Фанфики

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фанфики » Другие рассказы » Поцелуй валькирии: Школьные годы Кэтрин Реддл..(Автор: Ketrine Riddle)


Поцелуй валькирии: Школьные годы Кэтрин Реддл..(Автор: Ketrine Riddle)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Автор: НеАнгел
название: Поцелуй валькирии: Школьные годы Кэтрин Реддл...
Жанр: думаю, фэнтези)
Пейринг: Снегг\Кэтрин, Гарри/Джинни, Гермиона\Рон, и остальные стандартно
Рейтинг: как бы ни хотелось иного... NC-17....
Cаммари: События можно повернуть вспять...Именно так думала Кэтрин Реддл, молодая валькирия, разбивая последний маховик времени. Девушка вернула время на много лет назад, история пошла другим путем... Мать Тома Реддла осталась жива и воспитывала сына сама, и когда он вырос - он не стал никому мстить. Темного Лорда в этой реальности не было. Но когда ему было уже 47 лет, у него была жена и дочь, он был заместителем министра магии, достигнув карьерных высот, случилось ужасное - Беллатриса Лестрейндж организовала собственный "орден", все повторилось - и пророчество, и охота на Поттеров. Только 5 годами позже и с Темной Леди. Розалина Реддл была убита вместе с четой Поттеров. А Том взял себе маленького сына последних - племянника его жены... Розалина была валькирией, и передала дар дочери Кэтрин... Той самой Кэтти Реддл, что и изменила реальность...
Спустя 7 лет девушка училась на 6 курсе Хогвартса, в Слизерине...Но...валькирии влюбляются только раз и выбор сделан за них...каков же будет выбор, сделанный для Кэтти Реддл? И удачен ли он? А кроме того - сможет ли она изменить заранее предрешенный финал жизни Гарри? Она хранит время, но хватит ли ей сил все изменить?
От автора: валькирии принцпиально новый вид волшебников (название не мое, а способности мои). Песня валькирии исцеляет раны и восстанавливает разрушения, они колдуют без палочки, их мысли нельзя увидеть никакому легилименту. Рождаются раз на поколение в стране (больше 1 не бывает никогда)... дар передают только при смерти... Валькирия всегда только женщина, мужчины ими быть не могут. Владеют особым даром  - возвращать назад время. И один раз за свою жизнь могут воскресить умершего поцелуем Валькирии...Но всего 1 раз...
п.с. посмотрела Дары Смерти и мне стало жалко Снегга) решила, что он тоже имеет право на относительное счастье...))) и кроме того, это мое видение того, как все должно было бы быть...
Дисклеймер: выгоды не преследую, исключительно ради удовольствия
Пролог.
Стоял теплый, сентябрьский день, Кэтрин нехотя шла на урок зелий – она с большим удовольствием погуляла бы, нежели видеть своего декана… Но выбора у нее не было. Ловец команды Слизерина и староста факультета не может прогулять урок собственного декана без видимой причины. А причины собственно нет…
- Добрый день, класс. Садитесь – занятия у 6 курса Слизерина Снегг вел отдельно, в более мягкой форме чем всегда. Девушка с густыми темно-каштановыми волосами села на свое место, достала учебник и демонстративно ушла в чтение. Это продолжалось уже  с начала учебного года и причину такого поведения профессор не понимал – Кэтти была лучшей ученицей по предмету, да вообще по всем… И тут…
- Приступаем. На прошлом уроке мы разобрали зелье, которое сегодня вы варите – класс принялся за работу. Кроме Кэтрин. Она сдала зелье еще на прошлом занятии и видимо решила на этом отдохнуть, - мисс Реддл, вы можете сварить что-то посложнее… ну там…сыворотку правды, рецепт я дам…
- Я охотнее сварю яд… попробуете потом на действенность? – не поднимая глаз от книги, ответила Реддл. В классе воцарилась тишина – она рискнула перечить Снеггу, которого все боялись. И все ждали, чем это кончится.
- Мисс Реддл, вы забываетесь. Я Ваш преподаватель и мне решать что Вы будете варить. А чтобы Вы это вспомнили – после уроков ко мне в кабинет. Будем выполнять исправительную работу…
- Ага, уже пришла. У меня тренировка по квиддичу, если я ее прогуляю – меня выгонят из команды. А если меня выгонят, то матч с Пуффендуем мы проиграем, поскольку запасной ловец ловит снитч так же, как табуретка мух. Приятная перспектива? – Кэтти встала, начиная собирать вещи – а мне как-то наскучило сидеть просто так. Будет новое зелье – приду… Всего хорошего, профессор! – Кэтрин собралась было уйти, уже подошла к двери, но…
- Колопортус! – почти лениво произнес Снегг, направив палочку на дверь – вернитесь на место и приступайте к работе. В шесть часов придете на отработку.
- Я не хочу тут сидеть вечером. Есть дела поинтереснее! – с легким вызовом бросила девушка. Она лгала… она дорого готова была заплатить за то, чтобы сидеть тут вечером. Но единственный способ – наказание… она его и добилась.
- Милая моя, я старше и статус у меня повыше. Слушайся! – улыбнулся уголками губ Снегг. Кэтти вздохнула, сев на прежнее место. Но демонстративно не делала весь урок ничего. Слова о статусе ее мало волновали. А вот о возрасте… Он ведь прав, он старше на 18 лет… Но ничего поделать с собой Кэтти не могла. Но неужели он ничего не замечает?
- Бесчувственное бревно! – вырвалось у девушки. Снегг прищурился.
- Это в мой адрес?
- Да… - Кэтти отвернулась, чтобы скрыть стекавшую по щеке слезинку…
- Завтра в 5 вечера второе наказание… - Кэтти была даже рада. Два вечера подряд провести здесь. Прогресс! – За оскорбление преподавателя – Снегг бродил между столами, наблюдая за процессом варки. А Кэтти все еще пыталась читать учебник, но строчки расплывались из-за слез на глазах…
Глава 1. Кэтрин. Наказание.
После последней пары началась скука.  Я обожаю Хогвартс за то, что именно здесь познакомились мои родители – мама была выпускницей, а папа заехал по делам. Но мне здесь иногда скучно… Хотя сейчас все изменилось для меня.  Валькирии влюбляются только раз, и мама влюбилась в отца. Обычно чувства валькирии взаимны – мы обязаны передавать свой дар, чаще всего это делается по наследству… Но не в моем случае. Прошлым летом у нас гостили мой крестный – Римус Люпин, и Северус Снегг. В последнего меня угораздило влюбиться. Но я не могла не знать о том, что он всю жизнь любил Лили Эванс – мою же тетю, как ни странно. Мама была старшей дочерью Эвансов, но им солгали что девочка умерла при родах, а маму сделали валькирией. Она только в 20 лет узнала правду о себе. Но это было давно…
На зельях я вела себя чересчур дерзко, но меня до сего дня прощал преподаватель. Я ловец Слизерина, староста факультета, отличница и гордость школы. Но даже терпение Снегга имеет предел. И оно лопнуло.
Тренировка прошла для меня привычно – ощущение  того, как теплый ветер ласкает твое лицо,  развивает волосы… И те секунды, когда в твоей руке оказывается маленький трепещущий снитч – незабываемы, но их нельзя выразить словами. Бесконечное счастье и восторг…
- Кэтрин Реддл, спустись с небес на землю! – я покорно приземлилась рядом с командой, сжимая метлу в руке. Интересно, который час? У меня уроки и кроме того в 6 идти на  отработку к… профессору Снейпу… Да, так проще его звать…
Часы пробили шесть, я попрощалась с Гарри, с которым обещала поболтать вечером, но получила наказание, посему встреча с кузеном была коротка – мы учились на разных факультетах. Я слизеринка, а он гриффиндорец.
- Добрый вечер, профессор, - начала я, прибыв на отработку наказания. Снейп поднял голову от свитка пергамента, который читал. На секунду прищурил глаза, на черной радужке которых отражалось пламя свечи. И его тонкие губы исказило некое подобие улыбки.
- Мисс Реддл почтила меня своим присутствием? Я уж думал, Вы решили, что наказание с Вас снято… Вы опоздали почти на пятнадцать минут, Катрин.
- Кэтрин, профессор.
- Что? – недоуменно спросил Снейп.
- Меня зовут Кэтрин, а не Катрин. Это разные имена. Приношу извинения, я задержалась с братом…
- Беседа с мистером Поттером не является уважительной причиной задержки, мисс Реддл, вы это знаете… - Снейп подошел ко мне совсем близко в процессе этой реплики. Пришлось сделать глубокий вдох, поскольку я почувствовала, как щеки заливает густая краска.
- И все же я имею право общаться с братом тогда, когда считаю это нужным, профессор.
- Это да, но все же… Следует учитывать обстоятельства. Но перейдем к наказанию. Вы проверите работы первокурсников. Если не заметите ошибку, а я, проверяя уже Ваши комментарии, замечу – минус очко Слизерину… И если таковых ошибок будет много – еще один вечер наказания. Держите – с этими словами Снейп протянул мне множество свитков и указал на одну из парт – Приступайте, мисс Реддл… - я взялась за работу, изредка украдкой поглядывая на него. И думая, что бы мне такого сделать, чтобы заслужить наказание побольше и чуть посерьезнее… Общение даже на таком уровне приносило мне некоторое облегчение...Но внезапно мне захотелось пить. На полке стоял графин с водой, я попросила разрешения, налила в стакан немного воды и сделала глоток. На вкус вода была самой обычной. Я проглотила…  И почти мгновенно провалилась в темноту.

POV/ Снейп.
- Профессор Снейп, можно попить? – раздался в тишине кабинета голос Кэтти. Я кивнул и указал на графин с водой:
- Да, можно. Стаканчики пластиковые, там рядом с графином…
Через несколько минут послышался безошибочный звук падения тела на бетон пола, я обернулся. И почувствовал ужас – поскольку Кэтрин явно находилась в бессознательном состоянии, Но что его вызвало? Схватив графин, я сделал всего лишь вдох… Пахло явно не водой… Какой-то яд? Времени размышлять не было, по телу девушки прошла легкая судорога –  признак того, что она сильно отравилась чем-то. Приняв меры, то есть осторожно вложив за щеку Кэтрин безоаровый камень, я перенес пострадавшую в кабинет, где опустил на диван. Раздался слабый стон.
- Что случилось?... –  следовало помочь ей сесть, и уже потом объяснить.
- Ты отравилась, видимо в воду случайно попал яд. Не волнуйся, я определю что именно там и выдам соответствующее противоядие, хотя и безоаровый камень помог.
- Я не могла отравиться разбавленным ядом! – Кэтрин попыталась вскочить на ноги, пришлось применить силу, чтобы удержать ее в положении сидя.
- Валькирии в плане крови обычные люди, так что… Я ведь не стал бы ставить яд на полку под видом воды, верно? – Кэтрин кивнула – А кроме меня кто в Хогвартсе работает с ядами?
- Студенты старших курсов… - улыбнулась Кэтти. В этой улыбке промелькнуло что-то слабо знакомое. На секунду мне показалось, что ее волосы отливают рыжиной… Невозможно! Но… какое все же сходство… Нужно отвлечься!
- Посиди спокойно, я найду противоядие. И отведу тебя к мадам Помфри, на всякий случай… И раз уж ты пострадала, сниму наказание… Еще хорошо, что я тебя одну не оставил, а ведь собирался уходить…
- Как? – я непонимающе обернулся на этот почти вскрик. Кэтрин заметно побледнела. Неужели ей все же стало хуже?
- Мне иногда тоже нужно побеседовать с другими профессорами. Как ты себя чуствуешь?
- Уже лучше… Но голова кружится… Поможете встать? – я протянул девушке руку, осторожно придержал, пока она вставала… и…
- Северус, нехорошо не сдерживать обещание, мне пришлось отложить де… - Дамблдор осекся на полуслове. А что он должен был думать при виде того, как я почти обнимаю студентку, взяв ее за руку? Притом даже не в классе, а в личном кабинете… - что тут происходит?
- Я отравилась, профессор оказывал мне помощь… - отстранившись от меня, пробормотала Реддл.
- Я вынужден буду сообщить Вашему отцу, мисс Реддл… - мда… Томас Реддл меня слушать не будет. Упечет в Азкабан за приставания к его дочери. Милая перспектива…
- Я думаю не стоит, профессор Дамблдор, по таким пустякам тревожить отца. Все ведь обошлось, верно? – я невольно улыбнулся, взглянув на Кэтрин. Все же сходство есть. Неуловимое, но в чем-то есть…Сходство с Лили Эванс...
- Ладно, хорошо. Под ответственность мисс Реддл. – Альбус увел девушку в больничное крыло. А я подошел к окну, глядя на опушку Запретного Леса. А если бы не зашел Дамблдор, могло бы произойти что-то запретное? Нет, не могло. Кэтрин очень ответственная девушка, а я прекрасно осознаю разницу между нами. Она прежде всего студентка, а я преподаватель. И для того, чтобы что-то такое случилось, надо, чтобы она как минимум мне нравилась. А этого точно нет… Сомнении быть не может, так как я люблю другую женщину. Вопрос – люблю ли? – не возникал…
Глава 2.
Часть 1. Песня валькирии. (От лица Снейпа)
С момента, когда Кэтти отравилась, прошло 2 недели. Завтра должна была быть игра Слизерина с Пуффендуем, я просил ее перенести – Кэтрин не слишком хорошо себя чувствовала после больничного крыла, где провела целые сутки. Но матч не отменили и другой день не назначили…
Последней парой в пятницу у меня был третий курс. Гриффиндор и Слизерин. Значит опять на моем уроке будет сын Лили…и Джеймса. При мысли о Гарри я непроизвольно поморщился – вылитый отец, а я отчасти из-за этого его терпеть не могу…
- Вот завтра будет круто! Кэтти уже оправилась, представляешь, как она схватит снитч на своей новенькой «Молнии»? – на весь класс разглагольствовал Рон Уизли, когда прозвенел звонок. Он обращался к Гермионе, размахивая руками и что-то доказывая…А на лице Грейнджер читалась скука – она не особо любила квиддич… Вкусы бывают разные, я например тоже его не люблю…Поттер дописывал конспект. И я решил прийти на помощь тем, кто особо не интересуется завтрашней игрой.
- Мистер Уизли, звонок прозвенел. Поттер, сдавайте работу в той стадии, в какой она готова – на что наработали, то и получите… Сегодня мы проходим обжигающее зелье, оно вызывает сильные ожоги. Следующим зельем будет лекарство от ожогов. План на доске, страница учебника номер двадцать. Приступаем!
Застучали ножи, забурлила вода… я медленно прохаживался по классу, проверяя зелья в котлах. Минут через 10 стало понятно, что сварить его нормально никому не удастся, хотя мы его подробно разбирали два урока… придется провести дополнительный урок по теме. Если меня не выручит Грейнджер и не сварит хотя бы нечто похожее… Подробнейший план, буквально по малейшему движению…и даже это они не могут на третьем курсе… может проводить уроки попроще? Но эта мысль при взгляде на котел Долгопупса вылетела из головы… Зелье ядовито-желтого цвета начинало подниматься, готовясь выплеснуться…напоминало оно по свойствам больше кислоту...
- Экску… - договорить я не успел – зелье выплеснулось, заливая парту, брызги разлетелись во все стороны…послышался визг, крики, паника…а парта таяла на глазах. Он что сварил такое???
- Отведите его кто-нибудь в больничное крыло…встаем, собираемся и свободны…закончим в другой раз… свободны… - надо выставить эту двадцатку за дверь, разобраться с Долгопупсом и восстановить ущерб  - половина парт стояли с дырами, одна вкупе с котлом растаяла… а на него это зелье вполне могло попасть…
- Тише, тише, выходим…все хорошо, без паники… - послышался звонкий молодой голос. Я поднял глаза на дверь – Реддл вывела Невилла и вернулась в класс… - профессор, я все исправлю, не ругайте его… у него сильный шок…я могу спеть? Это никому не мешает? – она оглядела оставшихся. А остались пятеро – я, троица Поттера и его друзей и Драко Малфой. Чего надо было последнему – я понятия не имел. Но это неважно…
- Нет, не мешает…давай… - за всех ответила Грейнджер. Ай умница! Никого не спрося она все решила… я усмехнулся про себя, думая, что в такой обстановке песня прозвучит как-то глупо.
Раздались чарующие звуки песни без слов…нечто вроде песни феникса, только еще красивее и очаровательнее…и это пела Кэтрин…только теперь до меня дошло, что это песня валькирии. Парты зарастали опять же на глазах, котел на парте Невилла снова появился, дыры в стене, куда попала смесь Долгопупса, закрылись… и я не сомневался, что он сам пришел в себя. В душе поднималось необъяснимое счастье и покой, складывалось ощущение полета…
Внезапно песня оборвалась и я вернулся с небес на землю, слегка смутившись. Но никто моего улета в мир воображения не заметил. Со всеми ведь происходило то же самое.
- Гарри, Рон…идите… все уладилось, я скоро к вам присоединюсь. Драко, к тебе приехал отец, он в общей гостиной. Иди! – четверка покорно скрылась за дверью. Кэтрин обернулась ко мне.
- Я знаю кто меня отравил и подмешал лишний порошок Невиллу. Это Кристиан Смарт, шестой курс Гриффиндора. Мы с ним крепко повздорили и он так мне мстит. Он сам признался… А Невиллу у него случайно получилось подкинуть, он хотел Гарри. Так что Невилл тут ни при чем. С Кристианом говорит папа, все в порядке… всего хорошего! – она улыбнулась. Я вдруг заметил как она выросла… из первокурсницы, робко поднимавшей руку на парах, она превратилась во взрослую красивую девушку. Так быстро или это было постепенно? Странно, я не замечал перемен…
- Спасибо, Кэтрин. До свидания! И удачи завтра на игре…
- Вот завтра и пожелаете. До свидания, профессор – легкая улыбка мелькнула на ее губах и она ушла. А я стер с доски план и отправился к Помфри – узнать как себя чувствует Долгопупс. Если он не виноват  - так и быть, прощу…Реддл бы врать не стала…
Часть 2. «Отработка до конца семестра». От лица Кэтти.
- Счет Тридцать-ноль, в пользу Пуффендуя… Реддл сегодня явно не в форме, Слизерин впервые за вот уже четыре года может проиграть в матче не Гриффиндору… - доносилось до меня. Я стиснула зубы, сильнее сжав рукоятку метлы – я все равно выиграю, я поймаю снитч раньше Диггори, чего бы это мне ни стоило. Кружилась голова – дозу яда Смарт сыпанул ударную, Римус вообще собирается отправить меня в клинику святого Мунго, так как я все еще не могу отойти от отравления. И я сказала крестному, что если мы проиграем – я поеду в клинику. Я туда не хочу и поэтому должна выиграть…
Снитч летал над трибунами, низко. И дразнил нас с Седриком, приподнимаясь и вновь опускаясь к самым головам сидящих на скамьях зрителей. Наконец мои нервы не выдержали на счете пятьдесят-десять…Седрик даже не сразу понял, что я увидела снитч, так резко «Молния» рванула к мячику. А девочки на верхней трибуне в ужасе завопили… Зря боятся, я не врежусь. Джеймс, отец Гарри, всегда говорил, что я прирожденный ловец. Вот и докажу…
Через несколько секунд правая рука взметнулась вверх, левая уверенно направила рукоятку метлы в центр поля, вниз. И едва встав на ноги, я устало и победно крикнула заветное «Снитч». Мяч трепетался, я отдала его мадам Трюк и присела на траву. От высоты и резких пике голова кружилась еще сильнее. Но мне с каждым днем все лучше, я даже спокойно и без тошноты ем сладкое последние два дня. И Люпин меня никуда не пошлет, мы договаривались…
- Пятьдесят – сто шестьдесят. Умничка, спасла команду! – меня обняла капитан, весело улыбаясь. Я выдавила из себя улыбку:
- Он низко летал, я поймала бы раньше. Вы что-то пропускали их голы…
- Бладжеры. У них охотники злобные какие-то. Меня чуть с метлы раза три не сшибли. Ты как?  - голос семикурсницы Памелы, нашей нападающей и капитана, стал заботливым. Значит я плохо выгляжу. Нехорошо это, Римус уже идет…вместе с Гарри.
- В норме, - я встала с земли – голова кружилась немного. Но прошла…ты иди, поздравь ребят. А я с братом обнимусь… - Памела кивнула и ушла.
- Кэтрин, мои поздравления! Ты совсем как Джеймс, над трибунами пролетела низко и никого не зацепила. Гарри, учись у сестры, твой папа играл так же, - Римус пожал мне руку, в то время как Гарри обнимал, пытаясь, наверно, задушить. И это после всего, что я для него делаю? Неблагодарный!
- Кэт, ты супер! Я в восторге! – я улыбнулась. Гарри тоже прирожденный ловец, хвалит скупо, но приятно.
- Спасибо, брат. Пошли в школу? Я что-то подустала.
- А как насчет клиники… - я перебила Римуса, зная, что он скажет.
- Мы договорились уже! Я победила и в Мунго не поеду! Это мое последнее слово. Рим, слушай, а сегодня часом не полнолуние?
- Часом оно завтра, а что? – прищурился крестный, оглядевшись кругом – зелье мне Снейп уже варит, никого я не трону…
- Да нет, просто я хотела у тебя поспать, выспаться. Меня Лаванда с Амели уже достали, они до часу ночи обсуждали что-то там про своих парней. Я уже хотела сказать «Онемей»… но побоялась скандала.
- В следующий раз скажи, оправдаем, - улыбнулся Гарри. – Но Римус же может переночевать в хижине, правда? Одну ночь… - Гарри состроил Люпину жалобные глазки. Крестный покачал головой:
- Нет, в Хижину я не пойду. Лягу на раскладушке. Но! Ты приходишь когда девочки лягут, утром я тебя разбужу. И если нас застанут – сама оправдываешься, ясно?
- Римус, кто застанет? – возвела я глаза к потолку холла, в который мы уже зашли. Студенты обсуждали игру и того, что я зову преподавателя Защиты по имени, никто не замечал. – Профессор Дамблдор все знает, папа тоже. Ты мой крестный в конце концов!
- Ладно, идет! Но девочек предупреди, если они в курсе того, кем я тебе прихожусь. А то мало ли…
- Дормитории 6 курса никто не проверяет. Но я скажу, ладно уж. Буду после ужина! – я ушла переодеваться и делать уроки. А вечером пришла к Люпину. Где мы до полуночи вспоминали маму и их друзей, шутили друг над другом. И в целом весьма весело провели несколько часов. Но в 12 Римус отправил меня спать, я залезла под одеяло и сняла джинсы, навесив их на спинку кровати. Римус вздохнул, устроившись на стареньком диванчике в соседней половинке комнаты, за маленькой ширмочкой.
- Что ты со мной делаешь, Реддл? Кровать отобрала, одеялку тоже. Вот зачем я только согласился тебя крестить?
- Наверно потому, что я хорошая. Ладно, давай спать… - я укуталась в одеяло и уснула. Спала спокойно, сны не снились. А потом почувствовала, что кто-то теребит меня за плечо.
- Римус, отстань, сегодня воскресенье! – я повернулась на другой бок, не открывая глаза и снова задремала.
- Реддл, подъем! – раздался сердитый и злой голос Снейпа. Я подскочила, кутаясь в одеяло. Так и есть – мой декан стоял у кровати с огромной яростью на лице. Надеюсь Римус не ушел, иначе Снейп меня прибьет…
- Профессор, это не то, что вы думаете, я просто… - Снегг бросил мне джинсы и отвернулся.
- Одевайтесь! И живее! Потом объясните что тут было и почему вы не в дормитории и в таком виде!
Я надела джинсы, нащупала в кармане палочку и встала.
- Профессор Люпин разрешил мне сегодня, то есть вчера, поспать здесь, потому что…
- А на профессора я напишу докладную за… приставания к несовершеннолетним! А насчет вас… я немедленно сообщу вашему отцу об этом ужасном факте! Его за это, Люпина то есть, ждет Азкабан, подумайте, что ваш отец с ним сделает. И где ваши мозги? Вам всего 16 лет!!!
- А папа знает и одобряет! – я все еще пыталась что-то объяснить, отступая к двери.
- Колопортус! – понятно, не выпустит. Будем отвлекать и ждать спасения в лице Римуса. – Вы хоть знаете кто он? Как может ваш отец такое одобрять?!
- Ревность плохое чувство. И я прекрасно знаю кто такой Римус! Я с ним живу летом в одном доме!
-Ах, вы с ним еще и живете?! – Снегг прижал меня к стене – оказывается все далеко зашло! И никакой ревности нет, вы студентка моего факультета и я отвечаю за вас!
- Ой-ой! Можно подумать у вас никогда никого не заставали! – бросила я. Снегг стиснул зубы.
- Студентов и в школе – нет! – я начинала злиться, со стола Римуса слетали предметы. Мда…Еще разобью что-нибудь… Я вырвалась и отбежала к окну, доставая палочку. Римус, куда ты делся-то???
- Ага, значит вне школы все же заставали, да?! – Снегг сделал шаг в моем направлении, наверно, собирался за руку вести к Дамблдору и возмущаться там. Я отошла в сторону…
- А вне школы – не ваше дело! Но вы меня шокировали! Я был о вас лучшего мнения… - мы обошли стол, теперь я была ближе к двери, Снегг ближе к окну. Можно убежать, но он же Римуса прибьет в таком случае. Специально дождется…
- А я о вас была лучшего мнения до тех пор, пока впервые не увидела! То есть когда у меня никакого мнения  о вас не было! – нарываюсь, сама не зная зачем. Нет бы объяснить…
- Кэтти, ты уже проснулась? – спаситель в лице Римуса зашел в кабинет и остановился у порога.
- Пришел развратник? – зашипел Снейп, направив палочку на Люпина – Петрификус Тоталус! – я повторила то же самое действие в адрес своего декана. И оказалась между двумя связанными преподавателями, злобно смотревшими на меня. Не выдержав, я рассмеялась, развязав с помощью магии Люпина.
- Римус, объясни пожалуйста профессору Снейпу что я тут делаю! – я села на кровать, пытаясь успокоиться.
Римус пояснил, что я его крестница и ночевала тут вполне законно. И развязал профессора зелий. Тот сел, со злостью глядя на меня.
- Можно было сразу сказать!
- А вы не слушали! А я пыталась дважды объяснить!
- Но связывать меня мои студенты еще никогда не пробовали. Вы меня просто удивляете, мисс Реддл. Отработка до конца семестра, включая выходные. И никаких «но»!!!
- Хорошо… - покорно кивнула я.
- И до дормиторий я провожаю вас лично, а утром встречаю. Без вот таких ночевок обойдетесь!
- Ладно… - Римус вышел в коридор, сказав, что его ждет профессор Флитвик. Снегг положил руку на ручку двери.
- И никому не слова о тут произошедшем! Ясно?
- Да… - я застегнула мантию и подошла к нему – во сколько приходить вечером?
- Я зайду за вами сам! До скорой встречи! Извинились бы хоть… - вышел он в коридор. Я тихо пробормотала вслед:
- Я не хотела, прости… - Снегг обернулся, и я поспешно добавила – те…
- Прощу, когда успокоюсь… - Снегг ушел, оставив меня с чувством смущения и радости. Теперь до конца семестра я буду видеть его каждый вечер! Он даже не знает, какой счастливой меня делает эта отработка…
Глава 3. Снегг. Ее патронус –лань.
К утру зелье Люпина было готово, следовало отдать его нашему вервольфу, что я и собирался сделать. У Римуса было открыто, я был уверен, что он уже проснулся, и зашел к нему. А там… В девушке с густой копной каштановых волос я с возмущением узнал Реддл. Спит себе у постороннего мужчины в кровати и не краснеет. Внезапно вспыхнула злость, но скорее на Люпина – она еще почти девочка, ее легко соблазнить… А вот он, стареющий оборотень, о чем думает вообще? Да и она все же хороша!
Я слегка потряс ее за плечо.
- Римус, отстань, сегодня воскресенье… - ну точно. Если уж она его по имени зовет…
- Реддл, подъем! – девушка подскочила, села, укутавшись в одеяло. «Его так не стесняется» - мелькнула мысль, но я мгновенно отогнал ее прочь.
Следующие полчаса Реддл, попытавшись мне что-то объяснить, словно дразнила меня. И это злило все сильнее… Особенно ее слова о том, что я ее ревную. Было бы к кому… и кого, конечно. Наконец явился сам Люпин, я, движимый праведным гневом – нечего растлевать малолетних студенток  - наслал на него Петрификус Тоталус, намереваясь позвать сюда директора школы. И… получил то же самое заклинание от Реддл. Да кем она себя мнит в конце концов?! После объяснений Римуса, снявшего заклятье, я успокоился лишь отчасти – ладно, предположим он ее крестный и все тут законно.Но связывать собственного декана – это уже чересчур. Да и злить перед этим…
Назначив девушке наказание до конца семестра, я удалился в Большой зал – подошло время завтрака. Римус слегка улыбнулся, сев на свое место. Но промолчал, следовательно сию историю можно считать замятой.
- Какие планы на день, Минерва? – задала вопрос профессор Стебль. Я бросил взгляд на МакГонагалл – интересно, что она там себе задумала. Хотя может и не говорить – не обязаны мы…
- Хочу поговорить с Кэтти Реддл, о времени. Ну для Грейнджер, на Кэтрин такие скачки маховика могут сказаться. И пара дополнительных занятий с моими гриффиндорцами, а потом… пока не думала. Пожалуй, составлю Вам компанию для визита во «Флориш и Блоттс» - ясно. В Лондон собрались. Надо только предупредить, что Реддл вечером будет отрабатывать наказание.
- В таком случае, Минерва, начните с мисс Реддл. Она наказана вечером.
- Наказана? – округлил глаза Флитвик. – Это кем же? И за что?! Кэтти такая примерная девочка, ну по крайней мере у меня на занятиях…
- И у меня! – подал голос Хагрид. – Кэт спокойная, и это… не грубая… Прям и не слизеринка как будто. Вы уж не это…не обижайтесь, Северус…
- Мисс Реддл наказана мной, за неуважительное отношение к преподавателю. – Римус улыбнулся, едва заметно, но снова промолчал. Нет, из этой четверки он всегда был самым нормальным. Кроме одного – он оборотень…
- Это Кэтти неуважительно относится? – Флитвик чуть не упал со стула – вот уж не поверю никогда!
- И что же, она на всех уроках такая примерная?  - мне в это слабо верилось. Но вскоре все учителя подтвердили это. Получается Кэтрин такая только у меня… здорово! Интересно чем я ее так раздражаю?
- Я просто не понимаю, что она такого могла сделать, что Вы ее наказали, Северус… - закончила МакГонагалл – на сколько хоть?
- До конца семестра. И поверьте, мисс Реддл это заслужила. Но в любом случае мне пора идти, - я покинул зал, завтрак уже кончался. Но до меня еще донеслось, когда я только отошел от стола:
- Снегг всегда был весьма суров со студентами, но чтобы слизеринцев… он превзошел себя… - шептал Флитвик. Ну конечно, я садист. Или просто чрезмерно строг, поскольку занимаю нежелаемую должность и злость срываю на особо бездарных студентах. Да и последние три года ежедневно вижу эту копию Джеймса, и еще и охраняю. С ума сойти можно!
- Я думаю наказание заслужено и справедливо – наконец подал голос Люпин, выходя из-за стола – не стоит осуждать Северуса, не зная, что она сделала… - вот это правильно. Но конец разговора я не слышал, поскольку отправился патрулировать коридоры. После обеда известил Реддл о времени наказания, определившись наконец с его выражением. И вот в восемь вечера я занимался приготовлением сыворотки правды для Министерства. От котла шел жар и я закатал рукава мантии и рубашки, открыв рисунок на левом запястье – все равно никто не видит. О наказании Реддл я и сам подзабыл. И услышав ее шаги по полу класса, едва успел опустить левый рукав мантии. Опускал правый, когда зашла Реддл.
- Мисс Реддл, прелестно! Безумно рад, что Вы вовремя. Итак, я сейчас закончу, дождитесь и пойдем.
- Куда пойдем? – взметнула брови Кэтрин. Много вопросов, милочка!
- Мне нужно кое-что отнести в Запретный Лес, и еще Хагриду. Поможете мне это сделать…
- Вы специально меня ждали, чтобы нагрузить какой-нибудь тяжестью? Садист!
- Еще один вечер наказания. И буду прибавлять вечер за каждое грубое слово в мой адрес… Вы уже пошли на второй семестр, мисс Реддл. – заканчивая варку, заметил я.
- А Вы тем не менее садист. Бесчувственное бревно, которое ничего дальше собственного носа не видит. Итак, три оскобления. Три вечера, я правильно подсчитала? Или считать пословно?
- Вы снова меня злите? Не советую… - я пытался держать себя в руках, хотя так и подмывало сказать ей какую-нибудь гадость. Странно, очень странно. Обычно без причины у меня такого чувства нет, а тут на тебе…
- Я вся дрожу, профессор. Мы можем идти или мне тут всю ночь торчать? – нет, она определенно нарывается. Но зачем?
- Пошли… - подав ей флаконы с зельями для кентавров и тому подобных создании, я вместе с ней отправился в Лес – негоже 16-летнюю девочку туда пускать одну и в полнолуние. А то кто Римуса знает… Вдруг не выпил лекарство.
Уже почти на опушке я почувствовал холод. Реддл тихо пискнула и остановилась. Боится… Возникал страх, леденящий душу. Это ни с чем не спутаешь…меня могло ждать такое будущее, если бы не Дамблдор – он меня спас от Азкабана… Но что дементорам надо в Хогвартсе?
- Давайте зайдем к Хагриду…я боюсь… - в мое плечо вцепилась рука Кэтрин. Пальцы девушки действительно дрожали, это чувствовалось даже сквозь две ткани.
- Не бойтесь. Они Вас не тронут. Скорее всего просто летят куда-то мимо школы…
- Нет… - покачала головой Реддл – оглянитесь… - я послушался. Темная фигура летела прямо на нас…откидывая капюшон…
- Экспекто Патронум! – я не слышал, как к моему голосу примешался еще один…Дементор отлетел, но его отогнали две лани. А у меня лишь один патронус…
Реддл убрала палочку. Откинула волосы со лба и направилась со своей ношей к лесу. Я поспешил следом:
- Это твой патронус изначально или он стал таким?
- Патронусы не меняются. Я вызываю его уже два года и он всегда был ланью… у Вас тоже… странно… - у меня как раз нормально, у Лили был такой же. А вот у Кэтрин…
- Кто тебя научил вызывать патронуса? – в 16 лет и такой яркий. Она очень способная волшебница…
- Римус. Он многому меня научил, мне его искренне жаль. Оборотень – это ужасно. Он очень одинок, зря Вы с ним так сегодня…
- Это твоя вина, ты меня злила…
- Римус никогда никого не обижал, если не надо. Папа даже разрешил ему жить у нас… И у него никого кроме меня и Гарри нет. Даже друга  - и того нет.
- У него были друзья. А у меня их никогда не было. Римус не рассказывал, как они дразнили меня в школе? Думаю нет…
- Зато у Вас была любимая. А Римус не может позволить себе любить… у него никого не может быть… Но мне в какой-то степени жаль и Вас. В сущности Вы не злой, но срываете свои обиду и боль на окружающих. А они считают это злобой.
- А ты значит не считаешь, что я злой? – я усмехнулся. Но возникало чувство, что она смотрит в душу…
- Не считаю… У Вас не было друзей, Вы безответно любили много лет, с Вами ведь скорее всего плохо обращались в семье. Вы работаете там, где не хотите, вы защищаете мальчика, которого не хотите защищать… Человек, который мог бы быть Вашим другом – издевался над Вами. Я о Джеймсе Поттере.
- Поттер никогда бы не мог быть моим другом, ясно? – внезапная вспыщка гнева заставила меня сжать руку девушки. Наверно очень сильно… Потому что вскрикнув, Кэтрин вырвала руку. Лицо ее вспыхнуло хорошо различимой при свете Луны злостью.
- Зато Лили считала Вас другом! Пока Вы не оскорбили ее. Она была из семьи маглов, да! Но моя мама тоже. Что, я теперь полукровка? Осквернение рода Салазара Слизерина? Мама отдала за меня свою жизнь, она спасла нас с Гарри! Не чистота крови играет роль, а душа! Малфои ведь чистокровны. И какие они? Хорошие?
- Знаешь, ты очень умна для своего возраста. Но зачем тебе лезть к другим людям в душу? У тебя все есть, чего не хватает? Ты в конце концов валькирия, ты можешь такое, что нам и во сне не снилось! Зачем тебе нарываться на отработки, тратить свое время. Трать его с пользой для себя! – сдерживаемая злость на нее прорвалась наружу. Почему для своего развлечения она выбрала меня? Со всеми шелковая, а я тоже не мальчик для насмешек…
- А Вы знаете что значит быть валькирией? Вы знаете какой это груз? Знать события наперед, слушать во всем Совет Десяти – это мировое сообщество таких как я. Для меня хуже каторги, когда кто-то поворачивает маховик времени. Меня коробит просто, а я улыбаюсь. Я сову не могу завести – она не выдержит моей ауры, Гарри Буклю от меня прячет. А мой максимум – это кошка! А самое противное и страшное – мы даже любить не имеем права. Нам выбирают спутника жизни. И изменить мы не вправе. И я даже не знаю, умеем ли мы любить по-настоящему. Вот что такое валькирия. Вы себе хотели бы такой жизни?! Я Грейнджер уже ненавижу! Она три раза в день возвращает время назад, у меня головокружение не проходит. Весело? – Кэтрин аккуратно поставила флаконы на землю – Вы бы лучше подумали почему я срываюсь именно на Вас… Хотя конечно вряд ли Вам это важно… Аривидерчи! – через несколько мгновений фигурка в темной мантии стучала в дверь хижины Хагрида. Отнеся зелья в лес, на заранее оговоренное с лесничи место, я отнес Хагриду последний флакон – с зельем против царапин.
- Ну тише, Кэтти, тише… сейчас придет кто-нибудь, отведет тебя в замок… тише… - я остановился у двери, оставшись незамеченным. Хагрид успокаивал Реддл.
- Хагрид, я так устала… я даже не знаю, люблю ли его… они же сами за нас выбирают, мы чувствуем то, что навязывает Совет…а мне так хочется верить что я тоже могу по-настоящему любить… но я не могу его не видеть, просто не могу… у меня даже патронус изменился… ты же помнишь мой Патронус? – Хагрид прижал девочку к себе, качая огромной головой. Он сидел ко мне практически спиной, Клыка не было, а Реддл вообще уткнувшись Хагриду в плечо, ничего не видела…
- Помню, конечно… Лебедь такой… эээ… с крыльями все время еще… ну… развернутыми… а чего, он теперь поменялся?
- Да, Хагрид. Он стал ланью… ланью… я только сегодня заметила…  - а мне врала. Интересно чего ради? И  о ком она вообще говорит?
«Северус, не тупи… с кем она Патронус вызвала? На кого сейчас орала? Вот и подумай…» - заговорил противненький внутренний голос. Хагрид повернул было голову к двери но тут же отвернулся, поскольку Реддл начала подниматься. Я предпочел выйти, сомневаясь, что она хочет меня сейчас видеть.
- Ты это… ложись тут… я все равно к Арагогу пойду…
- Ага, и Снегг меня убьет совсем. Он меня за ночевку у Римуса наказал. Хагрид, проводи меня в дормиторию, пожалуйста… я одна боюсь, там дементоры и ночь уже…
- Так не ночь, десять часов всего… но идем, идем, девонька… не плачь… тебе это не идет…
- Спасибо, Хагрид… но я пойду… Профессор Снегг обещал меня лично провожать до спальни. Надеюсь еще не ушел далеко… - Реддл вышла из хижины, отошла на несколько метров…и окликнула меня.
- Я тут, не надо так орать… - подойдя ближе, спокойно ответил я. – Ну и куда мы убежали с отработки?
- Хагрида навестила. Я в Запретный Лес не хожу, мне папа запретил – как ни в чем не бывало ответила девушка – я хочу спать и хочу в замок. Отводите обратно!
- Пошли… - на сей раз мы шли налегке и быстрее… проводив Реддл до гостиной, я вернулся к себе. Где меня ждал Томас Реддл собственной персоной.
- Ну и куда мы по ночам таскаем мою дочь? – начал он вместо приветствия. Судя по его лицу, моей самой радужной перспективой был Азкабан…
Представляю вашему вниманию саму Кэтрин Реддл))) наконец я нашла ее точное изображение!)
http://s50.radikal.ru/i129/1008/09/756f22ba7873.jpg
Глава 4. Хеллоуин.
Часть 1. От лица Снегга.
- Ну и куда мы по ночам таскаем мою дочь? – начал Реддл вместо приветствия, встав с кресла. – На молоденьких потянуло, Северус? Так я мигом тягу-то убавлю… В Азкабан захотел? – я вздохнул – этого человека еще никто  и никогда не переспорил. Глупо думать что мне удастся. Прощай Хогвартс! Здравствуйте дементоры… Вот куда я, идиот, потащил Реддл? Сам не мог отнести?
- Мисс Реддл была на отработке, помогала мне отнести лекарства для кентавров в Запретный Лес. Ничего более и в мыслях у меня не было… - я прошел в комнату, закрыв за собой дверь. Реддл зло и недоверчиво смотрел на меня, в его глазах явно читалась неприязнь. Рассказать правду? А поверит ли? Кэтрин ведь очень спокойная, если верить остальным учителям…
- Моя дочь не должна выходить ночью за пределы школы! Я не для того 5 лет выделял лучшую по моим возможностям охрану Хогвартсу, чтобы вы ночью таскали мою девочку в Лес!!! Чего ты от нее хотел? Ей всего 16, она даже несовершеннолетняя! Я из тебя, козел ты старый, всю душу своими руками за нее вытрясу!!! Да ты, Пожиратель Смерти ты несчастный, в Азкабане сидеть должен! Вот я тебя туда и упеку, понял, кольчатое ты животное?
- Я попрошу меня не оскорблять… - я сжал спинку стула, сдерживая ответное оскорбление. Реддл никогда не отличался умеренностью на язык, надо удержаться самому, иначе точно упрячет за решетку…
- Тебя оскорблять?! – резко дернув мой левый рукав вверх, прошипел отец Кэтрин – ты и не такие слова в свой адрес заслужил! Это Дамблдор тебя спас… А я не думаю, что заслуженно…
- Не Вам меня судить! – опуская рукав мантии, я стиснул зубы, мысленно моля себя не дерзить.
- Да что ты себе позволяешь?! – в руке заместителя министра появилась палочка. Нарвался я все же…
- Папа! – от двери метнулась черная тень, повисла на шее у Реддла. В ней я при свете свечи различил Кэтрин. Реддл откашлялся, убрав палочку. И осторожно поставил девушку на ноги.- Папочка, ты почему не сказал, что приедешь? Я же соскучилась!!! А ты можешь меня в субботу забрать в Лондон? Мне срочно нужна новая мантия, мне Амели на мантию пролила белые чернила, заколдовала их там чем-то, я отчистить не могу… и еще надо зайти в товары для животных, Пушистику что-нибудь куплю… Можешь?
- Ну хорошо, хорошо… Кэтти, скажи, ты сейчас откуда? – я молчал, понимая, что мне сейчас лучше не лезть. Кэтрин явно заговаривает отца, защищая меня… И я не знал, как к этому относится – кроме разве что Лили меня никто никогда вот так не спасал, я свои проблемы всегда решал сам. Ну за исключением… Неважно, я не такой. Я просто делал это ради Лили и продолжаю ради ее сына…
- Из дормитории. Я с отработки пришла, а Мери говорит, ты приехал. И сказал, что ты тут. Ну я сумку отнесла в спальню и прибежала… А что?
- А чем ты занималась на отработке? – прищурился Реддл-старший. Кэтрин бросила на меня мимолетный взгляд.
- Я относила зелья в лес. Профессор меня сопровождал.
- И это все?
- Нет… - я замер. Интересно, она расскажет ему о нашей ссоре? – профессор защитил меня от дементора. Кстати, что они тут делают?
- Ничего…охраняли школу. Так, на всякий случай. Но я приму меры по защите учеников от них, спасибо за информацию. А за что ты наказана?
- Я…вела себя слегка неподобающе. Пап, Римус тебе не писал о моем здоровье ничего? – я был ей очень благодарен за молчание, но в душе шевелилась догадка о причинах такого поведения… Однако верить не хотелось, это невозможно. Никто не стал бы делать для нее такой выбор…
- Нет, он писал! И я очень сердит на тебя – почему ты отказалась от клиники Святого Мунго?
- Потому что это мне не поможет! Пока Грейнджер будет устраивать мне эти тройные повторы, я не буду себя чувствовать лучше, где бы я ни была. И ты это знаешь прекрасно!
- Точно с тобой все хорошо? – Реддл-отец все еще не сводил пристального взгляда с девушки. Та медленно кивнула.
- Со мной все хорошо. Немного кружится голова, но она и не пройдет. Никто меня не обижал и ко мне не лез. Кроме дементора. А теперь давай уйдем отсюда и поговорим перед твоим уходом. И не будем ссориться с профессором Снеггом, я наказана за дело. Идем… - у меня возникло ощущение того, что она его гипнотизирует. Реддл покорно вышел следом за ней.
Через десять минут в дверь постучали. Я крикнул «Войди!», зная, кто это. Кэтрин не переступила порог, лишь серьезно посмотрела на меня, в карих глазах отражался огонек свечи.
- Не думайте, что я сделала это ради Вас. Я делаю это прежде всего ради самой себя. Я обещаю, что правды об этом вечере мой отец не узнает. Но больше я не буду ему лгать. Задумайтесь почему… И спокойной ночи! – дверь закрылась, отрезав меня от Реддл. За дверью послышались торопливые шаги… а мысль, возникшая где-то в глубине сознания, наконец нашла свое выражение. Она влюбилась в меня… но поверить в это я все еще не мог, и понять свое отношение к девушке тоже. Нет, это невозможно…Она не может любить меня, она слишком светлая для любви к Пожирателю смерти…
Две недели до Хэллоуина я внимательно следил за ней при каждой встрече, на каждой отработке. Но либо у нее великолепный самоконтроль, либо я просто самонадеянно думал, что в меня может влюбиться молоденькая валькирия… 31 октрября было посещение Хогсмида студентами, маленький праздничный вечер. Но у Реддл тем не менее была так и не снятая мной отработка.
- Поттер, передайте своей кузине, что этим вечером она свободна от наказания, - встретив мальчишку по пути к Дамблдору, я решил таким образом оповестить мисс Реддл о свободе на нынешний вечер. Пробыв у директора некоторое время и обсудив с ним охрану Гарри, я вернулся к себе, решив просмотреть заказы Министерства. Обычно Реддл убирала класс или помогала мне с ингредиентами, поскольку визитов в лес больше не делалось – во избежание внезапного появления ее отца. Но на Хеллоуин я решил все сделать сам  - этот праздник я не люблю, а работать в одиночестве  - значит иметь возможность поразмыслить. И поразмыслить я решил как раз о Кэтрин… точнее о наших с ней отношениях… они были очень натянуты, она срывалась на уроках, молчала на отработках и полностью игнорировала на переменах. А с моей стороны была исключительно строгость – мне и одного визита Тома Реддла хватило с головой. Азкабан – не мое место…
Сняв мантию, я поднял рукава рубашки и ушел в чтение писем с заказами, распределяя очередность и параллельно думая о том, правильна ли моя догадка в отношении Реддл. В подземелье было необычайно тепло, руки не мерзли, я находился один и запястья открыл безбоязненно…
Внезапное ощущение долгого и пристального взгляда и я поднял глаза. В карих глазах девушки, стоявшей у моего стола, отражались боль, обида и непередаваемая горечь…
- Опустите левый рукав… - хрипло произнесла Кэтрин – я не хочу это видеть…хотя…извините, я отработаю как-нибудь позже…интересно, профессор Дамблдор это видел? И если видел – почему не сказал мне? Он же знает, что…
- Мисс Реддл, это не совсем то, что вы подумали… - опуская рукава, я невольно поднялся. В этот миг я ненавидел себя, ненавидел метку, ненавидел все связанное с этим. Один ее вид причинял Кэтрин ужасную боль, это было видно…
- Вы Пожиратель смерти. О чем еще мне думать? Совет десяти совершил огромную ошибку…я ненавижу Вас! – вспыхнув, Кэтрин вылетела из кабинета, я не сомневался, что в слезах… Совет 10 совершил ошибку… Теперь все стало на свои места  - моя догадка  2 недели назад была правильна. Но вряд ли после этого вечера Кэтти захочет это признавать. И все же я не понимал одного – почему меня так задело то, что она узнала правду не от меня? Почему мне хотелось объяснить ей все, рассказать как все обстоит, оправдать себя? Мне очень хотелось где-то в глубине души догнать ее сейчас. Но сознание не давало это сделать…
А на следующий день Реддл не появилась ни за завтраком, ни на уроке, ни во время обеда. Она была только на трансфигурации у МакГонагалл, прогуляв даже заклинания Флитвика… они шли перед моей парой.
Неприятное чувство не давало покоя.. но еще больше страх усилился тогда, когда ко мне вбежала Памела Майдсон, капитан команды Слизерина. С заявлением:
- Реддл или сошла с ума или впала в депрессию. Она ни с кем не разговаривает и наотрез отказывается покидать дормиторию. Я думаю, стоит сообщить ее отцу… И вызвать специалистов клиники Святого Мунго…
- Я приму меры, мисс Майдсон. Спасибо за информацию… - я знал, чем это вызвано. Но станет ли она слушать меня? А выслушать ей нужно… Теперь точно нужно…
Часть 2. Визит Совета Десяти.
Кэтрин.
Часы показывали три часа дня. Мэри Смарт, моя лучшая школьная подруга, сидела на краю моей кровати, пытаясь вызвать меня на разговор. Но я не хотела говорить – ни с ней, ни с кем бы то ни было. Памела потратила полчаса на то, чтобы заставить меня пойти на тренировку – но бесполезно. Мне хотелось забиться куда-нибудь подальше и никого не видеть и не слышать… После бессонной ночи я с  трудом пошла на трансфигурацию. И на большее меня не хватило. МакГонагалл даже отпустила меня раньше – я почти заснула на паре, но едва оказавшись одна, я не хотела спать – из глаз текли слезы. Совет Десяти ошибся… Он выбрал для меня Пожирателя Смерти. Ночной кошмар моих последних 7 лет ясно всплыл в голове – зеленая вспышка, палочка направлена на меня… На руке черная метка в виде черепа и выползающей изо рта змеи… Длинные черные волосы убийцы, усмешка на губах… Но вместо меня заклинание попало в маму. Она отдала свою жизнь, она каким-то образом заставила его уйти. А потом позвала меня…Гарри в соседней комнате был в глубоком шоке, Лили и Джеймс уже погибли… А я еще верила, что мама встанет и все будет хорошо… Но…
- Кэтти, наклонись…ты должна поймать…поймать мой последний вздох…Ты станешь такой как я, валькирией… Не плачь…Все будет хорошо… Поймай вздох… - я послушалась…Через мгновение с тихим выдохом в воздухе появился маленький серебристый шарик…И поймав его, я забрала не только дар мамы, но и жизнь. Позже я узнала, что она испытывала сильную боль и это было для нее концом мучений. Но тогда я винила во всем себя…
Папа появился неожиданно, вокруг все рушилось, мне стало по-настоящему страшно. Но нас с Гарри забрали вовремя… Потом я попросила папу взять Гарри к нам, так нам с братом было легче… И с тех пор Гарри остался у нас… Через год я была посвящена в тайну валькирий, через два года поступила в Хогвартс… А теперь мне уже 16 лет, я валькирия со стажем… И мой выбор – Пожиратель Смерти… Один из тех, кто убил мою маму…И лишил меня оставшегося детства…
- Кэтрин, ну что с тобой? – сейчас я не одна, Мэри тут. Я уже смогла подавить слезы, но выйти из спальни выше моих сил.
- Ничего, все нормально. Уйди пожалуйста… Дай мне побыть одной… - Мэри ушла, наверно, обиделась. А я бессильно опустилась на подушку – это не был Северус, это не мог быть он. Но Черная метка…
- Кэтрин, я надеюсь ты не спишь? – при звуках этого голоса дремоту сняло окончательно, я села, с ненавистью глядя на вошедшего.
- Пришли избавиться от свидетеля? Не выйдет. Нас не так-то легко убить…
- Нет, не избавиться…Мне сказали, что ты весь день не выходишь из дормитории. Но это неправильно… Ты могла не приходить на мой урок, но зачем сидеть здесь остальное время?
- Я не спала ночь,  все равно ученик из меня никакой был бы…Что Вам от меня нужно? – мне хотелось сейчас одного – чтобы он ушел. Совсем… Вообще никогда его не видеть…
- Кэтти, - Снейп закрыл дверь и вернулся ко мне. Но поймав мой злой взгляд, остановился в двух метрах от кровати… - Я не… Точнее я Пожиратель Смерти, но я не делаю того, что делают остальные они… Я лишь…шпион, меня об этом просит Дамблдор, это одно из условий моей свободы и жизни Гарри.
- Не верю…
- Кэтрин, ты же понимаешь, что я не мог желать смерти Поттерам! Да, я стал таким осознанно. Но все изменилось! Дамблдор поверил мне, он дал мне шанс…После того, как началась охота на твоего кузена и его родителей… Я бы ушел, но мне доверяла Лестрейндж, я пытался спасти…
- Лили Эванс, - закончила я. – Но я не верю! Какой Вам резон теперь спасать Гарри? Ее нет больше… А он сын Вашего врага…
- Но он и ее сын! И… я действительно изменился. Поверь мне…
- Профессор Дамблдор дал Вам шанс… На что? Начать заново? Не получится… На совести убийцы всегда остается жизнь им убитого…
- Но я не убивал. Моя деятельность была несколько иной – я считался подручным, советником, шпионом. Это ведь я рассказал про пророчество о Гарри…
- Что?! – негодование заставило меня встать на ноги – Так это из-за тебя их не стало, это из-за тебя убили маму…Лили…Джеймса… И после этого Дамблдор доверил этому человеку защищать Гарри?! – от злости я даже перешла на «ты»…
-  Я не знал о ком речь, а тогда мне хотелось признания. Ты была права тогда вечером на опушке. Меня ненавидел отец, в школе тоже не слишком любили… А Лили предпочла Джеймса и его друзей… В детстве мы делаем ошибки и жалеем всю жизнь…
- Рукав! – я подошла ближе, решив проверить искренность его слов. Хотелось верить но не получалось…
- Что? – не понял визитер.
- Рукав левый поднимите… Я уже видела, больше тут никого нет. – Снейп закатал рукав, открыв метку на запястье. Я осторожно коснулась ладонью черной отметины. Кожа в этом месте была странно холодна, но мне было все равно. Закрыв глаза, я постаралась увидеть причины ее появления. Без чтения мыслей и Омута Памяти это единственный способ проверить, правда ли то, что он сказал… И то, что я видела, подтверждало сказанное. Значит можно поверить…Попробовать поверить…
- Ну и? – я открыла глаза, слегка улыбнулась и отпустила руку преподавателя.
- Вот теперь я верю. Я видела как она появилась. Могу поверить…Но одного не понимаю – зачем передо мной оправдываться было? Я же не Министр Магии!
- А ты подумай… Зачем мне оправдываться перед тобой… - я стояла слишком близко, так, что даже чувствовала тепло его дыхания. А черные глаза испытующе смотрели на меня. Мстит за мое с ним обращение?
- Ну я могла бы предположить, но думаю это будет глупость…
- А что ты предположила? – я почувствовала прикосновение руки где-то на уровне своего локтя. А мы одни… Палочка у меня осталась в сумке и колдовать без нее мне еще нельзя… Мне стало немного страшно в глубине души.
- Не важно… Это мои личные мысли… Кстати, кто из Пожирателей выглядит так? – я посмотрела в черные глаза, вызвав в памяти образ напавшего на меня мужчины… И попыталась открыть это воспоминание для собеседника…
- Не очень четко…Но мне кажется, это Долохов…Антонин Долохов. Он был пойман после того, как Лестрейндж исчезла…
- Значит Долохов… - я повторила фамилию, чтобы запомнить.  – Этому человеку лучше со мной не встречаться, убью…
- Не сможешь…На это надо решиться… - нет, определенно, это близкое взаимное положение так просто не кончится…Отойти, надо отойти…
Но искать повод не пришлось – с улицы донесся протяжный плач и песня…Зов Совета Десяти Валькирий…
- Извините, ко мне прилетели… - отстранившись, я выбежала к гостьям – нельзя долго их тут держать – могут рассердится…

