптированной к жизни вампира, да и вообще жизни, особой. Ей было шестнадцать, когда ее обратили, до этого же девушка не видела ничего, кроме того подвала в котором держал ее какой-то ублюдок, который занимался поставкой девушек в бордели и которого Деметрий в последствии благополучно прикончил. Кто ее обратил - она не знала. Деметрий и Тори нашли ее в лесу в весьма странном состоянии. Несмотря на все то, что она пережила в своей жизни, она была таким невинным цветком, для которого любое простое действие было чудом. Деметрий же был ее рыцарем.

- Я знаю, я просто… - тихо ответила она. – Я никогда не видела ее такой. Викки всегда такая милая и добрая, а тут… властная и жестокая. Я не знала, что у нее тоже есть дар.

- Ты еще и половины из того, что она может, не видела, - весело хохотнул Эмметт. – И вообще, с ней лучше дружить. И уж тем более, никогда, ни при каких обстоятельствах не следует ее злить, а то с последствиями ты не справишься, - устрашающе добавил Эмметт, за что получил подзатыльник от Розали. Но большого брата это не остановило, и он поведал ей о некоторых "подвигах" ее любимого рыцаря.

Когда они вернулись, Кэйтлин изъявила желание научиться драться. И мы в последствии очень весело проводили время вчетвером. По сути, именно Деметрий и Кэйтлин стали нашей новой семьей. Только их мы подпустили так близко, что они смогли проникнуть в наш мир. Кэйтлин стала лучшей подругой Тори, той в которой она так нуждалась. Розали и Элис всячески пытались сблизиться с ней, но у них не получалось. И я понимаю Тори в этом смысле. Небольшая общая черта моих сестричек, совать свой нос в чужие дела и пытаться навязать свое мнение, жутко раздражала.
Мы все еще жили отдельно, но я знаю, что Тори хотела бы жить вместе с ними. И я просто уверен, что в ближайшем будущем так и будет.

Солнце уже практически полностью выползло из-за горизонта. Настало время просыпаться.
Взглянув на свое персональное чудо, которое уже полулежало на мне, я улыбнулся и, не удержавшись нежно провел по ее спине, плавно перескочив на животик, моя рука поползла вверх. Ответом мне было тихое сопение и едва ощутимый щепок в бок. Улыбнувшись, я повторил свое движение. На этот раз она ущипнула меня сильней.

- Доброе утро, - растягивая слова, прошептал я ей на ушко. Ее губы растянулись в широкой улыбке, и она полностью переползла на меня. Мои руки сами собой оказались на ее пояснице, прижимая ее еще ближе ко мне. – Пора вставать, - вновь прошептал я, перебирая пальцами, словно играя на рояле. Все еще улыбаясь, она покачала головой, ее распушенные волосы приятно щекотали грудь.

- Сегодня была моя очередь тебя будить, - обиженно пробормотала она, надув губки.

- Ну, прости, - усмехнулся я, - мне не спалось. Но я готов все компенсировать.

- Я и не сомневаюсь, - игриво произнесла она, и тут же оказалось сидящей на мне, ее ноги плотно прижимались ко мне по обе стороны от моих бедер. – Я знаю, - наклонившись, она поцеловала меня в район солнечного сплетения, - что ты, - еще одни поцелуй, но уже чуть повыше, - всегда готов, - с каждым словом она оставляла маленький поцелуй на моей груди, медленно продвигаясь наверх, - компенсировать мне, - легкий укус за подбородок, - свое плохое поведение, - выдохнула она мне в губы и я был удостоен легкого поцелуя. – Именно поэтому я тебя и люблю. – Еще один, но уже более долгий и сладкий поцелуй.

Пока наши губы неспешно здоровались друг с другом, а языки желали друг другу приятного дня, мои руки, живя своей жизнью, ласкали ее тело. Спустя бесчисленное количество времени наши тела, наконец, полностью соединились, позволяя физически ощутить чувство полнейшего единства.

Я все-таки люблю утро… за его неспешность, нежность, какое-то вязкое чувство удовольствия… За то тепло, которое приносили ее вполне невинные поцелуи, за плавные, медленные движения, которые с каждым толчком возносили нас на небеса, за ее ленивую улыбку и озорной блеск в глазах. Люблю утро за ту невесомую атмосферу счастья, которая окутывала нас своими нежными объятиями, позволяя полностью раствориться друг в друге, насладиться той любовью, которую излучали наши застывшие сердца, заставляя наши души парить высоко в небе крепко взявшись за руки.

