Автор: Sassy
Фанф взят с fanfics.ru
Пэйринг: Гарри Поттер/Лорд Волдеморт
Рейтинг: NC-17
Жанр: Darkfic/AU
Размер: Мини
Статус: Закончен
События: Финальная битва с Волдемортом
Саммари: Ночь после Битвы
Предупреждение: Смерть персонажа. Мат.

Гарриволд без названия

— Авада Кедавра!

— Экспеллиармус!

Поттер проснулся и рывком сел в кровати. Футболка насквозь промокла от липкого горячего пота и неприятно обтягивала спину. Голова гудела, тело было словно чужое. В горле стоял отвратительный привкус: вечер после битвы Поттер провел в ванной. В обнимку с бутылкой огневиски. Рон нашел его только спустя пару часов после того, как он приложился к стеклянному горлышку. Пьяного, зарёванного, скулящего какую-то непонятную веселую песенку, полную матерков.

— Давай, вставай. Всё, всё, Гарри, подымайся, я сказал.

— Он ведь сдох, Рон? — пьяно хихикал Поттер, цепляясь за клетчатую рубашку Уизли.

— Да, сдох, — отвечал рыжий, крепче перехватывая друга за талию.

— Сдо-ох! — напевал Гарри. — Сдох, сдох, сдох!

— Давай, двигай ногами-то хоть маленько, — ворчал Рон.

— Где он?

— Да там, в подвале. Гарри, ну помоги же мне. Шевелись.

— Сдох, сдох, сдох!

— Да сдох, сдох! Угомонись и не ори, идиот. Филч услышит.

В гостиной Гриффиндора уже никого не было. Студенты улеглись зализать раны, осознать наконец-то весь ужас произошедшей битвы, оплакать тех, кто погиб и помолиться за то, что остались живы. Рон тащил Поттера почти волоком. Завалив его на кровать, он кое-как стянул с уже отключившегося Гарри обувь и одежду. Натыкаясь на углы тумбочек, Уизли добрел до своей постели и, упав в подушку, тут же заснул.

Гарри вздохнул и снова лёг. Хотелось спать, но ноги сводило противной судорогой. Мокрая футболка воняла едким потом и пролитым на неё спиртным. Воздух под пологом пропитался отвратительным теплым запахом перегара, и Поттер, не в силах переносить удушающую спёртость, снова поднялся.

Рон сочно храпел, раскинув руки в стороны. Невил наоборот, свернулся клубочком и крепко сжимал волшебную палочку. Стараясь не шуметь, Поттер натянул штаны и кеды и вышел из спальни.

Небо за окном уже подернулось светло-серой дымкой, хижину Хагрида скрывал плотный туман. Должно быть, до рассвета осталось часа два, не больше.

Гарри сел в кресло и скрестил на груди руки. Гостиная Гриффиндора представляла собой жалкое зрелище: оконные стекла кое-где выбиты, камины уже давно потухли, воздух в просторной комнате за ночь остыл. Было зябко и неуютно. И одиноко.

В ещё пьяном мозгу всплыли картины вчерашней битвы: развалины Хогвартса, перемазанные в пыли и грязи студенты, крик, шум, взрывающиеся заклятия, мертвые друзья и тело Волдеморта, лежащее на полу в Большом зале.

Гарри вспомнил серые худые ступни, грязные, с длинными пальцами, удивленное выражение лица, раскрытый рот и мелкие зубы, разделенные между собой черными щербинками. Губы Тёмного Мага были такими тонкими и синюшными, под стать коже, что казалось, их нет вообще. Мантия накрывала тело, словно веер.

Поттер отупело разглядывал золотисто-красный ковер на полу. Взгляд скользил по замысловатому рисунку, останавливаясь на валяющихся крошках осыпавшейся штукатурки. В углах гостиной лежали выбитые боевыми заклятиями мелкие камни.

Сколько жизней. Сколько горя. Боль от потерь захлестнула с неожиданной силой, заставив согнуться, обхватить голову руками и тихо застонать. Столько крови… Какая она — кровь Волдеморта?

Через минуту Поттер, завернувшись в мантию-невидимку, крался по коридорам Хогвартса в сторону подвальных помещений, чтобы еще раз увидеть тело поверженного врага.

* * *

Маленькая дверь явно была рассчитана на рост домовика: Гарри пришлось низко наклониться, чтобы проникнуть внутрь. С полукруглого невысокого потолка сочилась влага, воздух небольшого помещения был пропитан сыростью и запахом гнили. В стене напротив входа торчал ржавый крюк, на котором висела цепь с наручниками. Должно быть, подумал Гарри, это как раз тот подвал, о котором с ностальгией любил говаривать Филч.

На полу, словно ворох старого грязного тряпья, лежал труп Волдеморта. Поттер медленно подошел к нему и осторожно ткнул мыском обуви.

— А, черт, чего я боюсь? — прошептал Гарри. — Ты же сдох, ублюдок.

Поттер сел на пол, прислонившись спиной к склизкой стене.

— Вот видишь, Том, ты всё-таки проиграл. А как кичился званием самого могущественного мага! Что ты теперь? Ничто. Завтра твое тело сожгут, а имя — забудут. Больше никто и никогда не будет бояться тебя. Никто и никогда больше не станет с трепетным ужасом произносить «Тот, Кого Нельзя Называть». Проиграл ты, Реддл. Хотя я всегда тебя боялся. Очень боялся. До дрожи в коленках.