Снейп.
Выйдя следом за Кэтрин, я увидел престранную картину в холле – десять незнакомых никому из присутствующих женщин, все одеты в белое, с зелеными лентами, перехватившими волосы… И старые и помоложе… Впереди всех стояла самая старшая, на ее мантии был золотой узор, на шее висел весьма массивный маховик времени. И голова была абсолютно седой…
А Кэтти среди них выглядела темным галчонком – в черной школьной мантии, с черным капюшоном…
До меня постепенно дошло кто это – Совет Десяти Валькирий, навенро. Они о чем-то тихо говорили, обращаясь к Реддл. И постепенно страх и недоумение в ее глазах уступили место радости. Валькирия, казавшаяся самой старшей, заговорила с остальными учениками.
- Я прошу всех покинуть холл. Мне нужен только кто-то из взрослых, желательно директор или декан факультета. Как свидетель посвящения. Остальных мы просим уйти.
- А я не хочу! – хмыкнул Драко Малфой.
- Я советую. Ты же не хочешь себе хвост на нос, верно? Я еще раз прошу всех выйти. Мы не шутим… - Ученики постарше ушли, первый курс убежал… Малфой ушел только после того, как на него направила палочку одна из валькирий.
- Вы преподаватель? – обратилась ко мне главная гостья, когда дети ушли.
- Да. Я декан факультета Кэтрин.
- Отлично. Запомните – вы лишь свидетель. Что бы мы ни делали – не вмешивайтесь. Мисс Реддл пройдет посвящение, дабы стать полноправной валькирией. Раньше чем положено, на год. Но это нужно прежде всего ей. Начинаем! – скомандовала женщина. Кэтти с тихим вздохом сняла мантию, оставшись в джинсах и свитере.
- Итак, Кэтрин Реддл, начнем… Ты должна будешь ответить на три вопроса, честно… И быстро. После этого ты сама знаешь, ты пройдешь непосредственно посвящение. Может быть неприятно. Но придется потерпеть… Вопрос первый: кого или что ты любишь больше всего на свете, кроме себя?
- Я могу сказать два имени? И можно тихо?
- Ты можешь даже написать… Можно два. Отвечай! – по движению губ Кэтрин я разобрал только одно имя – Гарри. Но второе и гадать не надо было…
- Вопрос второй: что ты сделаешь ради спасения своего брата? На какой поступок пойдешь максимально?
- Я отдам за Гарри жизнь, если будет нужно. Я поступлю так, как поступила бы моя мама…
- Третий вопрос: Хотя бы раз в жизни ты серьезно думала о том, чтобы сделать зло? После 9 лет…
Повисла тишина. В ушах прозвенело ее «убью»… Валькирии ждали. Наконец Реддл заговорила:
- Я думала о том, чтобы сделать зло. Я хотела отомстить человеку, убившему мою маму…На моих глазах. Я считаю, что это желание не нарушало долг валькирии нести добро.
Валькирии удовлетворено кивнули, посовещались… И одна из них пристально посмотрела в глаза Кэтрин. После чего раздался тихий приказ:
- Встань на колени и закрой глаза. Будет больно. Но если ты выдержишь – станешь валькирией… - слова о боли заставили меня напрячься – что они собрались с ней делать? Кэтрин выполнила приказ. Главная валькирия с силой ударила девушку по щеке, выступила кровь… Но ни звука не вырвалось из уст Реддл. А судя по тому, как сжалась рука, непроизвольно, можно было судить, что ей и сейчас больно… Дальнейшие действия от меня закрыли девять других валькирий, но только раз раздался голос Кэтрин, произнесшей короткое:
- Не откажусь…
Наконец, казалось, прошла вечность, валькирии расступились.
- Проверишь свои способности? – старшая валькирия помогла Кэтрин встать на ноги. На щеке виднелся свежий шрам, в глазах блестели слезы. Девушка отрицательно помотала головой… - Хорошо. Тогда держи и помни – с этого дня ты валькирия, тебе подвластно само время. Но ты хранишь его во имя добра… И бережешь жизни тех, кого в силах спасти. Любой ценой. Разбив маховик, ты вернешь время к последнему моменту, о котором думала. Разобьет не валькирия – мир ждет катастрофа. Отныне и до конца своих дней ты не вправе отказаться от своей миссии. Мы навестим тебя, когда будет нужно. А сейчас нам пора… - через мгновение девять белых и одна золотая сова вылетели в открывшуюся дверь. Кэтти села на пол, приложив к щеке ладонь.
- Больно? – я присел рядом, злясь на валькирий и жалея ее…
- Нет… нормально…они садистки, хорошо хоть при свидетеле…Без свидетеля валькирия на испытании может…скажем так, тронуться умом… самое противное – я сама себе рану исцелить не могу, а кровь идет…
- У меня наверняка есть что-то что поможет. Идем… - подав руку Кэтти, я помог ей встать. Необъяснимая нежность проснулась по отношению к 16-летней молодой валькирии… Кэтти все еще вздрагивала, сдерживая слезы.  И в какой-то момент странное чувство притяжения пересилило здравый рассудок – слегка наклонившись, я прикоснулся губами к ее губам…Мне показалось, что она оттолкнет меня или что-то в этом роде. Но спустя доли секунды последовал ответ на поцелуй…И лишь звук шагов заставил меня прекратить его…
- Так-так, опять застаю Вас в обнимку и наедине… - насмешливо-ласково произнес в дверях холла Альбус Дамблдор

0

2

Глава 5.
Часть 1. Кэтрин. Способности истинной валькирии.
- Я прошу всех покинуть холл. Мне нужен только кто-то из взрослых, желательно директор или декан факультета. Как свидетель посвящения. Остальных мы просим уйти. – Объяснив мне суть визита, Великая Валькирия попросила всех уйти их холла. Интересно, других мест для моего посвящения совсем нет?
- А я не хочу! – хмыкнул Драко Малфой, я только вздохнула – церемониться с ним никто из Совета не будет. Самоуверенный идиот!
- Я советую. Ты же не хочешь себе хвост на нос, верно? Я еще раз прошу всех выйти. Мы не шутим… - Ученики ушли, а Малфоя выгнала валькирия, одна из Совета. Остались лишь мы  и Северус Снейп, но его могут попросить остаться свидетелем…
- Вы преподаватель? – ну точно… Нет, я не против. Меня больше злит место посвящения, а не свидетель его.
- Да. Я декан факультета Кэтрин.
- Отлично. Запомните – вы лишь свидетель. Что бы мы ни делали – не вмешивайтесь. Мисс Реддл пройдет посвящение, дабы стать полноправной валькирией. Раньше чем положено, на год. – я должна была пройти через это 1 ноября следующего года. Да, ровно год… - Но это нужно прежде всего ей. Начинаем! – Я сняла мантию и отдала ее самой милой на вид валькирии. Мантия мне будет мешать. Историю я учила хорошо, в том числе и валькирий, отсюда знала, что магическая одежда будет меня душить…
- Итак, Кэтрин Реддл, начнем… Ты должна будешь ответить на три вопроса, честно… И быстро. После этого ты сама знаешь, ты пройдешь непосредственно посвящение. Может быть неприятно.- и даже больно. Но это еще ничего в сравнении с дальнейшими испытаниями… -  Но придется потерпеть… Вопрос первый: кого или что ты любишь больше всего на свете, кроме себя?
- Я могу сказать два имени? И можно тихо? – я не могла сделать выбор между Гарри и Северусом, но и не могла при нем сказать его имя…
- Ты можешь даже написать… Можно два. Отвечай! – я ответила, едва слышно:
- Гарри Поттера и Северуса Снейпа.
- Вопрос второй: что ты сделаешь ради спасения своего брата? На какой поступок пойдешь максимально?
- Я отдам за Гарри жизнь, если будет нужно. Я поступлю так, как поступила бы моя мама… - это было чистейшей правдой. Я готова даже умереть ради жизни брата. Я ради Гарри прохожу через все трудности – ради того, чтобы помочь ему остаться в живых. За эту цель отдал жизнь не один человек. И отнять у меня Гарри я не позволю…
- Третий вопрос: Хотя бы раз в жизни ты серьезно думала о том, чтобы сделать зло? После 9 лет… - я вспомнила о Долохове. И решилась:
- Я думала о том, чтобы сделать зло. Я хотела отомстить человеку, убившему мою маму…На моих глазах. Я считаю, что это желание не нарушало долг валькирии нести добро.
Валькирии удовлетворено кивнули, посовещались… Валькирия из Италии посмотрела мне в глаза, проверяя мою готовность к испытанию и правдивость моих слов…
- Встань на колени и закрой глаза. Будет больно. Но если ты выдержишь – станешь валькирией… - я послушалась, почувствовала удар по щеке. Похоже было на то, что ее порезали раскаленным железом. Больно, мучительно больно…Но бывает еще больнее, валькирия принимает на себя любой удар. Больно, хочется плакать. Но я должна вытерпеть. В ушах звенела клятва, мысленно я повторяла ее, с трудом сдерживая слезы боли. Мне может быть больнее, еще больнее. А щеку жгло огнем…
- Не откажусь…- это вырвалось вслух. Не откажусь от миссии, ради которой стала валькирией – нести жизнь. Даже перед лицом смерти. Это часть клятвы – это образ жизни…Иногда к жжению щеки прибавлялись легкие уколы в ладони рук – битый хрусталь, он растворяется в наших руках. Но тем не менее лицо горело, хотелось нырнуть в ледяную воду, а вместо этого я знала, что вокруг 10 женщин, которые не дадут мне даже открыть глаза…Если бы я была здесь без свидетеля – я могла бы сойти с ума от этого ощущения – такое уже случалось…Наконец все закончилось.
- Проверишь свои способности? – издеваются? Моя единственная мысль – охладить порез на щеке. Проверю позже… Я помотала головой в знак отрицания. - Хорошо. Тогда держи и помни – с этого дня ты валькирия, тебе подвластно само время. Но ты хранишь его во имя добра… И бережешь жизни тех, кого в силах спасти. Любой ценой. – я знала значение этих слов. Если есть выбор – жизнь валькирии или жизнь человека, не являющегося валькирией – мы должны спасти человека, отдать дар. И потом умереть. Не передав дар, уйти из жизни нельзя… -  Разбив маховик, ты вернешь время к последнему моменту, о котором думала. Разобьет не валькирия – мир ждет катастрофа. Отныне и до конца своих дней ты не вправе отказаться от своей миссии. Мы навестим тебя, когда будет нужно. А сейчас нам пора… - надев мне на шею маховик, они улетели. Я села на пол, думая о том, что делать с щекой…Мантия исчезла, но я знала, что она будет лежать в дормитории. Поэтому о ней не волновалась…
- Больно? – присел рядом со мной Северус. Нет, ему я не должна показывать свою слабость. Не надо ему знать, что я сейчас чувствую, я не люблю, когда меня жалеют…
- Нет… нормально…они садистки, хорошо хоть при свидетеле… - все же вырвалось у меня. - Без свидетеля валькирия на испытании может…скажем так, тронуться умом… самое противное – я сама себе рану исцелить не могу, а кровь идет… - это было правдой. Рану от удара той Валькирии я себе не вылечу. Надо идти к мадам Помфри…
- У меня наверняка есть что-то, что поможет. Идем… - Снейп помог мне встать, я уже хотела поблагодарить и отстраниться…Но почувствовала на губах легкий поцелуй. Первый поцелуй в моей жизни… И неважно было, что это с его стороны. С моей  - я люблю его, действительно люблю…Поэтому ответила на поцелуй, не думая о последствиях.
- Так-так, опять застаю Вас в обнимку и наедине… - насмешливо-ласково произнес в дверях холла Альбус Дамблдор…Северус вовремя отстранился от меня, я отступила на шаг, принимая невозмутимый вид. И странно – после поцелуя щека то ли прошла, то ли я ее не чувствовала… - Не иначе как у вас роман, а? А отработка – прикрытие. Так, Северус?
- Нет… - выдержке Сева можно было лишь завидовать – мисс Реддл прошла посвящение в валькирии, я был свидетелем  и сейчас собираюсь оказать первую помощь…
- А  мне сдается, что это любовь… Уединяетесь, все вечера вместе. Скрываете от всех, а от всех-то не получится! – я улыбнулась, кивнув головой.
- А как же! Мы же можно сказать друг от друга едва отлипли перед тем, как Вы зашли! – Дамблдор рассмеялся. Я сказала правду, обратив ее в шутку и избежав таким образом скандала с моим отцом.
- Кэтрин, тебе может на завтра дать выходной? – внезапно спросил директор.
- Нет, не надо…Я могу посещать занятия завтра в мантии белого цвета? Так нужно. Это только на завтра… - получив разрешение, я вздохнула с облегчением. Значит пропускать не придется, мне нельзя снимать завтра белую мантию…
- А теперь расскажи, что значит это посвящение для тебя? – посмотрел на меня Дамблдор. Я начала рассказ, стараясь не думать о поцелуе Снейпа. Хотя опьянение прошло и я уже задумалась о том, что он значит…
- Раньше я считалась не полноценной валькирией, а лишь ученицей. Фактически я обладала способностями наиболее простыми – восстановление физических разрушений «песней валькирии», окклюменцией – врожденной. Ни один маг не может прочесть мои мысли, если я того не хочу. За счет того, что я валькирия, поддерживается временное равновесие при повороте маховика времени Грейнджер. Но на мне это сказывалось тем, что мне постоянно было плохо. Теперь такие скачки времени я буду переносить легче… - Дамблдор внимательно слушал, Снейп не сводил с меня пристального взгляда. Но мысли его оставались для меня загадкой.
- То есть ты стала полноценной валькирией и твои способности увеличились?
- Ну да. Теперь я могу исцелять раны – физические и душевные. Колдовать без палочки и превращаться в сову, и полностью управляю временем в Англии. Могу остановить время, замедлить или ускорить его бег. Но теперь я несу ответственность за жизнь всех, кого в силах спасти. В первую очередь Гарри.
- А я слышал от твоей мамы про «поцелуй валькирии». Что это такое? Я тогда не очень понял… - я вздохнула. Нет, наказывать меня не будут, это не самая секретная тайна. Рассказать можно.
- «Поцелуем валькирии» называется наша уникальная и самая спорная способность. Раз в жизни мы можем воскресить умершего, с помощью поцелуя. В щеку, лоб, не важно. Хоть в руку. Но лишь раз в жизни. Поэтому обычно она остается неиспользованной. Трудно решить, кто должен жить – вдруг нужно будет потом, а возможности не останется…
- Воскресить? Совсем или временно? – подал голос Снейп. – Как это действует?
- Совсем. Мы дарим этому человеку вторую жизнь…
- А Розалина использовала эту способность? – я понимала, куда он клонит. Я знала правду. Но сказать не могла…
- Не знаю. Но думаю, не успела. Ее убили сразу после Лили. Извините, - мой взгляд упал на часы. Пять вечера… Пора надеть белую мантию  и делать уроки, мне в 8 на отработку… - мне нужно уйти. – Я спустилась вниз, в подземелья Слизерина. Готовиться к учебному дню.
Через несколько лет я предстала перед тем выбором, о котором сказала Дамблдору – я разрывалась между двумя близкими мне людьми. Они оба погибли… И я все же сделала выбор. А правилен он был, или нет… Кто может судить? Мама пожертвовала собой ради меня. А я ради счастья других пожертвовала собственным счастьем… Мое имя навсегда вошло в историю валькирий. И единственная в истории я получила право на второй «поцелуй валькирии»…Единственная за все поколения валькирий…

Часть 2. Дамблдор.
Кэтрин скрылась внизу, я покачал головой ей вслед. Вылитая мать, даже не смотря на то, что она дочь Тома Реддла. В ней его упорство и тяга к знаниям. Но эта ученица одна из самых смелых студенток Хогвартса. Все чаще я задаю себе вопрос, права ли шляпа, выбирая факультеты для некоторых студентов. Северус на редкость смелый человек, не лишенный благородства. Я возможно отправил бы его на Гриффиндор, узнав получше. Но окончил он Слизерин. Отчасти то же можно было бы сказать и про Кэтти, но было бы странно, если бы прапрапраправнучка Слизерина училась на другом факультете. Хотя кто знает…
- Она создана, чтобы шокировать других людей и исчезать… Я все больше поражаюсь этой девушке… - хмыкнул Северус позади меня. Я повернулся к моему помощнику в борьбе с Лестрейндж.
- Северус, пройдемте к Вам. Мне нужно с Вами поговорить… - в его кабинете я продолжил: - а теперь скажи мне правду – что связывает тебя и Реддл? Для простой помощи во вставании вы стояли слишком близко друг к другу… - я не поверил ни одному слову Кэтти и Северуса. Не просто так они обнялись, далеко не просто так.
- Нас связывает то, что я ее преподаватель и декан ее факультета  - сухо и коротко ответил Северус. Но все равно рано или поздно он себя выдаст. Однако лучше все же рано…
- Хорошо, допустим. А насчет того, что она тебя поражает… Ты не помнишь Розалину? Она была удивительной женщиной…Кэтрин похожа на свою мать, вот и все.
- Я не слишком хорошо знал миссис Реддл. Она окончила Хогвартс когда мы окончили первый курс. А когда мы окончили третий курс, она уже вышла замуж. – Северус сел напротив меня, как и всегда. Но на сей раз в его глазах не было обычного холода, они стали чуточку теплее. Все же он меняется…
- Но тем не менее ты был с ней знаком. Я лично вас познакомил.
- Розалина была одной из двух людей, кто верил мне. Кроме Вас, профессор. Я плохо знал ее, но очень уважал. И да, она была необычной, она была очень проницательной и доброй женщиной…  - Снейп кивнул. Отлично, можно задавать наводящие вопросы.
- А разве Кэтрин не верит? Или она не видела метку? Вам было бы полезно сотрудничать…
- Она видела, вчера. Я объяснил, но очень коротко. Кажется поверила.
- Почему бы не рассказать ей всю историю, Северус? Почему надо скрывать лучшее, что в Вас есть – способность любить? И рисковать собой ради того, чем или кем дорожил любимый Вами человек?
- Потому что я и сам не уверен, что продолжаю спасать Поттера из чувства вины перед Лили. Я стараюсь сохранить верность ее памяти, я люблю ее и эти годы, что ее нет… Но думаю, Гарри я помогаю из чувства вины, а возможно даже и не вины, перед другим человеком. – Замечание номер раз – он назвал Гарри по имени, а не далее как недели две назад говорил, что «Поттер – исчадье ада», что он слишком похож на Джеймса и он, Северус, мальчика терпеть не может… Хм, о многом это говорит, но версии  противоречат друг другу…
- И перед кем же? – отправляя в рот дольку засахаренного лимона, спросил я, внимательно наблюдая за Снейпом. Не нравится он мне что-то… В последнее время…
- Перед Кэтрин. Ее мама погибла там же и тогда же, что и Поттеры, – а обычно говорится «Лили и Поттер». Он что, и впрямь влюбился в Реддл?
- Северус, я хочу задать Вам вопрос. Немного не по теме… Но знаете ли Вы, что валькирия влюбляется только раз в жизни? И это у них как правило на всю жизнь... О так называемом «выборе»?
- Прекрасно знаю. И я понимаю, что Вы хотите узнать, профессор. За почти десяток лет я научился предугадывать Ваши вопросы в процессе разговора, - неожиданно серьезно, но спокойно заговорил Снейп, поднявшись с кресла. – Но более того – я знаю выбор, сделанный для нее…
- И кто же это? – может все не так страшно и это какой-нибудь студент. Снейп бывший Упивающийся смертью, Реддл его прибьет, если узнает, в кого влюблена его дочь. А смерть Северуса нам сейчас не нужна…
- Ну а как Вы сами думаете? – выждав с минуту, Северус понял, что отвечать я не буду. Но догадаться я уже догадался. Еще раньше, просто надеялся на лучшее… - ее выбор – я… - прозвучали в тишине кабинета слова Снейпа. Худшие мои опасения оправдались… Хотя еще не все…
- В таком случае мне ее жаль. Любить того, кто заведомо любит другого. Это больно, я думаю… - я направился к выходу. Реддлу я не скажу, Кэтрин скажет сама, когда сочтет нужным…
- Дело в том, профессор Дамблдор, что я сам не уверен в безответности ее чувств… - услышал я, выходя. По крайней мере я теперь знаю правду. И думаю если будет надо – пойму что с этой правдой делать… А пока… Пусть разбираются сами, конечно. Но присмотр им не помешает. Мой небольшой присмотр… На всякий случай.

От автора.
А в  то самое время, что Дамблдор поднимался к себе в башню, Снейп вспоминал те события, что были связаны для него с Реддл. Ее распределение, когда она попала на Слизерин, ее блестящие успехи по всем предметам. Кэтти хвалили все учителя, он сам гордился такой способной ученицей. Ни разу за вот уже больше чем 5 лет он не поставил ей отметку ниже «Превосходно». Потому что придраться ни в ответе, ни в работе, ни в зелье просто не к чему… Но ведь Грейнджер тоже учится вполне неплохо, однако ее он так не ценил никогда… Вряд ли валькирии ошибаются, скорее они будут делать все для того, чтобы выбранный человек тоже любил валькирию…До 5 курса он считал ее умной, талантливой… Но она производила впечатление робкой, нерешительной и уж чрезмерно послушной студентки. А в этом году проявилась та черта характера, что так зацепила его внимание и влекла его к ней все сильнее – ее дерзость, импульсивность, эмоциональность… Отчасти этим вниманием и вызвана была ее столь долгая отработка за не такую уж и страшную вину… Ему нравилось ее дразнить, вызывая на дерзость и изредка язвить в ответ… Кэтти внесла в его жизнь то, чего ему не хватало когда-то в детстве, да и теперь – огонь, эмоции…Она внесла саму жизнь…
Новая Кэтрин не могла не понравиться ему, но теперь, после поцелуя… Он начинал отдавать себе отчет в том, как именно она ему нравится… Но чувство вины и привязанности к Лили Эванс мешало признать этот отчет правильным…
Глава 6. Снейп. «Я люблю тебя…»
В восемь Кэтти, к моему удивлению, пришла на отработку. Воспоминания о поцелуе, который я даже сам от себя не ожидал, никак не хотели отойти на второй план. С этим поцелуем во мне воскресло что-то давно забытое, или же скорее заглушенное… Запах ее кожи – смесь мяты и шалфея, с какой-то примесью лаванды, до сих пор витал в воздухе вокруг…
- Кэтрин, я думал, что ты не придешь. Ты же не спала прошлой ночью, могла бы отдохнуть… - не решаясь посмотреть в ее глаза, я хотел ее отпустить. Но девушка очень упряма. И твердо заявила:
- Я наказана, я буду отрабатывать… Что надо делать? – ладно, мне надо сходить к МакГонагалл, а потом все же отправлю это упрямое чудо спать. Попросив, именно попросив, а не приказав, нарезать корни дьявольских силков, я ушел. И вернувшись через полчаса, невольно улыбнулся. Положив голову на руки, Кэтти сладко спала. На губах играла легкая улыбка. И нетронутые корни на столе. Будить ее не хотелось – так нежно и беззащитно выглядела она со стороны. Но не нести же мне ее на руках в дормиторию… Во-первых, уже поздновато, девушки скорее всего спать ложиться собираются. А во-вторых, чем  мне это объяснять?
Через минуту таких размышлений я все же осторожно поднял Кэтти на руки, но уложить надумал у себя. Завтра придумаю оправдательную ложь, но сегодня пусть спит. Я думаю Дамблдор-то поверит, что неприличных мыслей в адрес Кэтрин у меня и в помине нет…
Открыв дверь своей комнаты, я уложил «спящую красавицу» на кровать, поверх одеяла.
- Ммм, Римус… мне надо в дормиторию… - не открывая глаз, пробормотала Реддл, снова впадая в сон.
- Тише, спи, никто ругать не будет… - прошептал я, накрывая ее одеялом – в комнате было довольно прохладно. Белая мантия девушки сливалась с белой простынею, и на этом фоне ярко выделялись темно-каштановые пряди слегка вьющихся волос. А она действительно красива, очень красива… И вновь я чувствовал прилив необъяснимой нежности к ней, ласково провел рукой по волосам. Словно по шелку… Давно уже я не касался волос живой девушки, любимой мной девушки. Зачем врать себе? Я люблю ее… С ней в мою жизнь вернулся какой-то живой, реальный смысл. И тепло…
Улегшись на старенький диванчик – какое счастье, что я его отсюда не убрал! – я закрыл дверь на пароль, погасил лампу. И прислушивался к тихому легкому дыханию… Она крепко спала, изредка что-то бормоча во сне… А вот мне не спалось…
Но потом я все же уснул, проснулся через несколько часов от шума шагов. И услышал шепот Кэтти.
- Слизерин… Лань… Лили Эванс… да какой у него пароль-то, блин?! Может имя матери или отца? А как их звали, интересно? – ясно, пытается открыть дверь.
- Не мучайтесь, мисс Реддл, не откроете, - улыбнулся я. – А разговоры сама с собой… признак пугающий!
- А спать в комнате постороннего мужчины не пугающий признак? – обернулась Кэтти от двери. Шепнула «Люмос»… посмотрела на часы на руке… - четыре утра?! Вы почему меня не разбудили? Потом опять накажете за то, что я ночевала не в дормитории?
- На этот раз нет, ты же не пытаешься меня связать. И потом, ты уснула на отработке, было уже довольно поздно… Я не хотел тебя будить… - Кэтти тряхнула головой, распущенные волосы легли на плечи аккуратной волной.
- Быстрый прогресс… Днем Вы меня целуете, ночью я просыпаюсь в Вашей комнате. Вы издеваетесь надо мной, да?
- Отнюдь… - подходя к ней, я снова ощутил нежный запах ее волос и кожи... Аккуратно притянув к себе, обнял за талию и при свете свечи заглянул в глаза. В карих глазах девушки сейчас не было ни утренней злости, ни недавней еще обиды… В них светились совсем  другие чувства…
- Тогда почему я здесь? И теперь до утра не могу уйти… - прошептала она, не пытаясь отстраниться… - что вы хотите?
- Потому что мне не хотелось тебя будить… И не хочется сейчас отпускать… - проводя рукой по теплой щеке, я сумел сдержать свои чувства. Но зачем скрывать отношение к ней? Она ведь платит мне взаимностью… Осторожно приподняв ее личико за подбородок, я вновь коснулся поцелуем теплых губ… И вновь на мой поцелуй бо\ыл ответ… Тонкие руки обвили мою шею, на этот раз смелее… Но мой самоконтроль был непоколебим. Свои желания, даже вспыхнувшие столь внезапно, я могу удержать…
- А голову не мешало бы вымыть… - голос Кэт вернул меня в реальность.
- Вы напрашиваетесь на отработку, Кэтрин? Я сам знаю, когда мне мыть голову, - не выпуская ее из объятий, я улыбнулся. Она права, не мешало бы… Но сказано это было ласково, а мне нужно как-то оправдать свои встречи с ней. Отработка – один из способов сделать это… Точнее, лже-отработка. – Во втором семестре, две недели. В шесть вечера…
- Могу и попозже… Но вредный же ты! Почему так мало?!
- Я найду к чему потом придраться… - усмехнулся я.
- И ты ничего не хочешь мне сказать? – в глазах Кэтти засветился лукавый огонек.
- Хочу… но не могу решиться…
- Твои действия уже говорят красноречиво… - теплый взгляд карих глаз… Даже не помню, были ли в моей жизни подобные моменты…
- Тогда скажу… - она хотела это услышать, я пересилил волнение – я в любви не признавался еще никогда,  несмотря на свой возраст… - я люблю тебя… И…
- Не продолжай… - прошептали нежные губки – это все, что я хотела услышать… и я могу не отвечать, ты и так все знаешь…
- Знаю… Когда тебя отпустить? Нам нельзя уходить отсюда вместе… Могут неправильно понять… - сильнее прижал я ее к себе.
- Когда будет часов 7…я скажу что ночевала у Люпина… Вечером на отработку во сколько?
- В семь… я увеличу ее на час.
- Вредина! Мне уроки надо делать!  - подняв Кэтти на руки, я вздохнул. Она моя студентка, но я тем не менее люблю ее и счастлив от этого...
- Возьми учебники с собой, я помогу… Тем более что от завтрашнего сочинения по зельям я тебя освобождаю…
- Ммм…поблажки? А говоришь, любимчиков нет среди учеников…
- Любимчиков нет. А любимая есть… Но спать! Тебе завтра учиться… А мне учить… - отправив ее в постель, я до утра думал о том, что наверно это неправильно. Но разве любовь должна подчиняться каким-то правилам? И потом, еще полтора года и она окончит школу… А потом нас будет разделять только грань того, кем я был. Но ей это неважно, а мне тем более. Кому, как не мне, знать, что я изменился?
Глава 7. Сбежавший узник Азкабана.
От автора.
Черный пес оглянулся на темное мрачное здание, оставшееся позади. В его голове мелькали отрывки прошлой, свободной жизни – Джеймс, Лили… крестины и первый день рождения Гарри. Розалина Реддл, которая всегда тепло ко всем ним относилась… Кэтти, последний раз навещавшая его полтора года назад. Но в воспоминаниях она была маленькая, девятилетняя…
Сириус Блек оглянулся в последний раз и зашел в воду. Собачьи лапы отчаянно боролись с течением, с холодной толщей воды, он отплывал за зону запрета на вольную трансгрессию. Потом он станет человеком и трансгрессирует в Годрикову Впадину. Он не боялся утонуть, он просто не мог погибнуть в тот день, когда наконец обрел СВОБОДУ…

Кэтрин.
С той ночи, когда я проснулась в комнате Снейпа, прошло две недели. За это время я привыкла к тому, что приходя на «отработку» в семь вечера, уходила не позже десяти. Но теперь вместо работы я делала уроки – те, что по той или иной причине не успевала сделать до ужина. И потом мы разговаривали. За это время я узнала о Северусе многое, о его детстве, учебе в школе. Оказалось, что он не чистокровный волшебник – его отец был маглом. Как и у моего папы. Иногда мне казалось, что ни с кем Северус так не откровенничал, как со мной. Я знала, что его родители часто ругались, что он с нежеланием ехал домой на каникулы. И единственным светлым пятном его летнего отдыха была Лили. Первые курса три. Но странно – я не ревновала его к Лили, возможно потому, что он говорил о ней с гораздо большим равнодушием, чем прежде. Хотя порой в его голосе звучало тепло и грусть при упоминании о ней.
Я знала, что на третьем курсе он едва не стал жертвой Римуса. И в какой-то степени это объяснило мне его неприязнь к мародерам. Но я твердо решила помирить его с Римусом, хотя тот дулся на меня – я сказала, что ночевала в ту ночь у него, до него как-то дошел этот слух. Но и Рему я не сказала правды о месте своей ночевки, что его сильно обидело.
- Принц-полукровка! – я подошла к двери личных апартаментов Сева, произнесла пароль. Дверь открылась, я прошла внутрь и закрыла дверь. Теперь я знала пароль, могла зайти сюда в любой момент… На столе лежал свежий номер «Пророка», хозяина комнаты не было, я из любопытства посмотрела на газету. На обложке было черно-белое фото. При взгляде на него я с силой впилась пальцами в спинку стула – в усталом и измученном человеке на фотографии я узнала Сириуса Блека. Крестного отца Гарри, заключенного в Азкабане за предательство Лили и Джеймса, помощь Темной Леди и убийство более 10 человек при свидетелях-маглах. Я видела его последний раз года полтора назад – отец взял меня с собой в Азкабан. И впечатление осталось не лучшим – Сириус казался полусумасшедшим, очень замучанным. И его охраняли особенно строго. Но подпись под фото гласила, что этот «особо опасный преступник» сбежал из тюрьмы. Этого еще никому не удавалось сделать. А ему удалось…
- Бродяга… как же ты смог? Сириус… - я осознала, что по щекам катятся слезы радости. Я никогда не верила в его виновность, я чувствовала, что Сириус не мог предать Джеймса и Лили, не мог. – Какой же ты молодец, Бродяга!
- Уже в курсе? – услышала я за спиной голос Сева. И обернулась к нему. – Этот молодец убил два десятка человек почти. Думаешь снова не убьет?
- Он не убивал! Я не верю в это, я знала Сириуса, я знала Джеймса. Он не мог предать лучшего друга! – я вновь посмотрела на фото. Сбежал, все же сбежал…
- Твое право думать как хочешь… Но я бы не верил так слепо… Однако нам надо идти, нас звал Дамблдор. Я просто знаю, где тебя можно найти в это время. Идем, - Северус приобнял меня за плечи, отворачивая от стола и выводя из комнаты. Через десять минут мы уже были у Дамблдора, там же находились и Гарри с Римусом. Северус демонстративно отвернулся от Люпина, но улыбнулся мне уголками губ. Все равно я их примирю, они оба мне очень дороги!
- Я нашел мисс Реддл. Так что Вы хотели нам рассказать, профессор? – для всего замка я была по-прежнему его ученица. Но если бы кто-то знал, почему с отработки я прихожу такой счастливой… Нельзя, я еще несовершеннолетняя, достанется обоим. Однако каждый день после обеда я стремилась ускорить бег времени, лишь бы быстрее пробило семь – тайные свидания приносили радость… Каждый поцелуй запоминался так, словно первый… А я должна была терпеливо ждать следующего вечера. О, как потом мне казалось, что наши встречи были часты! Но тогда мне их не хватало…
Профессор Дамблдор рассказал о побеге Блека, о том, что нам надлежит помогать Гарри. И мы все должны быть предельно осторожны. Но директор, как и я, считал, что опасность кроется не в Сириусе… А в Питере Петтигрю.
Римус и Сев были оба уверены в том, что Петтигрю погиб. Но у меня было стойкое чувство, что это не так…
- Значит, меня может убить мой собственный крестный? – вздохнул Гарри. Я обняла брата, потрепала по вечно взъерошенной макушке и улыбнулась ему.
- Никому не позволено тебя убивать… Не бойся…
- А кем не позволено? – Гарри улыбнулся мне в ответ. Мы очень тепло дружим с детства… И ничто не в силах это изменить. Даже Беллатриса Лестрейндж…
- Мной не позволено. Я сама  погибну, но ты будешь жить. Я обещаю… - никто из присутствующих не знал, что мама использовала свой поцелуй валькирии… Кроме меня. Но я не могла сказать, кого она оживила. Я не хотела, чтобы все считали, что все спасение Гарри зря. Я знала, что финал его войны с Лестрейндж был решен еще 7 лет назад. Мама это изменила… А я сделаю все, чтобы не было повторения истории…
- Я тебе верю! – эти слова разрядили обстановку. Гарри ушел к друзьям, рассказать все им. Люпин остался у Дамблдора, который уверял его в невиновности Бродяги. А я ушла с Севом, мне предстояло обсудить с ним тот вопрос, как можно использовать его связи с Пожирателями для спасения Гарри. И кроме того, я понимала, что убедить Снейпа в том, что Сириус не виноват и Петтигрю жив, могу только я. Больше никого, даже Дамблдора, он не станет слушать…
Глава 8. Снейп. Несостоявшаяся игра.
(эта часть - моя проба пера в жанре рассказ как обращение. принимаю тапки в свой адрес!)
- Сев, ну почему ты не веришь Сириусу? Ну подумай сам, разве он мог предать Джеймса, лучшего друга?! –ты, уютно устроившаяся на моем рабочем месте, уже полчаса доказываешь мне, что Блек невиновен. Я начинал верить, но признаваться в том, что я верю в то, что он хороший, не хотелось. Да и умеет он подставлять, вот сейчас поверь, расслабься, и окажется что мы с Ремом правы… С Ремом?!  Нет, определенно ты, Кэтти, что-то изменила во мне, но я и сам еще не понимаю что…
- Кэтти, все случается, это жизнь! –в ответ ты с тоской посмотрела на меня, видимо устав спорить.
- Но я же верю тебе… А доказательства твоей вины весомее… - при этих словах я машинально потер левое предплечье, на котором красовалась Черная метка. – Ты правильно понял, - киваешь ты. – Но я тебе верю. А у Сириуса такой нет, кстати говоря. Я видела его руки, уже в Азкабане…
- Кэтти, мне трудно верить, за 7 лет я привык считать его предателем. И даже если я поверю, не жди, что кинусь обнимать его с распростертыми объятиями. Я не простил ему наш период учебы в школе. Как и остальным Мародерам… -  осторожно обнимаю я тебя, заглянув в такие знакомые карие глаза. – Может со временем я смогу с ними общаться теплее, но мне это трудно. Не заставляй меня, хорошо?
- Я даю тебе время привыкнуть к тому, что дружу с Ремом и Бродягой. Точнее, считаю себя другом Сириуса. Но тогда и ты не ставь меня перед выбором. Мне дороги и ты, и Римус. И я не смогу выбрать… -  я прижимаю тебя к себе, чувствуя как ты дрожишь. Ты плачешь, а это заставляет мое сердце болезненно сжиматься…
. - Тише, не плачь… Я никогда не заставлю тебя делать такой выбор, обещаю… Я скорее буду нейтрален, просто нейтрален, с Люпином. Но не заставлю тебя выбирать… Тише… - я понимаю, что такой выбор будет для тебя мучителен, и не факт, что выберут в таком случаем меня. Ты очень привязана к тем, кто окружает  тебя с детства, милая. А поддерживать нейтралитет с нашим домашним вервольфом мне по силам.
- А Сириус? – всхлипываешь ты, уткнувшись лицом мне в плечо. Я осторожно провожу рукой по твоим нежным как шелк волосам. Твои слезы отзываются во мне очень остро – мне жаль тебя и больно от того, что эти слезы вызываю я…
- И с ним, если будет доказана его непричастность, я постараюсь быть нейтрален. Не обещаю, но постараюсь… - вот это уже сложнее. Блека в школе я ненавидел, в какой-то степени сильнее даже, чем Поттера. Но если у меня будет выбор – принять их как членов моей семьи, по крайней мере друзей моей любимой, или потерять тебя… - наверно, я буду пересиливать себя, но принимать их. Потому что выбрать жизнь без тебя я уже не смогу, любимая. За эти две недели ты согрела меня лучиками своей доброты, я начинаю оттаивать душой. Может это еще незаметно, но твое тепло греет меня, греет мою жизнь…
- Спасибо тебе! – на твоих губах играет легкая улыбка. Та, что так нравится мне. Ты даришь мне нежный поцелуй и уходишь – тебе пора, сегодня я «отменил отработку», ведь тебе нужно побыть с Гарри. Черный кот, примерно около года возрастом, с белыми лапками и белым пятном в форме сердечка на мордочке выходит вместе с тобой. Это твой кот, твой Пушистик, ты так и зовешь его – ласково и любяще. И странно – я никогда не был хозяином какого-либо животного, но к Пушистику привязываюсь. Возможно потому, что он связан для меня с тобой…
Я размышляю о твоих словах, понимая, что ты права и я должен искать способы помочь Гарри и восстанавливать старые связи. Но я боюсь возвращения Лестрейндж… с ним я могу потерять тебя… Ведь я все еще остаюсь Пожирателем Смерти, черное пятно с моей руки ничто не смыло. А вот с души… видимо, все же смывает…(конец пробной части)))