*~~~*

- У нас есть какие-нибудь планы на день? – спросил я. Мы все еще были в постели. Ее голова покоилась на моем предплечье, рукой она лениво чертила узоры на моей груди. Сказочная безмятежность утра постепенно отступала.

- Судя по всему, они есть у тебя, иначе бы ты так не ухмылялся, - заметила она. Поймав ее ладошку, я нежно поцеловал ее.

- Предлагаю навестить Карлайла, - произнес я, заранее зная, что она ответит.

- Ну, тогда вперед! Я еще немного поваляюсь, а затем навещу Кэйтлин. Она всё хотела мне рассказать о какой-то идее, которая не дает ей покоя.

- Нет, я немного другое имел в виду. Давай навестим Карлайла вместе, - повторил я, выделяя последнее слово. Тори замерла. Я примерно такого и ожидал.

Отстранившись, она села и натянула мою футболку. Я чувствовал, как нервозность волнами исходит от нее, и то, что она "жевала" свою губу было тому доказательством.

- Нет. Я не хочу… Не понимаю, зачем это надо? Я не хочу… - бормотала она, нахмурив бровки. Я еле сдерживал улыбку. Она сейчас была так похожа на меленького ребенка обиженного на весь белый свет, это было до умопомрачения мило.

- Послушай, в этом же нет ничего страшного. Мы были в Вольтере и если они восприняли все это нормально, то думаю, Карлайл и Эсми тем более не сделают ничего из ряда вон выходящего. Все будет хорошо, - Я попытался притянуть ее обратно в свои объятия, но она резко вскочила с кровати.

- Нет! Я не хочу, не пойду. Отец не знал, что между нами что-то есть, а Каллены и так все знают. Знают, что мы вместе, что мы счастливы… Зачем все это надо? - она говорила быстро и нервно. Я знал, с чем все это связано, знал и понимал. Но рано или поздно мы должны переступить через все это, она должна переступить.

- Я понимаю, что они знают, но я просто… - она не позволила мне закончить.

- Ты просто хочешь показушности. А я не хочу этого! Не хочу и не буду! – практически кричала она. Снова попытавшись ее обнять, я прижал ее к двери, тем самым загоняя в ловушку.

- Тише, успокойся, - прошептал я, целуя ее в висок. – Все хорошо.

Подавшись вперед, она крепко обняла меня, настолько крепко, что это могло бы быть больно.

Ей было важно одобрение ее отца, она позвала меня с собой в Вольтеру, чтобы показать, что она счастлива. Чтобы Кай знал, что она не одна, что она в безопасности. И ей была важна его реакция, она была словно благословением для нее. Видя тогда, что Кай не злиться, с ее плеч свалился огромный груз, я знал это. Мне, по сути, требовалась то же самое. Я хотел показать, что она моя и только моя. То, что все знали, что мы вместе было не тем, чего я хотел. Я знал, что и Карлайл и Эсми любят Викторию, что они счастливы за нас, но этого было недостаточно. Она права, в какой-то степени я хотел именно показушности. Желание было странным, мальчишеским, но для меня это было важно. Ее страхи я тоже понимал, в какой-то степени я боялся того же самого, но я все равно хотел этого.

- Я не хочу делиться, - прошептала она. – Не хочу впускать их в наш мир. Он только наш. Не их. Ты мой… Я не хочу, чтобы они тебя забирали, - ее грустный голосок был еле слышен. – Да, они и так все прекрасно понимают, но… Не видя всего этого, они не вмешиваются. Я не хочу, чтобы они лезли. А как только они увидят, поймут, что все стало открыто… Начнется все то, чего я так не хочу. Они начнут думать, что мы семья, начнутся шутки и подколы Эмметта, Элис со своим вечным энтузиазмом будет лезть туда, куда не следует… и все прочие. Я не хочу этого. Я хорошо к ним всем отношусь, но… они не моя семья. Ты мой, ты моя семья, но они… Я не хочу делиться, - последнюю фразу она произнесла с завидным упрямством. Моя маленькая, любимая девочка… Я мысленно покачал головой.