— Твоя проблема заключалась в том, что ты не учитывал все возможные варианты, — тихо продолжал Гарри. — Ну как можно было всерьез считать, что такой Великий Волшебник, как Дамблдор и простой студент гриффиндора, которому еще на первом курсе присудили пять баллов за потрясающее везение, не смогут раскусить тебя и уничтожить крестражи? Ты всегда думал задницей.

Несколько минут Поттер молчал, осматривая шершавые стены. Прохладный воздух постепенно приводил его в себя, выветривая похмелье. Гарри даже перестал замечать его сладковато-гнилой оттенок. Слов скопилось много, но почему-то они застревали в горле.

Поттер откинул голову, прижимаясь затылком к холодному камню. Прикрыв глаза, он снова думал о сражении. Скорее всего, эти воспоминания навсегда останутся с ним. Боль никогда не притупится, никогда не забудется — такое просто невозможно забыть. И простить невозможно.

— Авада Кедавра!

— Экспеллиармус!

— Га…Гарри-и-и…

Поттер вздрогнул и открыл глаза. Затаив дыхание, он уставился на лежащее тело и уловил слабое движение сизых скрюченных пальцев. Грязные заостренные ногти едва заметно царапали каменный пол.

— Твою мать!

— Га…Гарри-и-и…

— Ты что, жив? Как?!

Сиплый вздох и слабый кашель встряхнули тело Волдеморта. Поттер не мог поверить своим глазам. От парализующего страха он почти задохнулся. Вскочив, он подлетел к лежащему и со всей силы пнул под ребра. Стоны и судорожные подергивания лишь разозлили.

— Не сдох? Не сдох, сука? Что… тебе… еще… надо? — каждый пинок отмерял слова.

Волдеморт хрипел, слабо шевелился, пытался уползти от побоев, но сил не было. Зато они были у озверевшего Поттера. Столько мучений, столько крови, и все напрасно! Живучий сукин сын! Почему он, почему не Люпин, не Тонкс, не Фред?

— Убью! — неистовствовал над телом Поттер. Его собственное тяжелое дыхание походило на рык. — Ненавижу, тварь!

Желание растоптать, унизить, уничтожить придало решимости. Пинком раздвинув безвольные тощие ноги, Гарри опустился на пол позади Тома Реддла.

— Думал, все так просто? — хрипел Поттер, расстегивая джинсы. Ширинка зловеще вжикнула, член лег в руку. — Думал, легко отделаешься?

Просторная мантия, закинутая на спину, открыла мертвенно-бледную задницу. Раздвинув плоские ягодицы, Поттер набрал полную глотку вязкой слюны и плюнул в самую середину.

— Посмотрим, — злорадно сказал он, направляя отвердевший член в синюшно-черный анус.

Отверстие не хотело поддаваться.

— Блядь… Блядь! — отчаянно матерился Гарри, протискиваясь внутрь.

Волдеморт стонал, стараясь отодвинуться от источника боли, но Поттер только сильнее толкался вперед, придавливая локтем спину врага.

— Лежи спокойно, Реддл. Лежи, гад, а то башку сверну.

Наконец, член проскользнул в узкое отверстие. Пересиливая гадливость, Поттер начал двигаться. Быстро, с силой вдалбливаясь в тугую задницу Тёмного Лорда, раздвигая ягодицы как можно шире. Каждое движение сопровождалось победным хлопком тела и вскриком. Голова Воландеморта в такт движениям елозила по шершавому полу, синюшные губы кривились, ладони сжимались и разжимались от бессилия и невозможности избежать того, что творил Поттер.

— Так… Так… Сука… Получи… — тяжело и надрывно дышал Гарри. — Ненавижу…

За минуту до оргазма Поттер встал и подполз к бледному лицу. Крепко сжимая член, он придавил голову Волдеморта коленом. Вязкая белесая жидкость брызнула на губы, на узкие змееватые ноздри, на смеженные веки. Следом за спермой последовал плевок.

Гарри встал, обтер краем футболки член, застегнул штаны. Раздвинув тощие бледные ягодицы Реддла, он усмехнулся.

— Красная. Твоя кровь такая же красная, Том, как у всех. Я же сказал — ты всегда думал задницей. Зачем было шевелиться и выдавать себя?

Затем Гарри низко склонился над лицом врага и прошептал:

— Гори в Аду.

Крепко обхватив руками лысый череп, Поттер резко дернул вправо. Звучный хруст ломаемых позвонков эхом отлетел от скользких стен. Тело Волдеморта замерло…

* * *

— Он сдох?

— Сдох, Гарри, сдох. Ну сколько можно? Два дня подряд напиваться в стельку.

— Мразь.

— Еще какая. Сегодня в полдень его тушу сожгли на опушке Запретного леса. Ну и вонь стояла, я тебе скажу, — передёрнулся Уизли. — Половина присутствующих изблевала все кусты. Несколько девчонок в обморок попадали, мадам Помфри бегала в больничное крыло за зельем. Жаль тебя не смогли разбудить.

Рон терпеливо волочил приятеля в башню Гриффиндора. Поттер хихикал, шмыгал носом, плевался и завывал пьяную песенку.

— Сдох, сдох, сдох…