Через неделю все стихло. Том Реддл прислал в школу охрану, Кэтти в свободное время навещала Гарри. И вроде перестала так уж нервничать. Близился декабрь, еще немного – и конец семестра, когда они должны были уехать домой на каникулы. Но 23 ноября планы резко поменялись. Это была суббота, игра Гриффиндора с Когтевраном. Вообще-то я имел полное право не ходить, но меня уломала Кэтти, которой очень хотелось показать брату, что она за него болеет и в плане спорта. Поэтому на момент начала матча я находился на трибунах своего факультета, рядом с одетой в зеленое с серебристым Кэтрин. На коленях девушки уютно устроился кот – она с ним в последние дни не расставалась. А сама Кэтти украдкой положила руку поверх моей руки, придвинувшись чуть ближе, чем следует простой студентке. И иногда комментировала игру.
Счет был в пользу Гриффиндора, Поттер уже вот-вот должен был поймать снитч, ловец Когтеврана за ним не успевала. Но… На минуту я отвлекся на учительскую трибуну, на Дамблдора. И обернулся, услышав визг девушек. В красном пятне, летевшем с высоты метров 30, с трудом узнавался Гарри Поттер. Директор направил на него палочку, что-то бормоча. А у меня из головы напрочь вылетело заклинание замедления падения. Ну не «Левикорпус» же кричать…
- Гарри, черт тебя побери! Пушистик, брысь! – Кэтти вскочила на ноги, кот спрыгнул мне на колени. Очень замечательно! А секунду спустя белая сова спустилась к центру поля, на месте ее приземления возникла Кэтрин. Точно, она же анимаг теперь… Гарри летел уже медленнее, но все же слишком быстро, от земли его теперь отделяли метров пятнадцать-семнадцать.
- Извини, киса, я тебе не папа, нянчить не буду… - сняв кота с колен, я последовал за Реддл нормальным человеческим методом движения – сбежал вниз. Там же уже находились обе перепуганных команды, которые уводила с поля мадам Трюк, к нам торопились МакГонагалл, Дамблдор… Хагрид…еще кто-то. А теперь уже понятно было, что Гарри без сознания, и к мальчику все ближе подлетали дементоры из охраны...
- Экспекто Патронум! – вызвав Патронус, я отогнал таким образом дементоров подальше, Гарри снизился уже метров до 7 над землей, Кэтти что-то лихорадочно шептала, падение Поттера то замедлялось, то ускорялось. Что она делает, никто не понимал… И вдруг…
- Ну и тяжелый ты, Гарри! – простонала Кэтти под весом свалившегося на нее брата. – Худеть не пытался?
- Нет… - отлично, в себя это чудо мирового неполета пришло, осталось убедиться что кости целы. Ну или нести Помфри костерост…
- Да слезь ты с меня, раздавишь сейчас! С мягкой посадкой, кстати! – Гарри однако не в силах был встать. Еще бы, три десятка метров, пусть и медленно. Его счастье, если цел. – Заберите его кто-нибудь…
- Может заклинание Левитации? – предложил Флитвик.
- Не думаю, на мальчике столько заклятий сейчас…лучше на руках… - серьезно ответил Дамблдор. – Все в порядке, профессор МакГонагалл, уведите своих учеников, вы тоже, профессор Стебль. Старосты Слизерина, отведите свой курс в здание, Гарри в порядке, он жив. – Командовал директор, приказы исполнялись. Бен Трайорти, староста школы от Слизерина с помощниками уводил студентов, Кэтти все еще безуспешно пыталась выползти из-под Гарри. – Рубеус, приведи к мадам Помфри кого-нибудь из студентов Гриффиндора и еще найди Минерву. Северус, Ваша задача  - транспортировать Гарри.
- Я не хочу, чтобы он меня нес… сам дойду! – запротестовал Поттер. И получил подзатыльник от сестры.
- А я всю жизнь мечтал носить тебя на руках, Гарри! Спал и видел! Мечты сбываются, как видишь, - хмыкнул я, поднимая мальчишку. Кэтти права, тяжелый. Как он ее не раздавил только?
- Ну наконец-то… - Кэтрин поднялась на ноги, заметно хромая. И последовала за нами. В больничном крыле она запела, причем чем дольше лилась песня, тем здоровее становился вид Гарри. Но все не вечно, Кэтти умолкла, заявив, что иначе Гарри может попасть под власть ее чар. Мадам Помфри оставила Поттера до вечера воскресенья, с ним осталась Грейнджер. А Кэтти выхромала из палаты, села на подоконник и поджала ногу, на которую сильнее всего упал Гарри.
- Вот что за дар? Ему хорошо, а мне больно… - поджала она губки. – И сама себя лечить не могу. Надо отцу все высказать, какого лешего дементоры на учеников нападают?
- А почему он так отреагировал? Он ведь потерял сознание и упал с метлы, да?
- Да, судя по его рассказу – она говорила с ним наедине минут 15 – он увидел тень черной собаки на облаке и налетел дементор. А Гарри с детства при них теряет сознание. Я с трудом подобрала заклинание, чтобы он очнулся… и не успела отойти…
- Зато смягчила ему удар, думаю. Он сильно тяжелый?
- Да нет… Но ногу мне вывихнул, похоже. Ходить могу, но больно. А мадам Помфри беспокоить не хочу. Мне интересно, что там от его метлы осталось…Он за «Молнию» меня удавит…
- Еще не нашли ее. Но пусть спасибо скажет, что ты ему помогла. И что он жив вообще… Ему врач пропишет похоже половину видов имеющихся у меня лекарств. Ушибся сильно… А насчет ноги… Пошли, выделю обезболивающее. Идем, идем… - подставив ей руку, я отвел Кэтти в подземелья, помог перевязать ушиб на ноге, довел до гостиной и отпустил.
Но через полчаса, возвращаясь из больничного крыла, куда перенес лекарства для Поттера, увидел Кэтти, шипевшую на Малфоя.
- Еще слово, и тебя из школы вышвырнут со скоростью космической ракеты, понял? Сам полетай с 30 метров, потом посмотрим… И не смей называть мою маму грязнокровкой!
- Но если это так… она наверно была, как ты, зануда. И к тому же грязнокровка! – я ненавидел это слово. С пятого курса… с той ссоры с Лили…
- Минус пятьдесят очков Слизерин, два вечера отработки, мистер Малфой, и выговор по факультету. Моим личным указом. Никогда не произносите в Хогвартсе при свидетелях подобные слова. А Вам я советовал бы идти отдохнуть, мисс Реддл. Через несколько часов мне и директору нужно Ваше присутствие. – Это правда, Дамблдор просил нас прийти вечером. Как раз нога Кэтти отойдет.
В тот раз все обошлось, но кто знает, не упадет ли Поттер еще откуда-нибудь еще раз? И не факт, что я или Альбус будем рядом. Но черный пес… Неужто Блек? Так близко к школе? Нет, невозможно… но если так, если он напугал Гарри и заставил его упасть, значит, он все же предатель. И он виновен в том, за что сидел…
Глава 9. Кэтти. «Ловушка» по собственной вине.
- Ну как ты? – я присела на край кровати Гарри, когда Северус уложил его и оставил на попечение мадам Помфри. Петь на поле мне не хотелось  - я не афиширую, что я валькирия. Засветилась конечно с мантией, но тем не менее это удалось замять. А вот песню так просто не замнешь…
- Ничего. Болит все ужасно… Я с какой высоты упал-то?
- Метров 30, профессор Дамблдор замедлил твое падение, я привела в чувство… - врач ушла в комнатку с лекарствами. – Почему ты упал?
- Увидел на облаке черную собаку, отвлекся. А потом прилетел дементор, ну и сама понимаешь…
- Как выглядела собака? – по описанию Гарри это был Сириус. Но я не верила, что Блек специально пугал Гарри, может просто хотел на него посмотреть…
- Ты б дяде Тому сказала, что я в больницу попал. Может уберет этих стражников с Хогвартса, - предложил Гарри. – А то еще на кого-нибудь нападут.
- Не волнуйся, я поговорю с ним. Давай спою? Больно не будет. Но тут еще полежишь… - вернулся Сев  вместе с Дамблдором, мадам Помфри принесла лекарства. Я отошла к окну и тихо запела песню валькирии, Гарри стало лучше. С ним осталась Гермиона, Рон обещал принести из Хогсмида – визит туда будет завтра – много сладостей, и мадам Помфри выгнала нас всех, кроме Герми. Сев проводил меня в подземелья, помог наложить обезболивающие зелья, довел до гостиной.
- Чистая кровь… - портрет открыл проход, я зашла в гостиную факультета и увидела Малфоя, громко вещавшего:
- А вообще классно он с метлы летел. Жалко что не в грязь упал. На форме Реддл грязь совсем плохо смотрится, на Слизеринской мантии… Вот бы еще раз увидеть эту сцену…
- Малфой, закрой рот! – предупреждающе заметила я. Он меня вообще раздражает, а сейчас я и так не в настроении…
- О, пришла сестричка от братика! Ты что ж его защищаешь так, грязнокровкиного сыночка? – Кребб и Гойл дружно хихикнули, Панси Паркинсон, подружка Малфоя, улыбнулась. –А, точно, ты ж сама дочь грязнокровки. Повезло ж вам с мамами! Как тебя только взяли на Слизерин-то с такой матерью?
- Так, а ну-ка идем выйдем, Малфой, - я вывела его в коридор, где спесь этого отпрыска Люциуса Малфоя чуть убавилась. Он понимал прекрасно, что я сильнее, старше и я староста… - минус двадцать очков Слизерин, и закрой свой рот, пока я его не заткнула.
- А твой брат сам виноват, опозорился на всю школу...Дементора он увидел… ой страсти! – картинно закатил глаза блондинистый паразит.
- Еще слово, и тебя из школы вышвырнут со скоростью космической ракеты, понял? Сам полетай с 30 метров, потом посмотрим… И не смей называть мою маму грязнокровкой!  - не выдержала я. Хотелось влепить ему пощечину, но вот этого делать мне увы нельзя…
- Но если это так… она наверно была, как ты, зануда. И к тому же грязнокровка!
- Минус пятьдесят очков Слизерин, - раздался за моей спиной голос Северуса. -  Два вечера отработки, мистер Малфой, и выговор по факультету. Моим личным указом. Никогда не произносите в Хогвартсе при свидетелях подобные слова. А Вам я советовал бы идти отдохнуть, мисс Реддл. Через несколько часов мне и директору нужно Ваше присутствие. – Драко кивнул, открыл было рот, но закрыл и ушел. Снейпа боятся многие ученики, Малфой с его трусливой душонкой не исключение.
- Ненавижу его и его семейку… - пробормотала я вслед Драко, Северус улыбнулся мне.
- Тише, не кипятись. Иди отдохни, нам еще к директору… иди… - я исполнила приказ, доплелась до спальни и легла на кровать, чувствуя, как нога еще ноет… А через пару часов уже пришлось идти, точнее хромать, к Дамблдору. Где ждал мой папа, его вызвала профессор МакГонагалл.
- Кэтти, как он? Я уже сделал выговор за нападение на Гарри дементора, но как он сам? – встрепенулся отец при виде меня.
- Уже лучше, - коротко ответила я, злясь на отца за такую «охрану».
- А что с тобой? Ты так сильно хромаешь… Что случилось? Ты упала? На тебя напали? Кто?
- На мисс Реддл упал Гарри, - холодно отчеканил Северус, разделявший мою «симпатию» к охране замка. – У нее вывих, меры приняты.
- Хорошо… Кэтрин, милая, я хотел сказать, что не заберу вас на каникулы. Мне надо будет уехать в Болгарию, ты можешь выбрать – останетесь тут или поедете к Уизли?
- Гарри поедет к Уизли, с Римусом, думаю, так будет лучще. А я останусь в Хогвартсе… Пап, сними дементоров с Хогвартса, ничего хорошего иначе не будет. На месте Гарри мог быть кто угодно… - угу, если бы не Сириус, но я умолчу. Я не хочу, чтобы Бродягу сажали в Азкабан вновь, или даже хуже – поцеловал дементор. Не думаю, что он специально свалил Гарри с метлы.
- Отлично. Ты еще подумай, а мне надо поговорить с профессорами наедине, извини… - я кивнула и вышла в коридор, где осталась ждать отца и Сева.
Они появились минут через 15, вроде бы довольно мирно настроенные. Знал бы папа, что я встречаюсь со Снейпом. Убил бы… причем и меня тоже…
- Кэтти, меня долго не будет, я приеду в конце января, не раньше… Если что – шлите Буклю! – обнял меня папа и поцеловал в щеку.- Береги себя, милая. Будь осторожнее…
- Ты тоже, пап! – я прижалась к отцу. После смерти мамы он стал для меня и мамой и папой в одном лице. Мы иногда ссоримся, но тем не менее я его очень люблю и боюсь потерять…
- Когда Гарри доедет до «Норы», пусть мне напишет… И пусть без Римуса не едет!
- Хорошо, конечно. Ты к нему сходи, он по тебе соскучился. Ты же успеешь?
- Да, у меня еще есть час… Ты со мной? – конечно я пошла с ним, мы посидели у Гарри и папа ушел… Я пожелала брату спокойной ночи и хорошего самочувствия и ушла. Ему и правда лучше будет в «Норе» - если даже это Блек и специально, он его там не найдет. А я не боюсь, Хогвартс для меня обеспечивает неплохую защиту…
Но я погорячилась. На следующих выходных выпал снег, устроена была экскурсия с ночевкой в Литтл-Хэмптон, небольшое поселение на берегу моря – чтобы «детки отдохнули и расслабились». Гарри отказался, я с ним за компанию тоже… С нами остались Фред, Джордж и Рон Уизли, Гермиона, Джинни Уизли. Малфой с дружками тоже остался, чем меня не порадовал. Слизерин уехал почти весь – еще бы, свободная возможность посмеяться над другими студентами. Куда меня занесло учиться? Мама же была Когтевранкой! Но я потомок Слизерина, увы…
Профессора поделились на две категории – те, кто ушел со студентами и те, кто остался. Остались Сев, который изначально не привечал эту идею Совета Попечителей, Дамблдор, Трелони (я б удивилась, если бы ее туда с собой кто-то взял)  и МакГонагалл с Римусом.
Вечером я даже радовалась тому, что многие отбыли. Мы играли в снежки, Фред с Джорджем веселили нас разными штучками своего изобретения, я еще помогала Гермионе разобраться в тонкостях некоторых заклинаний – отвечала на те вопросы, которые она не смогла разобрать из книг сама. Но вечером я осталась в дормитории одна… И мне стало отчего-то очень страшно…Казалось, что тут сейчас возникнет Долохов, или Лестрейндж и убьет меня… Ночью я проснулась от кошмарного сна, о той самой ночи, когда исчезла Лестрейндж. И поняла, что спать одна не могу. Меня трясло…
- Куда ты ночью? – округлил глаза Кровавый Барон, которого я встретила в коридоре.
- Извините, а Профессор Люпин в замке?
- Нет, он ушел. Трансгрессировал еще засветло да и не вернулся. – Рем ушел, он же и собирался ночевать у нас – папа просил его хотя бы разок побывать у нас дома.
- Спасибо… - оставался один выход – я ж не могу попасть к Гарри в башню… А вот заночевать в комнате Снейпа я еще могу. Там же есть нечто вроде кабинетика перед спальней…
- Принц-полу… - я услышала шаги, обернулась.  Северус с удивлением смотрел на меня.
- Ты чего не спишь, ночь уже? – я вздохнула.
- Мне страшно одной… Кошмары снятся… Хотела попросить снотворное…
- Под названием «Северус, ляг на диван»? - усмехнулся он.- Пошли, выделю порцию… Но учти – раненько утречком бужу и уходишь… Люпина нет, что ли?
- Нет…и ключ только у него…
- Ладно, идем, - мы зашли, я прилегла на край дивана и наконец сумела уснуть. В мантии поверх пижамы мне было достаточно тепло, я знала что не одна и спала спокойно и крепко. А утром проснулась и не сразу поняла в чем дело. Я спала не на диване и не одна. В мантии, но тем не менее рядом с Севом, на краю кровати. Первая мысль была панической – неужели мы провели вместе ночь?… нет, не может быть… но почему я лежу тут тогда, легла же на диван…
- Проснулась? – к своему облегчению я заметила, что Северус так же одет полностью.  – Не пугайся, все прилично объяснимо. Ты кричала во сне, успокоилась только когда я тебя обнял. Кошмары снились?
- Не помню… - я посмотрела на часы. Десять утра…сейчас нас вполне могут застать выходящими вместе, а я в пижаме под мантией… - Сев, ты время видел?
- Угу, - Северус встал, надел мантию поверх рубашки и брюк и начал застегивать.
- Ну и как мне уходить отсюда?
- А вот вставай и будем думать… - улыбнулся он, повернувшись ко мне. А за дверью уже кто-то ходил. Я чувствовала себя как в ловушке…И надо было что-то решать с моим уходом…
Глава 10. Снейп. Канун Рождества.
Проводив Кэтти в комнату, я убедился, что она уснула и сел за стол – мне не спалось, поэтому я решил поработать. Свет свечи на столе не мешал девушке, мирно сопевшей на диванчике, скрип пера, которым я делал записи – тоже. Я не мог бы с уверенностью сказать, сколько было времени, когда за моей спиной раздался голос говорившей во сне Кэтти. Но далеко за полночь – она пришла в без четверти двенадцать.
- Нет, пожалуйста! Мама… - бессвязное поначалу бормотание нарастало в громкости и уже четко выделялись слова, я понимал, что еще немного  и Кэтрин закричит, а это может плохо кончиться для нас обоих. Если меня и ее застанут ночью вместе, то меня уволят, ее исключат. А по приезду из Болгарии мистер Реддл оторвет дочери голову, а уж что он сделает со мной, боюсь и подумать…  - Мамочка! – уже слишком громко, я взял ее на руки, уложил на кровать и прилег рядом.
- Тихо, тихо, все в порядке… - успокаивающе баюкал я так и не проснувшуюся Кэтти, она постепенно затихла, сон ее стал спокойнее. И я сам провалился в царство Морфея – две рабочих ночи кряду дали свои плоды. Около десяти утра я проснулся, Кэтрин еще сладко спала, примостившись на краю кровати. С закрытыми глазами, легкой улыбкой на губах она похожа была на ангела… Что-то слабо знакомое мелькало в ее чертах, что-то общее с Лили. Но Кэтти была совсем другой. Поэтому я подсознательно понимал, что люблю лишь одну из них, вторая осталась в сердце, но это уже не та любовь, что меняет человека. А Кэтти я люблю по-отечески нежно, но тем не менее как девушку прежде всего.
Она открыла глаза, в которых мелькнул ужас. Успокоив Кэтрин тем, что целомудрие соблюдено, я вышел, чтобы определить, можно ли выйти ей. Но увы, по коридору бродили то студенты, то призраки, то учителя. Вернулись младшие курсы с похода. И вывести Кэтти без невидимости представлялось слабо возможным.  А если мантию Поттера отобрать? Только вот чем объяснить?
Через полчаса Гарри, пойманный мной, хлопал ресницами, переваривая мое:
- Мистер Поттер, немедленно отдайте мне Вашу мантию-невидимку! И не смейте ночами бродить по школе и пугать Пивза! Он переполошил все подземелье! Вы уже вообще обнаглели, мистер Тот-который-выжил! – или я, но  мне надо Кэтти перевести в дормиторию. А с Поттером ссорой больше или меньше – без разницы! – Пугаете бедный призрак. Что он Вам сделал?
- Я ночью сплю, как все нормальные люди… И разве Пивза можно напугать? – наконец выдал мальчик.
- Вот докажете, что спали – мантию верну. А сейчас живо мне ее сюда!- рявкнул я. – Иначе сниму очень  много баллов с Вашего факультета и доложу директору!
- Ага… - Гарри вместе со мной последовал наверх, прошел в гостиную Гриффиндора и вернулся с мантией-невидимкой. – Только я ночью все равно сплю. Если нужна мантия – так скажите зачем. Я  ж не Локонс, я не сумасшедший… - я бы сказал, но ты потом расскажешь дяде и тот меня и Кэтти убьет. Так что промолчу. Забрав мантию, я с облегчением вернулся к себе, всего-то в полдвенадцатого. Но Кэтти уже не было. Ушла все-таки, интересно как умудрилась? Представив ее, бегущую в пижаме и мантии по пустому кордору, я вздохнул. Там же в любой момент может кто-нибудь выйти. Но вскоре я увидел записку на столе:
«Взяла глоток Оборотного зелья, сняла с мантии волос. Превратилась в профессора МакГонагалл – интересное кино, с мантии между прочим твоей сняла! Вечером объяснишь, откуда на твоей мантии ее волосы! Извини, что рылась в твоих зельях. Кэтти»
Определенно, долгая работа по приготовлению зелий заставляет меня забыть о том, как они действуют. Я могу приготовить что угодно, но вот воспользоваться не всегда, сначала надо вспомнить, зачем тот или иной отвар вообще нужен. А про Оборотное зелье я совсем забыл – это отмененный заказ Министерства, думаю.
Вечером уже Кэтти пришла на «отработку». И напустилась на меня:
- Ты зачем у Гарри мантию отобрал? Мне сказал сидеть и ждать, я сижу и жду, его нет и нет. Начала уже в отварах рыться из любопытства, а там Оборотное зелье. И откуда на нашей мантии волосы женские, а?
- Я с деканами других факультетов тоже общаюсь…оттуда и волос. А мантию Гарри я отдам…
- Когда он тебе докажет что спит по ночам? – ухмыльнулась Кэтрин.
- Нет, завтра на их паре. Скажу, что поверил в его сон.
- Ладно, прощаю… - Кэтти нежно ответила на мой поцелуй, в душу вернулось ощущение покоя, которого не было вот уже неделю…
… Снег не растаял, семестр шел своим чередом, и вот настал день отъезда учеников по домам. Три недели прошло с того дня, как я отобрал мантию Гарри из-за запертой у меня Кэтти… Кэтрин больше не оставалась на ночь – девочки ведь были в дормитории. Она дважды трансгрессировала в Лондон с Люпином и Гарри – покупали подарки на Рождество… На эти дни я ее «отпускал с отработки». Иногда мне казалось, что Альбус и Римус догадываются об истинной природе наших с Кэтти отношений, но молчат.
Ученики уезжали прямовечером  в канун Рождества. Днем уже будут есть пирог у Рождественской елки. А у меня Рождество в детстве сопровождалось сканалом на тему «Он гиблый ребенок» или «Ты – редкая ведьма!». В зависимости от того, кого сильнее «любил» в этот день отец. Но это было давно…
Три подарка. Как обычно. Могу даже сказать кто и что подарил. Дамблдор какие-нибудь редкие ингридиенты, Министерство – какую-нибудь ерунду с открыткой – я же нештатный министерский зельевар. А коллектив преподавателей  - есть у нас такие подарки, есть – книгу. Так и есть – «1000 способов приготовления ядов мгновенного действия без следа». Минервина работа, это она обычно мне такую литературку с намеком дарит. Министерство переплюнуло себя. Мне прислали маггловскую заводную мышку, письмо с обещанием премии в начале января, и открытку. Нет, я на досуге интересуюсь тем, как и что делают магглы. Но это не повод дарить мне вот это, хотя можно и изучить механизм… Наверно это Артур Уизли выбирал в этом году. Малфой в прошлом прислал мумию какого-то зверька. У кого что…хм, не будем… Альбус подарил крылья златоглазки и еще некоторые ингридиенты. Приятнее, они мне нужны много и часто…
Я усмехнулся, думая, как Минерва смотрит на мой подарок. Чашка с метаморфозой из рыжей кошки в тощего рыженького крысенка с подписью «Нет перебору с анимагией!». Это месть за подарок прошлого года. Тогда была фляжка с черепом и «не пей –  летучей мышью станешь» на боку. Хотя в целом мы не ненавидим друг друга, но и не дружим…
Четвертый подарок? Такой маленький? Я с любопытством снял обертку. Флаберус Фиоганн, известный голландский зельевар 15 века. Это очень редкая книга – маленькая, тоненькая, дорогущая… Кто же такой щедрый?
«С Рождеством!» и все. Но мне все сказал почерк – мелкий и ровный. Подарок от Кэтти…
- Нравится? – она обняла меня со спины. – Я посадила Гарри на поезд, а сама осталась на неделю. Римус потом за мной придет, еще на неделю заберет.
- Зачем? Она же стоит… как твоя «Молния»! Не надо было так дорого, солнышко! – я заметил на ее шейке тонкую золотую цепочку. С медальоном – сердечком из черного жемчуга. Мой подарок…
- Она стоит меньше. Тебе нравится? – я кивнул.
- Это божественный подарок, я ее очень хотел купить… а тебе нравится? – указал я глазами на медальон.
- Да, очень! Это первое золото в моей жизни!  - Кэтти прижалась ко мне, сквозь одежду чувствовалось тепло ее тела. И вновь пришлось бороться с желанием. Нельзя, она еще почти ребенок… За стенами замка уже был поздний вечер, праздничный ужин будет завтра…
- Я останусь у тебя… - прошептала Кэтти. Я почувствовал, что ее руки соскользнули вниз по моей спине, пальчики затем проворно расстегнули верхнюю пуговицу моей мантии…
- Нет, Кэтти. Не сейчас…Тебе нет 17… - я прилагал неимоверное усилие в борьбе с искушением.
- И что? Я не ребенок… - настойчиво продолжая расстегивать немного тугую петельку, пробормотала она.
- Но и не взрослая. Ты хочешь чтобы твой отец меня убил? – ответом мне послужило прикосновение теплых губ к щеке, руки вновь скользнули по моей спине. Я с трудом подавил желание опустить свои руки с ее талии ниже. Нельзя не думать о последствиях, даже если мы оба этого хотим. Это конечно произойдет, но не сегодня… Однако бороться с искушением становилось все сложнее, ее близость пьянила…

- Прости…я должен был сдержаться… - прошептал я после некоторого времени.
- Ты не виноват. Я вела себя как девочка легкого поведения… - Кэтти потянулась к одежде – как последняя… - накинув белье, Кэтрин встала и зашла в ванную, откуда вышла одетой полностью. – Как… я идиотка! – прежде чем я, надевавший рубашку, успел что-либо сказать, Кэтти пулей вылетела за дверь. Очистив ковер одним взмахом палочки – если бы можно было так же очистить то, что случилось!  - я бросился за ней следом, ведомый худшими предчувствиями. И не ошибся. Остановить Кэт я смог лишь на Астрономической Башне, силой притянув к себе с уступа.
- Не вздумай прыгать! Это моя вина, не твоя! И ты вела себя не так уж ужасно!
- Я боюсь, что после этого ты перестанешь меня уважать. Потеряла всякий стыд просто… - по щеке Кэтти стекла слезинка – я не прыгнула бы, я не больная…
- Я не уважаю тебя, потому что люблю, глупышка… И не перестану уважать из-за этого, не бойся… Я люблю тебя!
- А я тебя… люблю… - Кэтти прижалась ко мне. Даже холод сейчас не ощущался…

От автора.
Двое на темной башне стояли обняв друг друга. Молча, просто обнявшись. Женщина в длинном черном платье отошла от зеркала, изображение исчезло.
- Вот теперь ты видишь, что он ее любит а не использует, - холодно произнесла она. Верховная валькирия кивнула.
- Но почему именно он? Нельзя было другого? Честного и храброго?
- Северус Снейп меня устраивает! Я НИКОГДА не ошибаюсь. Он еще покажет свою честность и храбрость. А пока ступай! – валькирия послушно вышла, женщина опустила голову на руки. Она устала решать чужие судьбы, она дала Кэтти право выбрать самой. Полюбить по-настоящему… И не прогадала, кажется…
Глава 11. С тобой и без тебя…
Кэтти.
Я проснулась и, еще не открыв глаза, вспомнила все события прошедшей ночи. Невинный поцелуй, с которого все началось, ласки Северуса, поддавшегося моим попыткам его соблазнить. Я хотела этого, я была готова, но когда все уже произошло, я испугалась. Я боялась, что об этом узнают, что в меня начнут тыкать пальцами, говоря, какая я развратная, отец просто убьет. А Северуса уволят из школы за развращение учеников. Но в его взгляде было столько раскаяния, он так искренне считал себя виноватым, что я не выдержала. Мне казалось, что он перестанет уважать меня, я упаду в его глазах – сама добилась ночи с мужчиной в свои 16 с небольшим… Я хотела просто остыть, поплакать в одиночестве, побежала на Астрономическую Башню, но на самой ее вершине Северус догнал меня…
- Не вздумай прыгать! Это моя вина, не твоя! И ты вела себя не так уж ужасно! – стянув меня с уступа, на который я встала, он прижал меня к себе.
- Я боюсь, что после этого ты перестанешь меня уважать. Потеряла всякий стыд просто… - по щеке стекла непрошенная слезинка – я не прыгнула бы, я не больная… - он переживает за меня, он любит…и после случившегося все равно любит…неужели ты думал, что я вот так вот закончу свою жизнь, когда я только узнала, что значит быть счастливой? Глупенький мой…Но вслух я ничего этого не сказала.
- Я не уважаю тебя, потому что люблю, глупышка… И не перестану уважать из-за этого, не бойся… Я люблю тебя! – я верила ему, поэтому прижалась и ответила:
- А я тебя…люблю… - я не могла представить себе даже дня жизни без него. Он был лучшим – самым умным, самым нежным. Гроза всего Хогвартса, но только со мной он настоящий. Я увидела его истинного под маской строгого холодного зельевара, я влюбилась в него такого, какой он на самом деле. И я любима им…
Северус еще спал, его руки обвили мою талию – мы легли вместе, теперь  уже спать на разных постелях было просто глупо. Мне было тепло – камин грел воздух комнаты, одеяло и тепло тела моего мужчины рядом со мной…
Левое предплечье не было закрыто одеялом, метка была видна – нечеткая, размытая, словно грязь… Рисунок можно различить, но он не яркий… Кожа в этом месте отчего-то ужасно холодна…я погладила отметину пальчиком, Северус что-то пробормотал во сне, отдернув руку. И открыл глаза.
- Не трогай ее, хорошо? – он нежно коснулся губами моей щеки – мне больно.
- Прости, я не знала… - Северус помотал головой, привлекая меня к себе. Какое же счастье просыпаться с ним! Неужели когда-нибудь так будет всегда?!
- Ничего. Терпимо, просто меня будит… - он не договорил, закончив свою речь поцелуем. На завтрак спустя полчаса мы шли вместе, но Сев ушел за преподавательский стол, а я за стол для учеников – один на всех оставшихся в школе. Рождественский завтрак, подарки – от всей моей родни и друзей, завалили полкровати в дормитории. Но для меня дороже их всех была тонкая золотая маггловская цепочка – подарок любимого. Просто и в то же время многое говорит о его чувствах – своеобразное признание в любви… Гарри подарил набор  по уходу за метлой, папа толстенную дорогую книжку по ЗОТИ, для подготовки к Денбриджу – университету магии, куда я пойду после выпуска из школы, скорее всего… Гермиона еще одну книгу – трансфигурация, Уизли – свитер и сладости, Фред с Джорджем хлопушку своего изобретения – с просьбой не взрывать одной  и в здании. Нахимичили опять что-нибудь – при этой мысли я невольно улыбнулась…Римус – вредноскоп. Крестный в своем репертуаре! Переживает за мою безопасность и старается защищать. Рем умничка, я его обожаю с детства… И никогда не смогла бы от него отказаться…
Профессор Дамблдор подарил набор вкусняшек для кота. Хоть кто-то вспомнил о Пушистике! А учитывая, что я школу покидаю редко – подарок неплохой, Пуша любит вкусности… И наконец Хагрид. Кекс своего приготовления. Есть его я конечно не рискну, но все равно приятно! От одногруппников книги, книги, ингридиенты, учебные нужности и снова книги… Зачитаешься при желании до смерти…
Но вместо чтения я гуляла с Северусом, сейчас мы могли позволить себе гулять вместе на улице днем – якобы ведя высоко духовные беседы на тему зельеварения. Ночи я проводила с ним, просыпалась по утрам с ощущением безграничного счастья. Мне перестали сниться кошмары, я была безумно счастлива с любимым. Рождество мы провели вместе – съели подарок тети Молли и дяди Артура – от семьи Уизли было много сладкого. Пушистик уплетал подарок директора школы, мы же смотрели старые школьные фото Сева, на которых он был еще моложе чем я. И мой альбом… Разговаривали – обо всем на свете, кроме учебы… Мне было интересно с Северусом – он много знал, о многом имел собственное мнение, с ним было увлекательно спорить…И казалось, ему не менее интересно спорить со мной – о философских проблемах – соотношение добра и зла например. Северус искренне считал, что добра без зла не бывает – иначе люди не смогут понять, что это именно добро. Добро познается в сравнении со злом… Зло делает добро – заставляет его быть и действовать. И наоборот. В мире равновесие этих начал – равновесие всей жизни. Таково было одно из утверждений профессора Снейпа. И  поразмыслив, я согласилась с ним…
Но в одном мы были бесспорно согласны – самое ценное, ради чего надо жить – любовь. Во всех ее проявлениях – к брату, тете, подруге, жене, кошке или собаке. Даже врага надо любить – за то, что он делает тебя лучше… Любовь спасает мир и движет историю. Любовь меняет и греет людей – сказал мне Северус на третий день наших каникул. Он в этот момент имел в виду себя – его изменила наша любовь – он стал немного более открытым, не боялся хотя бы мне показывать свои эмоции и чувства…
Уезжать мне не хотелось, но Рем сдержал слово и забрал меня на неделю. Мы долго прощались, пока Рем ушел к Дамблдору. Северус нежно поцеловал меня в щеку и обнял. Я прижалась к нему.
- Я буду скучать, любовь моя… - прошептал он. Но раздались шаги Римуса и мы отошли друг от друга.
- До свидания, профессор! – я шагнула вслед за Римусом и послала Севу воздушный поцелуй… Получив ответный…
Вечером я вместе со всеми слушала радио, смотрела кино – Артур Уизли приобрел в дом видео – решил изучить принцип. А мыслями витала далеко отсюда – в маленькой лаборатории в кабинете зельеварения Хогвартса. С Северусом…
Меня положили с девочками – Джинни и Гермионой. Первая сладко спала, я же лежала  с открытыми глазами, глядя на окно. Еще 6 дней и он снова будет рядом – успокаивала я себя. Но ведь это не то. На каникулах мы не расставались, Дамблдор вызвал к себе Сева на третий день такой жизни. И теперь все знал, но не судил нас… Он дал нам право встречаться – только без моей беременности и тайно. Теперь у меня официально были дополнительные занятия с Северусом в качестве ассистента. Иными словами – официальное право на то, чтобы быть вместе когда захотим…
- Кэтти, можно с тобой поговорить? – неожиданно прошептала мне на ухо Гермиона. – Только давай выйдем…
- Ладно, - мы вышли в гостиную. Было два часа ночи и все спали – кроме нас с Герми.
- Я хочу с тобой…тебя…спросить…можно? – я кивнула. Гермиона немного замялась. – Как понять, что мальчик тебе нравится? – внезапно выпалила она… я округлила глаза – наша Гермиона влюбилась? Ничего себе… Хотя... На меня тоже не скажешь, что я неделю провела с мужчиной старше меня на 18 лет как его невеста практически…- мне просто неловко спрашивать миссис Уизли, а кого еще спросить, не знаю…
- Подожди минутку… - я задумалась. А действительно, как? В памяти всплыли все моменты с Северусом… И я уже начинала замечать, что сказать ей в ответ…

0

3

Глава 12. Дамблдор.
Рождественское утро принесло сюрпризы. И не сказать чтобы очень приятные…По крайней мере вид сонного и счастливого Северуса, в компании Кэтти Реддл зашедшего в Большой Зал, меня не обрадовал. Судя по их переглядкам, удлинившимся отработкам Кэтрин и тому, как расцвела девушка после своего посвящения в валькирии, они давно уже объяснились на тему своих отношений. Но сейчас Северус казался очень хмурым, под глазами проявились мешки, а сами черные как ночь глаза мальчика излучали счастье. Сев за стол, Северус начал рассеянно есть, при этом не сводил взгляд с Кэтти, весело улыбавшейся и иногда поднимавшей глаза на преподавательский стол. Но я промолчал. После завтрака отправил ей подарок – а так как выбрать подарок девушке, у которой есть практически все, трудно, я подарил кошачьи лакомства. Тем более что кот мисс Реддл постоянно крутится близ меня. У них с Фоуксом нечто вроде дружбы, хоть это и странно. Сидят рядом и смотрят друг на друга. Без агрессии, как друзья… Странно… Но так или иначе, а забыть про Пушистика (вот имечко-то!) мне никак было не суждено.
Три дня я наблюдал за ними. Не расставались, на завтрак приходили вместе, на обед и ужин – вместе… Уходили тоже вместе. И Кэтти при этом выглядела с каждым днем все счастливее и счастливее… Наконец я решил побеседовать с Северусом. Нужно выяснить, как далеко зашли их отношения и отношение Снейпа к девочке. У нее-то все по глазам видно  - она его почти боготворит, внимает, заслушивается, но Северус всегда холоден, подчеркнуто небрежен и абсолютно неэмоционален. Неужели он просто пользуется любовью девочки к нему?
- Вы хотели видеть меня, профессор? – я оглянулся. Северус закрывал за собой дверь, его черная как и всегда мантия была слегка припорошена снегом. С улицы только зашел и был там, ручаюсь, с Кэтрин.
- Да, Северус. Присаживайтесь, - я указал ему на кресло, но Снейп остался стоять у двери. В черных глазах горел немой вопрос. – Северус, у меня к Вам вопрос. Точнее их несколько. Как давно это продолжается? – я посмотрел в лицо моего вернейшего из союзников. Не сможет он мне солгать, я разгадаю…
- Вы о чем? – прищурился Сев. Надо выражаться точнее, не давая ему возможности увильнуть от ответа. Снейп прошел ближе ко мне.
- Ты и Кэтрин Реддл. Как долго вы встречаетесь? – тонкие пальцы сжали спинку стула, в черных глазах вспыхнул огонек, Северус поджал губы. Он не придумывал ответ, просто решал как сказать. Неужели все зашло так далеко? Надеюсь они хотя бы не ночуют вместе?
- С 1 ноября… - кратко и четко произнес наконец Северус. – Со дня ее посвящения в валькирии.
- Как ты относишься к ней? Пойми, это важно, она совсем девочка, и нельзя использовать ее любовь в своих интересах! – Северус улыбнулся. Не усмехнулся, как он всегда это делает, а именно улыбнулся. Искренне и открыто. Улыбка даже изменила его лицо – оно стало моложе, красивее и добрее. Недостатки внешности не бросались в глаза – ни немного лишняя длина носа, ни волосы, несмотря на попытки их расчесать так и оставшиеся спутанными… Почему же он никогда не улыбается?
- Я люблю ее, Альбус. Я не отказываюсь от того, что любил Лили и она много лет жила в моем сердце. Но я не хочу жить только прошлым. В настоящем я счастлив, я любим. Так зачем мне убивать в себе любовь к Кэтти? Мучать себя и ее? – голос Снейпа звучал на ее имени необыкновенно мягко и нежно, в интонации слышались подъем и решимость. Не такой уж ты и каменный, Северус! Ты умеешь ненавидеть, яркий пример – Джеймс Поттер. Но и любить ты тоже умеешь…
- А любовь ли это, мальчик мой? – я боялся, что он ошибается в себе  и за любовь принимает обычное увлечение.
- Я не могу представить даже дня без нее, ее взгляд, прикосновение – высшая награда. Я связался с Малфоем и другими Пожирателями… - при этих словах Северус скривился – но я это сделал ради нее, по ее просьбе… Я не смогу жить без Кэтти, смог без Лили но не смогу без моей девочки… - голос звучал все тише и сошел на нет. – Я люблю ее!
- Да, я вижу это… А ты помнишь, сколько ей лет? Почему ночами она не в дормитории? – об этом мне сказал Кровавый Барон, он как-то залетел случайно в спальни Слизерина. Сомневаюсь конечно что случайно. Но Кэтти в дормитории не было, а дело было как раз в канун Рождества.
- Помню… А насчет ночей... Я могу не отвечать? Это слишком личное… - я кивнул. И так все ясно. Они были вместе ночью в его, скорее всего,  комнате. И вряд ли просто говорили…
- Северус, ты так и планируешь скрываться? Может стоило бы рассказать некоторым о вашем…ваших отношениях? Кроме меня…
- Нет… я могу рассчитывать на Ваше молчание? – я задумался. Не говорить ничего Тому Реддлу – идея неплохая, так и поступим… Но тем не менее опасность останется. Если он узнает – будет плохо. Хотя как он узнает, если не говорить?
- Хорошо. Я разрешаю тебе работать с Кэтти, ну, как с ассистентом. Но учитывая что вы близки. А вы близки, верно? – Северус едва заметно кивнул. С ума сошел – с такой юной девушкой? Сначала Анна Эйвери, потом… Ну едва ли ты никогда не был с женщинами за свои 34 года, Северус… А теперь, после этого, с Кэтти? С девушкой 16 лет, почти девочкой? Том несомненно убил бы нас всех, если бы узнал… - так вот. Ты можешь пить какое угодно зелье, или ее поить. Но чтобы до выпуска из школы никаких последствий не было. Ей сейчас не нужен ребенок.
- Мне собственно тоже… - стоя ко мне спиной и глядя в окно, ответил он. Я недоуменно молчал. Обычно мужчины в твоем положении хотят детей, мальчик мой, а ты не перестаешь меня удивлять.  – Я хочу ребенка, хочу от нее. Но не сейчас. Пока жива Лестрейндж – я в опасности. Вот когда я не буду рисковать каждую секунду, тогда возможно. Я принял необходимые меры, Альбус. И мы сохраняем тайну наших с Кэтти отношений, хорошо? Благодарю за понимание! – Северус вышел, дверь захлопнулась. Я не знал, правильное ли принял решение, позволив им встречаться. Но их счастье в последующие четыре дня и тоска Северуса, когда Кэтти уехала на каникулы, убедили меня в том, что я был прав… Проводив ее, преподаватель зелий, чернее тучи, ушел к себе. А когда через пару часов я зашел к нему – боясь, что свою скуку он будет глушить огненным виски – он, абсолютно трезвый, рассматривал ее альбом, оставленный Кэтти наверное специально. На фото девушка была цветной и неподвижной. Маггловское фото… Где-то у красивого фонтана, обнявшись с Гарри, улыбаясь фотографу. Красивая девушка, уже взрослая тут, наверно фото с лета.
- Я тут вспомнил ее день рождения, - заметил Северус. И бросил на меня взгляд. – Там я мог бы взглянуть на нее иначе, но я лишь узнал, что она валькирия…А вот для нее все началось…
- Поделишься? Это ведь не личное… - Северус кивнул. Через полчаса я погружался в Омут его памяти. Мне хотелось узнать больше об их отношениях, в том числе с чего они начались. Так я лучше знал, что делать и как относится…
Глава 13. Снейп. Прошлое или будущее? А может, другая реальность?
Часть 1.  Отрывки памяти.
Я погрузился в Омут Памяти вместе с Дамблдором. Снова переживая моменты прошедшего лета – я провел у Реддлов 10 дней, по просьбе Томаса Реддла. И так вышло, что прибыл к ним в день рождения Кэтрин. К сожалению, меня не предупредили, что у девушки праздник, потому встреча выглядела так: звонок на двери, я нажимаю. Звон колокольчика – а дело утром, в девять утра. Реддла-старшего наверное уже нет, а дети спят. Но нет, в коридоре слышны торопливые легкие шаги, дверь открывается со словами:
- Кого в такую рань прине… ой… - Кэтрин, облаченная в легкий домашний халатик, испуганно пятится. Я же усмехаюсь, проходя в прихожую. Девушка отходит от шока. Как она была прекрасна в то утро, куда же я смотрел? Сейчас я с такой нежностью всегда обращаю взор на нее, что просто невозможно передать словами. Она мое все…
- Мистер Реддл дома? Кстати, не мешало бы поздороваться, Вас не учили хорошим манерам? – прищуриваюсь я. Кэтти часто-часто и напугано моргает. Но вскоре все же справляется с собой.
- Доброе утро… Папа на работе. А Вы к нему? Тогда Вам придется зайти попозже или подождать. Он должен быть где-то в час…
- Мистер Реддл просил меня некоторое время пожить у вас в доме. По делам Министерства. Я могу пройти внутрь, или Вам надо напоминать о правилах поведения постоянно? Они не про вас писаны, да? Это кажется характерно больше для вашего кузена… - Господи, как я себя ужасно вел… Что она во мне нашла?!
- Проходите… - Кэтти провожает меня к лестнице. Оттуда слетает одетый в пижаму Гарри, взлохмаченный, обнимает сестру. Я останавливаюсь ступенькой ниже. И к своему смущению слышу:
- С днем рождения, Кэтти! – «вот сюрприз. Мне даже подарить девчонке нечего…» - именно такая мысль посетила меня. Я молча трансгрессировал в Лондон, приобрел книжку, имеющую какое-то отношение к ЗОТИ. Не с пустыми же руками идти на день рождения дочери заместителя министра. Некультурно получается! Обратно я вернулся в час, подарил подарок и поднялся в гостевую спальню. Но часов в 5 вечера меня позвали на праздничный ужин. Неудобно соглашаться, а на отказ обидится… Я решил принять приглашение. Кроме меня были Уизли – всей семьей, Реддлы, Поттер, школьная подруга Кэтрин и Хагрид. Глаза девушки сияли, голос звенел, то и дело слышался звонкий смех… Я тогда слабо представлял, зачем мне там сидеть с ними всеми, когда я мог бы спокойно побыть один, как привык…
Ночью дом затих, подружка Кэтти и Уизли отбыли домой, Хагрид тоже. Томас Реддл обнял дочь, поздравил и наконец сделал свой подарок. В следующую секунду раздался визг радости, Реддл душила отца, повиснув у него на шее. На полу лежала новая метла. «Счастье привалило!» - ехидно подумал я, усмехаясь про себя. Это сейчас мне безумно нравится ее эмоциональность, а тогда это меня бесило.
- «Молния»!!! Спасибо, папуль!!! Теперь я точно буду лучшим ловцом школы после Джеймса… Прославлюсь! – Том Реддл рассмеялся, улыбнулся дочери и кивнул:
- Конечно! – наверху раздался звон стекла… - Гарри, блин! – Реддлы рванули наверх, я медленно пошел следом, желая одного – спать. Но услышал звуки чарующего пения без слов. Грезилось счастье, словно я парил где-то в облаках с лучах солнца. И все счастливее и счастливее мир вокруг. Песня оборвалась, видение исчезло, я недоумевал что это было… И спросил саму Кэтрин, что это было за пение и чье…
- Мое. Я валькирия, чинила разбитую Гарри дорогую папину вазу…
- Валькирия? – я нахмурился, ибо понятия о таковых не имел… Кэтрин рассказывала мне о валькириях, я вспомнил, что слышал все это от ее матери…Девушка ушла спать, я остался в коридоре. Вот так. Пять лет учил и не знал о ней даже такой правды…
С этого вечера мы не ладили. Кэтти всячески подчеркивала, что мое присутствие ей неприятно, я как всегда язвил в ответ… Даже пару раз назвал ее «Мисс Зазнайка»… И только сейчас узнал, что Кэтти уже тогда тайком подолгу смотрела на меня, я начал ей сниться… Она влюбилась, увидев меня за пределами школы, не учителем. И с тех пор любит еще сильнее…

Сцена закончилась, директор школы смотрел на меня от окна своего кабинета и задумчиво крутил большими пальцами рук. И улыбался. Но молчал…
- Северус, однако ты просто чудо… Как же ты не заметил такую прелесть рядом? Нравилось ее дразнить? – я кивнул и ответил:
- Нравилось, нравится и сейчас…Но теперь это делается нежно и ласково… Знаете, я счастлив…
- А я искренне за тебя рад, - без тени иронии ответил директор, я был ему благодарен за понимание. А ночью мне, уснувшему с мыслями о Кэтти, снился странный сон. Мне снилось, что я женщина, я видел себя в зеркале. Длинные черные волосы, до пояса, черные глаза. Черное платье в пол, с длинным рукавом, высоким вортником и глухое, в пол. Бледная кожа, тонкие пальцы. Но я знал, что несмотря на внешнюю молодость, она очень стара. Зеркало перестало показывать отражение, там возникло изображение. Я нес Кэтрин на руках, рядом поспешно летел мистер Реддл, Кэтти была без сознания. Картинка изменилась. Кэтти в больничном крыле пьет сваренный мной отвар…Еще смена – ликование факультета, ей говорят, что мы победили. Кэтти радостно приподнимается  и почти без сил опускается на подушку, а рядом снова я…
- Это и изменит их отношения. Будет общая беда и проблема. – Это произносит та женщина, которой я себя вижу. Голос высок и холоден, Ледяная Королева…
- Благодарю за ответ, о Великая! – поклон пожилой валькирии – на ней маховик времени на шее и белая мантия. И я, то есть женщина, ее знаю…
-Ступай! – валькирия ушла. Я равнодушно смотрю ей вслед. Закрываю глаза и вспоминаю другой вариант событий. В которых вообще никак не фигурирует Кэтти. Ее даже не родилось… Но такое чувство, что это уже было… А теперь иначе. Могло ли это быть прошлым? Нет, я такого не помню. Наверное это будущее… А может иная реальность? Во сне я знал ответ, а наяву забыл. Меня ждало решение этого вопроса. А еще хотелось узнать – а от этого и другое пойму – кто эта женщина в черном, как вдова, но только она не замужем и не была. А такая тоска и холод – лишь маска. Но кто она и почему снится мне?