- Я твой точно так же, как и ты моя. Неужели ты думаешь, что кто-то или что-то заставит меня отказаться от всего этого? Я понимаю тебя, правда, понимаю. След от всего того, что произошло в прошлом, слишком глубок, он не приносит беспокойства, не мешает жить, но он есть. И твое отношение к ним я тоже понимаю. И ты во многом права, их поведение вполне может измениться, но ты ведь все равно останешься собой. Учитывая твой характер, ты врятли позволишь лишнего тому же Эмметту. Я просто хочу, чтобы они увидели нас, нас, как единое целое. Знать и видеть – это совершенно разные вещи. Для меня важно это, понимаешь? Так же важно, как была важна тебе реакция Кая и остальных, - на этих словах ее лоб нахмурился. Это был нечестный прием, но я ничего не мог с собой поделать.

Вывернувшись из моих объятий, она быстро схватила свои джинсы и свитер и выбежала из комнаты. Ей нужно было пространство. Рано или поздно она поймет, и если не сегодня то, завтра. Хотя я надеялся, что сегодня.

На моих губах сияла огромная улыбка, когда я начал одеваться, что бы встретиться с Карлайлом. Несмотря на то, что она убежала, все прошло лучше, чем я думал.

Был уже глубокий вечер, когда мы с Карлайлом, наконец, освободились. Человечество шагнуло далеко вперед за все эти годы, а Карлайл получил новую пищу для размышлений. Эта его вечная тяга к знаниям перешагнула на новый уровень в связи с последними научными разработками. Сейчас общаясь по интернету с одним шведским ученым, он затеял достаточно интересный проект, который в будущем может принести немало пользы. Я старался помочь ему в его исследованиях, но либо помощи от меня было мало, либо проект зашел в тупик. Так или иначе, дело дальше не двигалось, но отец не отчаивался.

Мы спустились вниз, где Деметрий и Эмметт затеяли очередное соревнование в очередную видео игру. Все же остальные с упоением наблюдали за всем этим. Должен признать, что это было довольно весело. Эти двое даже были чем-то похожи в плане своего азарта. И когда они сталкивались лбами, споря о чем-то, зрелище было грандиозным.

Я сел в кресло, справа от Джаспера, который прямо-таки развалился на диване. Карлайл присоединился к Эсми, которая сидела напротив Джаспера. Розали была на полу рядом с Эмметтом, а Элис, на мое удивление, сидела то же на полу, но рядом с Деметрием. Эти двое в последнее время стали нормально общаться, чего не скажешь о первом времени пребывания Деметрия в доме.

- Добрый вечер. Не помешаем? – любимый голосок раздался со стороны двери. Тори и Кэйтлин зашли в дом в весьма приподнятом настроении. Признаюсь, я был удивлен. Я не думал, что она появиться здесь сегодня.

- Ну, что за глупости, милая? – Эсми обняла Тори. – Хорошо прогулялись? – поинтересовалась она.

- Главное, что сытно, - усмехнулась Кэйтлин. Понятно, они были на охоте.

- Между прочим, могли и предупредить, что собираетесь поохотиться, - немного обиженно сказал Деметрий, не отрываясь от игры.

- Оу, кто-то явно не в настроении, - протянула Тори.

- Ну так исправь это! Внеси красок, - он широко улыбнулся.

- Эй! Не смейте жульничать! – взревел Эмметт, отвлекаясь от игры, тем самым проигрывая очко Деметрию.

Когда в небольших играх этих двоих участвовала Тори, все было гораздо интересней. С ее способностью к визуализации, даже обычный шуточный поединок превращался в представление. Тори создавала поистине великолепные образы, а если ко всему этому шоу присоединялся Джаспер, помогая с эмоциональной атмосферой, то мы все погружались в абсолютно другой мир. Жаль, что это происходило не так часто.

А жульничество этих двоих заключалось в том, что создавая какой-то образ, например во время схватки Эмметта и Деметрия, Деметрий видел намного больше, чем Эмметт. Тори специально позволяла ему видеть больше, чем другим, давая тем самым преимущество.

- Чего ты как не родная? Садись, - Джаспер похлопал по дивану рядом с собой, приглашая Тори, которая все еще топталась в дверях, присесть.

Она направилась к нему, но на полпути замерла. Я видел, как Карлайл наблюдает за ней, мысленно отмечая ее странное поведение. Он даже предположил, что у нас с ней не все в порядке, что она нервничает именно из-за этого. Эсми тоже заметила ее странное поведение, некую нерешительность.