От автора.
Тезла-Экала закрыла свой разум – кто-то нагло имел неосторожность видеть себя во сне ей. Открывать будущее никому нельзя, и только она, Тезла-Экала, имеет право его знать. Так пусть же он забудет то запретное, что увидел во сне… За свои 1000 лет она устала от всего этого. Но выбора не было. Либо просить другой выбор либо отказаться было нельзя… Она стала Тезла-Экалой не напрасно – Годрика больше нет, детей у них не было… Но стать Тезла-Экалой для Кэтти – потерять любимого и остаться без детей. Нет, она так не хочет. И пусть Реддл будет счастлива. Но без него она не будет счастлива…Значит, надо что-то решать...однако у нее еще впереди четыре с лишним года...найдет решение...
Часть 2.  Снейп. Тезла-Экала…
Следущую неделю я провел в библиотеке, стремясь выяснить больше о том странном сне. Точнее, набрав книги из секции о трактовках снов, магических созданиях и прочем, обложился ими у себя в кабинете и принялся читать. Зелье Люпину варить не надо, у меня временно появились свободные часы, но посвящу изучению своего сновидения, оно мне совсем не нравилось… Но ничего даже отдаленно подходящего найти я не мог, к концу пятого дня такого усердного чтения я знал по-моему обо всех видах магов, заклинаний, ночных кошмаров, фестралах и еще куче всякой всячины. А вот о зеркалах, показывающих прошлое или будущее – ни слова. Вообще и нигде. А у нас в школе самая богатая библиотека в стране – по количеству разных книг…
Наконец, отчаявшись, я случайно заметил среди груды книг достаточно тонкую «Историю валькирий Британии»…  Решил хотя бы о них больше узнать, начал чтение и…
Через три страницы описания того, кто это вообще такие, шел раздел о… зеркале будущего. А смотреть в него и показывать валькириям могла только некая Тезла-Экала, или Ледяная Королева Времени. Бессмертна – пока не найдет себе замену. Вечно молода. Одета традиционно в черное и закрытое, но не носит мантии. Редко покидает Башню Времени – ее появление сулит огромные и великие перемены. Обычно управляет всем через Совет Десяти валькирий. Тезла-Экала – валькирия, потерявшая свой выбор до рождения ребенка. Не обязательно, но только такая валькирия может стать Тезла-Экалой. Сомнительная однако это радость, по-моему… Они не испытывают никаких чувств – вообще нет эмоций. Поэтому и Ледяная Королева. Замена Тезла-Экалы ей известна с рождения этой самой замены, но Тезла-Экала может и отменить это. А еще она может забрать дар валькирии, назначить новую, подарить дополнительную возможность… но жить без чувств вечно, по-моему, ужасно…
Зеркало по описанию подошло, значит я видел будущее… И другую реальность – где не было Кэтти. Но потом, судя по моим выводам, кто-то разбил маховик времени и это все поменял… значит, все это уже было… оригинально… интересно, я тоже такой был как сейчас? Хотя думаю я был хуже, меня очень сильно меняет Кэтти…
Дальше шли биографии валькирий. Предпоследняя запись была о Розалине Реддл. С колдографии смотрела красивая молодая женщина. Вылитая Кэтрин. Только старше…
«Розалина Аманда Реддл(Эванс). В детском возрасте была взята на воспитание семьей брата предшественницы-валькирии. Дар получила сразу после рождения, посвящение прошла по достижению 17 лет. Фамилия в приемной семье – Браун. Окончила школу Чародейства и Волшебства Хогвартс, факультет Когтевран, со всеми «Превосходно».  Отличалась хорошей дисциплиной, по отзывам преподавателей – «добрая, отзывчивая и смелая девушка, очень умная и способная». По окончании школы поступила на курсы мракоборцев, в 19 лет стала сотрудницей данного ведомства, вышла замуж за Томаса Марволо Реддла – ее выбор, сделанный в 17 лет девушки… - а Кэтти 16… - в двадцатилетнем возрасте выяснила свое истинное происхождение, с того дня ее жизнь была направлена на помощь младшей сестре Лили Эванс. Через пять лет после свадьбы родила единственную дочь – Кэтрин Розалина Реддл, следующая валькирия – еще через три года способствовала появлению на свет мальчика, впоследствии ставшего Избранным. Гарри Поттера. – далее шло длинное описание того, как, кому и в чем она помогала… - В ночь исчезновения Беллатрисы Лестрейндж находилась в доме Лили и Джеймса Поттеров, в Годриковой Впадине. Находясь в соседней с комнатой сестры комнате, Розалина не успела препятствовать смерти Джеймса Поттера, попытка защитить Лили не увенчалась успехом из-за самоотверженного поступка младшей Эванс, закрывшей собой шестилетнего сына Гарри. Розалина использовала свой поцелуй валькирии непосредственно перед смертью. После «поцелуя» срок жизни женщины составил всего пять минут. Розалина, как и ее сестра, защитила собственного ребенка, дочь Кэтрин, так же находившуюся там. Последнее заклинание - «Империус» в адрес Антонина Долохова, пытавшегося убить девочку. Выгнав мага, Розалина передала дар дочери и отошла в «приют светлых душ»… Исчезновение Лестрейндж было запланированным актом времени, но поцелуй Розалины разрушил план равновесия. Оживив ребенка, Розалина отдалила сроки финальной встречи Гарри Поттера и Темной Леди. Но лишь отдалила… - ребенка. Кэтрин она закрыла собой… остался Гарри… он умер в ту ночь, с ними? Нет, Розалина сделала правильно, думаю. Она не могла ошибаться, не такой она была женщиной, по крайней мере мне казалась…  - похоронена в Годриковой Впадине, на могильной плите по просьбе супруга выбиты слова: «Одна из самых светлых женщин на Земле, воплощение материнства и доброты… Истинная «Несущая жизнь». Розалина Аманда Реддл, лучшая мать и жена. Покойся с миром…»
Последняя запись была о Кэтти. Короткая. Учеба, семья, выбор, то есть я. И случай на поле для квиддича, упомянутый как «защита и помощь брату»…Меня убила фраза в конце. «Потенциальная Тезла-Экала»…
На следующий день она приехала в школу, с Люпином и Гарри, на день раньше остальных. Рассказав Кэтти о прочитанном, я не смог сказать о том самом «потенциальная Тезла-Экала». Если это так, то в потенциале меня ждет ранняя и бездетная смерть. Пусть хотя бы немножко она будет счастлива перед вечностью холода. Без оглядки назад… А я… я уже привык к постоянной опасности, меня уже не пугает возможность смерти. Только страшно за нее, она счастлива со мной, любит меня… Но странное. Вечером надпись «Тезла-Экала», утром «Верховная Валькирия Совета Десяти», это не одно и тоже… что-то изменилось в планах времени? И что? И как можно изменить раз и навсегда написанное? Вопросов много, но на них-то ответы я точно не получу, хотя это дает надежду…
Мы были в Косом Переулке, когда поссорились впервые… Я пригласил ее пообедать, якобы для обсуждения вопросов ее работы ассистентом. Потом Кэтти уговорила меня пройтись с ней по магазинам. Мне  оставалось лишь хранить серьезность, звать ее мисс Реддл и горько вздыхать. Мне лично книги не нужны, я после недели чтения устал и хочу отдохнуть… Ингридиенты все тоже есть. Если только пергамент и чернила купить…
- Вот блин… - Кэтти порылась в сумочке, заплатила за ингридиенты, в первом же магазине, и объявила – идем в банк, у меня деньги кончились… мало было…
В Гринготтсе Кэтти показала ключ от ее сейфа. Ее потому, что оформлен он на имя «Кэтрин Розалины Реддл»… а у Томаса Реддла другой. И у Поттера… это сколько же у них места под деньги? Но когда этот самый сейф открылся, мне захотелось провалиться под землю. Деньги, деньги, деньги… больше серебро, но битком… у меня наверное столько за год зарплата плюс вознаграждения Министерства…
«А что ты хотел, Сев? Она дочка замминистра, конечно не бедная девочка… Ты же не думал о том, сколько ей лет, когда с ней спать ложился… Так что ж тебя так коробят ее финансы?» - заговорил внутренний голос. – «А как ты для нее опасен, помнишь? Бывший Упивающийся Смертью… помнишь… так вот и успокойся насчет денег, это мелкая проблема!»
Да, это была минимальная из проблем. Я конечно не богат, но прокормить любимую женщину и обеспечить хотя бы часть, большую, ее потребностей я смогу. Но вот возраст… меня все время угнетало то, что она так юна. С подозрением на нас косились в кафе, хотя мы играли роли профессора и его ассистента. Том Реддл просто убьет меня, «козла старого», если узнает… Даже Дамблдор смущен тем, что мы слишком различны с ней возрастом. И менталитетом. Кэтти еще склонна озорничать, пусть отвечая за себя, но тем не менее… достаточно вспомнить ее снежок, пущенный в меня на прогулке. Ради игры и в шутку… Эмоциональна, непосредственна, жива…
А я…необщительный, серьезный, холодный… я вообще не помню, играл ли я когда-нибудь во что-нибудь так же беззаботно как Кэтти в те самые пресловутые снежки.
Умная девочка, но все же девочка…а я… зла не хватает и слов.
- Сев, что случилось? – прошептала она мне на ухо на улице. Я пожал плечами:
- Ничего, все нормально…
- Ну я же вижу… Это из-за Гринготтса, да? Я вот знала, что тебя это смутит… - уголки ее губ опустились, по щеке скатилась слезинка. – Просто мне учебник испортили, надо новый покупать, а не хватило… ну…
- Денег. Называй вещи своими именами. Я не нищий… - неожиданно холодно прозвучали мои слова.
- Конечно нет, зайка. И мне абсолютно все равно, сколько ты получаешь… И сколько у тебя есть… правда!
- Зато меня смущает тот факт, что я не смогу обеспечить тебе такие же условия, как твой отец… А еще меня смущает разница в возрасте, но Кэтти, это неважно. Мало что кого смущает! – я говорил спокойно, не намекая ни на какие разрывы или прочее… просто хотелось показать, что эти условия не пугают меня. Не вышло…
- Мне плевать на эту разницу, хотя нет…мне это нравится! Мне с тобой интересно и легко… и насчет денег…я могу есть…не знаю… хлеб и воду, могу спать на полу на матрасе, могу работать ночами. Но при этом буду счастлива, понимаешь? Потому что буду… - на нас оглянулся какой-то прохожий, я отвернул лицо, Кэтти убавила голос – с тобой… я тебя люблю и мне все равно вот это все…
- Кэтти, я просто сказал свои мысли и все…я тоже не собираюсь отказаться от тебя…
- Если ты это думаешь, значит, тебя смущают наши отношения… а тогда, 24 декабря, не смущали… - первая ночь с ней… когда я забылся и мы стали близки. Незабываемые мгновения жизни…!
- Кэтти…
- Давай тогда вернемся к прошлому году… когда мы были учитель и студентка. И никого ничто не смущает, правда? Как считаете, профессор? Или точнее профессор Снейп, уж простите фамильярность!
- Кэтрин, перестань. Ты сама спросила, я ответил. Да, наверно не надо было это говорить, но милая…
- Мисс Реддл! И мне пора, отпустите! – выдернув руку из моей руки, она убежала в один из магазинчиков, откуда через камин, как мне сказал продавец, когда я последовал за ней, ушла к школу. К Люпину…
За ужином Кэтти демонстративно отвернулась, отходила, стоило мне подойти… Так длилось весь вечер…
А ночью…я смотрел на огонь в камине, думая, что делать. И вдруг две руки обняли меня за шею…
- Северус, прости… я наговорила гадостей…я тебя очень люблю и не хочу терять…никогда…
- Не веди себя так. Это признак детскости…а ты взрослая женщина практически…слушай, когда тебе говорят, хорошо? – я не торопился ее обнимать. Кэтти села мне на колени и прижалась.
- Мне и впрямь неважно ни то, сколько у тебя денег, ни твой возраст… пообещай мне только одно…что никогда не предашь меня… и будешь рядом…
- Не обещаю рядом, но не предам…обещаю…
- Я верю… - Кэтти прижалась ко мне, я осторожно обнял ее в ответ. Она почти ребенок, ее можно простить…можно…я вдыхаю запах ее волос, чувствую тепло ее тела. А где-то в глубине меня живет воспоминание о том, что она может стать «Тезла-Экалой». Нет, я буду делать все, чтобы жить… ради нее…

От автора.
Тезла-Экала долго размышляла  о судьбе своей преемницы. Такой потери, какая ждет ее, эту девочку, в один день, она не пожелала бы. Годрик умер у нее на руках, она до сих пор помнит его глаза, потухшие, навсегда… А на руках Кэтти умрут двое. Те, кто ей истинно близок. Девочке надо будет сделать очень сложный выбор, сумеет ли? Должна суметь… но нет, Анна сделает все, чтобы этого выбора не было. Она не Бог, но сделает все…
Внезапно пришло решение. За тот подвиг, что сделает Кэтти, она станет Верховной Валькирией, а Анна останется Тезла-Экалой. Да будет так…
Женщина знала, что надпись в истории валькирий изменится с этим решением. Но кому нужна эта книга? Кэтти не видит запись о себе, а кому еще может прийти в голову читать «историю валькирий Британии»? Никому… Анна была в этом уверена.
Глава 14. Кэтрин. «Только через мой труп!»
Начались занятия в школе, теперь мы с Северусом виделись немного реже – мое расписание стало загруженнее из-за прибавленного часа с профессором МакГонагалл и еще одной тренировки в неделю. Более того, в конце января Блека видели в Хогсмиде и я старалась быть рядом с Гарри почаще. Я верила Блеку, но появилось нехорошее предчувствие…
В начале февраля папа узнал о нас с Северусом, был огромный скандал. Отец орал, что отправит Сева в Азкабан, а меня вышлет в закрытую школу для девушек в Испании. И только вмешательство профессора Дамблдора спасло нас от экзекуции. Их разговор был долгим, после него отец заявил, что если только с моей головы упадет хотя бы волос по вине Северуса, то того ждет тюрьма по статье за совращение несовершеннолетней, а если я забеременею, то опять же «тюрьма Снейпу и тебе – аборт и клиника святого Мунго как психически нездоровой. Потому что только больная может встречаться с Пожирателем». Тогда, во время  скандала, отец единственный раз в жизни ударил меня. По лицу. Северус был рядом, его глаза сузились, в руке  появилась палочка, на лице читалась ярость. Я впервые видела его таким, надо признаться, испугалась… Отец тоже схватился за палочку, они готовы были явно убить друг друга. Опять же нас спас Дамблдор. Он встал между мужчинами и стоял до тех пор, пока оба не убрали палочки.
- Вы отвратительны мне, мистер Реддл, - бросил Северус тогда. – Вы посмели ударить собственного ребенка прилюдно, взрослую девушку притом. Вы напоминаете моего отца этим, а он был препоганейший человек. Идем, Кэтрин. – я подошла к нему, обижаясь на отца. Он всегда орал при условиях, выводящих на злобу,  и несдержан был на язык. Но  ударить за слова «я сама решу, без помощников»… Это было слишком…
Нам не запретили встречаться, но после этого скандала остался осадок. Я неделю не разговаривала с отцом. А Северус уговаривал меня с ним помириться и это после папочкиного концерта.
Как отец узнал, я поняла быстро. Нас с Северусом нечаянно сдал Гарри. На вопрос нагрянувшего с проверкой отца о том, где я, Гарри сказал, что я на свидании. Он-то так в шутку называл мои «ассистентские часы» у Сева. Гарри близок был к истине, даже не подозревая… А папа спросил только с кем свидание… сопоставил что-то в голове и ринулся к нам. Не застал, но тем не менее пришел к выводу, что обстановка не рабочая явно… И началось… на шум прибежал Малфой, которого я и послала за директором. Драко привел профессора Дамблдора вовремя. Всего только полетело что-то типа «Экспеллиармус» в сторону Сева и «Протего» последнего…
Настал март, за ним апрель… я выиграла матч с Когтевраном, Гарри победил Седрика Диггори. Оставался повторный матч через неделю: Гриффиндора и Когтеврана. А в середине мая будет игра Слизерина и того, кто победит в этой игре. То есть Слизерин и Гриффиндор, конечно. Метла  Гарии была найдена на следующий день после его падения, цела-целехонька. Правда перед официальным нахождением я неофициально пела у Хагрида в хижине примерно час… Поэтому и цела.
В конце февраля Блек пробрался в замок, нас, учеников, две ночи держали в Большом зале, Сириус напугал Рона Уизли, ножом разрезав полог его кровати. Мне было интересно узнать, как Бродяга пробрался через дементоров, но откуда я могла? Римус на мои вопросы тоже сказал, что не знает.
А в середине апреля я узнала ужасное. Но об этом подробнее…
- Кэтти, а Кэтти, а ты знаешь про тайные ходы в школе? – я проходила по коридору третьего этажа, когда меня окликнул Гарри, я подошла к брату. А тот показал мне свиток пергамента. Пустой. Я недоуменно посмотрела на Гарри, тот улыбнулся и развернул свиток, постучал по нему палочкой и произнес:
- Торжественно клянусь, что замышляю шалость и только шалость…
На пергаменте всплыла карта Хога со всеми людьми, они двигались – ходили. Карта Мародеров! Джеймс мне рассказывал о ней в детстве. Рем потом сказал, что там и  потайные ходы были, но их закрыли потом. А если не все?
- Вот, вот и вот – работающие ходы, я проверял. – Гарри показал на три места. – Этот ведет в Визжащую Хижину… Как ты думаешь, Блек мог по нему пройти? Хижина вне зоны запрета на тансгрессию…
- Вполне мог, не знаю почему Римус это не предположил… Дай посмотреть… - я листала карту, вглядываясь в имена. Северус гулял этажом ниже, патрулировал  коридоры. Профессор Дамблдор у себя… Рон Уизли в гостиной Гриффиндора… а вот и пятый этаж, что я пропускаю-то? Я взглянула на карту и сердце заледенело.
- Гарри, отдам потом! – я помчалась к Римусу, но сначала спустилась на этаж и подошла к Севу. – Северус, пройди к профессору Дамблдору, я сейчас…срочно!
Через пятнадцать минут мы все были у директора. Я развернула карту, Римус был приятно удивлен, он считал что она пропала… Северус взметнул брови, бросив взгляд на Рема, Дамблдор вообще был восхищен… А вот мне уже двадцать минут как не было весело…
- Смотрите…- я следила и знала где он. Ткнула пальчиком в кабинет на 6 этаже… - Видите?
Лица мужчин мгновенно изменили выражение… Шок и непонимание теперь были на лицах всех трех…
- Он же погиб! – воскликнул Римус – или нет?
- Римус, ты не хуже меня знаешь, что Карта не врет никогда… Питер Петтигрю жив и в замке!
- Но это невозможно! Его давно поймали бы! Или он проявил бы себя… - заметил Северус. Римус задумался…. И потом поднял глаза, наши взгляды встретились. Я поняла все… анимагическая форма, Петтигрю-крыса… С одним пальцем и живет у Уизли 7 лет… Короста! Вот только она пропала в марте… Рон сказал, что ее съел Живоглот Гермионы…
- Ты думаешь о том же что и я? – спросил Римус. Я кивнула…
- Я даже знаю эту крысу… и ты ее знаешь… Короста…
- Крыса Уизли? – удивленно спросил Северус. Я кивнула. – Ничего себе дела… Помогает старому дружку Блеку небось…
Но когда мы с ним вышли, Северус остановил меня.
- Если Петтигрю жив, то это он… и предал Поттеров и все остальное. Мне просто выгоднее быть для Гарри и компании врагом, потому что то что я делаю ради их спасения, выглядит злом для них… но перед тобой притворяться я не буду… я думаю, скоро все выяснится… и возможно мы поймаем Петтигрю и Блека оправдают. Выше носик, солнышко! – убрав прядку моих волос с моей же щеки, он шепнул мне на ухо: - Петтигрю всегда был большой «крысой»… поэтому верю безоговорочно, ты доказала что он жив… но не бойся, тебя и Гарри он тронет только через мой труп.
- А вас – через мой… - улыбнулась я в ответ…
Через месяц все выяснилось… но Сириуса не оправдали и потом…Однако об этом чуть позже…
Глава 15. Бегство Петтигрю.
Часть 1. Снейп. Сириус Блек и Питер Петтигрю.
Пятнадцатое  мая стало одним из поворотных дней нашей истории. В этот день состоялся матч Слизерин- Гриффиндор. Я до последнего сомневался в том, что Кэтти не поддастся брату. Но тем не менее снитч она схватила первой.
- Северус, что это с Вами? – недоуменно спросила профессор Вектор, заметив, что я не свожу взгляд с ловца моего факультета. Кэтти прирожденный ловец, с детства на метле. И это выглядит очень красиво, а может только для меня…
- А что со мной? – повернулся я к ней.
- Вы же не любите квиддич, а тут и на игру пришли, и глаз с поля не сводите. Странно…
- Отчего же, это вполне нормально. Захотелось человеку матч посмотреть, бывает такое… - безмятежно заметил Люпин, сидевший за Вектор. Хотя с февральского скандала он все знает… Тогда я нарвался на неприятность в лице Тома Реддла, уволившего меня из Министерства. Доходы резко сократились, Дамлдбор увеличил зарплату, но полностью мои министерские премии это конечно не покрыло.
- Ну ладно, конечно… - нумеролог обратила взор на поле, где самое захватывающее противостояние было между Гарри и Кэтти. Оба ловцы, оба с детства играют, брат и сестра… Но игру выиграл все же Слизерин, со счетом 200 – 60. Кэтти на считанные секунды опередила Гарри за счет опасного финта или как там это называется…
Фото с Кубком и командой и Кэтти обнялась с братом. Только что соперничали, а теперь уже весело смеются и держатся за руки. Их отношения всегда приятно удивляли меня – я никогда не видел, чтобы младший брат так любил старшую сестру. Поттер этого не выражал, но это было видно. По глазам, с теплом смотревшим на Кэтти. А та относилась к нему с почти материнской любовью…
После игры Кэтрин пробыла со мной около получаса, и ушла к Люпину – праздновать победу с ним и трио – Поттер, Грейнджер и Уизли. А еще они собирались идти к Хагриду – это был день казни его гиппогрифа. Который еще в начале года напал на Малфоя-младшего. Ну и старший добился казни животного. Хотя по словам Кэтрин Малфой виноват был сам. А ей, в свою очередь, рассказали Поттер, Грейнджер  и Уизли…
Через час я принес Люпину зелье – было полнолуние. Никого не было, ушли видимо все впятером. На столе лежала та самая карта, по которой Кэтти показывала Петтигрю. И на ней… я ради интереса листнул на изображение двора… от замка к Гремучей Иве стремительно летели две пары ног. «Кэтрин Реддл» и «Римус Люпин»…
Визжащая Хижина… поставив зелье на стол, я поспешил туда, с нехорошим чувством. Через пятнадцать минут я уже был в туннеле, Ива остановлена, слышались голоса.
- Ты их предал! – звонко произнес голос Гарри.
- Нет, но я все равно что убил их… я виноват в смерти Джеймса и Лили, да… - хрипло звучал мужской голос, что-то вроде баритона. Хрипло и устало. Сириус Блек…
- Гарри, прекрати! Ты можешь выслушать?! – зазвенел голос Кэтрин.
- ОН сам сказал что виноват!
- Да, потому что не подумал о том, что их может предать другой человек! И он сейчас здесь!!!
- Я? – промямлил Уизли. Я подошел уже к двери той комнаты, где находилась честная компания.
- Да не ты… твоя крыса… - судя по тону, Блек отмахнулся.
- Короста? – у него их что, много?
- Это Питер Петтигрю, Рон! – Люпин тоже тут. Отлично. Но пусть Петтигрю расслабится и отдыхает… Так проще будет его поймать. Секунду спустя, распахнув дверь, я приближался к Сириусу Блеку. Длинные спутанные грязные волосы, худой, можно сказать тощий… в изношенной одежде… Глаза полыхнули при виде меня, но вид изможденный. Азкабан…
- Сириус Блек…какая встреча! – усмехнулся я. – Я мечтал тебя поймать… А уж как тебя заждались дементоры… - моя игра была рассчитана на одного зрителя – Петтигрю. – Даже поцелуют…
- Сидел бы ты лучше со своими пробирками, Нюниус, - зло бросил Блек. Он не знает, что это игра… никто кроме меня и Кэтрин не знает этого… никто…
- Северус, ты как всегда захотел узнать больше, опоздал и делаешь неправильные выводы. Позволь мы тебе объясним, – пытался успокоить меня (или Блека?) Люпин. Да  я  и так спокоен, волчонок наш!
- А ты… помогаешь старому другу, да? Я еще в начале года говорил Дамблдору, что брать тебя на работу глупо и опасно…
- Профессор… - встрял Поттер. Не порти мне картину, мальчик мой…
- Молчать, Поттер. Про Вас, безответственный мальчишка, я вообще молчу! Вы потащили своих друзей, таких же самоуверенных как Вы, в компанию двух преступников… - Поза крысы стала спокойнее, Петтигрю даже проявился на свет. Блек молчал, стиснув зубы. – Дай мне шанс, Блек, умоляю! – я прищурился, наставив палочку на горло Сириуса. Петтигрю высунул морду (или лицо?) из рук Уизли. Молодец, Северус… цели достиг…
- Экспеллиармус! – три детских голоса выкрикнули заклинание в мой адрес. Поттер, блин! Но наложить щит я не успел, почувствовал только, что ударился обо что-то головой… и провалился на краткое время в тишину. Очнулся я в одиночестве, но судя по голосам в туннеле, компания еще не ушла далеко. Спустившись вниз, я последовал за ними. Петтюгрю пойман. Нет, я все же молодец… по лицу текло что-то теплое и липкое. Проведя пальцами по этому теплому и липкому, я ужаснулся – кровь.
Ладно, потом разберемся… а Поттер отрабатывать будет до конца следующего года. На преподавателя напал, да еще и помогавшего ему же… Кэтти оглянулась, шепнула губами:
- Выйди после нас… сразу после нас…
Выбираясь наружу, я слышал вой… Луна… Люпин! Выскочив из хода, я огляделся. Дети стояли в кучку, Кэтти закрывала их собой… она так и не переоделась. Зеленая спортивная мантия резко выделялась на фоне черных школьных Поттера и его друзей. Люпин еще не перевоплотился совсем… Загородить детей вместе с Кэтти  я успел, но вот что делать… дать им убежать… только сказать когда можно…
Сбоку на оборотня бросился черный пес… схватка между ними дала мне возможность оценить ситуацию. Петтигрю убежал, Уизли со сломанной ногой… Ладно, Гермиона и Гарри доведут.
- Ступайте в замок, мистер Поттер и отведите друга… - скуленье Сириуса и Поттер рванул на звук. Из леса послышался вой волка, Люпин ушел…
- Гарри!!!  - ринулась за братом Кэтти.
- ВЫ ДВОЕ В ЗАМОК!!! – Грейнджер кивнула и попыталась поднять Рона Уизли. Наколдовав носилки ее палочкой, я вручил ее девочке:
- Донесите только! И в замке поговорим о вашем поведении… Живо!!! – дважды повторять не пришлось. Грейнджер ушла, удерживая магией носилки с Роном. Я же отправился в лес…
- Экспекто Патронум…  - звук голоса Кэтти, на него я и сориентировался. К озеру надо…
Голоса звучали неявно, но судя по ним, была перепалка. Гарри и Кэтти… потом голос Поттера стих. Раздалось:
- Отвали от него, урод! Не смей подходить к моему брату, понял? – Петтигрю… я старался идти быстрее, но ветви мешали, лезли в глаза, били по лицу…
- Остановишь, деточка? – хихикнул Хвост.
- Постараюсь…
- Круци... – откуда у него палочка? Но это неважно… Кэтти!
- Финита Нокане! Редальго! – пытается защититься, обожгла его…умничка… но надо идти быстрее…
- Петрификус Тоталус... – уже близко, еще немного… но…
-НЕ ТРОГАЙ ЕГО!!! Экспеллиармус!
- Ой…а у меня еще есть... – хихиканье из-за двух-трех деревьев… я нацеливал палочку, главное не в Кэтти… - Сектумсемпра! И Баильядос!  - моим заклинанием в мою девушку? Ты труп, Петтигрю!
- Остолбеней! – я приблизился к замершему магу, убедился, что связан он крепко. И бросился к Кэтти, потерявшей сознание. Нет, цела… Сектумпсемпрой не попал… а вот что такое Баильядос – понятия не имею…
- Что это, Петтигрю? – снимая со рта Хвоста заклятье, я хотел его убить. Нет, это шанс Блека…
- Северус, какая радость!!! – он и правда вылитая крыса… даже противно…
- Что с ней?
- А…так…не знаю, вычитал в одной книге…
- Твои проблемы, Петтигрю. Хотя тебе недолго осталось…
Дементоры… они подлетали к лежавшему без сознания Блеку… все трое были без сознания. И Кэтти, и Блек и Поттер.
- Экспекто Патро…
- НУМ! – с того берега мчался олень, Патронус… все равно чей. Дементоры отлетели, моя лань правда почти не вышла из палочки. Почему? А потому что я же удерживаю веревки на Петтигрю, точно…
Создав носилки и положив на них мужчину и мальчика, я поднял Кэтти на руки. И остановился… Ибо к нам с горящими глазами близился волк… Римус?
Он был далеко… но если услышит или учует…конец всем четверым, я не справлюсь один, еще и удерживая Петтигрю. Я отвлекся на минуту… и Петтигрю, на глазах став крысой, сбежал… Люпин прошел мимо…  я двинулся обратно в замок… к счастью, без опасностей, всего только что-то типа скорпикоры, легко было справиться… однако за ногу она меня тяпнула.
А навстречу мне и моему грузу бежали учителя и Том Реддл… При взгляде на Кэтрин он изменился в лице. Сейчас, когда Луна ее осветила, я тоже ужаснулся… Потому что и руки, и шея, и лицо Кэтти стали покрытыми  иссиня-черными пятнами… Петтигрю проклял ее…

Том Реддл. Это важнее всего.
Мне сообщили, что Кэтти и Гарри в опасной ситуации Дамблдор и МакГонагалл. Я примчался в школу, вместе с учителями двинулся куда-то к лесу. А оттуда вышел, хромая, мужчина в длинной изодранной черной мантии… по лицу стекала струйка крови, на щеке ожог… Он нес на руках Кэтти, а рядом плыли носилки с Гарри и Сириусом Блеком.
Снейп остановился… Кэтти осветила Луна…
- О Господи… что с ней? – взвизгнула профессор Стебль.
- Проклята… - хрипло ответил Северус – ее проклял Петтигрю. Заберите их… а мне нужна мадам Помфри и профессор Дамблдор. И Вы, Томас, если хотите… - уже в больничном крыле Северус осмотрел  мою дочку при свете свечи. Помфри заставила его вымыть руки, но кровь он и не думал остановить. Свою кровь…
- Жить будет, точно… Но болеть может долго…  Принесите из моей лаборатории зелье в синей бутыли на верхней полке. Живее… - кто-то ушел исполнять приказ, меня позвала Помфри в соседнюю комнату. К Гарри…
Когда я вышел, Снейп растирал синяки Кэтти каким-то отваром, поил с ложечки чем-то… и все время говорил, что Гарри жив и все в порядке…
Так прошли три дня…Снейп не спал совсем, я часа по два-три в сутки… Чем только не поил девочку за это время Сев. И надо заметить, она поправлялась… даже обошлось без больницы святого Мунго. Просыпаясь на миг, Кэтти звала Гарри…сквозь бред – Гермиону. Отдать дар… Северус категорически не подпускал к Кэтти женщин…
На третий день я вернулся от Дамблдора – Блека от тюрьмы спас Гарри с хроноворотом. Вместе с Гермионой. Блек просто сбежал, Питера же так и не поймали…А мы теперь отмазывались от приставаний дементоров по этому поводу.
- Тише, родная… я все равно тебя не отдам так просто…я все что угодно достану для тебя… не отпущу… - я замер в двери. Северус прижал к губам руку Кэтти, не видя меня. – Я люблю тебя, я не смогу без тебя… прошу, помоги мне, ты должна жить! Я не пущу к тебе Гермиону, никого… ты умничка, ты герой, солнышко…Но ведь я просил, Кэтти, просил! Ты еще не совсем взрослая, зачем одна? Почему я опоздал? Солнышко. Я люблю тебя… слышишь? Ты нам нужна… мне, Гарри, папе… - мне стало стыдно. Я испортил ему жизнь, а он сейчас уговаривает мою дочь жить, борется за нее…не спит четвертые сутки… совсем…
- Северус… - он резко обернулся, я прошел ближе – Северус, простите меня за ту сцену зимой… Я был неправ…
- Сейчас не это важно…главное заставить ее жить… она снова звала Гермиону… но правда уже не отдать дар. Однако пока не стоит рисковать…
- Может поспите?
- Нет…пока она не очнется – нет… Кэтти-Кэтти…Зачем ты туда сунулась одна?
- Гарри… Ради Гарри… - слабо прозвучал голос дочери. Мы с Северусом повернулись одновременно. Кэтти открыла глаза, смотрела вполне осмысленно. С души свалился камень при словах Северуса:
- Вот теперь ты точно будешь жить. Умничка! Ты победила проклятье…
- Или ты… я помню, что ты меня поил чем-то горьким все время… Северус… - она сжала его руку. Я показался себе лишним тут сейчас и вышел...жива. И это важнее всего…

0

4

Глава 16.
Часть 1. Том Реддл. Это не дружба…но что-то вроде того.
Кэтрин поправлялась гораздо быстрее, чем можно было ожидать. В первые сутки ей было еще плохо, но уже на вторые Кэтти даже шутила. Вот тогда только Северус рискнул пустить к ней Гермиону Грейнджер. Девушки остались наедине, о чем-то долго говорили. И из крыла Гермиона вышла повеселевшей – до того девочка ходила чернее тучи. А теперь улыбалась, причем искренне. Позже Кэтти сказала мне, что Гермионе нравился Гарри, и вот Кэтрин удавалось поддерживать состояние Гермионы не депрессивным. Для племянника Грейнджер была просто подругой…Позднее первая влюбленность девочки прошла, но тогда ее еще тянуло к Гарри, а Кэтти...Кэтти поддерживала ее настроение хорошим...
Вообще с того мая Гермиона и Кэтрин сильно сблизились. Позднее девушки, уже обе взрослые, стали настоящими подругами. Они знали друг  о друге почти все, поддерживали и помогали, они вместе проходили трудное время после войны… Но тогда, в том возрасте, разница в три года была велика… Одна уже взрослая девушка, встречается с мужчиной, а вторая – еще подросток, еще только становится девушкой из девочки… Это была не дружба, но уже первые ее проблески. По крайней мере  ни с кем, кроме Кэтти, Гермиона не откровенничала.
Соревнование между факультетами закончилось в том году 19 мая. Победой Слизерина.
- Итак… - мы сидели за завтраком в Большом Зале, Северус тоже. Он впервые за все время с возвращения из Леса оставил Кэтти на попечение мадам Помфри. Поспал пару часов и поднялся пообедать. Дамблдор же решил сразу закончить все процедуры учебного года, Снейп еще отказывался продолжать уроки, пока не поставит Кэтти на ноги, а ему к тому же через две недели, даже меньше, принимать экзамены… Причем в том числе и ЗОТИ, Римус уехал из замка еще 17 мая, он не хотел подвергать учеников опасности. Ему хватило одного раза… Кэтти его крестница и закрывала собой от него Гарри и его друзей. Римус, обратившись в человека и узнав об этом, сказал, что уходит из школы… - прошу внимания. В связи с некоторыми событиями этого года соревнование мы закончим раньше. А именно – сегодня. На данный момент счет таков, - начал Дамблдор. – Со счетом 470 баллов лидирует факультет Слизерин – овации. – На втором месте Когтевран – 410 баллов. На третьем Гриффиндор – 400 баллов… - еще более бурные овации. – И наконец Пуффендуй – 330 баллов. Но теперь… - повисла тишина. Ученики напряглись. – Немало смелости нужно, чтобы в 13 лет сразиться с дементором. Немало смелости нужно, чтобы поверить в невозможное… За храброе и достойное поведение я присуждаю Гарри Поттеру 60 очков! – первое место Гриффиндору. Увы… Кэтти огорчится. – Гермиона Грейнджер получает 50 баллов за самообладание и способность вовремя убедить других, что они ошибаются… за то, что мисс Грейнджер не только верит, но и делает невозможное… Рон Уизли – 50 баллов за умение отказываться от дорогого сердцу… и за довольствование туманными ответами. Итак… общее число баллов – 560 у Гриффиндора… - Гриффиндорцы встали с мест, сияя. Дамблдор улыбнулся… МакГонагалл, аплодируя, недоуменно смотрела на него… - но не торопитесь радоваться…Умение в 13 лет сразиться с дементором достойно похвалы. Но многие ли из вас готовы закрыть собой другого от достаточно серьезного проклятья взрослого, темного мага? Многие ли смогут найти в себе силы защищать жизни троих человек от смертельной опасности до последнего вздоха? Многие ли смогут поверить человеку, от которого отвернулись почти все? –гнетущая тишина…ученики посерьезнели…притихли…  - наконец, многие ли из вас любят кого-то до такого самоотвержения, что забывают о себе, имея целью его покой и счастье? Многие ли из вас умеют любить до самой последней черты? Не обязательно девушку или парня… можно и брата… Подводим итог – Гриффиндорские флаги затрепыхались. Я уже знал о ком речь… «Баильядос» Петтигрю был предназначен Гарри, это рассказ самой Кэтти… она сказала кстати, что дар отдать хотела не чтобы умереть…а потому, что действие он лишь усиливал. Действие проклятья… Баильядос должен был полностью очернить ее и после медленно убить – сжечь изнутри. Но Северус все сделал чтобы спасти ее…
Она спасала Гарри, Сириуса и себя от дементоров, мужчин от Петтигрю еще…Речь сейчас шла о Кэтти явно…
- Я присуждаю 95 баллов мисс Кэтрин Реддл, Слизерин. За умение и в сложной ситуации не терять головы и бороться… И за умение до самоотверженности и самопожертвования любить своих близких. Да, нужно быть осторожнее. Но я искренне уважаю смелость этой девушки, чья мама гордилась бы ей сейчас… - итого с перевесом в 5 баллов победил Слизерин! Сменим декорации!!!
Когда через час Кэтти это сообщили, она слабо поднялась от подушки, улыбнулась и легла обратно.
- Здорово!.. – слабая улыбка давало надежды больше, чем весь смех мира… мое единственное сокровище, моя единственная дочь…
Вечером этого дня мы с Северусом трансгрессировали к нам, уложив Кэтти. И сидели на кухне  с чаем и шоколадными маггловскими конфетами. Не знаю, зачем я тогда его пригласил… но внезапно меня прорвало. Я рассказал о своем детстве, о ранней смерти мамы, работавшей на трех работах ради прокормления меня. К счастью или к горю, я был на последнем курсе, когда ее не стало. Меня уже не ждал приют, мне было 17… но эту потерю оказалось невыносимо пережить… отца же я никогда и не видел…
- Она была сквибом, так радовалась, когда мне пришло из школы письмо… больше чем я… - рассказывал я. В черных глазах мелькнула грусть…одному ему ведомых мыслей… - когда мама умерла, я решил, что стану Министром Магии, никак не меньше. И сделаю такой закон, что женщина-маг с ребенком будет получать помощь Министерства… даже если она сквиб…  Вот теперь я замминистра, выше вряд ли прыгну. Да и не хочу… я теперь и так могу помогать тем, кому могу помочь… Розалина, она всегда шутила, что я настоящий министр, а на этом посту так, поддельные… а я конспирируюсь…
- Ваша жена была мудрой женщиной, Томас… Может быть она были и права в чем-то… - улыбнулся Северус, уголками губ, но улыбнулся.
- О да, о да… Розалина была замечательной, я даже не знаю, как смог пережить ее смерть… наверное меня спасла Кэтти… она похожа на Роззи, я занимался ее воспитанием и Роззи словно была рядом… а вот уже почти 8 лет как она осталась там… Она умерла так, как хотела бы. Защищая ребенка, ради жизни других… Розалина была истинно «Несущей жизнь», так переводится «Валькирия» с какого-то древнего восточного  языка…
- Вы любили ее? – я кивнул, посмотрев в черные глаза. Он думаю понимает меня… мы оба любим валькирий, но в отличии от меня, он может быть рядом с ней… моей дочерью… ну и ладно…
- Да…она была для меня всем – смыслом жизни, лучиком света… Кэтти стала ее продолжением, смыслом жизни без Роззи…А я ведь никогда не наказывал дочь до этого февраля. Кричал, да… но не трогал…сам себя после этого презираю…
- Вас можно понять, учитывая мой возраст и мое прошлое… Вы же заботитесь о дочери…
- Мне на момент встречи с Роззи был 31 год… так что это не оправдание. А прошлое… у кого его нет? Только у святых… все мы что-то плохое сделали или недоделали в жизни…все…
- Интересное суждение. Я поспорил бы, но подумаю над примерами…
- А Вы, Северус? Я очень мало о Вас знаю… а мы теперь вроде как не чужие…
- Мой отец, как и Ваш, был магглом. Я его видел все детство, только лучше бы не видеть… - Северус рассказывал медленно, выбирая фразы, наверняка что-то пропуская… я начинал понимать его и сочувствовать. Отец избивал мать, трудное и одинокое детство, Лили Эванс с ее предательством их дружбы…  - я не хотел тогда обзывать ее. Но вот вышло так…
- Она могла бы простить… - он отрицательно мотнул головой…рассказ шел дальше – смерть Поттеров, потом приезд Гарри в школу, а до него Кэтти…Он что-то скрывал от меня, но настаивать ведь не надо, каждый имеет право на секрет…  Потом рассказ о последних двух годах, когда Гарри умудрился вляпаться в историю с Квиреллом и Философским Камнем. Тогда Кэтти участие принимала пассивное – давала советы. В прошлом году случилась передышка, не считая Локонса  и чего-то там с ним связанного, что он память себе отшиб…
Рассказ о последнем годе был посвящен Кэтти… он действительно любил ее, видно было по всему…Наши отношения потеплели. Не дружба… но хорошие…

От автора.
Двое мужчин лишь в четыре утра покинули кухню дома номер 5 в городке Литтл-Кайнинг, по улице Тисс…Они сели за стол не врагами, просто нейтральными людьми. Но покинули дом…
Нет, это не была дружба. Один был на 20 лет старше другого… Один заместитель министра, другой простой преподаватель. Один до мозга костей предан добру, второй был Пожирателем смерти…Но оба выпускники Слизерина, полукровки,  не имели друзей в детстве, обоим доставалось от сокурсников и они придумывали свои заклинания в отместку…Их объединяла еще и общая забота о Кэтрин…
С той ночи их отношения изменились. Они улыбались друг другу при встрече и пожимали руки, они позже переписывались. Им всегда находилось о чем поговорить… Их споры много лет спустя слушали с восторгом…
Нет, они не были друзьями в полном смысле…Но они не были просто нейтральны…
Это была не дружба… но что-то очень похожее на нее…
Часть 2. Кэтрин. Просто ты мне больше не подруга…
Я провела в больничном крыле ровно месяц. Мадам Помфри выписала меня 15 июня, вечером. Я сдала экзамены в письменном виде, профессора, которые хотели увидеть мою практику, приходили сами. А МакГонагалл вообще поставила оценку автоматически. И на момент выписки у меня не было долгов, результаты всех экзаменов – «Превосходно».
Зачем я бросилась в Лес за Гарри, не став ждать Северуса? Просто я нужна была Гарри там и тогда, я должна была помочь брату…я не думала о том, что могу пострадать… как говорил Дамблдор, любовь – величайшее чудо на Земле. И это чудо вело меня…и тогда в Лесу, и в дальнейшем. Любила ли я кого-нибудь сильнее чем Гарри? Став старше, я задала себе этот вопрос. Сильнее – нет. Но наравне – да… я любила Северуса, я и за него не побоялась бы сразиться с Петтигрю. Спустя годы после войны я с уверенностью могу сказать, что в моей жизни сыграли роль трое мужчин. Папа, Гарри и Северус… И каждого из них я по-своему любила всю жизнь… люблю по сей день…
Северус выхаживал меня лично, он сидел  у меня в ногах, рассказывал о событиях в школе, лечил, поддерживал. Рядом был папа, они стали относиться друг к другу лучше. Иногда даже говорили между собой довольно тепло. Как-то раз я притворилась что сплю, папа и Северус сидели на одной из пустых кроватей и рассуждали о моей учебе после школы… Северус сам предлагал Денбридж, но они спорили из-за факультета. Однако без злости…просто мирный спор двух…нет, не друзей… приятелей.
Петтигрю сбежал, но все было не напрасно… Бродяга на свободе, пусть в бегах, но это не Азкабан… увидев Петтигрю и услышав почти вырванное признание того, Гарри поверил Сириусу. На краткий миг крестный и крестник воссоединились. Клювик тоже жив и свободен… это ли не радость? В Лесу Гарри пытался разбудить Сириуса, над нами снижались дементоры… я отогнала их, пыталась заставить Гарри идти за помощью…
Но вместо этого попались мы Петтигрю. Чем он попал в Гарри, не знаю, но тот потерял сознание сразу. А Петтигрю наставил на него палочку Римуса и прошептал: «Авада…»…
Не думая, я бросилась защищать Гарри. Мама отдала жизнь за меня вот так же. И я, если надо, тоже умру за него…
Итак, 15 июня я была выписана. Мне было уже гораздо лучше, только слегка тошнило по утрам после завтрака. Но была проблема – с лица и руки – правой тыльной стороны кисти – не сходили кроваво-бордовые шрамы…Это напоминало язвы, кровавые, не заживающие… они сильно выделялись на лице. Вся правая сторона лица была покрыта такими метками. Левую Северус очистил за две недели примочек, бинтов и отваров… а правая упрямо не заживала…
Поспала я еще в больнице, а на завтрак пошла в Большой Зал. Все, кто там был, ели и болтали. Я ужасно соскучилась по всем… Улыбалась – мне было весело, я старательно зачесала волосы на правую сторону, закрывая шрамы хоть немного… Но когда я собралась сесть на мое привычное место…
- Реддл, сядь куда-нибудь в другое место… - протянула Амели Кант, моя одногруппница. Большая модница…
- Да, правда, а то заразишь еще какой-нибудь заразой… - хмыкнул кто-то из парней. Я стиснула зубы, стало обидно…веселость сняло как рукой.
- Что, красотка ты наша, притащилась? Ты заразить нас хочешь? Спасибо, но я такой уродиной становиться не собираюсь! – Лаванда, лучшая подруга Амели. Я огляделась, ища поддержки. Северус о чем-то очень оживлено говорит с Вектор, не видит стол, у которого меня мучают…Папы нет… Гарри сидит ко мне спиной, Рон тоже на стол не смотрит на Слизеринский… Профессор Дамблдор увлеченно читает. А Мери, моя лучшая подруга с 7 лет – мы соседи почти и часто играли вместе в детстве… Она жила за три дома от нас… Она сидит, уткнувшись в тарелку… и молчит…
- Реддл, ты оглохла? Мы объявили тебе бойкот, ты не сядешь с нами рядом. Решение единогласно?  - Амелия оглядела кивавших студенток и студентов…8 из девяти (не считаюсь же я…) – Мери, так ты поддерживаешь ее? Тогда за зону отчуждения… для обеих. Поддерживаешь бойкот Реддл?
- Да… - это «да» стало гранью. Я встала и направилась к выходу. Я старалась для брата, а  на вас всех мне плевать…даже плакать не хотелось, просто чувство омерзения.
- Кэтрин, сядь, - меня потянули обратно. Драко Малфой подвинулся, я села… впервые я ела с третьим курсом, не отогнавшим меня за зону «каратина»…
После завтрака ко мне подошли Кристиан  и Мэри Смарт – мои лучшие друзья…
Они лишь подтверждали мой бойкот, не более того. Мери обычно пожимала мне руку при встрече, а теперь отдернула как от огня. Но это же не заразно и не навечно!
- Ты предала свой факультет, Реддл! Тогда тащись к братику-гриффиндорцу! Ты грязная предательница, за какого-то гриффин…
- Это мой брат, идиотка!
-Это ты идиотка, Реддл… ты же слизеринка!!! Нам не о чем говорить…  - Мэри ушла. Кристиан усмехнулся. Он кстати гриффиндорец…
- Съела, красотка? – издевательский шепот мне на ухо. – Отвали от моей сестры, Кэтрин…ей не нужна юная гулящая подруга, легко идущая к мужчинам сама…и плюс предательница…  а вот я и не против быть тут сейчас...
- Отвянь!
- Иди сюда, крошка… - стиснув меня в объятиях, он усмехался, но я справилась с собой – отвернем… после удара ногой в…хм… умолчу куда… и не совсем ногой – коленкой – я гордо ушла…
Северус, узнав об этой сцене, орал на весь факультет. Меня после беседы с ним боялись. Еще утром издеваясь, Амели первая уступила за едой место  и всячески вилась вокруг меня…
Уже в день отъезда Мэри подошла ко мне… шрамы мои чуть потускнели, но выделялись еще ярко… 25 июня…домой, отдых!
- Кэтти, это… ты домой?
- Да…
- Ты прости…меня Крис заставляет это все делать. Не знаю как и зачем, но нам больше нельзя дружить… прости…
- Я не злюсь. У тебя все?
- Да… стой…нет… - я оглянулась на отчаянный крик – он носит длинный рукав, даже дома… даже в жару… Кэтти, он наверно Пожиратель!!! Я ради тебя…Мы же подруги, правда?  Но Он запретил мне к тебе подходить…
- Нет, Мэри…мы больше не подруги. Извини, мне пора…я не еду на поезде, я же прокаженная! – я ушла от нее… это было первое крушение дружбы… были они и потом… но только от этого было так больно…в тот день я отпустила и потеряла Мэри… но к счастью, она одумалась вовремя. Ее вовремя вернули к нормальной жизни...мы не стали дружить вновь…но она все же одумалась…или вышла из-под Империуса…
А я отправилась к Севу, в его семейный дом – меня еще лечили. Папа дал мне побыть у любимого 14 дней… прямо до моего дня рождения! И все же я свернулась клубочком на кровати в гостевой спальне и плакала… я потеряла единственную подругу, я на всю жизнь могу остаться вот с этими шрамами по лицу, они не сходят… больно…
- Тише…я знаю, тяжело терять друзей… но отпусти ее, она сама решит для себя свой путь… тише… - я уткнулась в плечо Северуса, гладившего меня по спине…впервые в жизни я плакала чтобы облегчить боль…и помогло…
На следующий день я обошла дом… мне тут не нравилось – мрачно и темно. Но вот библиотека уютная, теплая… моя спальня тоже… и главное – тут Северус…
- Скажи, меня сильно изуродовало? – прижалась я к нему вечером второго дня…
- Нет… я даже не замечаю…ты у меня красавица… любимая красавица!
- Правда? – я верила, просто хотелось наивно верить хотя бы ему…
- Правда…  - нежно поцеловал он меня,… штора закрыла окно… - все пройдет… - нежно целуя каждый мой шрамчик, шептал Северус. И я верила ему, просто верила…
Глава 17. Северус. День Рождения Кэтрин.
Солнечный луч пробился сквозь шторку, заблестел на глазах…пришлось открыть их, уже простившись со сном… Рядом крепко спала молодая девушка 17 лет от роду, ее каштановые кудряшки аккуратной волной легли на подушку и мое плечо. Кэтти спала, повернувшись на правый бочок. Сейчас казалось, что ее личико абсолютно чисто и гладко, но правая сторона лица… я уже не знал что делать, она плакала тайком, глядя в зеркало. Красавица прежде, она стала предметом насмешек других девушек… Но мне было решительно все равно, как она выглядит, она нравилась мне не только красотой…она была добра, мила, умна… всегда веселая, всегда помогает тем, кому нужна помощь…смелая…и плевать на шрамы, главное – она со мной… Солнышко играло в ее волосах, золотя их. Мне не хотелось вставать и будить ее, вчера уснувшую рядом после процедур над ее внешностью. Меня ждала работа, я пытался усовершенствовать ее лекарство, чтобы вылечить лицо… Но для работы надо хотя бы встать…
- Северус… - сонно пробормотала Кэтти, когда я аккуратно уложил ее рядом и встал – ты куда?
- Я дома, спи… - поцеловав родное ушко, я вышел в лабораторию… через пару часов услышал шаги. Кэтти в пижамке стояла в двери, любовалась моим движениями. И улыбалась:
- Ты все же настоящий мастер зелий… так и летают наши руки…умничка… - она прошла внутрь, накрыла мои руки своими ладошками и улыбнулась вновь: - но может отдохнешь? Ты со мной совсем про себя забыл!
- Отдохну потом… пойдем делать примочки или сначала кушать?
- Я приготовлю завтрак, а ты готовь отвар… жду через полчаса на кухне! – она убежала, я снова занялся бумагами и ингридиентами – немного систематизировав, определил очередность пунктов и поднялся наверх, на первый этаж – лаборатория в подвале. Кэтти накрывала на стол – тосты с джемом, какао, фрукты… откуда что взяла?
- Садись кушать, все готово…руки вымыл?
- Да… ммм…как аппетитно выглядит! – поджаренные хлебцы… давно уже их не ел! Я сел за стол, Кэтти присела рядом и взяла чашку с какао.
- Ты почему не ешь сама? – я встревожился. Ее выздоровление идет еще, мало ли что… вдруг ей плохо…
- Я уже поела… кушай… - сделав глоток, она улыбнулась. Я попробовал тосты, оказавшиеся очень и очень вкусными… поев, прижал к себе мою кормилицу, в глазах которой блестели огоньки.
- Спасибо, солнышко! Очень вкусно…
- Я только тосты сделала, остальное папа прислал. У нас кстати нет ужина, ты в курсе? Я приготовлю к вечеру, хорошо?
- Ты в гостях и…
- Я в гостях, да… но это еще ни о чем не говорит. Я планирую сюда еще вернуться…вы же не против, мистер Снейп?
- Нет, мисс Реддл. Но как вы вернетесь сюда? Как моя девушка? – отрицательное мотание головой. Озорная улыбка, взгляд карих глаз совсем близко…и шепот:
- Как жена… я хочу жить тут на таком основании как… нет, неважно, забудь!
- Я хочу только одного, Кэтти… быть с тобой… и я обещаю, что когда все кончится, я женюсь на Вас, мисс Реддл. И буду вечно с Вами… я обещаю… - она кивнула, спрятав лицо у меня на груди. Малышка… любимая и родная малышка…
- Верю…идем, пора делать процедуры…
Эти две недели с  ней стали подлинным счастьем. Кэтти явно вживалась в роль хозяйки, я же лечил ее, помогал по дому… а вечерами Кэтти укладывалась у камина в библиотеке – на теплый ковер – и читала… а я искал рецепт… и все же быть рядом, просто рядом с ней, две недели…  Мне хотелось, чтобы они никогда не заканчивались, но это было невозможно. За день до ее дня рождения – 11 июля – я отвел ее домой, с личика уже сошли почти все шрамы. Я нашел нужную рецептуру, за три дня шрамы стали царапинами и уже заживали и они…
- Северус, у тебя еще отпуск? – глядя в окно на обнимавшуюся с братом Кэтти, поинтересовался Том. С улицы долетал смех Гарри и Кэтрин, голос Гермионы Грейнджер, уханье совы Гарри… Кэтти повеселела. Ее сильно задело отношение к ней факультета, но Гарри и его внимание к сестре компенсировали такое отношение ее бывших подруг…
- Да, я отдыхаю до 20 августа… Если хочу. Профессор Дамблдор решил, что я заслужил отпуск.
- Может останешься у нас на каникулы? Думаю, Кэтти будет рада.
- А Гарри? А Блек? – он жил у них, просто сейчас куда-то трансгрессировал. Из-за завтрашнего праздника…Он же прячется от всех… у заместителя министра магии в доме.
- Гарри, думаю, смирится и переживет… А Сириус… постарайся поменьше с ним встречаться. Просто Кэтти лучше, когда ты рядом. А за две недели она наверно привыкла, что ты все время рядом…
- Хорошо. Я останусь, но завтра. До свидания, мистер Реддл! – я отправился домой. Утром вернулся в особняк Реддлов. Мы с Томом вместе подарили ей набор дорогой волшебной косметики, декоративной, лечебной… и платье для Святочного Бала. Мы-то знали о Туринире Трех Волшебников…
Гарри ко мне привык довольно быстро. Он просто старался меня игнорировать, зато от Кэтрин не отходил – он понимал, что сестра спасла его жизнь…
Блек фыркал, но терпел. Люпин почти рад был меня видеть. Он тоже гостил в огромном доме Томаса Марволо Реддла, где места наверно хватило бы всему Ордену Феникса. Блек трансгрессировал лишь раз – 12 июля. В день рождения Кэтти. И это потому, что к Кэтти на праздник пришли всей семьей лорды и леди Малфои. Гарри стиснул зубы, поел и сразу ушел к себе. Драко же остался. И о чем-то разговаривал с Грейнджер, потом Джинни Уизли. Те тоже молча и озлобленно ушли. Малфои остались и после ухода семьи Уизли, и после ухода Хагрида  и Римуса… в конце концов они остались последними кроме меня гостями… Кэтти через силу улыбалась Люциусу, а в глазах написано было желание его выгнать. Зачем Том звал-то их сюда?
- Мне кажется уже поздно… - наконец не выдержал я почти в полночь. Пора закончить портить девочке праздник!
- Да, правда… Кэтти устала наверно… пойдем, пап! – Люциус хищно оглядел хозяев дома и ушел за сыном в камин. Том закрыл камин и вздохнул:
- Работа блин…позовите на праздник Малфоя… испортил дочери День Рождения… Кэтти, зайка, считай, это была репетиция… отметим 15…с фейерверком и с размахом… прощаешь?
- Ну учитывая что я уже…полчаса как совершеннолетняя…дай подумать…
- А если мы поедем на… - шепот на ухо дочери. Та просияла.
- ДА! Но мы едем ВСЕ, и еще дядя Артур и его сыновья. Это же Кубок Мира! Это…это…это КРАМ!!!
- Железный аргумент. Значит завтра решим кто посетить хочет Кубок Мира по квиддичу… и я достаю билеты. Это же…это…это…КРАМ!!! – Реддл-отец передразнил дочь и через миг оба весело смеялись…
- Пап, а может 15 пригласим Тонкс? Познакомим с остальными… С Ремом, Гермионой…давай?
- Давай... кого ты сама захочешь! Только скажи утром, хорошо? Заранее…и сейчас – иди спать… - мы разошлись по спальням и вскоре почти весь дом – кроме Букли – спал…

То же время, Малфой-Мэнор.
Мальчик-юноша с белыми волосами сидел  у окна, в которое лился лунный свет. В руках он держал колдографию команды Слизерина с Кубком Школы… его внимание привлекала одна девушка. На снимке не видно, что волосы каштановые, а глаза карие, немного шоколадные… но он видел ее в цвете…
Драко и сам не мог бы сказать, что так влекло его к ней. Все началось осенью, когда она спасла Гарри Поттера, помогла его спасти. И потом вывела Драко в коридор отчитать. Она так рьяно защищала брата и маму… строгая староста, она в тот миг была эмоциональна и была настоящей… но он не хотел с ней сближаться… ему просто нравилось смотреть на нее, слушать ее… и это он настоял на визите к ней… и теперь жалел – он видел, что она не было рада…
Но сон брал свое…и Драко улегся спать…во сне ему снилось, что он ловец команды, а Кэтрин смотрит и хвалит его со зрительской трибуны… и что они дружат… смешанные образы реальности и мечты во сне сплелись воедино…
Глава 18. Кэтрин. Праздник номер два.
15 июля решено было отметить мой день рождения повторно – папа чувствовал свою вину за визит Малфоев. На этот раз список гостей составлялся с моих слов. Там значились Молли, Артур Уизли и их дети, хотя я не горела мечтой увидеть Перси. Билл и Чарли, правда, не смогли приехать. Их я должна была увидеть на Кубке Мира – папа достал билеты всем желающим… Кроме Уизли, я пригласила Римуса – куда же без нашего любимого Люпина, Гермиону, которая собиралась было уехать. И Нимфадору Тонкс, и разумеется, Сириуса Блека – Бродяга вообще жил у нас. Северус тоже  остался… Никаких гостей, приглашенных отцом.
С утра я помогала тете Молли на кухне, с нами крутилась, но скорее мешала, Гермиона. Мы использовали магию, а ей было еще нельзя… Обед, ужин… вечер обещал быть длинным и веселым. Настроение у меня было приподнятым еще с утра. Уизли сокрушались, что пришли с пустыми руками. Они подарили свой подарок еще на прошлом ужине.
- Миссис Уизли, хватит Вам! Вы пришли и довольно! – урезонивала я… наконец к ужину это сработало. В шесть вечера все было готово – накрыт стол на террасе, украшен дом, в саду готовы фонарики – только зажги. Мы с Гермионой ушли переодеваться, но ко мне постучал папа:
- Кэтти, зайка, я уйду ночью, работа. Часов в 11-12 вечера отбуду, хорошо? Не обидишься?
- Ну конечно нет! Папуль, спустись в сад, там Гарри что-то нахимичил с шариками. Он же вручную их связывал. И пап, можно Сириусу после заката будет выйти в человеческом виде?
- Можно, но только после заката. А к Гарри я спущусь… и иди встречай гостей, потом переоденешься. Звонок слышишь?
- Иду… - я слетела по лестнице, открыла дверь, и случайно выступила за порог.
- С ног не сбивай! – девушка с ярко-розовыми волосами улыбалась мне, протягивая коробку с подарком.
- Тонкс! – я обняла гостью, искренне радуясь ей. – Привет!
- Привет и с прошедшим праздником! Ты только не открывай пока я тут, а то я стесняюсь…  пропустишь?
- Ой, прости… идем! – я провела Тонкс внутрь, она остановилась посреди холла.
- Какой порядок… даже скучно! Хоть бы что-то где-то лежало, а то… не, у папы в этом плане лучше дома…
- Тонкс, хватит! Ты просто у меня в комнате не была, тебе понравится… Идем в гостиную, все там… Ну, Уизли, Гарри, Гермиона – это подруга Гарри, я вас сейчас познакомлю. Ты почему мне не писала полгода почти, а? Я же соскучилась!
- Ну просто занята сначала была, а потом на тебя оби… - Тонкс замолчала на полуслове, уставившись на лестницу. Я подняла глаза  - к нам спускался Римус, радушно улыбаясь, Тонкс склонилась к моему уху:
- А кто это?
- Рем, иди сюда, будем знакомиться… Римус, это Нимфадора Тонкс, моя подруга. Она мракоборец, работает в Министерстве… А это мой крестный, Римус Люпин, работал последний год в Хогвартсе…
- Очень приятно… - пролепетала Нимфа, протянув руку Римусу.
- Взаимно, мисс Тонкс. Мисс ведь?
- Да, мисс… но зовите меня просто Тонкс, я не люблю, когда меня зовут по имени.
- Отчего? У Вас очень красивое имя… Необычное. – Рем взял Дору за руку, но не пожал, а просто поднес к губам, имитирую поцелуй.
- Я стесняюсь и мне оно не нравится. Просто Тонкс, хорошо? А я о Вас слышала немного. Вы же друг моего двоюродного дяди, да? Сириуса Блека…
- А Вы его племянница?! – удивленно приподнял брови Римус. Я начинала тут как-то выходить за кадр, как говорят некоторые магглы.
- Мама урожденная Блек, так что да…
- Тонкс, Сириус тоже здесь, познакомишься… только в Министерстве ни слова, ладно? – заметила я. – Идем, идем, тебе еще нужно с Гермионой познакомиться… - я утянула ее в гостиную, представила и вышла помочь Рему. Через час, уже переодевшись, я села за стол. Римус сидел рядом с Сириусом, а напротив них села Дора. Они втроем о чем-то болтали… И Дора при этом весело улыбалась, взгляд Сириуса потеплел… а Римус немного рассеянно отвечал на вопросы, ковыряя в тарелке вилкой…
- Кэтти, приятного аппетита! – Гарри довольно улыбался, сидя напротив меня рядом с Роном. Довольно и хитро…
- Что задумал? – строго вопросила я.
- Ничего! – состроил жалобные и правдивые глаза Гарри.
- И все  же…
- Ну… это сюрприз тебе будет…подарок…
- Ладно, верю… - я посмотрела на крестного. Римус, активно жестикулируя, что-то объяснял Доре. Та, казалось, забыла, зачем пришла… нет, ну что это такое? Поздравить пришли… а сами забыли, что я тут в принципе есть…
Ужин прошел весело, шутили, рассказывали истории, даже натянутость из-за Сириуса прошла довольно быстро. А Бродяга охотно общался с любым, кто с ним заговорит. После Азкабана… Я сидела между папой и Северусом, напротив Гарри и Рон. Гарри при взгляде на мою компанию нахмурился, но молчал…
Ужинали долго, очень долго…закончилась трапеза только в десять вечера. После чего папа вывел нашу пеструю компанию смотреть салют – волшебные фейерверки. Гарри, слишком веселый, даже подозрительно, обнимал меня, Гермиона чуть в стороне смотрела с легкой завистью… в доме раздался грохот…. Все вышли, кроме…
- Тонкс! – я бросилась помочь подруге, но…вышла назад в коридорчик перед задним выходом. Поскольку Дору ставил на ноги Римус, аккуратно помогая встать. Разбита одна из папиных ваз… Дора-Дора!...
- Ты в порядке? – я все же зашла. Тонкс улыбнулась:
- Ага… спасибо, Римус…я нечаянно, правда!
- Верю…и прощу…после того, как изменишься… я например хочу тебе синие длинные волосы! Синий люблю… - это правда, на мне вон и платье синее…
- Сей момент! – с готовность отозвалась Тонкс, меняя внешность. Римус стоял как громом пораженный.
- А почему Вы не сказали, что метаморф?
- Ну как-то речь не зашла…хотите расскажу… идем, а то салют пропустим! – 22 года… но иногда кажется такой маленькой, хотя очень добрая, не глупая и довольно смелая… Мы с Дорой познакомились в Министерстве два года назад… как-то начали переписываться… потом увиделись пару раз зимой, летом и опять зимой… и можно сказать немного подружились.
Фейерверк и папа засобирался на работу. Гарри проводил его вместе со мной и Ремом. Папа оставил Римуса главным, меня второй и ушел через камин в Министерство. Сказал лечь всем в полночь. Но кто бы слушал!
Гарри, как оказалось, подарил мне выступление вживую какой-то группы… не очень известной, по его финансам… но это было дико приятно!
Молодежь танцевала, шутила… Я же иногда из любопытства смотрела на Римуса и Дору. Они опять были втроем с Сириусом… но хотя улыбались все трое, я замечала какую-то странную связь в направлении от Тонкс к Римусу. Но не обратно…
Гарри присоединился к Рону, Фреду и Джорджу, туда же примкнули Джинни и Перси…потом Гермиона…я сновала сразу везде – праздник ведь мой, гости мои… и не сразу я заметила, что Северуса нет…
- Сев! – зайдя в дом, позвала я. Тишина. В саду его точно нет… - Северус! – в дом заходил Сириус – Сир, скажи, ты Снейпа не видел?
- Видел… он куда-то по дорожке среди кустиков пошел…прячется наверно от света… - язвительно усмехнулся Сириус -  а ты чего его ищешь?
- А хотела спросить насчет кофе... растворимое пьет или нет… - брякнула я первое, что пришло мне в голову…
- Вот еще! Пьет что дашь! Но я спать…устал от вас тут от всех…Спокойной ночи, Кэт!
- Спокойной, - улыбнулась я. Кустики у нас только в одном месте…  так и есть, Северус стоял у пруда, глядя на воду… молча и видимо задумчиво…
- Сев, я тебя убью, я же волнуюсь!
- Извини…просто у вас там как-то все группками… а я не вписываюсь никуда… кстати, вот… - достав из кармана красную коробочку, он обнял меня и открыл подарок…серьги, золотые, с черным жемчугом… - Нравится?
- Очень, спасибо! Идем… твое отсутствие могут не оценить… но вряд ли не заметят.
Далеко за полночь мы все разошлись по спальням. Полнолуние послезавтра, Рем еще вполне нормальный... это радует!
Гарри лег в комнате  с Роном, Гермиона с Джинни, Фред и Джордж вместе, Перси устроился спать с Сириусом в одной спальне. И  почти не спал полночи – боялся. Хотя уже видел, что он не виноват ни в чем... ведь мы ищем страх и там, где его нет! Остальные разошлись по одному…я вымыла руки и прошла к Северусу… после февраля он сама целомудренность, после скандала с папой максимум наших отношений – поцелуй…
Постелила ему постель, помогла точнее. Он так еще и не снял праздничную рубашку – с коротким воротничком, летнюю…шелк и блестит, хорошо хоть черная…
- Сев, спасибо за подарок! Как тебе Тонкс?
- Ничего так… милая, веселая, оптимистка… но неловкая немного…
- Милая?! Ах вот ты как…изменщик! – игриво улыбнулась я. – все, я с тобой больше не дружу…
Вместо ответа  Сев нежно поцеловал меня, я ответила на поцелуй…

От автора:
Синее платье, черная рубашка слетели на пол… Покрывая поцелуями лицо девушки, мужчина шептал лишь одно слово… «люблю»… его ласки были особенно нежны в эту ночь, губы ловили ее вскрики… гости дома спали, а эти двое растворились друг в друге, даря друг другу свое тепло и любовь…
Гости спали. Кроме 22-летней девушки, в задумчивости сидевшей у окна гостевой спальни. Мысль о том, что завтра на работу, ее не радовала. Впервые… ей очень интересно было с Римусом, а завтра она уйдет и кто знает, когда еще можно будет с ним поговорить про Мародеров, Гарри, боггартов и всяких мрачных штучках и защите от них… а самое важное – о ней самой…и может больше узнать о нем…
Нимфадора Тонкс чувствовала, что Римус что-то скрыл от нее… ей хотелось узнать это, но как? Эта-то мысль и не давала Доре Тонкс, или просто Тонкс, так лучше, спать… мысль о тайне Римуса
Глава 18. Северус. Черная Метка.
После дня рождения Кэтти в ней произошли заметные перемены. Прежде беззаботная, Кэтрин резко посерьезнела, все больше внимания уделяла безопасности своей и Гарри, проводя с ним максимально много времени. Иногда мне казалось, что она учит Гарри и Гермиону защищать себя. Но от чего? Никакой опасности не предвидится, даже Метка не жжет...
При этом она успевала общаться с Блеком, довольно тепло к ней относившимся, с Люпином, с Тонкс, зачастившей в гости к Реддлам. Хотя по-моему Тонкс никто, кроме двух мародеров, не был нужен…
И при всем этом Кэтти умудрялась еще побыть со мной, так как видела, что мне тут как-то не очень уютно. Кроме отца и дочери Реддл мне явно никто не был рад. На третий или четвертый день после второго дня рождения Кэтти я проходил мимо спальни Гарри, и случайно услышал его:
- Я вообще не понимаю, что он тут делает? Ладно в том году, работа, в этом тебя лечил… но ты здорова!!! Так зачем тут торчать?
- Гарри, успокойся! Он тебе мешает?
- Нет, но я боюсь, что он выдаст Сириуса! И тогда плохо будет всем… - это я уже подслушал, понимая, что речь идет обо мне…
- Гарри, он не выдаст Сириуса. Я в этом уверена. И держи свои мысли при себе, хорошо? И мы с папой сами решим, кого приглашать. У тебя все? Тогда я пойду… - я отошел, как раз вовремя  - Кэтти вышла из спальни Гарри, рассерженная и немного злая. Посмотрела на меня и изрекла:
- Ты все слышал… извини, за отношение к тебе Гарри я не отвечаю…
- Да я и не злюсь…я в принципе этого ждал. Мне уехать?
- Нет, не надо… ты нужен мне, это главное… я тебе полностью доверяю…Останься… - ее «останься» срабатывало всегда…и тогда и позже, когда началась война… ее голос, просивший меня остаться, еще много времени звучал в ушах, и я оставался… благодаря этому я не попал в Азкабан с Долоховым, Малфоев и другими участниками нападения на Министерство… благодаря этому я избежал дня массового зверства Беллатрисы, когда она пытала почти всех и некоторых замучила до смерти… благодаря этому я не попался на двойном шпионаже ни разу…откуда она знала о грозивших мне опасностях? Понятия не имею… а она в ответ на этот вопрос сейчас лишь улыбается своей нежной и немного печальной улыбкой. Улыбкой, похожей, но к счастью лишь похожей, на улыбку Тезла-Экалы…Я оставался практически всегда…остался и в тот раз…
День рождения Гарри, письма из Хогвартса – учебники и значок старосты школы для Кэтти… список учебников был внушителен, особенно у Кэтрин… Мы все ходили на Косую Аллею, закупать литературу. Гарри, получив от меня и Кэтрин в подарок набор для метлы – какие-то полироли и еще что-то там – немного подобрел ко мне…
А еще сильнее он ко мне подобрел, когда у Кэтрин, Тонкс и Гермионы в начале августа появилась какая-то тайна и они уединялись в комнате Кэтти, часами сидели там, выходили веселые, оживленные, но никому ничего не рассказывали. Тогда нас с Гарри это немного настораживало обоих…пару раз мы даже заговаривали.
В первый раз это произошло, когда после завтрака Кэтти и Гермиона убрали со стола и остались на кухне. Я  забыл на кухне палочку и вернулся за ней, Гарри пошел попить…
- Кэт, я думаю нам еще один человек нужен…в пару к Тонкс… может все же Джинни?
- Нет, не надо, миссис Уизли ругаться будет… Так, подслушиваем? Герми, ты это видишь? Вы совсем не даете нам побыть одним, вы… пошли! – они вихрем умчались с кухни, от удивления Гарри уронил стакан с водой…
- Вы что-нибудь поняли, сэр?
- Нет… а ты? – Гарри помотал головой в  знак отрицания...
- Какие-то они странные стали в последнее время… ой, кажется, Римус пришел… - Гарри ушел открывать дверь, я забрал палочку, убрал стекло и прошел к себе.
Их тайна так и оставалась тайной для нас… вплоть до отъезда на чемпионат по квиддичу. Перед ним вечером девушки выступили трио с любовной песней… как оказалось, их уединения были репетициями… просто на комнату было наложено заклятье, поглощающее звук… а песня была подарком Реддлу на годовщину его пребывания на своем посту…а любовная…просто группа «Юные таланты» - так они сами себя представили  - решила, что это у них выйдет лучше всего… сказать, что спели идеально, было нельзя. Но спели очень красиво, понравилось всем… Люпин был в восторге, особенно от Тонкс.
Тем же вечером последняя разбила любимый тостер Реддла-старшего. У него была страсть к собиранию всякой маггловской техники и ваз… вазы заполонили весь дом, оба этажа…
И вот мы втроем сидели на кухне – Кэтти готовила чай, я разбирался с травами, Тонкс осматривала технику… из любопытства…
- Кэтти, а это тостер, да? – Кэтрин оглянулась и кивнула… - такой маленький… - снимая его с полки, заметила Тонкс – забавный… а он работает? – раздался грохот, Кэтти резко обернулась, я поднял голову… Тостер был безнадежно разбит…
- Теперь нет… а до того работал вроде бы…
- Прости, я нечаянно!
- Да ладно…не первый раз… - вытягивая руку над тостером, Кэтрин запела песню валькирии, тостер собрался… я все время забывал про эту ее особенность… - его уже два раза ронял Гарри и раз папа… ты такая не одна!
- Такая одна, неповторимая и уникальная! Кэтти, слушай… - меня как будто и нет… но я привык уже… - а Римус твой дядя или как?
- Он мне крестный, но кровно мы не родные…а что?
- Ничего…просто интересно…ты его по имени все время зовешь,  а Гарри его зовет профессор, сэр,  а Римус очень редко…чай готов? Я отнесу?
- Нет, я сама… иди налегке… - они ушли, я присоединился к остальным – сели пить чай…
Утром отправились на Чемпионат – Кэтти уговорила и меня там быть… потом я жалел, что уступил ей… Палатка вмещала всех – меня, Тома, Гарри с Кэтрин и почти всех Уизли, кроме Молли и Перси… Билл и Чарли тоже были на сей раз с нами… а Перси не захотел смотреть матч, сослался, что это неинтересно… и Грейнджер… Римус и Сириус остались дома – ну Блек-то понятно, ему из дома до ночи запрещают выходить… А вот Люпин мог бы и поехать, с Сириусом остались бы Молли и Перси… но нет… решили они так…
- Ирландия-Болгария! Кто победит? Делаем ставки… - неслось со всех сторон. Жутковато…
- Как думаешь, победят болгары? – протирая очки на выступлении леприконов, спросил Гарри…
- Не знаю… но уверена, что снитч поймает Крам… Блин, он реально классно играет!!! Гарри, проснись, это он! – указала она рукой на спины парней из Болгарии – это Крам!
- Где? Ааа… - удовлетворенно кивал мальчик. Они внимательно смотрел игру, особенно Кэтти впечатлил финт Вронского от Крама. Но победила Ирландия…
А ночью кто-то запустил  в небо Черную метку… огнем ожгло предплечье… Том выслушал меня и отпустил встретиться  с бывшими на Чемпионате пожирателями для выяснения обстоятельств… Малфой уверял, что Метка дело не его рук, никто никого вроде не убивал… но в то же время собравшееся общество «наших» решило попугать народ. Надевая маску и плащ, я думал о том, что нужно вывести отсюда всех тех, с кем я тут отдыхаю… шествие Пожирателей опасно…
- Северус, а ты может останешься? Не теряй полезные связи с Дамблдором! – позвал меня Люциус.
- Не могу, Люц… я буду тихо…но я столько изображал паиньку, надоело… я буду невербально и в маске… ну что, делимся? Я пойду с ребятами к южному концу лагеря, хорошо?
- Давай… удачи, Сев! Помучай кого-нибудь грязнокровного хорошенько… неужели Белла возвращается? Это будет очень хорошо, очень!...
- Я надеюсь на это, Люциус, очень надеюсь… - серьезно кивнул я. Вместе с еще каким-то парнем моложе отправился к палатке Реддлов и Уизли… но там не было никого. Дома, ура!!!
Не тут то было… Кэтти прижимала к себе Гермиону, Гарри скорее всего в невидимке… Кэтти отступала от кого-то из Пожирателей… наконец отбилась и зашипела:
- Гарри, возьми меня за руку, быстро, трансгрессируем…- отвела его и вернулась… рискованная, серьезная, но рискованная… ее же могут…нет, не могут…я подошел ближе и…
- Остолбеней! – увернувшись от заклятия, разоружил Кэтти и подошел еще ближе, снимая маску…
- Северус? Ты?! Зачем?!
- Зачем ты вернулась? Тут опасно!!!
- Ищу палочку Гарри…что случилось? Откуда Метка?… осторожнее! – ч оглянулся, вовремя, ибо смог не только сам увернуться от заклятия какого-то мракоборца, но и закрыть от него Кэтти  - свалив девушку и закрывая ее собой:
- Я не знаю… держи палочку и иди домой, живее!
- А ты?
- Я останусь, я должен…иди домой!
- Папа здесь, я его не брошу…
- ИДИ ДОМОЙ! Или мне тебя заставить? Импе… - я никогда бы этого не сделал с ней, никогда и ни за что… но она не слушается так, надо пугать…я должен ее отправить домой, защитить… я не могу ее тут сейчас оставлять...
- Не трогай меня! – Кэтти вырвалась и трансгрессировала.
Наверно единственный из Пожирателей, я лишь обездвиживал моих жертв…Глазами ища Кэтти – я понимал, что вряд ли она ушла домой…
Мракоборцы быстро прекратили этот кошмар, но горевшие палатки, магглы, которым пришлось стереть память, раны и контузии несчастных зрителей… я не понимал, почему когда-то считал это нормальным…
Однако кошмарнее всего было узнать, что Метку запустили из палочки Гарри…а еще…Малфой заметил, что Нарцисса чувствует приближение возвращения сестры… и я узнал наконец степень его к этому готовности – он был абсолютно готов вновь начать войну…Новости для Альбуса, не зря я ушел от Тома и остальных…
Но дома меня ждала нерадостная встреча… Том внимательно слушал, запоминал и понимал мой поступок… Остальные не знали, думали, я ушел совсем… А Кэтти… когда запустили Метку, они с Гарри гуляли… Она не знала, когда и зачем я ушел… и на мою попытку подойти к ней она вскочила на ноги, выставила вперед палочку:
- Не подходи ко мне! Ты…Ты… ты такой же как они все, как Долохов, как… я тебе верила, а ты хотел использовать в мой адрес непростительное заклятье… ты не исправился, просто всем умело врешь… Не трогай меня! Я тебя ненавижу!!!
- Кэтти, стой…Кэтти, прошу, выслушай!
- Ты тоже мучил этих бедных магглов? Негодяй… я не думала, что это так ужасно!
- Ты знала, кто я, ты понимала, что если такое случится, я пойду туда… но я не трогал эту семью!
- Я не думала, что ты примешь активное участие… ты говорил, что ты только шпион…и ты хотел заколдовать меня…Империусом…кому я верила? – в ее глазах стояли слезы, но она сохраняла по мере сил своих спокойствие…– неужели твой роман со мной – ложь? Уходи… прошу…
- Хорошо…я уйду… а насчет того, что это ложь… я никого не любил так сильно, как тебя… и не буду… я это сделал для тебя… я понимаю, ты испугана. Если все же поверишь – я в Хогвартсе… - я трансгрессировал. Рассказал все Дамблдору и остался один на один с охватившей меня тоской… не будь метки и лет пожирательства, все было бы иначе…
Через три дня пришло письмо. Короткое…
«Я верю тебе, я даже Империусу нашла объяснение, я просто в тот день была не в себе, но надеюсь, ты простишь…жду тебя и очень скучаю, хочу увидеть… понимаю, что все равно без тебя не смогу… если простишь – вернись, я буду ждать… с любовью,  твоя Кэтти»…
Утром я вернулся к ней…Кэтти молча обняла меня за шею и прижалась… подняв глаза, тихо спросила:
- Обещай, что простишь меня, если такое повторится… но я постараюсь больше не быть такой…
- Обешаю… - коротко, тихо и твердо ответил я… и  позже сдерживал обещание…
Глава 20. Начало учебного года…
Часть 1. Кэтрин. Аластор Грюм.
1 сентября, утро, вокзал Кингс-Кросс. Платформа 9 и ¾. На перроне огромные чемоданы, два свертка с метлами и клетка с совой, а рядом я, Гарри и Римус. Сириус остался дома, ведь день и полно людей вокруг… папа запретил ему даже в облике собаки покидать дом без него, а сам он в тот день был на работе.
- Удачи в учебном году! – Римус обнял нас по очереди, помог с багажом, Гарри отдал Буклю в отсек для сов, Пушистик сидел у меня на руках, я не отдавала его никогда.
- Жалко, что ты с нами не едешь… из всех моих 6 преподавателей ЗОТИ ты был лучшим! Правда!
- Нет, Кэтти… после мая – нет, уж извини! Пиши, да и ты знаешь, где я обитаю – если трансгрессируешь домой – вот он и я…
- Я все равно буду скучать. До встречи на Рождество, Рем! Удачи тебе… в чем-нибудь… и да, если Тонкс к нам зайдет, ты ей…
- Знаю, знаю… все я знаю, мисс Тревога! Иди, скоро едете. Пиши обязательно, я буду волноваться, не просто так ведь Метка появилась на Чемпионате. Береги себя и Гарри, и приезжай на каникулы…жду! – поезд загудел – все, иди! – я залетела в вагон, помахала Римусу и поезд тронулся, унося нас из Лондона, прочь от крестного…
Ехали мы обычным составом – я, трио Гарри и его друзей, Джинни и Фред с Джорджем… В соседнем купе  ехала Мэри с братом и дружками Криса. Мэри, увидев меня в коридоре, отвернулась. Ну и плевать! Тем более у меня будет собственная комната. Это решил отец, после моего лечения, когда я рассказала о бойкоте группы. Он уладил все и с Советом Попечителей. И даже Чемпионат Мира не изменил его планы отделить меня от одногруппниц. Отчасти папа был прав, как оказалось позже. Тем более для меня она умерла как подруга.
Ехали весело, время пролетело незаметно…меня грела мысль о том, что там ждет Северус, уехавший еще 23 августа, потому что у него кончился отпуск.  Я скучала, почти две недели без него. И даже письма через день – день мое ему, день его мне – не слишком уменьшали тоску -  я привыкла быть рядом с ним, быть отдельно стало дико…
Уже доехав до школы, я вдруг осознала, что это мое последнее 1 сентября здесь. В конце года я получу диплом и все… я окончу Хогвартс, с которым неразрывно были связаны уже 6 лет моей жизни. Стало немного тоскливо.
- Кэтти, ты чего? – я посмотрела  на Гарри. Он это испытает, но пока ему не понять, что значит последний год здесь, где изо дня в день живешь вот уже несколько лет. Уезжая домой, да… но Хогвартс для меня стал почти вторым домом. Даже не почти, а действительно!
Лил дождь, можно было даже радоваться тому, что мы в закрытой карете будем ехать. Бедный первый курс!
- Первокурсники, все сюда!  - голос Хагрида перекрывал голоса учеников. Я вгляделась в лица девочек и мальчиков 11 лет от роду, испуганно оглядывавшихся. Первый приезд в Хогвартс…я помню его до сих пор, это волнение и страх нельзя забыть…
- Привет, Хагрид! Рада видеть! – проходя мимо него, я улыбнулась. Если есть тот преподаватель, по кому я буду скучать, кроме Северуса, конечно, то это Рубеус Хагрид, преподаватель Ухода за магическими существами и лесничий… а еще приятель папы…
- Привет, Кэтти. Гарри! Как подрос! Заходите в гости, буду рад! Только без это… без мантии… а то… ну, не надо в ней разгуливать…
- Я староста школы, мне можно. Так что зайдем, жди! – мы сели в карету и тронулись в путь вновь. Фестралы… Гарри их не видит, он не помнит смерти родителей. А я вижу… я плохо помню смерть Поттеров, но на моих руках не стало мамы… и с 9 лет я вижу фестралов…
В школе мы, старосты, получили пароли и прошли в Зал. Распределение – самая интересная, пожалуй, часть этого вечера. Всегда интересно увидть новеньких. Непривычно, что нет Памелы и остальных семикурсников прошлого года… Все как-то подросли… Первый курс жмется в кучку, боятся еще…
Распределение, пир… Когда мы наконец доели, Дамблдор по своему обыкновению поднялся.
- Итак, — заговорил, улыбаясь, Дамблдор. — Теперь, когда мы все наелись и напились, я должен еще раз попросить вашего внимания, чтобы сделать несколько объявлений. Мистер Филч, наш завхоз, просил меня поставить вас в известность, что список предметов, запрещенных в стенах замка, в этом году расширен и теперь включает в себя Визжащие игрушки йо-йо, Клыкастые фрисби и Безостановочно-расшибальные бумеранги. Полный список состоит из четырехсот тридцати семи пунктов, и с ним можно ознакомиться в кабинете мистера Филча, если, конечно, кто-то пожелает. – интересно, найдется ли такой мазохист? Лично я бы к Филчу не пошла ни за что…— Как и всегда, мне хотелось бы напомнить, что Запретный лес является для студентов запретной территорией, равно как и деревня Хогсмид — ее не разрешается посещать тем, кто младше третьего курса.Также для меня является неприятной обязанностью сообщить вам, что межфакультетского чемпионата по квиддичу в этом году не будет.  – вот тут уже ахнули многие… не будет? Но почему мне никто ничего не сказал, я же… я должна была стать капитаном команды, сама отказалась…а теперь выясняется, что играть мы вообще не будем…
— Что? — ахнул Гарри. Фред с Джорджем молча уставились на директора… я пыталась справиться с шоком…
— Это связано с событиями, которые должны начаться в октябре и продолжиться весь учебный год — они потребуют от преподавателей всего их времени и энергии, но уверен, что вам это доставит истинное наслаждение. С большим удовольствием объявляю, что в этом году в Хогвартсе…  - я ждала объяснения…
Но как раз в этот момент грянул оглушительный громовой раскат и двери Большого зала с грохотом распахнулись.
На пороге стоял человек, опирающийся на длинный посох и закутанный в черный дорожный плащ. Глухое клацанье ноги, наверно деревянной, пока он шел к Дамблдору.
Вспышка осветила его лицо… Каждый дюйм кожи был испещрен рубцами, рот выглядел просто как косой разрез, а изрядная часть носа отсутствовала. Но самая жуть была в глазах. Один был маленьким, темным и блестящим. Другой — большой, круглый как монета и ярко-голубой.
Этот голубой глаз непрестанно двигался, не моргая, вращаясь вверх, вниз, из стороны в сторону, совершенно независимо от первого, нормального глаза — а кроме того, он временами полностью разворачивался, заглядывая куда-то внутрь головы, так что снаружи были видны лишь белки.
Незнакомец подошел к Дамблдору и протянул ему руку, так же, как и лицо, исполосованную шрамами. Они о чем-то говорили вполголоса, Зал притих…
- Позвольте представить вам нашего нового преподавателя защиты от темных искусств, — жизнерадостно объявил Дамблдор в наступившей тишине, в то время как гость сел за преподавательский стол на свободное место,  и начал есть, не сводя с учеников голубого глаза… По-моему я его видела в Министерстве… он должно быть мракоборец… — Профессор Грюм. – Точно… Аластор Грюм, Грозный Глаз… папа о нем рассказывал. И он будет вести у нас ЗОТИ? Мракоборец? Это же замечательно!
После Дамблдор объявил о том, что состоится Турнир Трех Волшебников… за такую весть можно простить такие тайны…мне всегда хотелось увидеть событие такого масштаба в Хоге…
Я подняла глаза на преподавательский стол. Грюм ел, о чем-то говоря с Дамблдором. Северус заметно побледнел,  напряженно оглядываясь на Грюма. И при этом старательно опускал левое предплечье вниз, к столу… Точно… Грюм видит через ткани и материалы этим жутким глазом… Метка…
На миг новый преподаватель посмотрел на меня нормальным глазом… внезапно резко закружилась голова, поднялась тошнота… Мне стало плохо…Настолько плохо, что пришлось убежать из-за стола в дамскую комнату…
Умывшись, я посмотрелась в зеркало. Бледность…а на руке, тыльной стороне правой кисти, проступил шрам. Кроваво-багряный… от проклятья Петтигрю… Но он давно прошел! Как мог взгляд мракоборца вызвать такую реакцию?
Я вернулась, ужин как раз подходил к концу… Грюм вновь посмотрел на меня, руку прожгло острой болью… И я почувствовала какую-то фальшь. Что-то в нем было не то. Я не знала что, но этот человек определенно мне не нравился, кем бы он ни был… И шрамы таких проклятий не выступают просто так…
- Слизерин, первый курс, подойдите ко мне! – я отвела учеников в гостиную факультета и прошла к Северусу. Шрам начинал кровоточить…
- Как тебе новый преподаватель ЗОТИ? Мракоборец, это хорошо… но Дамблдор нанимает все более странных людей на эту  должность… - сквозь зубы заметил Северус, пропустив меня в комнату – да и этот его глаз… интересно, он о моей Метке помнил, когда вот этого человека приглашал? Грюм же помешался, он знаменит тем, что охраняет себя от всего, вплоть до мусорных баков! Не удивлюсь, если завтра он будет учить вас защищаться от Непростительных… хотя применять их в школе категорически запрещено…Кэтти, что с рукой? – Северус взял меня за руку, которую я пыталась спрятать от него…
- Не знаю… Грюм на меня посмотрел и… мне стало плохо, затошнило и вот рука… Знаешь, какой-то он не такой, как кажется… фальшь какая-то от него идет…
- Держи – перевязывая кисть, Северус выдал мне баночку со снадобьем – мажешь дважды в день… ну ты помнишь, в принципе… То есть тошнота началась при его взгляде на тебя?
- Да…
- Хм… может это просто страх? Дамблдор давно его знает, не может же он его не распознать, правда? И не думаю, что Альбус хотел зла школе… хотя мне Грюм тоже не нравится.
- Тебе – это понятно… Не волнуйся, тебя же не посадили тогда, а сейчас он такой же преподаватель, как и ты… ты еще и подольше ведешь… тут тебя уж точно совсем он не достанет. Но аккуратнее с ним, а то мало ли…
- Ладно, время покажет. Иди ложись спать!
- Не хочу… я хочу побыть с тобой… я соскучилась… - я прижалась к нему, Северус с легкой улыбкой обнял меня.
- Я тоже. Но представь что будет, если нас застанут тут…
- Ничего не будет. Папа знает, папа одобрил, Дамблдор знает. Какие претензии могут быть? Мы никому не мешаем!
- Ладно, хорошо… Пусть так. И на всякий случай… - он наложил на дверь заклятие, делавшее ее абсолютно непроницаемой для посторонних глаз, даже таких как у Грозного Глаза… - вот теперь можно вздыхать спокойно. Кстати, что там с твоей спальней?
- Отдельная, так что я могу ночевать там, а могу и не там… перепланировали дормиторию нашего курса, отделили мой угол и сделали свою дверь… так странно!
- Ну раз не там, то ночуешь тут… твоя рука мне не нравится что-то. Ничего, рано или поздно наступит финал, думаю, хороший…
- Я тоже так считаю… - улыбнулась я в ответ. – Завтра у меня Нумерология, Прорицания и ЗОТИ... после обеда Зелья … Вот и посмотрим, что Грюм за учитель!
- Конечно. Кстати, напиши домой. Отец просил.
- Хорошо, сейчас… - я села за письмо… но кроме "Дорогой папа, доехали нормально…" - далее описание пути и ужина, короткое – перечень фактов у меня ничего не получалось написать…усталость взяла свое и я очень быстро уснула…