Пробыв в таком застывшем состоянии около минуты, она оказалась рядом со мной, аккуратно присев на подлокотник кресла, и приобняла меня за плечи. Руки сами собой потянулись к ней, и, обняв ее за талию, я пересадил ее к себе на колени. Она тут же крепко обняла меня и уткнулась лицом в основание моей шеи. На моем лице расцвела широченная улыбка. Она все же решилась.

- Спасибо, - прошептал я ей на ушко. Я действительно был ей благодарен. Ответом мне послужил нежный поцелуй в губы. Она поцеловала меня не думая, просто по инерции, но как только поняла, что сделала это в доме моей семьи, то крепче обняла меня и немного сжалась, словно пытаясь спрятаться от окружающего мира. А прятаться было от чего. Все смотрели на нас, ну, за исключением Деметрия и Кэйтлин, которые привыкли к чему-то подобному. Для всех же остальных это было ново. Даже Эмметт оторвавшись от игры, смотрел на нас, широко раскрыв глаза, а затем, улыбнувшись, покачал головой.

"ну, наконец-то!" – мысленный возглас Джаспера заставил меня усмехнуться. Мысли Карлайла и Эсми меня тоже порадовали. Они были счастливы за нас и желали счастья нам.

"Вы молодцы. Как никто другой вы заслуживаете счастья!"

" Ты только береги ее, Эдвард. Она гораздо уязвимей, чем может показаться"

"Интересно, Кай обрадуется Эдварду в качестве зятя? Аро точно будет рад"

Мы пробыли в их доме примерно до полуночи. Со временем Тори расслабилась в моих руках и присоединилась к общей беседе.

*~~~~*

Черт, я нервничал. Очень сильно нервничал. Да я за всю свою жизнь так не нервничал! Да, я был немного самонадеян, рассчитывая на положительный результат, но по-другому просто не могло быть! Я давно планировал это. Мне хотелось сделать все идеально, идеально для нее, ну и немного для меня. А это было трудно. Мы не говорили с ней об этом, разве что еще тогда, когда она была ребенком, но это было явно в другой жизни. И в той прошлой жизни наши мнения были категорически противоположны. Все традиционное ей казалось полным бредом, я же был за соблюдение традиций. Поэтому я чертовски сильно нервничал.

- Мммм, ты зажег камин, у нас есть повод? - мягкий, соблазнительный шепот раздался рядом с моим ухом.

Черт, совсем не заметил, как она спустилась. На ней были коротенькие черные шортики и простая белая майка, волосы все еще были влажными после душа.

- Смотря, что ты считаешь поводом, - улыбнулся я, присаживаясь на диван. Она тут же плюхнулась мне на колени. Я безумно любил, когда она сидела у меня на коленях! – И ты выглядишь гораздо лучше, чем полчаса назад. Ауч! – вскрикнул я, когда она стукнула меня по плечу.

- Не смей надо мной издеваться! Ты, между прочим, тоже не всегда чистеньким с охоты возвращаешься, - упрекнула она меня.

- А вот и всегда, - самодовольно произнес я.

- Хвастун! – буркнула она и еще раз стукнула меня по плечу. – Я просто упала, - я засмеялся.

- И это говорит вампир, которому перевалило за сотню, - я снова рассмеялся. Когда она появилась на пороге вся в грязи, в порванной майке и с умилительной обидой на лице у меня случился истерический припадок. Я просто не мог остановить свой смех. Она естественно надулась и ушла наверх, а я все продолжал смеяться.

- Еще одна шутка на эту тему и я на тебя серьезно обижусь, - она пригрозила мне пальцем, а затем рассмеялась, я без промедления присоединился к ней. – Ладно, признаю, я выглядела жалкой, - выдохнула она.

- Ты выглядела милой, - не согласился я. Она лишь покачала головой и довольно улыбнулась.

Мы погрузились в комфортную тишину, молча наблюдая за пламенем в камине. Внезапно все мои планы относительно сегодняшнего вечера показались мне глупыми. Ведь это просто были мы… Только мы…

- Тори? – позвал я.

- Ммм? – промурлыкала она в ответ.

- Виктория, я тут подумал…

- Ой, не к добру это, - усмехнулась она, за что получила легкий шлепок по попе.