0

5

Часть 2. Северус. Шрам проклятья баильядос…
Ранним утром я разбудил Кэтти и отправил ее в дормиторию за сумкой. После завтрака начались пары, третий курс, пятый курс… потом четвертый курс Гриффиндора и Слизерина. При виде Гарри я мысленно вздохнул. Общение с ним на протяжении почти всего лета сказалось на наших взаимоотношениях причудливо – вдали от него я готов был признать, что симпатизирую мальчику – он подобрее и как-то поумнее своего отца. Но рядом с ним до безумия хотелось его убрать подальше… Молча сосуществовать как-то лучше…
Проходили Зелье Увеличения. Поттер и Уизли что-то обсуждали, их заставила замолчать Грейнджер после снятия мной 25 баллов в общей сложности с факультета. Примерно в середине процесса варки я проверял котлы.
- Отлично, мисс Патил, полагаю, Ваше зелье прибавит наперстку миллиметров 10 длины… - усмехнулся я при взгляде на зелье девушки. Оно сварено неплохо будет. Но неэффективно! – Мистер Уизли, внимательнее читайте инструкцию. – Теперь молча эта пара переписывалась на листе пергамента. И вид зелий был соответствующим, меня, не слишком радующегося пребыванию в замке Грюма, это злило. Перемены поговорить им потом не хватит?  - Там написано 10 помешиваний куда?
- Эм…в…по…стрелке… - выдал не ожидавший моего вопроса Рональд. Гермиона вздохнула.
- По какой стрелке, мистер Уизли? – а  я дважды сказал и на доске все написано… 10 помешиваний из глубины котла наружу… Никакой стрелки в помине нет! Еще кто-нибудь так ответит при тексте на доске – выгоню, сниму кучу баллов и больше не пущу на урок…
- По часовой… ой…нет…изнутри наружу, ну вот так… - он показал как примерно это выглядело в его глазах. Хоть что-то делает правильно… Лонгботтом еще далек от средней стадии, пока он не опасен…
Внезапно дверь распахнулась и вбежала девушка в черной мантии, Кэтти. Остановилась у котла Гарри, тяжело дыша. Через минуту наконец  заговорила, под взглядами учеников 4 курса….
- Профессор, мне нужно остановить кровь… - она показала правую кисть. Бинт промокал от крови, уже становился красным – мадам Помфри отправила к Вам.
- Хорошо, сейчас. Продолжаем, в конце урока на стол экземпляры. И да, если мисс Грейнджер поможет мистеру Лонгботтому, неприятность будет у обоих. А я узнаю о помощи… - пусть учится сам. Плохо делает, но сам, умение работать самостоятельно еще никому не помешало!
Перевязав ранку, я поинтересовался, почему шрам так кровит. Кэтти объяснила, что кровь пошла на Защите, когда она повздорила с Грюмом.
- А что не поделили? – завязывая бантиком веревочки бинта, спросил я.
- Он применяет Непростительные заклинания к ученикам! Я сказала, что это нельзя делать, а он посмотрел на меня, сказал не лезть куда не надо и еще что-то… и пошла кровь…
- Непростительные?! – он ополоумел совсем? Они практически дети! Даже 7 курс…
- Империус. А  еще он показал Круциатус и Аваду на пауках. Это ужасно!
- Кэтти, я тебя прошу, не лезь на рожон, мы не знаем, что у него на уме. Он тебя отпустил?
- Ага, конечно… я сама ушла. Показала руку и ушла, сказала, что в Больничное Крыло. Но ты сам знаешь, что это за шрам… Поэтому прибежала сюда. До конца урока еще долго?
- Нет…минут 20. Сумка твоя там? – она вбежала с пустыми руками, так что не взяла наверное, оставила на ЗОТИ.
- Нет, со мной…была… - Кэтти огляделась – я ее забрала точно!
- Ко мне ты вошла без сумки, вспоминай. И я выйду, меня ждут студенты… - я вернулся к ученикам. Поттер что-то сварил достаточно неплохое. Грейнджер можно ставить «Превосходно»… Малфою тоже…
- Сдаем работу и приступаем к конспектированию параграфа номер два. В конце урока я соберу пергаменты с основными тезисами параграфа. Приступаем…  - после урока, собрав пергаменты, я встретил вышедшую из лаборатории Кэтти.
- Я наверное все же забыла сумку…я мигом! – она вернулась через пять минут, мы пошли на обед, потом на пару ее Зелий. А после уроков я еще раз осмотрел шрам…
Налитый кровью, пугающий… Но все же не так сильно, как летом. Кэтти оставалась у меня, писала домашние задания, в то время как я размышлял о причине проявления шрама. Грюм мракоборец, он не может быть злым волшебником. Если бы он был Пожирателем… реакция на Метку проявилась бы давно – рядом с Кэтти часто я, а я Пожиратель.
Но если бы это была реакция на мракоборцев, то проявлялось бы при Тонкс… Так в чем причина? Кровь идет, когда он смотрит на нее нормальным глазом. А может это все же реакция на мракоборца? Проклятье могло оставить свой след, вполне… Обсудив все, мы решили, что так и есть…
Потом оказалось, что все было с точностью наоборот, но тогда объяснение нас удовлетворило. Хотя и не полностью…
Часть 3. Дамблдор.  Ответ покажет время.
С началом учебного года нам прибавилось проблем, одной из самых крупных стала подготовка к Турниру. Кроме того, весь преподавательский состав, включая меня, был обеспокоен событиями Чемпионата Мира по квиддичу, в целях повышения безопасности я и пригласил Аластора на пост преподавателя Защиты. Конечно, это был рискованный шаг, но Аластор хороший специалист, главное, удержать его в рамках школьных правил.
Он был совершенно обычным – замкнутым, молчаливым, угрюмым. Внимательно наблюдал за всеми, привез с собой кучу вредноскопов, каких-то систем сигнализации и еще что-то там для своей безопасности. Но он такой всегда…После некоторых неудачных рейдов Аластор действительно помешался на своей безопасности…
Однако когда через две недели ко мне после уроков пришел рассерженный Северус, я слегка пожалел о назначении Аластора. Было от чего...
- Он мне покоя не дает, но это еще полбеды. – Северус говорил тихо, но в голосе звучала явная злость. -  У Кэтти при его взгляде шрам от проклятья кровит, причем весьма сильно. Вы зачем его наняли? Других мракоборцев нет? Я который год прошу этот пост, а Вы приглашаете помешанного параноика. Вы в курсе, чему он учит детей?
- Чему? – программа будет особенной, я об этом был предупрежден. Но не детально.
- Непростительным Заклинаниям. Он учит защищаться от Империуса, уворачиваться от Круциатуса. Причем не только старший курс, но и младшие. Это полезно, я не спорю. Но не в 14 лет!
- У Грюма своеобразный взгляд на то, что действительно опасно. Но Аластор хороший специалист. И это всего на год, Северус. Ни один преподаватель Защиты у нас вот уже много лет больше года не работает…
- На год? – зашипел мальчик. Точнее, мужчина, но для меня – мальчик, я знал его еще 11-летним ребенком, трудно отказаться от привычки считать его мальчиком. – На год?! И как Вы мне прикажете год решать проблему вот с этим… - он закатал левый рукав – прятать? Честно показать?! Простите, но я еще пожить намерен!
- Он знает… он знает о том, что над тобой был суд. И знает про метку…
- Тем хуже. Не далее как утром он мне сказал, что глаз с меня не спустит… а она между прочим горит! И не думаю, что просто так. Лестрейндж приближается…Видите четкость? – Метка действительно была очень четкой, слишком хорошо виден был рисунок. И ему ведь лучше знать, что это может значить.
- Но ты сам стал таким… так что тебя смущает? Это плата за грехи, вот и все… Тебя никто не заставлял становиться Пожирателем, ты свой путь решал сам! – я не знал, что толкнуло его на это. Я видел его воспоминания о Лили, о пророчестве, когда он уже осознал ошибочность своего поступка. А вот зачем… он никогда не говорил и не показывал это мне… Но вряд ли его заставили…
- А Вы знаете зачем я пошел к ним, знаете почему и когда, да? Чтобы вот так судить… Хотите знать? – я кивнул. Мне всегда было его жаль, и я всегда ему симпатизировал, сочувствовал, понимал. Я долгие годы единственный верил ему. До появления в его жизни Кэтти Реддл. Теперь ему безоглядно верит и эта девочка… Может и пора открыть сию тайну… - хорошо… смотрите! – серебристая нить протянулась от виска к палочке… Через несколько мгновений вместе с Северусом я погрузился в Омут Памяти…
Кладбище для бедных. Над свежей могилой стоят женщина в черном и юноша лет 16 на вид. Болезненной наружности, бледный, длинные черные волосы обрамляют худое лицо… молодой Северус. Женщина рыдает, в глазах мальчика нет ни капли слез. В них просто пусто… я перевожу взгляд на надгробье – простая грубая каменная плита. «Тобиас Снейп»… умерший в 1976 году. Зима, значит, Северусу либо уже 16… Либо еще 16, близко к 17…
- Это конец января, мне 16. Я на шестом курсе… - отвечает на мои размышления Северус взрослый, со стороны наблюдающий за всем этим… он хороший легилимент, окклюмент… каким неплохим волшебником он мог бы стать. Мог бы…и пожалуй стал. Никто из знакомых мне мужчин его поколения не стал бы вести двойную игру, каждую секунду рискуя быть разоблаченным, во имя всего лишь сына любимой девушки. Ее сына от другого мужчины… что ни говори он сам, он привязался к Гарри, это несомненно. Потому как в последнее время это его инициативы по охране Гарри, это он, уже без просьбы, помогает мальчику. Отчасти из-за Кэтти конечно. Но отчасти и из-за самого Гарри…
- Тобиас… Тобиас… - как мантру, шепчет Эйлин. Северус уводит ее…
- Его больше нет, мам. Даже не верится… сейчас зайду в дом, и никто не станет орать, чтобы я убрался прочь…так пусто… Но значит так будет лучше, если так вышло… для тебя… - в голосе неподдельная горечь, в глазах пустота… -  Мамуль, тебе не надо сейчас быть одной. Может поедешь к своему кузену?
- Нет… Тут все… тут он… - переступив порог дома, женщина вновь разрыдалась.
- Она его безумно любила, все терпела. И я после его смерти понял, что и я его все же любил в глубине души… а потом… - Взрослый Северус тяжело вздохнул. Сцена изменилась. Его задирали Поттер и Блек, примерно в середине апреля. Попытки Северуса увильнуть от разговора приводят к издевательствам. Гриффиндорцы смеются… Среди них – Лили…
- Левикорпус! – зло выкрикивает Северус, с трудом удержав палочку в руке после заклятия Сириуса. Тот повисает в воздухе вверх ногами, Джеймс открывает рот, доставая палочку.  – Еще слово, Поттер, и я применю Сектумсемпру…  И плевать что исключат. Мне даже лучше быть дома с матерью…
- К мамочке захотелось, Нюниус?… даже противно как-то… - усмехается Сириус. Взгляды Северуса и Лили встретились. Девушка фыркнула и отвернулась.
- Да иди ты, придурок!... – Черные глаза полыхнули ненавистью – Лезешь куда не просят, школьная знаменитость! Без своих крутых штучек и дружка-ловца ты был бы ничем… Наглый и самоуверенный тип ничтожества!
- Ты погляди… Как мы заговорили… Экспеллиармус! – палочка Северуса у Поттера, Блек приземлился на пол… На счастье Сева мимо шел кто-то из преподавателей. Конфликт был сглажен…
- А мама к тому моменту дважды пыталась покончить с собой и тяжело заболела… - прокомментировал Северус из настоящего. Мне стало тоскливо. А если бы хоть раз Джеймс выслушал, почему Северус вел себя так… кто знает, как все вышло бы? Но все вышло как вышло. И ужасно.
Сцена изменилась. Северус на летних каникулах лечит мать… Эйлин мечтает лишь дожить до его окончания школы… Сцена изменилась вновь. Выпускной,  Эйлин… Потом год работы помощником продавца в лавке товаров для животных…сцены сменялись быстро…а потом…
Вновь то же кладбище… Только Северус один. Стоит у нового надгробья на коленях. Лето... дождь… и ни звука…
«Эйлин Снейп. 17 декабря 1938 – 12 июня 1978» - гласит надпись на плите…Северус поднимает лицо. По щекам катятся капли. И невозможно понять, дождь это, или слезы…
- Мама… почему? За что?... – вменяемость мальчика внушает опасения. К нему бесшумно подходит молодой мужчина, уводит от могилы… Люциус Малфой…
Сцена меняется. Но лето, жарко, предположительно июнь еще не кончился… Люциус расписывает Северусу прелести их движения. За равенство, за то, чтобы не было деления на магглов и магов. Чтобы каждый маггл мог стать магом. Если есть хоть крупица способностей… За то, чтобы смешанные браки и дети из семей магглов не подвергались гонениям со стороны сверстников и так далее… за то, чтобы учить даже сквибов… за справедливость…
- Мы будем помогать магглам, лечить их и так далее, просто все хорошее не перечислишь... Да, путь тернист, придется пролить кровь и нашу, и противника… но ведь цель высокая. Если ты посвятишь себя служению светлому идеалу… твоя мама будет гордиться тобой, где бы она сейчас ни была… - вот в этом весь Малфой. Воспользоваться смертью матери, чтобы увлечь в движение… как грязно!
- Хватит! – мы вынырнули обратно в мой кабинет… во мне смешались презрение к Малфою, жалость к Северусу, понимание… и ужас, ведь сколько таких вот парнишек вот так во имя идеала заманил Малфой? Наверно не сосчитаешь…
- Вот теперь подумайте, зачем я это сделал тогда… вы единственный кроме меня, кто видел все это… я даже Кэтти не показывал. Рассказал вкратце… и все… но мне пора, простите,  - он ушел.
Я понимал его. Смерть единственного родного человека, нет друзей… а тут тепло, кажущееся сопереживание, дружба, понимание и сожаления… светлый идеал (а все обстояло как раз наоборот). Конечно, он пошел к тем, кто дарил ему человеческое тепло… А потом жестоко растоптал последнее светлое пятно в его жизни – убили Лили Эванс, которую мальчик любил с детства и ради которой хотел жить…
А сейчас он любит Кэтти и это взаимно… так может ему дан второй шанс, шанс доказать, что он не злой, просто допустил ужасную ошибку? Он стал Пожирателем не для того, чтобы делать зло… а просто от боли, тоски и одиночества… а теперь полжизни исправляет ошибку. Ужасная участь!
Но вот рассказ о том, что шрам Реддл кровит от взгляда Аластора, меня настораживал… не может такого быть! Не может быть такой реакции на взгляд мракоборца… Может поговорить с другими директорами и Министерством…  Хотя… кто знает, может ли такое быть…
Через час письмо в Университет Магии Денбридж было уже готово. Оно было адресовано кафедре ТИСЗОН  - Темных Искусств и Способов Защиты от Них…
В нем был лишь один вопрос. Что такое проклятье «Баильядос».  Если не знают, они шлют гонцов в совет, так называемую комиссию, все равно можно надеяться, что узнаем…
Ну а насчет Аластора…попрошу его не смотреть на Кэтти, будем надеяться, что ошибаюсь я, но ждать худшего… Ответ покажет время!
Глава 21. Гости из Денбриджа.
Часть 1. Кэтти. Новые знакомые.
С начала учебы прошел примерно месяц. За это время я привыкла к тому, что после Защиты надо было останавливать кровь, хотя мои отношения с Грюмом немного и наладились… Я даже начинала верить, что это кровотечение вызвано тем, что он мракоборец, просто он сильнее, чем Тонкс.
Так и шла учеба, близился конец октября, когда приедут ребята из двух других школ – участниц Турнира…
И вот в один прекрасный понедельник в самом начале октября меня вызвали к директору с урока Нумерологии. Профессор Вектор нехотя отпустила, я шла за профессором Флитвиком, который и пришел за мной, и гадала, что случилось. Флитвик молчал… Открыл дверь в кабинет директора и пропустил меня вперед, а сам остался в коридоре.
- Профессор Дамблдор, Вы меня вызывали? – спросила я, заходя непосредственно в помещение. И замолчала, так как мгновенно увидела трех незнакомых мне людей. Одеты все трое были в маггловские одежды. Один правда был в плаще, сильно похожем на мантию. Уже немолодой, примерно папин ровесник, даже постарше… Черноволосый, с серыми глазами и острым взглядом. Он сидел в кресле директора. Рядом с ним стоял молодой улыбающийся парень, тоже черноволосый, сероглазый, одетый в черную футболку и черные же джинсы с кроссовками. Лет 18 на вид. А у окна стоял третий, парень лет 20 на вид, серьезный, глаза чуть темнее, чем у того, что помладше. И щетина на щеках. Одет он был в черные джинсы, серую водолазку и черную кожаную куртку. Причем по нему было видно, что если он и улыбается, то крайне редко…
- Да, Кэтти. Знакомься, это мистер Стефан Щербак, он возглавляет кафедру ТИ и СЗОН в Денбридже. А это Влад – Дамблдор показал на старшего неулыбчивого парня – и Димитр Матей. Они братья, как ты можешь догадаться по фамилии. Они ученики этой кафедры. Мистер Щербак любезно согласился заняться изучением твоего шрама. А это мисс Реддл, наша пострадавшая.
- Очень приятно, мисс Реддл. Покажите руку – голос Щербака оказался глубоким, бархатным и приятным. Осмотрев мою кисть, Щербак что-то записал в блокноте, поговорил с учениками и заговорил уже со мной:
- Мы не знаем таких случаев. Баильядос убивает, медленно сжигая изнутри. Ну сама знаешь… от него можно вылечить, только если ты про себя вообще забудешь и будешь лечить больного… - «как Северус, например» - подумалось мне. – Но от него либо умирают, либо исцеляются полностью… а в твоем случае ты не больна, но он кровит… странное явление, оно требует детального изучения,  это может длиться несколько месяцев… Итак, ребята останутся тут. У них на втором курсе практикуется обмен опытом, а эти двое ребят еще и мои помощники. Поэтому Влад и Димитр будут тут еще неделю, если Вы, директор, не против…
- Нет, не против… Это ведь в благих целях… Благодарим за оказываемую помощь, профессор Щербак.
- Я не профессор. Я магистр, - едва заметно улыбнулся мужчина. – У нас другие ученые степени. И пока не за что благодарить… Кстати, Вы говорили, Кэтти хочет поступать к нам?
- Да, я думала о поступлении на вашу кафедру после школы…
- При условии сдачи Ж.А.Б.А. на оценку «Превосходно» по Трансфигурации, Зельеварению, Защите от Темных Искусств и Заклинаниям ты сможешь поступить сразу на третий курс, с программой вашей школы это реально. И отучившись 2 года, получишь диплом борца с темной магией. Так что подумай… Мы будем тебе рады! Но мне нужно идти, ученики не ждут… - он зашел в камин, бросил Летучий порох, сказал «Кафедра ТИ и СЗОН, Денбридж» и исчез. А парни остались.
- Мы тогда с тобой на уроки походим, посмотрим, как себя ведет проклятье в разных ситуациях и с разными учителями, - подал голос – звонкий и приятный – Димитр. Его брат молчал. -  А ночью подумаем, куда нас положить. Нас можно вместе, можно отдельно… Вы не возражаете, профессор Дамблдор?
- Нет, не возражаю…  Я же уже сказал… И думаю, вам пора…
- Идем. Димитр! – неожиданно раздался хриплый голос, приятного тембра, но все же голос Димитра звучит куда красивее… Влад говорил не очень громко, но его голос слышен был прекрасно – оставь в покое Омут Памяти… Идем на занятия!
Мы пошли. Ребята сидели в конце класса на Прорицаниях. Трелони напророчила Димитру скорую смерть, Владу дальний путь и разоблачение в двуличности близкого человека. Выйдя из класса, Димитр покрутил пальцем у виска:
- Она ненормальная! Чему такая может научить?
- Успокойся! – повысил голос Влад. Его брат мигом замолчал…
Потом шла Защита, на которой как всегда начал кровить шрам… тут Димитр внимательно что-то записывал, Влад явно призадумался. Братья Матей переглянулись и Влад поднялся:
- Я думаю, Вам стоит пересмотреть методику своего преподавания – они всем говорили, что приехали по обмену опытом – в нашем Университете на нашей кафедре Непростительные заклинания разных стран проходят на 3 курсе… А Вы так спокойно ждете, чтобы с первого раза у них все получалось? Ваши методы непедагогичны, Аластор!
- Не надо мне указывать, мальчик! – хмыкнул Грюм и приложился к фляжке. Они о чем-то говорили,  тихо и зло. После звонка ученики убежали. Грюм направил палочку на Влада. И через миг лежал на полу, отлетев к стене. Влад усмехнулся, убрав палочку в карман.
- Никто не смеет идти против моего брата и меня. И не надо было мне угрожать, я пуганный. Идем, Димитр. Идем, я сказал! – вообще я заметила, что в этой паре главным был Влад.
Потом был обед. Где я впервые заговорила с братьями Матей. С Димитром общение было проще, чем с его братом… выяснилось, что Димитру 19 лет, Владу 20, они учатся на втором курсе Денбриджа. Влад мог бы быть на третьем, но подождал год и пошел вместе с братом. Они сироты, воспитывал их дядя. Учились в Румынской школе Магии в Трансильвании. Теперь учатся в Университете.
Влад отличался молчаливостью. Говорил редко и по делу. А вот Димитр был открытым, добродушным, смешливым… Такие разные! Мрачность Влада меня пугала, от братьев исходили признаки пробуждающегося в ком-то зла. И я не сомневалась, что во Владе. Димитр совсем не шел на роль злодея…
Я много узнала от Матей об университете. В частности то, что у них там есть форма, она такая же как и у нас – мантия, черная… но не обязательно вне учебных корпусов ее носить.
Но тайной оставалось то, где он расположен. И все же еще сильнее мне захотелось туда…
На Зельях ребята сначала отнеслись скептически к предмету. Но когда Северус объявил тему: Сыворотка Правды,  - они были мягко говоря в шоке…Оказалось, это преподают у них на втором курсе в конце года. И они о таком зелье в Румынии ничего не слышали… Северус был в особенно сердитом настроении. Говорил сквозь зубы, выгнал Кристиана Смарта с урока за насмешку над кем-то из девушек, поснимал с Гриффиндора кучу баллов – правда искал повод это сделать. А на Димитра смотрел убийственным взглядом. Он что, ревнует?! Было бы к кому!
- Вот это у вас тут подготовка! Защита, Зелья, такие, что у нас в Университете это проходят!… ничего себе! – восторгался Димитр после урока, когда мы сидели в библиотеке, где я делала уроки, а ребята читали. Они румыны, но их английский совершенен. А Влад на румына ну вообще никак не похож… - только препод по Зельям какой-то злобный…
- Ну… есть причины, думаю… - невозмутимо заметил Влад, закрывшийся старым номером «Пророка» и ушедший в чтение газеты. – Правда, Кэтрин?
- Ну да… есть некоторые обстоятельства, - улыбнулась я. И перевела разговор в другое русло – обо мне и школе…
Вечером я отправила новых друзей спать в свою комнату – я почти жила у Северуса, входа в мою спальню сделали два – один нормальный, через гостиную… а второй прямо в коридор, тайный. Моя спальня всегда граничила с коридором, теперь имеет туда выход. Я показала румынским гостям только официальный ход.
Сев действительно ревновал, но понимал, что мне надо с ними общаться… Что они изучают мой шрам… но ночевать я оставалась с ним, утром уходила неохотно, искала любую возможность с ним побыть хотя бы минутку… я его люблю, и люблю безумно…
А дня через три Димитр и Влад пригласили меня в Хогсмид. В «Три метлы». Меня отпустили с ними – будущие мракоборцы, взрослые. Не страшно… Подкрашиваясь, я услышала голов Сева:
- На свидание собралась? Ты еще губки поярче покрась, лучше будет! И юбочку надень, они оценят!
- Северус, перестань! Мне никто кроме тебя не нужен. Но неудобно им отказывать… Я скоро буду дома, обещаю. Люблю тебя! – я поцеловала его в щеку и убежала к ждавшим меня Матей.
В кафе мне заказали сливочное пиво, ничего крепче я не пила никогда. Влад пил тыквенный сок, Димитр заказал огненное виски. А он оказывается пьет!
- Влад, может расскажешь о себе? А то я про Димитра много знаю, а ты все молчишь… - начала я. Старший из братьев Матей  улыбнулся.
- Я всегда с ним, что рассказать тебе, что ты еще не знаешь? Ты мне лучше скажи про свою семью, хобби. Интересно же, ты же теперь у нас вроде протеже…
- Ну… хобби – я промолчала о семье – я играю в квиддич, ловец…
- Круто! А подробнее? – перебил меня Димитр. Влад, казалось, хотел убить его взглядом…
Время летело незаметно. Я давно так от души не смеялась, как над шутками Димитра… В какой-то миг Влад вышел, мне захотелось попить… но заказывать было уже глупо… через полчаса кафе закрывалось. Уже не «Метлы», какое-то маленькое вечернее… мы собрались в замок, так зачем заказывать?
- Димитр, а у тебя есть с собой что-нибудь попить? Чтобы не открытое было…
- Есть. Две фляжки. Одна точно с тыквенным соком. Кажется эта… - он открыл фляжку  и дал мне.
Я сделала глоток, достаточно большой… и мне захотелось выплюнуть все это из горла… огненное виски!!! Но валькирии не переносят алгоколь. Глоток и мы пьяны…
Дальнейшее помнится смутно. Помню, что в замок меня вел Влад, при этом  орал на брата… Что Северус, не спавший, как оказалось, до полуночи – ждал меня, выхаживал меня всю оставшуюся ночь. Утром болела голова, тошнило, было очень плохо…
- Сев, можно я дома посижу? – собирая сумку, пробормотала я.
- Нет, учиться пойдешь. Пить надо меньше!
- Я глоток всего сделала…
- Угу… это ты мне после глотка сказала: «Северус, ты такой классный, ты прям на гота похож», потом «А я тебе сказала, что я приду рано? Я не говорила, это сказал Пивз…»… Продолжать?
- Не надо… мне вообще пить нельзя, я валькирия. Это случайно вышло… Я так больше не буду необдуманно пить, мне плохо…
- Ладно, хватит… главное выводы правильные сделай. Влад мне вчера объяснил все, когда тебя, горе луковое, привел… Он неплохой парнишка. Кстати, он был совершенно трезв!
- Знаю…мне стыдно так… я вчера бред несла, да?
- Немного… а еще признавалась мне в любви, собиралась сходить на маггловскую дискотеку зимой и…короче говоря, забыли! И сиди дома, отлеживайся. Я сниму тебя с уроков. До вечера! – любимый ушел…а я легла отдыхать, стыдясь своего вчерашнего поведения… мне было очень стыдно за это опьянение… и мерзко от мысли что это я была такой…

Влад
Димитр
Часть 2. Северус.
После приезда в Хогвартс братьев Матей Кэтти проводила с ними слишком много времени… и вот в итоге третий вечер их общения закончился бы плачевно для репутации Кэтти, если бы ее кто-то из учеников или учителей видел…
Она подкрашивала глаза, сосредоточенно нанося тушь. Меня это разозлило. Для меня она максимум нанесет на губы блеск и на ресницы тушь, а для Матей красится… Да и как можно с теми, кого знаешь 3 дня, идти в кафе? А если они ее там напоят и затащут куда-нибудь и будут пытать, или сотрут память…или надругаются…или, что еще круче, надругаются и сотрут  память…
- На свидание собралась? Ты еще губки поярче покрась, лучше будет! И юбочку надень, они оценят! – я не хотел прямо озвучивать свои мысли, лишь намекнул. Не поняла.
- Северус, перестань! Мне никто кроме тебя не нужен. Но неудобно им отказывать… Я скоро буду дома, обещаю. Люблю тебя! –поцеловав меня в щеку, Кэтрин умчалась. Это было в семь вечера. Через два часа я начал волноваться, через три меня трясло… в 11 вечера я готов был немедленно обращаться в Министерство с заявлением на ее розыск. Но Дамблдор связался с Розмертой, та показала, что в 10.30 она видела Кэтти и Матей в баре «Тридцать три коровы»… где такой в Хогсмиде, не знаю. Но оказывается, он есть…
А в без четверти двенадцать ночи в мою дверь постучали. Кэтти? Я поспешно открыл… и потерял дар речи…
Влад Матей удерживал на ногах повисшую на нем Кэтрин. Явно пьяную… Рядом топтался с виноватым лицом Димитр Матей. Тоже выпивший…
- Вы только не злитесь… - начал Влад – можно мне пройти? – я кивнул, посторонившись – а ты, идиот, стой тут! Выйду и получишь свое, понял? – бросил он брату и зашел внутрь комнаты. Положил Кэтти на диван, выпрямился… я молча ждал объяснений.
- Понимаете, такое дело… Один оболтус, - Влад покосился на дверь – дал ей вместо тыквенного сока огненное виски. Она всего только глотнула  и вот… Она правда выпила до этого стаканчик сливочного пива, но была нормальной. А потом… я вышел, ну, по делам… вернулся, а Кэтрин неадекватна…я Димитру конечно еще воздам по заслугам… вы Кэтти только не ругайте, она не виновата!
- Не буду… почему так долго?
- Время незаметно летело. С ней интересно общаться… Думаю, она будет хорошей  мракоборкой… это ведь у вас так называется? Ей прямая дорога с ее умом в Денбридж на нашу кафедру…  вот мы заговорились и…
- А как ты понял, куда ее вести? – спросил я. Они ведь о нашем романе не знают…или знают?
- Так она мне дорогу показала. Сказала, что ей надо домой… к Вам. – За дверью раздался стук, кто-то упал на пол… Димитр Матей, надо думать… Напоил девочку, напился сам… а его брат теперь пытается передо мной оправдаться…
- Влад… - донеслось из коридора жалобным голосом – Влад, иди сюда…
- Я тебе так пойду, что мало не покажется! – огрызнулся Матей, поворачиваясь к двери – всю жизнь  я с ним ношусь как курица с яйцом… Димитрий то, Димитрий это… Димитр сам взрослый уже, вон, огневиски попивает.
- Влад, успокойтесь. Идите, уложите брата и не волнуйтесь. Все будет хорошо!
- Вы не злитесь? – от двери тихо спросил парень.
- Нет. На тебя нет… иди! – я злился на младшего Матея. А старший мне ничего не сделал плохого…
Ночка выдалась веселой – Кэтти, начавшая отходить, бредила. То признаваясь мне в любви, то собираясь к отцу в Министерство… Отпаивая ее антипохмельным зельем, я мысленно ругал того, кто придумал огненное виски…
К утру Кэтти уснула, я подремал часок. Оставил ее дома и ушел вести занятия. После бессонной ночи я и сам мог казаться немного невменяемым, но мое молчание меня спасало от лишних вопросов. Кэтти в это день пропустила две пары Зелий и пару Трансфигурации. МакГонагалл после уроков обратилась ко мне по поводу прогула Кэтрин. Я соврал, что девочка заболела и лежит с температурой, отправился в Министерство. Где опять же врал – Тому, что все хорошо…
Лишь вечером, поздно вечером, я добрался до спальни. Как говорила Кэтти – домой. Она считала домом крохотную комнату в замке школы-интерната, ведь мы тут жили вместе, вдвоем… мне нравилось засыпать в теплой постели рядом с любимой девушкой, просыпаться с ней по утрам. Нравилось наблюдать, как она делает уроки, серьезно и сосредоточенно. Нравилось просто знать, что я любим… и люблю… для меня это было счастьем…
- А теперь обсудим вред алкоголя для молодого организ… - я осекся на полуслове. Было от чего. Накрытый стол – ужин при свечах… салатики, фрукты, тыквенный сок. Кэтти повернулась на звук моих шагов. В платье, что для нее несвойственно… подкрашенная… ее дыхание было глубоким и редким… Злость и настрой прочитать ей лекцию мигом испарились… я переступил порог, закрыл дверь на пароль,  наложил заклятье непроницаемости. И лишь потом позволил себе обнять молча ждавшую Кэтти…
- Прости за вчерашнее… - тихо произнесла девушка – я правда случайно так…
- Я верю. Как ты себя чувствуешь? – заглянув в ее глаза, спросил я. Кэтти прижалась ко мне, помолчала какое-то время и ответила:
- Физически хорошо. А морально мне стыдно за себя…
- Перестань… все бывает… что у нас на ужин? – Нежно коснувшись губами ее макушки, я оттаял окончательно…
- Салаты и виноград… будешь кушать?
- Да… вместе с тобой…садись – мы поели и взмахом палочки я убрал со стола. Кэтти стелила постель. Легкие движения нежных рук, плавные и кроткие… в этот вечер она была необыкновенно покладиста и послушно – ей стыдно было за ночь, когда она была пьяна…
- Так ты сделала выводы? – обнимая ее со спины, поинтересовался я.
- Сделала… - она повернулась ко мне лицом, обнимая за шею. – Пить много вредно.
- А еще?
- А мне нельзя совсем… правильный вывод?
- Думаю да… - нежно целуя ее, ответил я. Кэтрин ответила на поцелуй, запах ее кожи – шалфей и мята – щекотал обоняние… вкус губ – сладковатый, спелой вишни, тепло тела, прикосновения рук… Все это было очень соблазнительно… я аккуратно расстегнул молнию ее платья, чувствуя, что рубашка с меня уже сползает…
- Кэтти, мы не договорили! – игриво продолжал я допрос на тему ее выводов, позволяя ей снять рубашку окончательно… Кэтти молчала, сосредоточившись на пуговках рубашки. Провела ладошкой по моей груди, от чего по телу разливалось приятное тепло…
- Я все сказала…мне пить нельзя и я не буду…
- А еще вывод? – секунду спустя я оказался на полу, лежащим на спине… Кэтти же, победно улыбаясь, уселась на мою талию. Мне с трудом удавалось удержать свое желание…
- Я ВСЕ сказала, профессор. Еще слово и буду Вас наказывать за приставания ко мне!
- Хорошо. Тогда вот мое слово – ухмыльнулся я, опуская бретельки ее платья – ты маленькая пьянчужка, тебя в Хогсмид нельзя пускать! И ты вредная! Потому что не хочешь делать выводы!
- Ах значит так? Значит пьянчужка?! Ну все, крепитесь!!!...
- Ты самый страстный мужчина в мире… я тебя люблю, Сев… - Кэтрин рисовала на моей груди свое имя. – А ты меня любишь?
-Конечно же нет! – усмехнулся я. Кэтти прищурилась и отвернулась. – я тебя обожаю!
- Не верю!
- Я докажу… - целуя ее ухо, ответил я… За дверью ночные тишина и покой, а мы от всех таимся и отдыхаем так вот вместе, тайно от всех…

От автора.
Замок спал. По крайней мере ему так казалось… обилие снов, на любой вкус. А молодой ифрит стоял у  озера, закутавшись в плащ и надев капюшон. Его глаза сияли как два огонька. Он был голоден вот уже неделю. Цветные сны, сны, сны, каждую ночь… они шли своим путем и он не ел их. А хотелось…
- Я буду бороться, все равно буду! – отчетливо произнес он, глядя на звезды. – За себя и за брата… я буду бороться!!! Я не хочу быть таким как другие ифриты, я буду борцом с мраком. Все равно буду, плевать мне на вас всех…
- Да неужели, Матей? – холодно осведомилась женщина, возникшая рядом – ты думаешь ты станешь смертным вновь?
- Я буду за это бороться и умру, но докажу, что мы можем снова стать людьми! И уходи от меня, Лилит, я тебя не хочу видеть!!! Я устал от ваших разборок…
- Ты же умный, общительный, ты оптимист… к чему речи о смерти?
-  Я умер пять лет назад, когда мне приснился этот ваш Амикус… Я существо, а не человек… и всем кругом вру! так что я не боюсь смерти. Уходи, Лилит, не зли меня! Мне поглотить тот сон, в который зайдешь ты?
- Я все поняла… до встречи! – демоническая красотка Лилит, забиравшая души мужчин во сне, исчезла. Парень остался один.
- До встречи, Лилит! – прошипел он в звездное небо. Молодой парень, красивый, умный… но ифрит…
- Анна, ты нужна мне. Анна!... – через миг он был у ворот школьного двора. Там ждала Тезла-Экала. – Это Грюм, я почти уверен. И он немного не тот, кем кажется…
- Так разоблачи, милый мой. Что, ты голоден? – ифрит кивнул. Валькирия коснулась рукой его щеки. Голод его затих. – Поешь чей-нибудь кошмар. Тебе надо есть…  и насчет Грюма... Я присмотрюсь к нему. Помогу вам. Ты молодец! Я горжусь тобой!
- Спасибо, Анна. Мне пора…скоро утро и брат проснется… и Кэтрин. Когда мы вернемся в Денбридж, я приду к Вам, хорошо? Отчитаюсь…
- Хорошо… иди… - он ушел. Филч  в холле испуганно пропустил его.
- Доброй ночи, мистер Матей! – парень промолчал. Горящие глаза и молчание – удел его ночей…одиноких и долгих…
Но он боролся, чтобы победить…чтобы снова начать жить нормально, лишь поедая чьи-то сны… и искренне верил в свою победу…
Глава 22.
Часть 1. Римус Люпин. Теперь ты знаешь правду…
Это был самый обычный осенний вечер… мы с Бродягой коротали его у камина, греясь, читая «Пророк» и радуясь, что пусть на улице дождь, у нас тепло и уютно… Том Реддл задерживался на работе, но это случалось так часто, что стало привычным. Сириус ушел на кухню сделать чай, когда раздался звонок в дверь. Я вышел открыть, посмотрел в глазок (а это изобретение магглов Томас высоко ценил)… Тонкс… ярко-розовые волосы до плеч, черная мантия. В руках толстая книга – одолженная еще летом у Кэтти…
Тонкс бывала у нас часто… почти каждый день. В полнолуния я даже ссылался  на срочные дела и трансгрессировал подальше. Не хотелось, чтобы Дора знала кто я…Она стала для меня подругой, и терять ее я не хотел…А обычно все отворачиваются лишь услышав «оборотень»… Исключения – Бродяга, Сохатый (Джеймс-Джеймс… уже много лет как ушел от нас, а словно это было лишь вчера…), Том и Кэтрин Реддлы, Гарри и его друзья… Дамблдор, но ему свойственно верить людям. А когда-то еще Лили Эванс-Поттер и Розалина Реддл… Пожалуй и все…
- Привет, Рем! – Дора улыбнулась, когда я открыл дверь. Прошла мимо, положила книгу на тумбочку и повернулась ко мне: -  Бродяга и мистер Реддл дома?
- Привет, Тонкс… Тома еще нет, а Сириус на кухне… ты к нему? – она порой навещала только его. А мне в такие минуты было особенно грустно. Они нормальные люди… да, я  не хотел бы участи Бродяги, Азкабан и бега… но это можно как-то решить, какой-то выход найти…а моя проблема на всю жизнь…
Я не завидовал другу, нет…я напротив хотел ему помочь вернуться к нормальной жизни. Так как для меня их жизни стали и моей тоже…Но вот общение Доры с Сириусом мне не нравилось… Хотелось оказаться на его месте…
- Нет, не к нему… к вам обоим. - жизнерадостно ответила она. - Может пропустишь?
- Да, конечно, извини… - мы прошли в гостиную. Сириус заглянул и сказал, что трансгрессирует домой и покормит Клювокрыла. Безопасность его дома проверили мы с Томом, поэтому отпускали…
- Привет, Тонкс, и пока! – помахал Сириус и исчез. Дора подняла на меня глаза.
- Вот нас все и оставили наедине… Будем разговаривать с тобой… - мы говорили… о разных абстрактных мелочах… Мне очень хотелось, чтобы она знала правду. Но я боялся ее потерять… и врал, как и всегда… Но в один миг все поменялось. Из шкафа на втором этаже вырвался боггарт – его там держал я, надеясь, что он мне как-то поможет показать себя и найти достойную работу. Он слетел  к нам в гостиную и принял вид Луны…
- Ридикулос! – шарик ярко-красного цвета вылетел в окно, я перевел дыхание. Тонкс немного изумленно смотрела на меня. Заметила…
- Ты боишься Луны? – конечно, начинается… лучше закончить все сейчас, так будет проще…
- Да, как видишь… слушай, что ты все ходишь к нам как на вторую работу? Каждый день…и сидит, и сидит… - Римус, что ты несешь??? Ты сейчас ее точно потеряешь… - не надоело?
- Рем, что с тобой? – чашка с горячим чаем выпала из ее руки… хорошо не обожглась…
- Не ходи к нам! – лучше так… пусть винит, но лучше так…
- Я тебе мешаю? – Дора встала, вышла в прихожую, надела плащ и повернулась ко мне – Я думала мы друзья…
- Мы не друзья, Дора… Со мной опасно дружить…  - уже в отчаянии ответил я. – Ты не знаешь всего…
- Так расскажи!
- Не могу… ты после этого будешь меня презирать, как и все… просто уходи и все… считай, что я хочу остаться тебе другом… - она собралась, вышла за дверь, споткнувшись о порог… такая неловкая, но такая милая… что я творю, а?
- Может скажешь в чем дело?
- Нет…
- Ну и ладно! И  я не люблю свое имя!!! Я ТОНКС!!! -хлопок и она исчезла… мне хотелось завыть…я своими руками избавился от еще одного друга…
- Рем, ты чего? Где Дора?
- Ушла… Больше наверно не придет… Сириус, дай мне побыть одному, хорошо?... – я ушел к себе… хотелось провалиться под землю…что я наделал?
На мое плечо легла рука. Теплая… Маленькая… Дора?!
- Рем, я догадываюсь в чем дело… Ты оборотень, да? – я вскочил на ноги. Она знает? Откуда???
- Кто сказал? С чего ты взяла?
- Никто не говорил… но твои отъезды по полнолуниям, боггарт…то, как ты меня выгнал… так я права? Я же не слепая, я может и кажусь не самой проницательной, но я не дура!
- Да… я… я оборотень… ты теперь отвернешься, как это делают все? Дерзай… я привык! – усмехнулся я. Не привыкать… все уходят, одним больше, одним меньше…не суть!
- А какое мне дело?! Будь ты хоть вампиром… Ты мой друг, кем бы ты ни был. Понял? – твердо ответила девушка, но в глазах светились озорные огоньки. Ураган, вихрь, оптимизм… необыкновенная девушка, такие редко встречаются… я таких еще  не видел. Может отчасти Лили Эванс, но лишь отчасти…
- Понял… - я кивнул, еще не веря ушам… не ушла, как все… почему? Этого не может быть!!!
- Вот и молодец! – Тонкс подошла еще ближе, и впрямь не боялась… В дверь постучали.
- Римус, идем ужинать! Тонкс, ты с нами? – позвал Том. Мы спустились вниз… Теперь я был спокойнее… она все знала… она знала правду и не отвернулась как все. А значит, мы на самом деле друзья!

Часть 2. Гермиона… Гость наших снов…
Хогвартс затих. Ночь на субботу и все крепчайшее спали. Лаванда мычала что-то во сне, пока я одевалась. Джинсы, футболка, мантия… кроссовки… вот и все, Гермиона Грейнджер. Можно вставать… правда, у меня нет Мантии Гарри… А не мешало бы. Так хочется выйти на улицу, вдохнуть свежий воздух, поплакать… Именно поплакать, потому что Гарри ничего не видит. А я мучаюсь… Просто подруга для парня, который мне нравится. Интересно, Кэтти тоже так мучалась в прошлом году? Но сейчас она счастливая ходит, а я вот как-то не очень счастлива. Да еще и Джинни… Растет, взрослеет… и уже положила на Гарри глаз… Подруга блин!
А может…? Нет, правила запрещают… нельзя… хотя разок ведь можно, правда? И потом, ночами ходить с Гарри под невидимкой, украсть ингридиенты у Снейпа для оборотного зелья – это когда Гарри вляпался в историю с якобы открытой (хотя такого и не было) Тайной комнатой. И с Локонсом пошел проверять… а до того спрашивал Малфоя о том, не знает ли чего этот блондинчик… под видом Крэбба…
Так вот, если уж я ТАК делала, то дойти до открытого класса и побыть одной можно, правда же? Точно, Выручай-комната!!!
Я зашла в пустой кабинет. Тихо, темно… не то, куда я хотела. Но тоже ничего, а Выручай-комната далековато…
- Люмос! – свет моей палочки осветил сидевшего на парте человека. Ой, а я не одна… Вух, это же Матей, забыла, как там его имя…
- Доброй  ночи, Гермиона! – а я забыла его имя…нехорошо!  - почему не спишь?
- Да не спится что-то… а ты?
- Аналогично… Может тогда поговорим друг с другом, раз уж встретились?  Я лично считаю, что все в нашем мире не зря!
- Ну давай поговорим… - я сжимала палочку в руке. Мало ли что он себе надумает… Он закрыл дверь, зажег огонек на ладони, поместил в прозрачную банку…теперь я уже различала его лицо… ничего так, симпатичный!
- Ты не бойся, я не покусаю…я добрый… - усмехнулся парень. – Теперь будем разговаривать.
- А если нас услышат?
- Ты забыла где я учусь? Не услышат… Давай я начну… я учусь в Денбридже,  на борца с темной магией… - я улыбнулась. Отчего-то мне уже не было страшно, с ним было интересно, весело… и легко…
Я рассказала про учебу, друзей…Кэтти… он рассказал про себя, брата, школу… про то, что он вратарь в команде по квиддичу. И впервые за этот месяц мне не хотелось плакать… и даже наоборот! Я смеялась… потому что рассказ получался веселым… и мне не хотелось блистать умом и холодностью… а может я такой могла бы быть всегда? Нет…я же лучшая ученица курса, должна быть строгой…
- А мама и папа магглы… - закончила я свой рассказ о доме.
- Ты грязнокровка? – удивился он. Я отвернулась… еще один сноб нашелся, мало мне Малфоя!
- Да… что, жалеешь, что заговорил со мной?
- Нет… Гермиона, у вас это ругательное? Прости… я не знал… у нас это не считается оскорблением… я же румын! Прости, я правда не хотел тебя обидеть! – он раскаивался искренне…я простила…
- Ничего, ты же не знал… я не злюсь!
Я отошла к окну, выглянула… звезды освещали дорожку от замка к хижине Хагрида. А сам он шел по ней к домику…
- Он тебе нравится? – раздалось над ухом.
- Хагрид? Только как друг! – как можно предполагать такое???
- Я о Гарри Поттере…
- Ну…а с чего ты так решил? – не хотелось омрачать вечер… но…
- Я это видел в твоем сне… - я повернулась к нему. Видел в моем сне? Либо сумасшедший либо… Ифрит! Я читала про них…
- Как можно что-то видеть в чужом сне? – может я и ошибаюсь и это такая магия…
- Обещай что сохранишь эту тайну… Обещаешь?  - я кивнула. – Я ифрит… только добрый… так Гарри тебе нравится?
- Ну…он мне симпатичен но думаю это пройдет… а что значит «добрый ифрит»?...
К утру я знала об ифритах все… он проводил меня до гостиной, я поспала почти до обеда…без снов, причинявших боль…я не сомневалась, что это его работа… он съедал мои сны…
А в воскресенье он уехал… и потом я стала ждать ночного сна… он приходил во снах, и мы общались…долго, часами… но никогда он не давал мне пойти за ним. Он хотел оставить меня человеком…мы подружились, через две недели после его ухода он начал мне писать…редко, раз в две недели… но каждую ночь он был гостем моих снов…
Глава 23. Начало Турнира.
Часть 1. Северус. Тезла-Экала…
31 октября, прямо на Хэллоуин, приехали гости из других школ. Французские ученицы были очень похожи на вейл, Кэтрин даже начала меня ревновать, заметив, что я обратил внимание на наших гостей…
Дурмстрангцы же были как и всегда мрачными, молчаливыми, замкнутыми даже… навевали ужас… А директором у них был Игорь Каркаров, один из моих бывших «соратников»… Не повезло нам в этом году пожить спокойно, ой не повезло… мало мне появлений Грюма из ниоткуда в самые неожиданные моменты, так еще и Каркаров меня узнал… чует мое сердце, добром это не кончится…
Любимым учеником Каркарова оказался Крам, тот самый ловец Виктор Крам, фотографии которого висели у Кэтти дома в спальне. Но сейчас она только презрительно фыркала, глядя, как за ним бегают фанатки… и уверяла, что я для нее много дороже всяких Крамов. Хотя раз она заговорила с ним, даже улыбнулись оба… но это заметил и на корню пресек директор Дурмстранга. Он словно прятал Крама от лишних глаз. Зачем-то…
Так вот, они прибыли 31 октября. В эти дни мы с Кэтти отметили (соком) первую годовщину наших отношений. 1 ноября исполнился ровно год с момента нашего признания друг другу… и оставалось уже совсем недолго до ее выпуска из школы, когда, как мы планировали, нашу любовь не нужно будет скрывать… но этим мечтам не суждено было сбыться… скрывать пришлось… от Лестрейндж и Ордена Феникса… тем сильнее были наши чувства, чем опаснее и реже становились встречи наедине… можно сказать, испытание для любви… но тогда оно еще не началось.
Кэтти отказалась бросать имя в Кубок к моей большой радости. Она решила, что ей и без Турнира хватает в жизни приключений, а я мог быть хотя бы в этом спокойнее за нее…Потому что хоть шрам после отъезда Матей перестал кровоточить, ее отношения с Грюмом безнадежно портились с каждым днем, она даже ругалась с Гарри из-за Грюма – тому он немного более симпатичен был. А Кэтрин хотела отказаться от Защиты вообще… Грюм постоянно, регулярно, снимал с факультета баллы, придираясь к Кэтти по малейшему поводу. Она же не сдерживалась на язык в ответ, ругаясь с ним. А я боялся что Грюм решит отомстить…
- Я чувствую, что он не такой, как все считают! Он мне не нравится! – упрямо отвечала Кэтти на все вопросы о том, чего она так добивается.
А второго ноября произошло одно из тех мелких событий, что меняли нашу историю…
Я беседовал с Дамблдором об учебных вопросах и организации Турнира, на втором этаже, в застекленном переходе из крыла в крыло, глядя на опадавшие листья… Топот ног и около нас остановилась запыхавшаяся Джинни Уизли. Девочка тяжело дышала, показывая рукой куда-то вбок… наконец заговорила:
- Профессор Дамблдор, профессор Снейп, срочно… она его убьет сейчас… там, на третьем этаже, около кабинета Защиты... – все еще тяжело дыша, сбивчиво говорила мисс Уизли. Мы недоуменно переглянулись.
- Кто кого убьет, Джинни? – ласково поинтересовался Альбус.
- Кристиана Смарта… она ему нос сломала кажется, как с ума сошла… поторопитесь!
- А кто «она»? – в душу закрались нехорошие предчувствия. Джинни вздрогнула при звуке моего голоса и отступила.
- Кэтти Реддл… они там дерутся… - вот тут уже мне больше ничего не надо было говорить…я взлетел по лестнице на третий этаж, вот и кабинет Защиты…
Смарт вжался в стену, из разбитого носа парня действительно текла кровь. В руке он сжимал две палочки, но видимо просто забыл об этом… Однако вид Кэтти сказал мне, что не она одна с ним дралась, он с ней тоже… Разорванная мантия, фингал под глазом, растрепанные волосы, ссадина на щеке. Он ее бил!… она с силой ударила Смарта по щеке, еще не замечая нас…
- О Господи! – вырвалось у подошедшего Альбуса. – Что с ней?
- Отдай мой дневник, козел! И не смей открывать свой поганый рот, иначе я тебя совсем убью, понял? И дай сюда палочку!!! – Смарт перевел взгляд на свою руку. Усмехнулся, поднял палочку, свою… и отлетел в сторону, ударившись головой о стену.
- Я сказала ДАЙ СЮДА МОЮ ПАЛОЧКУ!!! Жить надоело? – я никогда не видел Кэтрин такой… что на нее нашло?
- Мисс Реддл! – Кэтти обернулась на мой оклик. Вырвала обе палочки из руки что-то мычавшего Смарта и злобно на него посмотрела.
- Он начал первый, профессор! Он украл мой дневник, прочел и начал читать вслух… а потом отобрал мою палочку. Я всего лишь пыталась ее вернуть…
- Мисс Реддл, Вы могли его покалечить! – перехватив запястье девушки, заметил я. Она усмехнулась.
- Этот придурок  ломал мне руку, я должна была дать ему это сделать?
- Минус 10 баллов Слизерин за такие слова и выражения. И я поговорю с Вами у себя в кабинете! Молчать! – Кэтти собиралась сказать что-то еще. Но с ней я успею поговорить и позже…- Теперь Вы, мистер Смарт… - он поднял голову, жалобно глядя на Дамблдора. – Так, всем разойтись! Кроме зачинщиков драки! БЫСТРО! – ученики разбежались, Смарт замычал, что это Кэтти на него напала.
- Я?! Ах ты сволочь!!! – я стиснул запястья рванувшей к нему Кэтти, заметив, что она не очень вменяема… аффект…
- Минус 50… нет, минус 70 баллов Гриффиндор, отдайте мисс Реддл то, что вы там забрали у нее…
- Дневник! – влезла Кэтти.
- Вот, дневник… и если еще хоть раз вы приблизитесь к мисс Реддл хоть на метр, я буду лично добиваться Вашего отчисления, мистер Смарт… нос покажите!
- Директор, ну Вы же мне верите? – промямлил Кристиан, пока я останавливал ему кровь.
- Нет, я больше верю мисс Реддл. Она никогда ни на кого не нападала… так что думаю зачинщик вы… - через час допроса стало ясно, как все было… Смарт нашел дневник Кэтти, начал читать его вслух… а Кэтрин стала отбирать… Смарт, забывшись, отобрал ее палочку, потом, когда она уже отошла, начал провоцировать, грозя объявить на все школы ее тайны… потом как-то так вышло, что он ее оттолкнул, а упавшую еше и ударил… И потом мы уже знали… Кэтти девочка не слабая, и колдует без палочки, так что в итоге плохо было парню…
Нос Смарта не пострадал, я назначил ему взыскание за нападение на Кэтти. Дамблдор был на стороне любимой. Уже позже, прикладывая к синяку на лице Кэтти настойки для его лечения, я выговаривал ей правила поведения для девушек. Куда не входили драки...
- Ты лицо школы, ты староста… и била его… зачем?
- Он меня сильнее бил! – обиженно отвернулась Кэтти. Я нежно поцеловал ее в макушку и погладил по спине.
- Я верю… но тем не менее, Кэтти, можно было кого-то позвать!
- Сев, хватит…меня и так накажут. Совет 10… валькирия избила человека! Нонсенс! – словно в подтверждение ее слов ее вызвали. Совет валькирий был в ярости, одна даже сорвала с шеи Кэтти маховик. И судя по слезам в глазах Кэтрин ей обещали нерадужные вещи…
- Ты недостойна быть валькирией, я не отдам тебе маховик и я найду тебе замену! – зло провещала Верховная Валькирия Совета.
- Позволь мне решать, достойна она или нет. Снимать дар не твоя компетенция! – послышался за моей спиной (мы были на улице, у озера. Я пошел, чтобы поддержать Кэтти) высокий холодный голос. Мимо прошла черноволосая женщина в черном платье в пол… я видел ее во сне… Тезла-Экала? Она же почти не покидает свою Башню! – где я велела тебе быть? – валькирия казалась старше Экалы, но вряд ли это так… - так вот за невыполнения моего указа и то, что ты тут творишь… маховик! – ее  приказ не смела ослушаться ни одна валькирия. Верховная сняла с шеи маховик и отдала Экале. Та без тени эмоции на лице надела его на себя, вернула Кэтти ее маховик. Валькирии молчали… - еще раз такое повторится, я сниму ВЕСЬ совет… Подумайте! И по местам где Вы должны быть!!! Быстро! – валькирии в облике сов улетели. Тезла-Экала обернулась к Кэтти…
- Идем, нас ждет долгий разговор. Не бойся… я пришла не отбирать твой дар, а усилить его. Идем… - они долго говорили тет-а-тет…и вид Кэтти становился все более уверенным в себе и… я бы сказал довольным…
Часть 2. Кэтрин. «Браслет валькирии…»
На Трансфигурации Смарт сел за мной, а когда я встала ответить профессору МакГонагалл на вопрос, Смарт наставил палочку на мою сумку, шепнул «Акцио»… и что-то спрятал в свой рюкзак. На перемене я потребовала вернуть украденное. На это Кристиан достал из рюкзака мой дневник, в котором я делала для себя заметки. Там очень много было о Грюме, шраме от проклятья… О моих страхах за Гарри. А еще там были упоминания о Северусе, часто. И по имени…
Но в конце концов это МОЕ, и что и ком хочу, то и пишу…
- «Сегодня шрам не кровоточил впервые, после действия заговоров Влада. Но тем не менее они перед отъездом обещали, что в начале зимы я получу первые итоги их исследования. А я опять поругалась с Грюмом, Северус уже начинает нервничать из-за этого…» - начал вслух читать Смарт. Его дружки насторожились, некоторые усмехались. – Это интересно, кто же у нас Северус, а? Я лично одного только знаю… Но он малость староват, да и псих… хотя ты не лучше, думаю! – усмехался Смарт. – Ну и как Снейп, хорош в интимной сфере? На помоложе еще не тянет?
- Не неси ерунду, Смарт, ты и так умно не выглядишь. Отдай дневник и разойдемся по-хорошему!
- Даже вот не думаю… я еще Дамблдору это почитаю, мадам Максим… пусть знают, какие у наших слизеринок тайны… - Смарт убирал тетрадь в рюкзак.
- Отдай! – направляя палочку на дневник, я повысила голос. Вокруг собрались ученики других курсов, несколько когтевранцев, третий курс Гриффиндора и Пуффендуя, шестой курс Гриффиндора… где-то в конце коридора слышалась речь шестого курса Слизерина…
- Экспеллиармус! – Смарт сжал в руке мою палочку, еще шире усмехаясь.
- Крис, пожалуйста, хватит! – я подошла ближе, потянула палочку из его руки. И упала на пол, оттолкнутая им слишком сильно…
- Ой, какие мы слабенькие… - Смарт слегка стукнул меня по плечу – уже и свалились… - пинок стал сильнее. Я разозлилась окончательно.
- Пошел ты, козел! –метким ударом ноги  по коленям, как когда-то давно учил Джеймс, мне удалось сбить его с ног.
Поначалу смелый, он смертельно напугался, хотя и пытался защититься магией. От меня! И без палочки я колдую, он этого не знает, правда…
Если бы не Северус и профессор Дамблдор, я наверно, нанесла бы ему сильное повреждение. Потому как если сначала мы именно дрались, мне причем было больнее, он пытался сломать руку, то под конец больше было похоже, что я его бью…
Успокоившись, я убрала дневник подальше, выслушала отчитывание Северуса. И пошла отвечать Совету Десяти за избиение Смарта. На меня наорали, меня обещали вписать в позорные страницы истории валькирий, лишить дара и вообще сделать сквибом. Каково же было мое удивление, когда мы услышали голос… Тезла-Экалы!
Я видела ее впервые… Молодая женщина, лет около тридцати на вид, черноволосая, черноглазая, в длинном, до пола, черном закрытом платье… На лице ни тени каких-либо эмоций. Мертвое лицо, только глаза движутся и губы открываются. Но лицо мертво… эта женщина не знает ни любви, ни ненависти, ей даже скучно быть не может… никогда не хотела бы такой жизни!
Меня поразило то, как беспрекословно отдала ей Маховик Времени Верховная Валькирия… когда Совет улетел, Тезла-Экала позвала и меня поговорить… и уже в стороне, наедине, остановила меня.
- Кэтти, я хотела бы тебя отругать, не стоило его бить, он того не стоит. Но я не стану, ты поступила все же не вопреки своему долгу нести добро. Во-первых, он начал первый, а во-вторых, ты била злого колдуна… Но осторожнее, Кэтрин. Он Пожиратель Смерти, пока он не опасен для тебя, а там кто знает…
- Пожиратель? – недоуменно взглянула я на нее – в смысле прямо с Меткой и всем прочим?
- Пока нет… но через большее полгода рука этого мальчика будет украшена Меткой. Ты хорошо знаешь какой… на руке твоего возлюбленного тоже красуется такая…
- Но Северус исправился!  - возразила я, защищая уровень Сева в ее глазах.
- Я знаю… я это знала еще задолго до твоего рождения, милая…Задолго до его рождения…я о тебе знаю больше, чем ты сама, Кэтти. Поэтому не оправдывай его передо мной, я и так не сомневаюсь в его честности с тобой.
- Конечно, иначе Вы не сделали бы такой выбор для меня… - благодарно улыбнулась я. Тезла-Экала покачала головой.
- Ты сама сделала этот выбор. Твоя любовь к нему не выбор, это истинное чувство, я позволила такому быть… никого лучше тебе нельзя было найти, поверь мне. – я это чувствовала. Я правда его люблю!!! Но если уж здесь сама Тезла-Экала, это признак больших перемен… может она даст намек на будущее?
- Вы же знаете будущее, Вы можете сказать что нас ждет? Хотя бы намек, на близкое будущее… хотя бы один намек!
- Сказать не могу, хотя и хотела бы. Я не имею права, я ведь тоже не богиня… но намек я тебе дам, и не один, по мере необходимости. А сейчас прямо могу сказать, что в этом году школе нанесет удар изнутри один из живущих здесь. Он будет до конца года готовить все к тому, что ему приказала его госпожа… в этом замке есть человек, от которого тянется прочная нить к Беллатрисе Лестрейндж.
- Кто это? Хотя бы намек, какой-то психологический портрет, пожалуйста! Мне нужно вычислять врага…
- Могу сказать одно… он настолько свой, что никто даже не подумает на него… его будут считать своим до  конца… может быть ты не будешь, но остальные будут! Я не знаю точно, кто это, хотя догадка есть. Но уверена, ты поймешь все сама. А сейчас, Кэтти, я буду тебя хвалить. Ты молодец, еще с Петтигрю начиная… - она и впрямь похвалила меня за мои достижения, наставляла быть все же осторожнее, благословила, сняла с отчета перед Советом. Теперь я была вольной валькирией…
А еще она позволила мне воспользоваться «браслетом валькирии»… - это обет, вроде Непреложного, позволяющий нам стать связанными с тем, кого мы охраняем. Потом мы всегда знаем, где охраняемый, грозит ли ему опасность и еще некоторые мелочи… Я воспользовалась им для Гарри… открыто и официально, об этом знало все мое окружение. А тайно я связала себя с Северусом… теперь я могла помочь и защитить троих близких мне людей… папа от «браслета» отказался, но я связала себя и с ним, тайно…
Однако с этого момента я уже не могла отказаться от спасения жизни Гарри ни под каким предлогом. Всегда, везде, где бы я ни была, при первом ожоге от серебряного браслета на руке я должна броситься к Гарри… браслет снимать категорически запрещено.
И все же это было нужно…а когда все закончится, я сниму браслет с себя и связь с нас всех… но на войне пусть будет так!
А вскоре Кубок выплюнул имена участников Турнира…все бы ничего…но!
- Виктор Крам, Дурмстранг! – повезло же парню, и ловец всемирно известный, и вот еще теперь участник Турнира 3 волшебников... а директор у них упырь и Пожиратель… и не нравится он мне. Так, список подозреваемых в помощи Лестрейндж начался с фамилии Каркаров… - Флер Делакур, Шармбатон! – ой, красавица… я метнула на Северуса взгляд, но он спокойно оглядывал учеников Хогвартса. Вычисляет нашего Чемпиона? – Седрик Диггори, Хогвартс… - огласил Дамблдор. Участники ушли в другую комнату, все оживленно обсуждали их выбор…и вдруг Дамблдор попросил тишины. И в наступившей тишине негромко произнес, читая обгоревшую бумажку…
- Гарри Поттер! – невообразимый гул… Гарри стеклянными глазами оглядел всех вокруг. Дамблдору пришлось вызвать его второй раз… по лицу брата я поняла, что для него самого это был неожиданный выбор…
Когда за Гарри закрылась дверь, я вышла из оцепенения. И следом за профессорами: МакГонагалл, Дамблдором, и Северусом с Флитвиком, зашла в комнату Чемпионов. Гарри оправдывался, уверяя, что ничего в Кубок не бросал, я тоже не бросала, тогда кто? Тем более мне-то есть 17, а Гарри еще нет…
- Никого я не просил, я не знаю, как мое имя оказалось в Кубке! – вздохнул Гарри.
- Может это Вы, Кэтрин? – с какой-то даже надеждой спросила МакГонагалл.
- Нет, это не я…
- А что она-то тут делает??? – прошипел Каркоров.
- Я родственница Чемпиона… сестра… - поднялся скандал, который едва уладили… Шармбатон и Дурмстранг были в ярости, Гарри получался вторым чемпионом от нашей школы… а меня волновало другое…
Если не он, не я, никто из наших друзей… то кто?
«Настолько свой, что никто даже не подумает на него…»…я внимательнее вглядывалась в людей. Кто тут «свой»? Дамблдор, но уж этот вариант отпадает сразу, он создал Орден Феникса, и уж точно не помощник Лестрейндж… Каркаров? Я бы не сказала что он свой… Флитвик? Большего бреда придумать нельзя! Крам? А вот это вариант, как и Каркаров. Итак, пункт 2: Виктор Крам. Северус? Нет, тут я уверена на все сто процентов. МакГонагалл?... «Настолько СВОЙ…». Тезла-Экала явно дала понять, что это мужчина. Хорошо знакомый со всеми, для всех может быть «СВОЙ»… так кто же это???
Первая загадка этого года… но в тот миг для меня важно было и помочь Гарри… потому что я боялась, что один он не справится…
А еще я поругалась с журналисткой Ритой Скитер, лезшей к Гарри… та обещала написать про меня… и написала, что я слишком по-матерински отношусь к брату, и во мне рано проснулся материнский инстинкт… хотя вот на кого мне было плевать, так это на Риту Скитер с ее статьями…тем более статья про Гарри была куда хуже. Ему согласно ей было 12 лет, он плакал ночами по маме… которую я, мать-недоделка, пытаюсь ему навязчиво заменить… мне даже смешно стало на чтении репортажа… а Гарри психовал, потому что над ним смеялся Малфой, умилялась мама Рона и Джинни, хихикала и тыкала пальцами вся школа, а еще Гарри терроризировали из-за Турнира…хотя при мне ни разу не рискнули... потому что боялись, наверно, после Смарта… слухи быстро разлетаются…

0

6

Глава 24. Первое испытание Турнира.
Часть 1. Кэтти. Первые результаты исследований.
Прошло несколько дней с того момента, как Кубок выплюнул имя Гарри. С братом не разговаривали многие. И в числе таковых был даже Рон Уизли. То ли завидовали, то ли злились… Малфой даже распространил по факультету значки в поддержку Седрика, ругавшие Гарри… За что получил выговор от меня. И сам лично уже ничего не себя не напялил…
А вот Герми с Гарри вполне нормально говорила, я даже благодарна ей была за это.
- Кэтти, привет! – улыбнулся мне брат, когда я подошла к нему после последней пары.
- Привет, радость моя. Прогуляемся? – мы вышли на улицу и медленно поплелись к Озеру. Гарри был очень подавлен и расстроен. Ссора с другом…
- Я вот не пойму, чего он так, а? – Гарри посмотрел на меня. – Я бы вот не хотел чтобы мое имя так вылетело, а ему завидно…а чему завидовать? Мне это все не нравится…
- Гарри, ты же знаешь, что отказаться не можешь! Не волнуйся, я всегда помогу тебе советом, обещаю! Вместе мы сила, или ты сомневаешься?
- Просто обидно… такой сюрприз и еще и лучший друг не хочет меня видеть. Спасибо этот дурацкий значок не нацепил… Ладно, не будем о грустном. Меня Хагрид вечером на чай звал, пойдешь со мной?
- А если нет, ты напялишь Мантию? – улыбнулась я. – Пойду… я у него уже сто лет не была, пора исправиться!
- А выглядишь ты моложе 100 с лишним лет… - улыбнулся Гарри мне в ответ – не напялю, а надену. Запретишь?
- Конечно… Посажу под домашний арест, пускать к тебе буду только Герми. Кстати, а где Гермиона-то?
- Угадай с трех раз… в библиотеку ушла. Как обычно… Ну так когда идем?
- А пошли сейчас! – мы зашли к Хагриду, напоившему нас чаем… и вечером, когда начало темнеть, ушли обратно в замок…  Отправив Гарри учить уроки и сдав его на попечение Герми, я пошла к себе и села за сочинение по нумерологии… через полчаса пришел Северус, мы опять попили чай, я продолжила работу. И вдруг примерно часов в 7 вечера в дверь постучали. Северус открыл, и через секунду позвал меня.
- Кэтрин, Дамблдор прислал Невилла Лонгботтома за тобой. Объяснил мальчишке, что у нас с тобой дополнительные занятия. И передал, что ровно в 7 тебе следует быть в его кабинете.
- До 7 осталось 10 минут… Невилл полз что ли сюда? – я переобулась из туфлей на каблучке в кроссовки и помчалась наверх, к Дамблдору. Северус сказал, что его просили подойти чуть позже. Через 9 минут я влетела в кабинет директора, побив все свои рекорды скоростного бега по лестницам. А видок у меня что надо, наверно… растрепанная, запыхавшаяся, в кроссовках и сторогой юбке до колена, мантия распахнута… Мерлин, вот внешность-то! Мое отражение в небольшом зеркале, лежавшем на столе, меня ужаснуло…
- Кэтти, успела, умница! – Дамблдор поднялся с места и подошел ко мне. – У тебя полминуты до прихода гостей… - опять какие-то визитеры? -  отдышаться успеешь хотя бы?
- Надеюсь… - застегивая мантию, пробормотала я. Через несколько секунд прибыли те самые гости, о которых сказал директор. Из камина вышел магистр Щербак, за ним Влад Матей и еще двое незнакомых мне мужчин в черных мантиях. Один рыжий и зеленоглазый, другой блондин с карими глазами и обоим лет по 40-45…
Рыжий приветливо улыбнулся и пожал мне руку.
- Я профессор Анатоль Видкрафт, преподаю в Денбридже проклятья и защиту от них. А ты Кэтти Реддл, верно?
- Да… очень приятно!
- Взаимно… а это доктор Рисмен, он работает над изучением малоизвестных заклинаний и преподает Заклинания. – Блондин кивнул в знак приветствия. Щербак о чем-то говорил с нашим директором. – Ну а магистра и Влада ты уже знаешь. Мы собрали маленькую комиссию, изучаем твой шрам. Еще опаздывает профессор Бутти, она у нас спец по Зельям. И Димитр Матей…
- А зачем спец по Зельям? – не поняла я. – Меня же не отравили, а прокляли!
- Так лечили тебя чем? Вот затем и Бутти…
- Итак, начнем… Профессор Дамблдор любезно пошлет какого-нибудь ученика за человеком, который тебя лечил, Кэтти. Верно, Альбус? – Дамблдор послал кого-то поторопить Северуса. Щербак сообщил, что они поставили опыт на лабораторных животных – прокляли, вылечили и воздействовали разного рода магией… И на светлые заклятья никаких шрамов и не было…
- А вот на темное «серпенсортиа» было…проступил шрам вот тут – Влад показал мне крысу, вытащив из-за пазухи, на правой лапке которой у ее «локтя» был шрам.
- Подождите, но человек, при котором шла кровь, он мракоборец!
- Из него по описанию Влада такой же мракоборец, как из меня балерина… это еще даже возможнее… - усмехнулся Рисмен. – Так что наш первый вывод таков: реагирует твой шрам на темную магию… причем чем она сильнее, тем больше крови…
- А еще тебя прокляли и ты не смогла совсем отказаться от проклятья… то есть оно оставило в тебе свой след… - добавил Вадкрафт…
Последовала серия экспериментов с моей рукой, уже в присутствии Северуса… и вдруг из камина вывалилась женщина лет 27… черные волосы и серые глаза… красивая,  стройная… но стоило ей открыть рот…
- Простите, магистр, аврал на работе…я много пропустила? – нет, голос был красивый… но вот звучал презрительно-презрительно и высокомерно…
- Все, мисс Бутти. Вы пропустили ВСЕ!
- Ой, ладно…я и так спрошу ее лекаря чем он ее лечил, да и все… и научу как правильно все варить…
- Как правильно я и сам умею… я эту рецептуру сам и открыл… - подал голос Северус…Бутти одарила его взглядом, каким смотрят на насекомое, и усмехнулась.
- Вы пошутили, магистр? Какой он Зельевар? Я всю жизнь в котлах…пробирках… он поди даже не знает что такое оборотное зелье… ну или феликс фелицис…
-Знаю и не хуже вашего…а вот ВЫ знаете третий ингридиент зелья от ее шрамов?
- Эм… глаза златоглазки!
- НЕТ!!! Так что это еще вопрос кто из нас умнее… - Северус усмехнулся. А я подумала, что уж вот с ней я точно не буду в хороших отношениях… она высокромерная и наглая…и она еще через год будет у меня вести!
Они отбыли… делать выводы из проведенных со мной опытов с разными заклятиями… но их уже бывший вывод заставил меня задуматься…
И я почувствовала, интуитивно, что тот, кто заставляет мой шрам кровить и пособник Темной Леди – одно и то же лицо… не Аластор Грюм, тогда кто?... на его уроках мы  с Гриффиндором…может какой-то ученик? Или… или же в школе есть кто-то, кого мы не знаем, или путаем с кем-то другим… но тогда вопрос опять же: кто?
Часть 2. Северус. «Ты ошибаешься…»
Наступала зима… становилось все холоднее, воздух был промозглым и темнело все раньше. В моих подземельях было ужасно холодно, в коридоре пар шел изо рта. Но жарко натопленные спальня и лаборатория не давали нам замерзнуть. Кэтти даже ходила по комнате в одном белье, собираясь на учебу по утрам. Том, узнав, где живет Кэтти, сказал, что с сожительствованием мы поторопились. Но ничего против в принципе не имел…
И вот в один из таких холодных предзимних дней состоялось первое испытание Турнира… до того Кэтти спрашивала у меня о способах борьбы с драконами. Оказалось, что это первое испытание. Гарри показал Хагрид, и не только Гарри, но и мадам Максим, Каркаров мог следить, так что о драконах, я не сомневался, знали все участники турнира…Я предложил ослепить, усыпить или сделать что-то в этом роде…стандартный набор решений, в общем-то.
Делакур, Крам и Диггори прошли испытания с хорошими результатами. Они отбирали у драконов золотые яйца… получили ожоги или мелкие травмы все… и вот настала очередь Гарри. Кэтти вцепилась мне в руку, услышав его имя. До испытания она ходила к Чемпионам в палатку, наставляя брата и желая удачи… мне казалось, она волнуется даже больше его самого…
- Венгерская Хвосторога… ужас какой… - простонала Кэтти, узнав о том, какой дракон достался Гарри…
- Акцио, Молния! – раздался молодой голос, когда к испытанию приступил Гарри. Раздразнив самку, он взлетел… А Кэтти тихо застонала, закрыв глаза.
Поттер скрылся из виду,  хвосторога улетела за ним… какой псих придумывает эти испытания? Они же смертельно опасны!
- Где он, ну где он? – шептала Кэтти, я приобнял ее, понимая ее страх…мне самому стало не по себе… казалось прошла вечность и когда Гарри появился на фоне башень, с души свалился огромный камень!
Гарри, недаром ловец, ухватил-таки яйцо и весь этот ужас закончился…
- Гарри, солнце, умница! – Кэтти слетела к нему еще быстрее, чем хотела мадам Помфри. Обнимала и, не думая, как это выглядит, расцеловала в обе щеки, некоторые ученики помладше хихикнули, постарше язвительно улыбались. - Гарри, ты молодчина! Здорово придумал с метлой!
Я находился неподалеку, делясь впечатлениями с другими преподавателями, все слышал…
- Это не совсем я придумал, мне Грюм посоветовал… ну, я догадался, что именно он мне говорил… так что ничего он не злой! Это нормально хоть выглядело?
- Нормально, нормально. Стой, мадам Помфри идет… тебя осмотрит… бедный мой, обжегся!!! Ну и испытание!!! – к ним подошла Поппи и разговор стал мне не слышен… а я критиковал то, что сделали испытанием… смертельно опасно, а они…
Вечером Гарри праздновал победу с факультетом, с ним заговорили гриффиндорцы. А Кэтти праздновала ее же со мной – в гостиную другого факультета ее никто не пустит…
В конце декабря намечался Святочный Бал, для курсов начиная с 4… Кэтти безумно хотелось туда пойти, ее приглашали ребята… а она отказывала. Потому что тот, с кем она хотела бы там быть – я – не мог пойти с ней. Я все еще оставался ее учителем. И Кэтти заявила, что пойдет одна.
- Солнышко, вставай! Проспишь завтрак… - я нехотя открыл глаза. 18 декабря, пятница, впереди 2 выходных. Нет, придется проверить контрольные, но это сегодня… и потом два дня только я и любимая! – Солнышко! – я почувствовал нежный поцелуй в лоб, и улыбнулся будившей меня девушке с копной волос цвета каштана и карими глазами, нежными и теплыми… за этот год я ни разу не вспомнил Лили с болью… нет, я помню ее, но как подругу, как первую любовь, как… несмотря на то, что ее нет, я счастлив. Возможно, впервые в жизни…
- Я проснулся, любовь моя. Так что не волнуйся… секунда и все, ты ведь знаешь!
- Вставай-вставай, у тебя и осталось лишь 10 минут! – улыбнулась Кэтти, начиная меня щекотать – я тебе дала поспать…
- Все, я все понял, моя королева… Кэтти, перестань… - щекотка дала свои плоды, я непроизвольно хихикал… - хватит!
- Вставай! – укусив меня за кончик носа, Кэтти поправила мантию, взяла сумку и ждала… я быстро оделся, в приготовленное с вечера, убрал постель с помощью магии и мы вместе вышли к завтраку. Обычное для нас утро буднего дня… только иногда роли меняются и я бужу Кэтти… или способ «издевательств» сменяется на новый, поинтереснее…
Наверное, в эти утренние минуты я веду себя как подросток… но рядом с этой девушкой я становлюсь моложе внутри меня… заражаясь ее огнем…
- Вечером какие планы? – уже в коридоре спросил я, обнимая ее. Потому как когда мы выйдем из подземелий, обнять друг друга будет уже нельзя…
- Погуляю с Гарри и Гермионой с Роном, сделаю уроки… и напишу папе…
- Завтра свободна? – поцеловав ее в носик, я улыбнулся, догадываясь, что услышу.
- Для всех, кроме тебя, я занята… а для тебя я свободна!
- Кэтти, я хочу пригласить тебя в кафе… но только в маггловское в Лондоне… потому как в Хогсмиде и на Косой Аллее сама понимаешь…
- Ммм…заманчиво! Люблю, когда ты на меня так смотришь…  так нежно и жадно. Это только ты умеешь…
- Жадно?  Правильно, я хочу, чтобы ты была моей…и лишь моей…
- Я и так лишь твоя… и ты лишь мой! Все, пора! – мы пошли в Зал…потом потянулся самый обычный день, я вел уроки, Кэтти училась. А когда она ушла гулять с Гарри, я зашел в лабораторию отнести часть контрольных в класс и проверить. А когда вышел с бумагами в общий кабинет, где и учатся студенты, застал у себя гостью. Профессора Бутти…
Женщина была в черной закрытой мантии, вызывающе-дерзкий макияж, самоуверенные манеры… неприятное сочетание.
- Профессор Снейп, извините за такое вторжение, но не могли бы Вы открыть мне рецепт зелья, которым лечите Кэтти? Я ставлю бесконечные опыты, нет итога, но я уверена, что там все просто, правда?
- Надо стучать когда заходите, это первое. И я не дам Вам рецепт, это второе.
Все?
- Я могу заплатить! Денег… - я помотал головой – ну много денег, Я…я Вам в чем-то помогу связями…
- Нет и нет, я не дам рецепт. Вы мне хамите при свидетелях, высмеиваете мои способности как зельевара и хотите рецепт? Нет, мисс Бутти!
- Но именно тем, что возражали и не молчали, в отличии от некоторых, Вы и привлекли меня… мне очень нравятся такие уверенные в себе мужчины, умные… я ведь и сама не дура…
- Хватит подмазываться и дайте мне работать. Я сказал нет!
- Просто скажите мне этот третий ингридиент, мне стыдно его не знать… и все… я щедро заплачу… - в процессе речи она подходила все ближе и замолчав, внезапно обняла, прижимаясь и зашептала на ухо – я могу воплотить твои самые смелые фантазии, я на все буду согласна… просто скажи мне ингридиент и все… я не буду тебе хамить… - с этими словами женщина расстегивала мантию, под которой оказалось короткое платье…
- Вы с ума сошли, мисс Бутти? – отпихнув ее, я достал из кармана палочку. Она может хоть донага тут раздеться, мне будет все равно… меня привлекает только Кэтти…
- Просто ты мне понравился, а зелье только повод… а ингридиент просто потому, что мне интересно… Северус! – а кто ж ей имя мое сказал, а, Альбус? – я понимаю, не здесь… но тут же есть твой кабинет… я обещаю, что этот вечер ты запомнишь надолго… согласись… и может мы даже вечность будем счастливы в нирване…
- Да не нравишься ты мне! Я вообще к женщинам равнодушен! – рявкнул я. Больная дамочка!!!
- А может попробуем?   - она вновь всем телом прильнула ко мне, впиваясь в мои губы поцелуем… я взял ее за плечи, отталкивая. И твердо решив применить к ней магию… но не успел.
- Так значит вот как мы работаем… а меня завтра в кафе в маггловский Лондон, тайком… козел!!! А ты, стерва, ты еще пожалеешь!!! – Кэтти в ярости швырнула в Бутти банкой с заспиртованными жуками-скарабеями. Та увернулась, начала застегиваться.
- Кэтти, солнышко, стой! – догоняя девушку, я проклинал Бутти. – Милая, все не так, ты ошибаешься!
- Ты с ней целовался и намеревался обнять… с этой стервой… как ты мог так вообще?! Видеть тебя не хочу!!!
- Кэтти, я ее не целовал, я ее отталкивал и…
- Я все сказала… я не хочу тебя видеть… я видела ваш поцелуй… - Кэтти развернулась и ушла. Я вернулся к Бутти. Та ждала…. Пыл страсти у нее  прошел…
- ВОН ОТСЮДА! И чтобы никогда больше я тебя не видел тут, дрянь! Ты даже подумать не можешь, что для меня значит эта девушка… так что по-хорошему, брысь отсюда!!!
- Но я… но правда… я же…
- БРЫСЬ!
- Северус…
- Я неясно сказал?! Вон отсюда!!! – она ушла… я прислонился спиной к стене… вот так… может Кэтти остынет и все же поговорит со мной? Я никогда не смог бы ей изменить… она стала для меня за этот год единственной женщиной на свете… и вот благодаря стерве Бутти я потерял самого дорогого человека…вновь…
Кэтти не разговаривала со мной до Святочного Бала, куда пришла с Димитром Матеем и веселилась с ним… но выйдя в холл от шума, я увидел Кэтти, сидевшую на подоконнике и рыдавшую, закрыв руками лицо… сердце сжималось…
- Кэтти, милая… послушай… - она отпрянула, отворачиваясь… - я правда не хотел тогда ее целовать, это она… она озабоченная какая-то…
- Ты целовался с другой… я видела то, что видела…
- Я люблю только тебя, я… я никогда тебе не изменю, клянусь! Прости меня, я понимаю, тебе больно… я просто не ожидал от нее этого… хочешь я покажу как все было? Попросим у Дамблдора Омут и я покажу… хочешь?
- Нет… оставь меня… я должна была этого ждать… счастье не бывает вечным… - она собралась в дормитории… ушла…
- Кэтти! – девушка оглянулась. И остановилась. Белоснежная сова отдала ей письмо и улетела в открытую дверь на улицу… кто открыл дверь? Неважно… Кэтти прочла записку… посмотрела на меня… а секунду спустя повисла у меня на шее…
- Что сие значит? – обнял я ее. – Ты мне веришь?
- Тебе нет… но мне написали как все было, а ей я верю… идем в Зал? – я шел рядом, обнимая, медленно-медленно… и мысленно благодарил ту, что прислала это письмо… а кто это, сомнений не было… Тезла-Экала...
Глава 25. Отголоски настоящего, прошлого и будущего…
Часть 1. Кэтрин. Примирение.
- Кэтти, милая… послушай… - я сидела на подоконнике в холле, не справившись со слезами. Хотелось быть гордой и сильной, но видеть его, хмурого, сидевшего за преподавательским столом, одинокого и печального, оказалось выше моих сил… я извинилась перед Димитром, хотя тому было все равно, тут я или нет. Я договорилась с Владом, Влад не смог быть и прислал младшего брата.… - я правда не хотел тогда ее целовать, это она… она озабоченная какая-то… - я отвернулась от Северуса, сжимая в руках край подола платья… красное, яркое, с разрезом…папин подарок! Может она и озабоченная, но я явно видела их поцелуй…
- Ты целовался с другой… я видела то, что видела… - я смотрела на звезды… возникало отчего-то странное, тоскливое чувство того, что я уже когда сидела вот так же… но не тут... и я была старше. Была старше?! Это как?!
- Я люблю только тебя, я… я никогда тебе не изменю, клянусь! – я посмотрела на него. Хотелось верить, но было больно… и не хотелось обжигаться еще раз… -  Прости меня, я понимаю, тебе больно… я просто не ожидал от нее этого…- ага. А вот все так не ожидают и потом женятся по причине беременности… -  хочешь я покажу как все было? Попросим у Дамблдора Омут и я покажу… хочешь?
- Нет… оставь меня… я должна была этого ждать… счастье не бывает вечным… - я хотела остаться одна. Быть гордой не получилось… слезы помимо моей воли текли по щекам.
- Кэтти! –я оглянулась на звук его голоса. Мне подала лапу красивая сова… я сняла письмо, отпустила птицу, прочла записку… а там подтверждалась правота его слов… не в силах больше удерживать свои истинные чувства я обняла его за шею, прижалась… и хотелось простоять так вечно… что на меня нашло?
- Что сие значит? – обнял меня Северус– Ты мне веришь?
- Тебе нет… - я еще дулась, поэтому решила его помучить… -  но мне написали как все было, а ей я верю… идем в Зал?  - мы вернулись… остаток вечера я провела как бы с ним, мы разговаривали, я даже согласилась на танец с ним… и казалось, что мы и не ссорились… а еще было дежавю…словно все это я уже переживала, но не здесь и старше…
- Ну, спокойной ночи? – Северус проводил меня до спальни, собрался уйти к себе… я чувствовала натянутость… и поняла, что если я сейчас не перестану дуться, это кончится новым скандалом…
- Сев… - он остановился, глядя на меня – Сев, прости… я люблю тебя, я… - я прижалась к нему – не отпускай меня… - внезапно вырвалось из моих уст. Северус удивленно смотрел на меня. Я не знала, что говорю и зачем…
- Ты куда-то собралась и не хочешь идти? – он попытался разрядить обстановку…
- Нет! – с неожиданным жаром ответила я. – Не отпускай никуда, куда бы я ни собралась… я не вернусь…я опоздаю и снова потеряю тебя… я не затем все меняла!!!
- Меняла что? Меняла реальность? Ты меняла реальность?  - он взял меня за руки, сжал их в своих…
- Я не помню…кажется да… но… - меня захлестнули видения той, другой реальности, когда папа был Темным Лордом, когда я жила тайно от всех…я училась в Америке, он делал из меня темную колдунью… я безответно любила, долгие годы, Северуса… на моих глазах умер Дамблдор, Римус, Тонкс, Сириус… я все это видела, но чем могла помочь, меня никто даже не знал…и вот когда я поняла, что все закончено ужасно, я разбила маховик… а потом наступило то, что я все забыла… - я не помню… - я  и впрямь все забывала вновь…
- В той реальности я был хуже… я не знал тебя… - Северус провел рукой по моей  щеке – я люблю тебя и никогда не отпущу. И ты меня не потеряешь, обещаю! Но мне пора… ложись спать…
- Нет, не уходи… я не хочу… останься! – я открыла дверь спальни – зайдешь? – он кивнул и зашел… из коридора через тайную дверь…
Кровать с серо-зеленым покрывалом, цвета факультета, команды по квиддичу на стенах в виде постеров… Северус с легкой улыбкой огляделся. И обнял меня:
- Истинная слизеринка, зайка… ты точно моя студентка!
- Так шляпа то же сказала, помнишь… сразу… как только наделась, так и заорала: Слизерин… а я потом смертельно боялась декана…
- Ты меня боялась?
- Да… я была маленькая и трусишка! – я улыбнулась. Он мой… и никаким Бутти я его не отдам!
- А сейчас? – жаркий шепот на ушко… я почувствовала, как предательски дрогнули пальцы рук…как стало тепло и по телу словно прошел ток… Северус ведь знает, что он легко может меня соблазнить!
- Сейчас я тебя не боюсь… ты меня боишься! Даже госпожой называешь!
- Да, моя госпожа… - он усмехнулся, расстегивая молнию моего платья…
- Тут есть разрез на боку, над ним тоже замок… - прошептала я, запустив пальцы в его волосы… мы не были близки каждый день, но когда это случалось, все словно во сне происходило… я просто растворялась в нем…
- Я видел, моя госпожа… - я оказалась полулежащей на кровати, разрез оголял мои ножки, туфельки стояли у кровати… тут мы еще ни разу это не делали… но через стену же спальня девушек. Хотя - да пошли они все…
Северус нежно целовал мои колени, поднимая подол платья, все выше и выше… наконец оно поднялось до талии…
- Моя госпожа не устала? – я помотала головой. Северус поднялся с колен, поцеловал меня в щеку, пожелал спокойной ночи… сказал что думал сделать мне массаж уставших ножек, и теперь уходит…
Когда за ним закрылась дверь, я в шоке осознавала что произошло…он тактично мне отказал… сам же завел и сам же обломал… как это называется вообще?!
Я переоделась в джинсы и свитер, надела мантию… и пошла к нему – спать одна я сегодня ну никак не хотела. Из двери кабинета Зельеварения вышел злобный Каркаров… бледный и его трясло… из кабинета донесся странный стук, Каркаров, пролетевший мимо меня, не заметив, оперся рукой о стену… и стиснул зубы…Ему плохо? В следующий миг директор Дурмстранга съежился у стены, сжав правой рукой левоей запястье… и вскрикнул от боли…а из кабинета донесся тот же стук еще раз…я плюнула на Каркарова (в переносном смысле) и бросилась в класс…
Северус вцепился рукой в край парты, за счет этого держался на ногах… в отличии от Каркарова он всего лишь стиснул зубы, но не кричал…
- Северус, что случилось? – я обняла мужчину. Тот перевел на меня глаза и сфокусировал взгляд, уже спокойнее дыша.
- Кто-то видимо играл с Меткой… она никогда ТАК не нажимала…уж слишком сильно. Но все нормально… терпимо…
- Ага, а Каркаров там чуть не плачет. Ты поэтому от меня ушел?
- Да… ее уже начинало жечь… не обижаешься?
- Нет. Но если все в порядке, я хочу закончить начатое!
- Только не здесь… - прошептал он мне на ухо. Подхватил на руки, запер дверь и шагнул в камин. Порошок и адрес нашей спальни… - а Каркаров просто слабый... – вынеся меня из камина, он не торопился ставить меня на ноги.
- Поставь… - начала я.
- Нет… мне нравится знать, что ты в моей власти… сегодня я буду твоим господином… ведь ты и так уже год моя госпожа…
- Тогда поцелуй меня… или…
- Я сам решу… я главный… - шепот на ухо сводил с ума…
- Так ты меня совсем простила? – когда все закончилось и я немного пришла в себя, но все еще словно была в нирване, раздался любимый голос…
- Да… совсем… так что там с Меткой?
- Она горела, больно…я уверен, что нажимал пособник и довольно молодой, не знает, с какой силой жать…может он роль любовника играет, точнее будет… но сама она думаю еще не вернулась… А Каркаров убеждал меня бежать… от тебя никогда и ни за что!
- Верю и   надеюсь что кончится все хорошо…и она подольше не вернется…
- Я тоже… спи! – я уснула в его руках, а утром на столе лежал букет хризантем, билеты в театр и духи, мои любимые…его не было.
Он появился через полчаса. Каникулы, завтра домой на полторы недели… Северус с нами… папа а не знает, что мы ругались с моим единственным…я обняла Северуса, прижалась. И не хотела отпускать…
- Готова ссориться с тобой хоть каждый день если будем так мириться! – прошептала я в его губы… и мне тут же заткнули рот… страстным поцелуем в губы…
Мы помирились, я поверила ему… и после видений из иной реальности я вдругпоняла, что никому его не отдам…он стал моим счастьем…
Метка? Пугала, конечно… но я знала, что когда вернется Беллатриса, мы быстро об этом узнаем…а пока у нас еще была возможность жить счастливо…
итак...
1. Платье Кэтти))) (разрез с другого бока, если что)))
2. Элеонора Бутти (а то ее тут старухой назвали...)
3. Розалина Реддл (мама Кэтти)
Часть 2. Северус. Зелье по обмену снами…
Третий день нашего пребывания у Реддла в гостях запомнился яркими событиями. Точнее, ночь и утро следующего дня…
Мы с Кэтти посетили театр, она осталась в полном восторге…а я задаривал ее небольшими сюрпризами, говорил нежные глупости и постоянно с нежностью и теплом думал, как люблю ее…
Кэтти доверяла мне, верила, а  в случае с Бутти…не сомневаюсь, что я вел бы себя не лучше, застав ее целующейся  с другим мужчиной!
Так вот, мы провели вместе Рождество и домой с ней поехал и я. Кэтти сжимала мою руку, прижималась ко мне и выглядела по-настоящему счастливой – с ней ее любовь…
Но третий день каникул… хотя об этом подробнее…
Мы сидели в гостиной, всей компанией. Гарри играл с Сириусом в шахматы, Римус и Тонкс, бывшая у нас в гостях, о чем-то говорили… Гермиона, ставшая незаменимой частью моих визитов сюда - влюбилась в Гарри, что ли? – читала, сидя в кресле у камина и поглаживая своего рыжего и не самого красивого кота…
Том же невозмутимейше смотрел среди всей этой идиллии телевизор, где шел какой-то концерт… маггловская техника заполонила дом еще больше… он приобрел телевизор и кофеварку…и зачем-то хотел еще один холодильник…
А мы с Кэтти, сидя в теплом уголке, якобы обсуждали эксперименты по зельям. А на самом деле нежничали – да, я не лишен человеческих слабостей… и обнимая мою девочку, незаметно шептал ей на ушко слова нежной преданности и любви…
- Рем, слушай, сделай чаю, ты его вкусно делаешь…  если можно, зеленого и погорячее! – голос Тома перекрыл шум, Римус ушел на кухню в компании Тонкс… а через минуту заглянул  обратно в комнату.
- Том, а у нас целый чайник чая на плите стоит! Вот! – он показал пузатенький белый чайник. Том удивленно на него смотрел.
- Интересно, кто в чайнике заваривает чай?? Не в таком же чайнике! – наконец выдал заместитель министра. – Но давайте попробуем, может и я заварил… бывает уже, забываю…
- Ммм, а пахнет вкусно! – открыв крышку, заметила Тонкс. И уронила крышку, которую тут же подхватил Римус, вносивший чайник и чашки в комнату. Когда чай был разлит, я почувствовал запах какого-то ингридиента… как будто это не чай, а зелье какое-то…
- Римус, ты уверен что это чай? – поинтересовался я. Тот кивнул.
- Ну да… зеленый, у нас такого целая пачка стоит…стояла… я только не помню, когда это сделал…
- Ой, так это же я! – жизнерадостно отозвался Поттер – я чай заварил… пробуем?
- Стой… Северус, а что тебя напугало? – поинтересовался Том. – Чем-то пахнет странно?
-Да… слишком зелено для чая и пахнет как-то странно… - я пытался распознать запах. Кэтти же, сделав несколько вдохов, начала специально глубже дышать…
- Бергамот! Вот откуда примеси запахов… ну что, пьем?
- Я бы для начала посмотрел, мне кажется это зелье… Вы точно заваривали чай, Поттер? – я взял чашку в руку… не чай…
- Да…  - кивнул мальчик…
- Но это мало похоже на чай… - задумчиво пробормотал я, покручивая чашку и глядя на слишком уж зеленую жидкость…
- Ой, ладно, чай это. И пахнет он чаем…  - Реддл-отец выпил глоток, его примеру последовали казалось бы все. Но я отставил чашку в сторону. Не похоже на чай, я всю жизнь варю зелья и это запах именно ингридиентов!
Еще через полчала Тонкс, поднимаясь, чтобы уйти домой, резко начала падать. Римус подхватил ее и рухнул обратно на диван уже с девушкой…
- Что-то я спать хочу…очень.. . – часы пробили десять вечера. Ну всякое бывает…
- А ты у нас ночуй… что-то я тоже устала…идем спать… - Кэтти, до того игравшая в шахматы с Сириусом, поднялась. Задела доску и свалила фигуры… - пошли… - две девушки казались одурманнеными… но когда они ушли, а я посмотрел на Гарри…
Взгляд расфокусирован, он явно то ли одурманен, то ли проваливался в сон…и не он один такой…
- Спааать… ух, отосплюсь… завтра все дела, отдыхать… - бормоча, наверх ушли все участники чаепития. Все же это был не чай, почему меня никто не слышал?
- Ничего не понимаю! – раздалось рядом со мной. Я вздрогнул.
- В чем дело, мисс Грейнджер?
- Какие-то они все странные ушли!
- А ты не пила этот чай? – может хоть кто-то здравомыслящий тут есть. Правда откуда взялось это зелье, я понятия не имел…
- Нет… я зеленый чай не пью…
- Отлично…думаю, что этот их сон только начало…
- Я тогда тоже пойду… спать… - Гермиона так же меня покинула. А я остался с непонятной жидкостью в чашке…
- Что же это такое? – я пытался понять, постепенно в каждой ноте узнавая ингридиент… к утру пришел к выводу, что это Зелье обмена снами…
А если так, будет весело утром. И я не ошибся…Когда я пил кофе, на кухню спустилась бледная зевающая Кэтти.
- Мне снился такой ужас…
- И мне тоже! – показался в дверях Гарри. Тонкс покраснела как помидор, заходя к нам…
Через минут пятнадцать стало ясно, что «ужас» снился всем… а по мне, так сны перепутались, вот и все дела. Слушать меня надо!
- Я постараюсь восстановить где чей сон и заколдую вас на него…Итак, начнем с Гарри… пошли в гостиную…  - я пользовался Омутом Дамблдора, смотря их сны… самое яркое во сне Гарри, то есть, того, кем он был во сне, было то, что он ударил пощечину Малфою-старшему и убежал…а еще через миг он уже выходил замуж…правда неясно за кого… и кто…
- Следующий! – сон, посетивший Сириуса, был таким – луг… к нему бегут две девочки и мальчик и он с ними играет, и ему хорошо, и его зовут дедушка и двое больших детей: «папа и дядя!!!»…и это Гарри и Кэтти. И Том еще ждет внуков (а стараться буду я)… Значит это сон Тома…
Тому снился его ПЕРВЫЙ полет на метле… Гарри…
А вот сны Римуса, Тонкс…вот где был «ужас»…Тонкс видела мародеров, их шалости - сон Блека. Но вот сны Кэтрин и Римуса.…
Кэтти возмущалась смотря сон вместе со мной вновь.