- Не перебивай! Так вот… Ты жутко противоречивая особа, твое настроение может меняться со скоростью света сотни раз за день. Ты ужасно упряма, у твоих родственников ужасная репутация, - она хихикнула. – Но при этом ты самое очаровательное и нежное создание, которое я когда-то встречал. Ты до жути самоотверженна и бескорыстна. Ты одна из самых сильных особ, которых я когда-либо встречал. С такой стойкостью переносить все то, что приготовила судьба, могла только ты. Если ты кого-то впускаешь в свою жизнь, то этот человек становиться весьма счастливым ублюдком, потому что ты замечательный друг. Ты всегда верна своим принципам и убеждениям, что делает тебя невероятно особенной. Мне безумно нравится, как ты морщишь свой носик, когда чем-то недовольна, я даже люблю твою отвратительную привычку жевать свою губу, когда ты нервничаешь. Мне нравится "просыпаться" рядом с тобой, нравится целовать тебя, нравится просто держать тебя за руку. Рядом с тобой я чувствую себя целым, чувствую, что мое мертвое сердце оживает рядом с тобой. Давным-давно ты стала моим маленьким ангелом, ворвавшимся в мою жизнь, ты подарила мне душу, ты стала моей душой. И я понятия не имею, чем заслужил такое счастье, счастье быть рядом с тобой, держать тебя в своих объятиях, любить тебя… Из всех возможных засранцев на свете ты выбрала именно меня – эгоистичного мазохиста, который вечно копается в себе, но я чертовски рад этому. Я буду делать все возможное, чтобы каждый день видеть твою улыбку, чувствовать твое счастье. Я обещаю всегда, всю ближайшую вечность заботиться о тебе, любить тебя, терпеть твои капризы, я согласен терпеть даже Деметрия, - я не смог сдержать своей улыбки, она тоже широко улыбнулась, - но у меня есть одно условие. Я готов делать все это и даже намного больше, но, - резко поставив ее на пол, я опустился на одно колено. – Но я готов делать это только для своей жены. Виктория, ты окажешь мне такую честь? Ты станешь моей женой?

Держа ее за руку, я смотрел в ее широко распахнутые глаза снизу вверх и ждал своего приговора. Она молчала. Но вот только постепенно она начинала все больше хмуриться, что мне совсем не нравилось. Я опять сделал что-то не так? Что ей не понравилось? Нужно было все же остановиться на варианте с сюрпризом… Черт…

В следующее мгновение я оказался лежащим на спине на том самом месте, где раньше стоял кофейный столик, вернее я и лежал на том, что осталось от этого самого столика. Тори сидела на мне верхом, ее руки крепко держали мои, просто приколачивая их к полу. Ее лицо не выражало ничего хорошего.

- Да как ты мог вообще? – возмутилась она. – Столько решался на это, что я было уже решила, что ты передумал, а когда, наконец, собрался с духом, то… Зачем все это вообще? Все так замечательно начиналось… Идеально. Зачем было все портить? Ну вот зачем, а? – она пыталась выглядеть серьезно, даже грозно, но ее горящие глаза выдавали ее с потрохами. – Ты ведь знал, что я ненавижу все это. И даже не смей говорить, что забыл! Все эти банальные предложения, стоя на одном колене… Тьфу! Да это же словно мыльная опера, - она смешно нахмурила брови, а я широко улыбнулся. – Ты это специально да? Только не смей мне говорить, что сейчас откуда не возьмись, появятся Каллены под ручку с Вольтури и кинуться нас поздравлять? Ведь если следовать твоей любимой классике, то так все должно и быть, да? – я не смог сдержать смешок. – Уф, ненавижу тебя! – отпустив мои руки, она стукнула меня, и смешно надув губки выпрямилась, скрестив руки на груди.

Поднявшись и оказавшись с ней нос к носу, я чмокнул такие сладкие губки и обнял ее. Я уже собирался сказать, что успел побывать в Вольтере и получить благословение Кая, что было бы ложью, но мне очень хотелось посмотреть на ее реакцию, как мое внимание привлекла одна из сказанных ею фраз.

- Подожди, ты знала, что я собираюсь спросить тебя? – я был удивлен. Никто не знал, даже Карлайл, даже Элис, которая не могла видеть нас, никто. Тори вдруг как-то сильно смутилась. Она попыталась встать, а когда я не дал ей это сделать, она принялась смотреть куда угодно, но только не на меня. – А ну-ка признавайся во всем, пока я не передумал! – она закусила губу и покачала головой. - Быстро! А то накажу.

- Сильно? – она прям оживилась.

- Что сильно?

- Накажешь сильно? – переспросила она, взглянув на меня из-под ресниц, соблазнительно прикусив губу.

- Так. Прекрати заговаривать мне зубы. Как ты узнала? – я изо всех сил старался придать голосу серьезный тон, но убрать из него веселые нотки мне так и не удалось.

- Эх, - она тяжело вздохнула и обняла меня за шею. – Кажется, кто-то забыл, что девайс у меня хорошо прокачан. А учитывая то, что я практически круглосуточно касаюсь тебя, то как только ты решился, я почувствовала твое решение. – Она выглядела так чертовски соблазнительно, что я накинулся на нее с поцелуем.

- Так, - оторвавшись от нее, выдохнул я, - с твоим девайсом мы потом разберемся. Возвращаясь к нашей первоочередной проблеме. Ты согласна стать миссис Эдвард Каллен или нет?

- Ну, вот начет миссис Эдвард я точно уверена, что да. А насчет "Каллен" я не уверена, - задумчиво протянула она, я же вопросительно поднял брови. – Согласна на двойную фамилию, - уверенно заключила она.

- Ни в коем случае. Я против! – Каллен-Вольтури… Вольтури-Каллен… Не звучит.

- Тогда у нас проблема, - грустно выдохнула она. – Мне придется тебе отказать. Ты ведь даже кольцо не приготовил…

Вытянув из кармана кольцо, я продемонстрировал его ей, она улыбнулась.

- Ты, кажется, в девичестве был Мейсен? Вот стать миссис Эдвард Мейсен я согласна. Давай сюда кольцо! – она широко улыбнулась и потянулась за кольцом. В итоге мы опять упали на пол. Вернее упал я, а она так и продолжала сидеть на мне, широко улыбаясь.

- Знаешь, - весело протянул я, смотря на ее горящие глаза и видя в них такие же свои, - я подумаю, над твоим предложением и сообщу тебе ответ завтра.

- Что!? – в возмущении воскликнула она. – Давай сюда кольцо, говорю! Думать он еще будет, ага. Размечтался!

Ситуация была настолько нелепой, что мы рассмеялись. Но это длилось не долго, так как я снова заткнул ее рот поцелуем.

Оторвавшись от нее, я со всей возможной нежностью взял ее за руку и надел на палец кольцо. Мы одновременно широко улыбнулись.

- Люблю тебя, - одновременно произнесли мы и снова улыбнулись.

- В Вегас летим завтра? – радостно спросила она.

- Ну уж нет, даже не думай! Вполне классическая свадьба с шикарным белым платьем, тортом, гостями…

- Неа, - она покачала головой. – Белое платье – это само собой разумеющееся, но никаких гостей и тортов, - категорично заявила она. – Хотя Деметрий все рано поедет с нами.

Я закатил глаза.

- Спорим, что я заставлю тебя передумать? – я многозначительно пошевелил бровями.

- Попытаться можешь, но как ты сам сказал, я очень упряма, так что у тебя врятли получится, - она наигранно равнодушно пожала плечами. Покачав головой, я снова приник к ее губам, начиная свою попытку.

Хотя кого я пытался обмануть? Если она хочет Вегас, то будет ей Вегас. Неважно как это произойдет, главное, что она станет моей. Моей женой. Мой маленький ангел, который когда-то вошел в мою жизнь крепко держась за руку Эсми, который прибегал ко мне, когда ему снились кошмары, ангел, которого я целовал перед сном, ангел, который полюбил монстра подарив ему душу, который имел величайшую силу воли, чтобы простить, несмотря на все то, что я сделал, ангел, который стал моим персональным счастьем позволив себя любить, будет рядом со мной в качестве моей жены. Моя любимая девочка, моя душа будет рядом. Мы будем единым целым, будем друг у друга, мы будем настоящей семьей и это самое главное, а со всем остальным мы справимся. Вместе.

THE END.

0

123

НУ, ВОТ СОБСТВЕННО И ВСЕ. ЕСЛИ ВАМ ЕСТЬ ЧТО СКАЗАТЬ, С УДОВОЛЬСТВИЕМ ПОЧИТАЮ ВАШИ ВПЕЧАТЛЕНИЯ И ЭМОЦИИ.
сПАСИБО ВСЕМ, КТО ЧИТАЛ ЭТУ ИСТОРИЮ!

Отредактировано Tina_Meysen (2012-12-15 12:56:18)

0


Вы здесь » Фанфики » Альтернатива » Любишь? Отпусти...