Ей снилось, что она гуляет в осеннем парке с Тонкс… безлюдно и грустно…они молчат. Вдруг он (а ей снилось что она мужчина) останавливатся. Тонкс тоже…
- Я не тот, кто тебе нужен… ты молодая и красивая, а я…старый, изгой, меня все сторонятся… - а может Тонкс снились сны Люпина, а это сны Сириуса? –
- Но я же уже сказала что мне это неважно…
- Ты правда решила, что я тебе подхожу? – шепчет незнакомый гость сна Кэтти – правда? – с надеждой…
- Да… - просто отвечает Нимфадора. И оказывается в кольце рук мужчины…
- Я боюсь повредить тебе и отвернуть тебя…боюсь подставить…но ты мне нужна, Тонкс…я тебя… - пора наверх! – я тебя люблю… - поцелуй и идиллия… кажется это… Люпин? Было бы не плохо сделать это явью, но я не Бог…
А Римус…там все было…кхм…
- Мне стыдно что я это видел и стыдно что мой сон кто-то видел. Сев, ты сохрани эту тайну!  И вот…
В этом сне он был… и молчал…и все думал о той, к кому вернется…
Началось все с признания…на берегу озера, в романтической обстановке… а потом торопливые свидания, потом свадьба и семья…с кем непонятно…
Была там довольно откровенная сцена. Мечта девушки о первой ночи… Она уже знает его имя, целует… все хорошо…а мне стало тепло. Я, как ни странно, рад был бы за него в такой ситуации…
Я заколдовал их на молчание…и забыть виденное…Кэтти думала что Тонкс снилась бы Блеку…вот их родство ей и не нравилось…Римус думал, что его сон снился  бы Кэтти… А сама она во сне Гарри вышла замуж надо думать за меня…
Им было стыдно, всем шестерым… что не слушали меня и пили непонятно откуда взявшийся «чай»… хотя…это и был чай с примесью зелья…наверно проданного вместо чего-то или забытого кем-то и использованного Гарри…
Им было стыдно что они теперь видели кто-то чей-то сон… а я, зная все сны – чей и о чем – хотел, чтобы сны о будущем сбылись…они давали надежду на счастливое будущее…
Часть 3. Минерва МакГонагалл. «Он хороший, правда!»
Начался второй семестр очередного учебного года. Иногда мне кажется, что за годы своего преподавания я уже выучила хронологию учебного года наизусть. Обязательно найдутся парочки, которые будут прятаться по углам, нежно обнимая друг друга… обязательно где-то с середины сентября найдутся новые шалуны среди первокурсников, к ноябрю они осмелеют…а зимой…
Зима интереснее всего. Холод загоняет студентов в здание, и тогда их отношения явнее для преподавателей – все происходит в стенах замка.
Не скажу что мы следим за студентами – никоим образом! Но например отношения Лили и Джеймса мы видели и они нас радовали… это о Поттерах…
Влюбленные глаза, переглядки. Первая любовь всегда прекрасна… и мне всегда нравится узнавать в двух молодых людях пару. Может в конечном итоге они и не будут вместе всю жизнь… но эти дни останутся в их памяти как одни из самых счастливых…
Семестр шел уже неделю, когда я встретила еще одну пару… необычную для нашей школы…
- А если добавить настойку валерьяны, то это будет перебор! – я спустилась в лабораторию Северуса, попросить зелье для укрепления зрения… голос Кэтрин нисколько меня не удивил. Альбус рассказал, что девочка получила его разрешение на ассистирование Северусу. Она всегда увлекалась зельями, ничего странного в этом не было…
- А может мне все же виднее, а? Кто тут профессор? – необычайно мягко произнес Снейп…
Я бы сказала, он говорил нежно… Приоткрывая дверь, и открыв рот для того, чтобы позвать, я услышала ее:
- Ой, профессор он… я вот окончу Денбридж и выясним, кто тут умнее…буду министерским зельеваром!
- Нет, ты будешь сидеть дома и воспитывать детей…а я работать… - немного шокированная услышанным, я  случайно открыла дверь совсем… на ты…и судя по всему обсуждают свою будущую семью…
Северус нежно обнимал за талию прижавшуюся к нему Кэтрин… девушка улыбалась, обвив руками его шею… она стояла к двери немножко боком, Северус почти спиной… увидела меня Кэтти… побледнела и что-то шепнула ему на ухо. Северус резко обернулся…
- Стучать надо, Минерва. Хотя… теперь уже не имеет значения. Мне собирать вещи в Азкабан или просто будете требовать моей отставки? – столь привычным для него саркастичным тоном осведомился он. А секунды назад в его голосе звучала неподдельная нежность… к девушке, что сейчас рядом с ним…
- Северус! – она потянула его рукав. Бледная, с большими напуганными глазами, прижалась к нему в поиске защиты…любовь это или что-то иное? Он обнял ее левой рукой, правой сжимая палочку.
- Если Вы попробуете хоть что-то ей сделать, Минерва, я не побоюсь Азкабана… Это исключительно моя вина и моя воля…
- Не так быстро… что тут вообще творится? Мисс Реддл, я поражена! Вы, столь умная девушка, серьезная… Вы понимаете что Вы творите? Такие вещи запрещены! – я не злилась… просто не понимала, как это возможно… почему именно он? И почему она?
- А есть такие вещи, в которых нет правил! Например, любовь! Что я творю? Я люблю этого человека и… - неожиданно горячо заговорила она.
- Кэтрин, тише… это моя вина… и наказание буду нести я… - Северус отпустил девочку. – Только вы сразу в Министерство…Директор и мистер Реддл все знают!
- Нет! Я не позволю тебе… я прекрасно знала на что иду… Вы можете исключить меня, но не трогайте его…я инициатор отношений, я сама во всем виновата… - как же это благородно…две любящих души защищают друг друга. Я и не думала доносить… но Альбус конечно молодец… все знал и не сказал мне…
- Кэтрин, доучись!!! А я найду работу…
- Северус, Вам я советую быть сдержаннее… я не стану доносить… но с тобой, Кэтти, я поговорю отдельно…ты же понимаешь, что правила морали тебе должен кто-то высказать… а раз твой декан по ряду причин не может, то это сделаю я…
- Говорите здесь… - тихо произнес Снейп, не выпуская ее руку.
- Солнышко, все будет хорошо…я вернусь и все расскажу… не злись на профессора МакГонагалл… она права! Люблю тебя… - она вышла вместе со мной… и до моего кабинета мы шли молча…
- Что ему будет, если Вы расскажете Совету Попечителей? – спросила она уже на месте… не о себе… о нем… святое чувство Любовь!!!
- Уволят, лишат права преподавать и это лучший случай… а если он тебя принуждает к отношениям – Азкабан лет на 10… и все выше упомянутое… но не волнуйся, я не донесу… просто скажи мне, почему? Тебе всего 17, ты учишься…а он учитель! Он почти вдвое старше…
- Именно поэтому… он учитель и он старше…мне скучно с парнями моего возраста. Я повзрослела наверно слишком рано. Вы будете читать мне мораль о чистоте отношений? Простите, но тогда Вы сильно опоздали… - я этого и ожидала. Но она скорее всего сама на все это идет… свободно выбирает!
- Знаешь… - я вспомнила свою историю… она закончилась плачевно. Я любила своего профессора в университете… а он любил другую и просто издевался над моим чувство… я потом вышла замуж, вот овдовела и пришла в Хогвартс… может ей повезет больше? – Учитель и ученица… учительница и ученик – оба молодые чаще… это вечно бывает…но не всегда кончается хорошо.
- Самое страшное что может быть – возвращение Лестрейндж… потому что это опасность… а в нем я уверена. Я доверяю ему и я люблю его…правда люблю…меня бы исключили?  - я кивнула. – Почему это запрещено? Ведь любовь не выбирает…
- Потому что вы еще дети в сущности… вот и вся причина… - я невольно улыбнулась.  Мне всегда нравилась эта девочка. Умная…не по годам…
- Я не ребенок… я повзрослела в 9 лет… а хотите я Вам покажу все? И Вы поймете, что он хороший… Северус правда хороший…он просто притворяется вредным… но он очень добрый! Правда!
- Покажешь? Тогда можно с начала? И… это только если ты сама хочешь…
- Смотрите! – она заглянула мне в глаза… и я внезапно для себя погрузилась в ее мысли… сняла блок, наверно…
Ее детство было счастливым даже в условиях войны… я  видела ее прогулки с мамой, видела, как Розалина заплетала Кэтти косички, а та смеялась и норовила пощекотать маму… видела их в магазине… видела, как Том и Розалина дарили Кэтти подарки на праздники, как девочка пекла вместе с мамой пирог…их беззаботный смех, когда девочка и женщина варили «любовное зелье» для папы - компот…
Розалина явно любила дочь… и Кэтти была счастлива рядом с мамой…
Ночь смерти Розалины я попросила пропустить… мне было страшно увидеть смерть этих замечательных ребят…пусть они будут для меня живы…
На похоронах Гарри плакал. А по щеке Кэтти, прижавшейся к отцу, не текли слезы…в глазах была только пустота взгляда в то что будет,  и выражение неизмеримой боли и тоски…
Она плакала позже… дома… горько и безутешно, уткнувшись лицом в материнский халат…
Год девочка говорила только с братом и отцом, плакала каждую ночь…Том окружал дочь заботой, но он не мог заменить ей мать, тем более когда он сам был в состоянии апатии…они вытаскивали друг друга из боли… и смогли это сделать…
А потом последовала другая сцена… ее приезд в Хогвартс…первый.
- Реддл, Кэтрин! – вызываю я. Она идет, садится… серьезная не по годам… и замкнутая. Прошло менее двух лет…конечно ей еще тяжело…
- Слизерин! – едва коснувшись ее головы, кричит Шляпа… девочка садится за стол, ей называют учителей… а она встречается глазами с Северусом… она тогда испугалась его… может быть подсознательно видела в нем кого-то злого…
Первая пара по Зельям. Кэтти молча готовиться к уроку, заходит Снейп. Задраивая окна с помощью магии, проходит к преподавательскому столу.
- На этом уроке будут не глупые помахивания палочкой… - сарказм и язвительность…такой знакомый Северус… - а тончайшая наука… Зельеварение…если вы достаточно умны, то я научу вас разливать по бутылкам любовь, остужать гнев…кипятить лекарство от ран… и даже узнавать правду… но только если вы умнее столь частого на моих парах коллектива глупых и бездарных студентов, машущих палочкой ради каждого действия… а теперь скажите мне, читал ли кто-то из вас учебник? – мертвая тишина…напуганные студенты моргают, глядя на него…
- Мисс Реддл? – ее рука взметнулась в воздух. Единственная…
- Я читала все, профессор… и одно даже попробовала приготовить…правда не получилось…
- Неужели? Впервые вижу ребенка, который это сделал… десять баллов Слизерин. Но скажите-ка мне… - несколько вопросов и ее блестящий ответ… еще баллы…
Третий курс… Кэтти дает учебник соседке, Мери Смарт, из книги выпали несколько колдографий… одну поднимает Северус…
- Вы не знали что это учебник а не альбом? – Кэтти протягивает руку к снимку – почему фото в учебнике?
- Я просто…я забыла…я уберу... – мямлит девочка.
- Будьте добры…даже странно…умная девочка…и, смотрите-ка, не умеет отличить альбом от книги… - Кэтти краснеет, мальчики хихикают…
- Отдайте… пожалуйста!
- После урока… - она подошла после звонка. Северус отдал ей фото.
- Мама?
- Да… но я уберу… простите…
- Не надо. Просто оставь в сумке. Мог бы поднять и не я… Не надо бросать личные вещи на всеобщий смотр…иди!
Смена сцены…пятый курс. Он советует ей профессию трансфигуратора или мракоборца… обсуждает дела факультета… порой язвит… но все же он и правда не злой. Может дать хороший совет, наставляет… а еще оказалось, что со своим факультетом он очень внимательный… и за своих слизеринцев обеими руками, что называется… хотя строг, очень…может и наорать, и съязвить. Но они его любят… боятся и любят…декан из него неплохой, да и учитель…манеры вести урок, я видела, отменны… и ребята многому учатся у него не только в учебном плане… но и в духовном и социальном.
Шестой курс, Кэтти дерзит ему, срывается… а ночами плачет в подушку…однажды задумалась на его уроке и перо вывело на пергаменте его имя…опомнившись, опрокинула на пергамент чернила… а на его замечание по данному поводу покраснела, собрала вещи и убежала…в слезах…
Украдкой смотрит…на завтраке не ест, глядя на то, как двигаются его руки, полуоборот головы к Люпину…и не замечает ничего вокруг…влюблена…
А потом последнее время… его нежность с ней, тепло…и в глазах девочки неподдельное счастье…впервые с похорон Розалины…
- Он дал мне счастье вновь… - шепчет она, прервав связь – я никогда не была так счастлива с той ночи…как с ним сейчас… не отнимайте у меня это, прошу Вас…
- Не отниму… зачем ты показала мне? – мне так хотелось приласкать ее после ее боли…может впервые в жизни я жалела что у меня нет своих детей…
- В моем окружении одни мужчины. Папа, Рем, Гарри, Северус… профессор Дамблдор… мне иногда так нужен женский совет… а идти не к кому…а Вас я очень уважаю!
- Ты всегда можешь спросить меня…я женщина…
- Спасибо! – искренне восклицает она – мне так не хватает мамы… до сих пор…а Северус… он умный…и всегда помогает принять хорошее решение…и он меня любит, правда любит…он самый лучший!
- Верю, девочка… - я не выдержала и обняла ее… взрослая-то взрослая… но еще совсем ребенок…
По щеке катится слеза… А Кэтрин, уткнувшись мне в плечо, вздрагивает от слез…
- А знаете чего я очень хочу? Хочу выйти за него замуж, родить кучу детей… и чтобы все закончилось и Гарри ничего не угрожало… просто хочу счастья…
- Оно тебя найдет… главное верь в это! – я улыбаюсь, с материнской нежностью гладя тяжелые прядки спутанных волос…
Он любит ее, иначе не бросился бы так на ее защиту… и с ней он настоящий…моя история закончилась печально. Но я надеюсь ей повезет!
Глава 26. Испытание номер 2…
Часть 1…
Денбридж, отделение кафедры ТИиСЗоН. Спальня Элеоноры Бутти…ночь.
Молодой парень, открыв окно, затянулся сигаретой и стряхнул пепел на улицу… Женщина, лежавшая в постели, зябко поежилась, кутаясь в одеяло.
- Закрой… мне холодно!
- Ты же знаешь, я всегда курю после этого… купи пепельницу и буду стряхивать туда... – усмехается парень.
- Я не курю, нам не нужны лишние вопросы, милый…ты мог бы потерпеть?
- Нет. Я же смирился с тем, что ты никогда не произносишь мое имя. Вот и ты терпи! – он бросил сигарету вслед за пеплом и сел рядом с ней. Серые глаза и черные встретились…Элеонора Бутти улыбнулась своему молодому любовнику и студенту самой нежной улыбкой…
- Твое имя звучит для меня очень неприятно. Мне бы нравилось имя твоего брата… оно бы было лучше для тебя! Но милый, нам и не нужны имена. Ты и сам зовешь меня Бутти…
- Так проще, Бутти – довольно мерзко улыбается парень. Мрачный, угрюмый, пугающий… отличие от брата – полного оптимизма, веселого и энергичного. Оба хорошо могут притворяться и порой играют роли. Никто и никогда не заподозрит, кто есть кто! – что там с зельем Реддл?
- Я убей не пойму один ингридиент…а сам понимаешь, Снейп не скажет…
- Скажет, если не оставить выбора. Любящий разболтает все им любимому…
- Ты хочешь сказать что...? любовное зелье? Ты прав! Ты гений! Но как подсунуть? Я могу сварить без запаха, не Амортенцию…
- Я беру это на себя…когда сваришь?
- Дня три. Потерпишь?
- Да… брат что-то заподозрил кстати, спросил, что у нас с тобой…а я сказал что Матеи все самостоятельные и я тоже…
- Молодец! – улыбается Элеонора, целуя его… - вот зачем я с тобой связалась? В меня вон жуками швыряют… - она усмехнулась, вспомнив банку со скарабеями, которую в нее кинула Реддл  - но ничего, ты накопишь силы, соберем ифритов, кроме твоего братика – и под знамена Беллы… хотя мы и сами сможем победить!
- Конечно. Но проще это будет делать с ней… однако сначала валькирии, и начнем с Реддл пожалуй…
- Хорошо что в обычной жизни ты всегда с братом… никто не заподозрит, что ты темный волшебник…
- Кроме брата и дяди – усмехается парень во все 32 зуба.
- Да, но их ты можешь запугать…
-Да…итак, вари…брат слишком усердно ее лечит, а мне нужно чтобы Реддл еще поболела… это отнимает ее силы…а пока… - он не успевает договорить, она со смехом тянет его на себя и оба забываются…

Хогвартс…подземелья факультета Слизерин. Спальня Северуса и Кэтти. (от лица Северуса).
- Спи, родная! – одеваясь, я обращался к проснувшейся от шума Кэтрин. До утра осталась еще пара часов, спать я не хотел…и решил поработать в лаборатории.
Мы сошлись окончательно. Настолько, что ее вещи уже висели в моем шкафу, на полочках в ванной стояла ее косметика, половина стола была завалена ее сочинениями, учебниками, пергаментами…а спальню дормитории Кэтти сохраняла за собой для отвода глаз. Хотя МакГонагалл и узнала все, но все нормально… они с Кэтти долго говорили, уж не знаю  о чем. И Минерва приняла наше решение…
Так вот, я проснулся ночью и собрался работать. Кэтти, повернувшись на другой бок, снова сладко засопела… она вообще могла спать в любых условиях – при свете свечи, при моей ходьбе туда-сюда… укутается в одеяло так, что видна только голова с копной каштановых волос… и сладко спит. Улыбается во сне…я мог часами просто смотреть на спящую Кэтрин, но сегодня решил что можно и поработать…
Утро встретило меня за делом. Вообще был конец января и через где-то три недели планировалось второе испытание Гарри, Кэтти пытается с ним за компанию разгадать тайну крика, слышащегося из яйца… поэтому скорее всего не застав меня уйдет к нему…
9 января мне исполнилось 36 лет… нельзя сказать что я не рад, но это лишь напомнило о разнице в возрасте с Кэтти…Хотя ей самой было решительно плевать. И она взрослела, это было не так ужасно уже…
Подарка было целых три, не один, как всегда раньше… от Кэтти, Дамблдора и Тома. И вечер прошел лучше невозможно и мечтать… Реддлы устроили маленький ужин для троих у них дома. И именно там, на террасе, ужиная, я осознал, что хочу считать себя частью, членом этой семьи. Эти люди дарили мне то чувство спокойствия только с ними. Сильнейший мужчина Том, после всего им пережитого и понятого…Не сломался и еще поддерживает других.
Следующая дата – День Всех Влюбленных… теперь это и мой праздник. И отмечать его я буду второй раз в жизни…первый был год назад, после того, как в мою жизнь ворвался вихрь по имени Кэтрин. Ураган, разрушивший привычный жизненный уклад и подаривший мне счастье…
Амортенция - заказ… Оборотное Зелье… Антиликантропное для Римуса… все это варилось одновременно, я кидал все ингредиенты как положено…
Раздались шаги…заглянула Кэтрин с чашкой, которую поставила на стол.
- Что это? – я оторвался от нарезания корней дьявольских силков и сделал полглотка. Вкусно…
- Я сделала тебе чай! – шла суббота, 30 января…она могла бы и поспать, всего лишь 9 утра!
- Спасибо… зайка, ты иди, одевайся хорошенько и приходи прямо сюда! – она убежала. Через полчаса пришла полностью одетая и готовая работать…
- Доброе утро! Как спалось? Почему так рано тут?
- Потому что рано встал, в 6 утра…ты выспалась? – она сладко потянулась, улыбаясь мне.
- Да…а это чай?- она взяла чашку в руки  - как пахнет… - с наслаждением прошептала Кэтрин… я напрягся – она же сама и принесла! А Кэтти, прежде чем я мог бы заговорить, сделала глоток…и выпила все оставшееся залпом. В
Этот момент к нам постучали и когда я открыл дверь, увидел сжавшуюся и напуганную гриффидорку….
- Я хотела Вам отдать сочинение по последней работе…можно? – Господи, Грейнджер, раннее утро выходного дня…что тебе не спится???
- Можно. Вы так боитесь своей работы, мисс Грейнджер?
- Нет…я…я…я просто встретилась с Каркаровым… - ясно, испугалась Игоря… я забрал ее свиток и хотел уже отправить восвояси, когда за спиной услышал:
- Гермиона, Северус, я вас люблю… очень… дай обниму! – Кэтти обняла ошалевшую Грейнджер. Я, гонимый самым страшным чувством, принюхался, ожидая запахи шалфея, мяты и… неважно… но этого ничего не было. Не Амортенция… Филеа Филео… любовь на всех, кого увидит, распространяться будет суток трое… противоядие, даже сейчас начав, закончу только вечером…
- Я тебя тоже люблю, но не души меня! – пропищала Гермиона, когда дышать стало легче…
- Я не душу, я же ЛЮБЯ!!! Северус!!!- жертва изменилась, теперь душили меня.
Освободившись, отправил Грейнджер восвояси и принялся за противоядие…
Кэтрин вещала «я тебя люблю…»…потом я как-то упустил момент, когда он вышла в коридор…меня привлек ее отчаянный визг…я ринулся туда и увидел Кэтти вжавшейся в стену… точнее, ее туда буквально вдавил Кристиан Смарт, расстегнувший ее мантию и запустивший руку под кофту не совсем вменяемой Кэтти…
- Ему значит можно, а мне нет??? А ты сравни что значит молодой…ты ж только с ним старым может быть…
- Не надо…я не хочу…я тебя люблю но не хочу… - секунду спустя гриффиндорец отлетел к стене, я убрал палочку в карман и обнял плакавшую Кэтти…
- Минус семьдесят баллов Гриффиндор и завтра собирайте вещи, Смарт.
- Северус…
- Идем…и сиди не суйся никуда…я приготовлю антидот…вот… - я быстро увел ее подальше от опасности.
-Я всех люблю, весь мир… - с блаженной улыбкой заметила Кэтрин.
- Я в курсе… - уложив ее на кушетку, я готовил противоядие… но к несчастью, я не успел его приготовить, когда зашел самый ненавистный Кэтти человек после Грюма…
- Добрый вечер, Сев! – начал Люциус, подходя ко мне – я на минутку, про Драко спросить…
- Люциус! – только не это!!! – я тебя люблю!!!
- ЧТО?! – ради его выражения глаз стоило… они вытаращились так, словно Кэтти это САМ Господь, сошедший с неба. В ужасе и непередаваемом шоке…
- Она выпила одно зелье, не обращай внимания… - куда там! Он уже с хищной улыбкой искал глазами ее вырез под мантией… хотелось треснуть его котлом по голове…
- Любимыыый…- томно выдохнула Кэтрин, раскрывая для него объятья. Люциус обрадовался, посмотрел на меня, подмигнул и шагнул к Кэтти. Я выбирал предмет потяжелее,  что треснуть сразу наверняка…именно физически, без магии. Но едва он приблизился, как ойкнул, согнувшись вдвое… Кэтти злобно смотрела на него.
- Еще раз будешь лезть к молодым девушкам – оторву то место, куда ударила…и меня оправдают!!! Пошел отсюда вон!
Он не желал слушать дважды…его уже и не было…только тихие выдохи за стеной говорили, что он еще в замке… Кэтти уже разумнее смотрела на меня… но еще под зельем…
А вот теперь я уже задумался над тем, откуда оно взялось…зельеваров знакомых не столь много…не Бутти ли? Тогда дело пахнет международным скандалом!..

А тот, кто притворился Кэтти, ломал руки…принес-то он чай с любовным зельем так….а его выпила девчонка, у которой не узнаешь ингредиенты…
- Опять не прокатит… блин…какого черта она сунулась???
- Успокойся… я если что выясню сама…да и можно всегда ее найти по браслету валькирии! Но ты «гений»…чай он сделал!!!
- Спасибо… - без тени иронии, устало, он рухнул на кровать и мгновенно уснул…

Часть 2. Кэтрин. Все больше тайн…
Что  это было – не знаю… Я уже так привыкла, что у Сева всегда есть какое-нибудь вкусное зелье, которое можно пить, что нисколько не сомневалась, когда попробовала стоявшую на столе жидкость приятного светло-коричневого теплого оттенка… пахло это жасмином…
Это был чай, но когда я его выпила, то меня окутало словно дурманом. Не опьянение, нет, я все соображала. Но внутри родилась безграничная любовь ко всему земному шару…
Я смутно понимала, что всех уж точно не люблю…когда ко мне полез Смарт – «я люблю тебя» у меня вырывалось само собой при виде каждого, а он и зажал меня на радостях в коридоре. Явно не шутки шутить…и я отчего-то не могла ему сопротивляться, но на мое счастье вовремя появился Северус…
Ночью уже, почти в полночь, он дал мне противоядие или как там это называлось. Меня отпустило… именно отпустило, потому что иначе то, как исчезло это одурманивание, назвать нельзя. Северус рассеянно вертел в руках перо, ожидая эффекта…
- Я тебя люблю! – улыбнулась я, обнимая его – А Малфоя  ненавижу… и Смарта тоже!
- Значит, эффект Филеа Филео тебя покинул, - усмехнулся Северус, прижав меня к себе – как думаешь, кто его мог подсунуть? – он рассказал как оно появилось.
- Может Бутти? Ну или кого-то попросила об этом… как считаешь?
- Возможно. Но доказательств у нас нет…так что…
- Просто нам с тобой нужно быть осторожнее и не пить напитки сомнительного происхождения. Кстати, о напитках… ты говорил, она хотела рецепт моего лекарства?
- Думаешь ради него? – он смотрел мне в глаза. Черные агаты его глаз тепло блестели в свете свечи. Как же он меняется наедине со мной!!! Настоящий он самый лучший…и я с ним уверена в завтрашнем дне – что тот для нас наступит. Как за каменной стеной... хотя он и двойной шпион...
- Ты бы в таком состоянии был, что все бы сказал…я вот чувствовала, как Смарт под моей кофтой руками шарит, а сделать ему ничего не могу…
- А Смарту мне вообще хочется уши оборвать… он покушался на то, что мое…  - легкий поцелуй в висок - но я преподаватель, если буду его бить, это скандал… и магией тоже. Поэтому я буду просить его отчислить…
- Не надо… я с ним сама поговорю, уже адекватная! Ты завтра свободен?
- Нет… работа… а ты? - я улыбнулась, пряча лицо на его груди.
- А я буду писать сочинение. Нам кто-то задал три свитка про Вилберрит ягоды и цветы… и как их собирать и готовить… не помнишь кто? – это было задание по Зельям. Поэтому я и спросила – немножко правда насмешливо, немножно иронично, но ласково…
- Нет…кто бы это мог быть? Не иначе профессор Вектор! – «издевался» любимый. Я треснула ему подзатыльник, легонько, шутя... И мои руки перехватили сильные ладони.
- Осторожнее, девочка моя… Я могу обидеться или даже разозлиться… и съем тебя! – прикусил мне кончик носа и тут же нежно поцеловал, я рассмеялась, чувствуя счастье… но в голове засел вопрос на тему – откуда взялось зелье…
Прошла неделя… Гарри прилетел ко мне утром до завтрака – искал меня по подземелью… и с воплем «Я понял!!!» выловил из группы идущих на завтрак слизеринцев. Северус в ту ночь дежурил и теперь никак не хотел вставать… а я пошла завтракать, кормить его и на учебу… хотя он сказал, что он сам себя накормит. Но я считала себя почти его женой  и конечно меня заботило его состояние…
- Что ты понял? – поинтересовалась я. Гарри затараторил что-то про ванну для старост – тыщу лет кстати там не была, купаясь дома… зачем мне куда-то ходить, у нас с Северусом неплохая, удобная ванная…плавать нельзя правда, но это не страшно!
- Так вот… они там поют, что заберут самое дорогое и у меня будет час чтобы это достать… - закончил он.
- Это ты сам додумался с ним нырнуть? – умный блин, даже я не сообразила…
- Седрик Диггори посоветовал, а уж откуда он решил, не знаю…мне вот интересно, а что они украдут? «Молнию»?
- Не знаю… ты лучше думай как под водой будешь так долго. Может поучимся воздушный пузырь делать? И еще там что-то в библиотеке поискать… Давай? – это и стало нашим занятием до вечера…
Но и в последующие две недели мы ничего не придумали…все известные мне способы с Гарри не работали…
14 февраля я провела с Северусом у него дома… романтический ужин, прогулка по саду под луной, белоснежное покрывало Земли, напоминавшее мне платье невесте, все навевало мысли о том, что у нас свадьбы может не быть еще долго, но все равно я чувствовала себя если не женой, то невестой точно…
А в конце февраля прошел второй этап Турнира Гарри… Мне предложили принять участие  - меня должен был вытащить Гарри из воды в рамках испытания. Но я отказалась, предпочитая быть в сознании, когда ему грозит опасность… поэтому усыпили Рона, Гермиону, Габриэль ДеЛакур и Чжоу Чанг… любимые, друзья и сестренка…конечно для чемпионов это будет стимул!
Первым вынырнул Крам с Гермионой. Они встречались, хотя Герми все еще любила Гарри и встречались это сильно сказано…общались…
Седрик и Чжоу… Флер…одна… а Гарри все не было, не было, не было… Северус пытался меня упокоить…а меня трясло. Он только утром получил откуда-то жабросли…я ему их предлагала – взять у Северуса – но он отказался. И теперь его нет и нет…а вдруг он там тонет???
Гарри выплыл не одним…с Габриэль и Роном…
Я бросилась к нему, растирала полотенцем, укутывала… и ругала за издевательство надо мной.
- Гарри, их бы никто не топил! Они были заколдованы! А ты вот меня чуть в гроб не свел!!! Как так можно??!!!
- Гарри, она права, мы все так напугались! – возникла рядом Гермиона – ты что ж творил-то?
- Я для вас же всех там и старался! – буркнул он ей. Гермиона обняла его, заговорила о чем-то еще… подбежала благодарить Флер, подошел Рон…
Я отошла к Дамблдору, Северусу и МакГонагалл, заговорила, оглянувшись на Крама и Каркарова, про утром присланные мне результаты опытов Щербака и Влада. Это реакция на темную магию – кровь из шрама – или на используемое во зло зелье… а Грюм единственный, при ком это происходит.
Поэтому и хотелось уточнить, почему такое вообще бывает со мной…
Решено было к нему присмотреться, хотя Дамблдор и знает его давным-давно, но на всякий случай… хотя может на его «Империо» так реагирует, а может и нет…
Итак, учебных месяца оставалось всего три и экзамены…и все…
Мне вдруг стало страшно осознавать, что окончив школу, я отсюда уеду и буду жить отдельно от Северуса. Раньше мы как-то не задумывались об этом…А теперь я задумалась… но подумала, что все равно буду жить дома, трансгрессируя в университет, если поступлю…и иногда, пусть не каждый вечер, смогу быть с ним рядом… именно такие планы мы и строили, наслаждаясь каждым совместно прожитым мигом.
Папа конечно не остался в восторге от моего переезда к Северусу, но и не запрещал… только просил не заводить пока ему внуков…
Итак, в феврале у нас возникли две тайны – зачем и как Бутти подкинула нам зелье и что именно такого темного в Аласторе Грюме… и каждая их них требовала изучения. Причему решить вторую загадку оказалось проще…
Но тогда я их еще только изучала… и ответа не было…

0

7

Глава 27. Продолжение истории.
Часть 1. Кэтрин. Новый ловец и новая Метка.
В начале марта меня принялся активно доставать Драко Малфой. Нет, он не делал ничего предосудительного, он вел себя на удивление мирно. Но меня он просто мучил…
Началось все это с одного завтрака,  когда я как всегда села с четвертым курсом – после бойкота прошлого года я отказалась дружески общаться с одногруппниками. И, помня, что Драко и его курс тогда приняли меня, я теперь была благосклоннее к ним. Драко обычно сидел немного в стороне от меня – нас разделяли Крэбб и Пенси Паркинсон – но в то утро сел рядом со мной. Подали завтрак, я намазывала на тост джем, когда Драко тихонько обратился ко мне:
- Кэтти, а можно я на следующий год буду ловцом? Ты же уходишь из школы, все… ты же капитан, да?
- Нет, я отказалась от капитана…и по-моему у нас его нет, мы же не играем…
- А как тогда можно решить этот вопрос? Ну, с тем, что я стану ловцом…– наивный…думает я его бегом возьму только потому, что он крутой и Малфой? А я Реддл, дочка замминистра, я тоже крутая…и меня взяли на основании смотра команды, декана и директора…правда на первом курсе, как запасного ловца. Но сначала смотрели мою игру.
- На основании вердикта всей команды после смотра… или на общих условиях, если есть еще желающие. Я могу объявить конкурс, на правах старосты. Ну или декана попросим…
- Может посмотришь мою игру? Я хорошо летаю…
- Не сомневаюсь, Драко, но на общих основаниях приму, а так нет…
- Ну хотя бы просто глянь…ну немножко!
- Драко, ты понимаешь человеческий язык? Нет! – завтрак закончился и я ушла на пары. После второй Малфой поймал меня в коридоре, задавая все тот же вопрос.
В обед он снова сел рядом  и донимал вопросом  - не посмотрю ли я как он играет? Я снова отказала. Но вечером в гостиной – я делала уроки там, для отвода глаз, - он продолжил.
- А у меня Нимбус 2001, папа сказал, если стану ловцом, он мне купит Молнию. И я с 7 лет летаю… я даже ловить пытался и вроде получалось… ну посмотри мою игру!
- Я тебя удушу и на могиле напишу – мечта о счастье быть ловцом не сбылась! Ты меня достал, Малфой. Еще слово и точно нет! – Драко обиженно замолчал, а я вечером разговаривала с Северусом, на тему того, можно ли, минуя заявление, сделать Малфоя ловцом. У нас был запасной, но его игра была ужасна, сам он ни разу не принимал участие…
- Заявление нужно в любом случае, его должны подписать я и Дамблдор. Без этого никуда… но ты должна быть твердо уверена, что он поймает снитч, и не свалится с метлы. Иными словами, заявление ты пишешь после смотра его качества игры. Желательно всей командой смотреть, и мне… Но ты уверена, что никого лучше нет?
- Сев, я напишу объявление о приеме ловца в команду, посмотрю всех желающих и решу… он хорошо играет, я видела его игру в Малфой-Мэноре, но я не хочу его брать, потому что это Малфой… Хотя он такой покладистый ходит, что просто поразительно!
- Отлично… тогда пиши, объявляй и ждем с недельку-две и проводим смотр. Кто-то еще нужен в команду?
- Нет, у нас вратарь и охотник вместо Памелы будут из запасного состава, а потом капитан возьмет запасных игроков, кто там на следующий год будет капитаном… просто Джейкинс ловит так, что… это ужасно! Он брат Памелы по матери, неполнокровный, вот она его и держала…
- Хорошо, тогда берем только ловца и все… - улыбнулся любимый. Я объявила о наборе, список уже через неделю составлял 15 человек…это без первого и седьмого курсов, 15 из 50… чуть меньше трети! А Малфой ежедневно пытал меня, когда смотр…
И вот я решила с этими детьми провести смотр. Назначила дату, время - вечером, Северус получил у директора разрешение на тренировку на квиддичном поле. И вот я с метлой стояла и ждала желающих… я не летала больше полугода и сама боялась потерять форму.
Ну вот и посмотрим…
Драко появился на выборе ловца первым из участников, почти за ним подошел Северус и ребята из основной команды. Подтянулись остальные кандидаты и я начала смотр…
Второй и третий курс отпали сразу. Не таким я видела ловца, который заменит меня… на пятом курсе была одна девочка, неплохо играла… я просмотрела 11 человек, Драко в них еще не входил. И 10 сразу отпали. По веским причинам. Потом оставшиеся четверо… трое снова не подошли. Это было не то… Последним был Малфой… он наверно специально смотрел на соперников, чтобы переплюнуть их.
Едва Малфой оторвался от земли, я поняла, что это именно то, что мне нужно… он не просто играл, он весь ушел в то, что делал. Концентрация, скорость, внимание… Джеймс когда-то говорил мне, что ловец должен «думать как снитч»… то есть стараться понять логику этого мячика. Мне удавалось… И видимо удавалось Драко. Он поймал золотой шарик трижды, прежде чем я дала знак, что хватит…
Как бы я ни ненавидела его, ровно как и его отца, играл он прекрасно. Без остатка отдавался своему занятию…Такое бывает редко, очень редко. Поэтому мое решение было уже готово. Участники ждали, я подошла к команде.
- Ну что ты думаешь? – спросили меня. Я посмотрела на кандидатов… Не хотела, но он идеален и с этим не поспоришь.
- Драко Малфой.
- Ты уверена? – я подняла на Северуса глаза. Он внимательно, серьезно, но ласково смотрел на меня.
- Абсолютно. Он идеален!
- Отлично… тогда пиши заявку, оформим… - вечером того же дня, уже довольно поздно, Драко Малфой официально стал ловцом нашей команды. И начал пытать меня просьбами о дополнительных тренировках с ним… Сначала я отказывалась, но после раздумий я решила, что это неплохая идея для моей же формы. И два раза в неделю – по понедельникам и субботам – я по несколько часов я уделяла тренировкам с Драко Малфоем…

Так и летело время, неторопливо, но неукоснительно приближая нас к войне…
В конце марта я начала понимать, что по моему мнению не так в Грюме. Вот как это произошло. Я шла из библиотеки с толстым фолиантом , когда ко мне подошел Кристиан Смарт. Когда-то мы были лучшими друзьями… а теперь нас можно было назвать врагами. После моего дневника, того, что он запретил мне общаться с Мери, его попытки ко мне лезть я уже никогда не смогла бы его простить…А он, как оказалось, в этом и не нуждался…
- Реддл, помочь? – он улыбнулся, но гаденько, как всегда…
- Нет, спасибо, я справлюсь сама… - я сжала книгу крепче. Смарт подошел ближе.
- Я хотел извиниться перед тобой за все… мир? Я понимаю, что не друзья, но хотя бы нейтрально, давай?
- Странно поешь, Смарт. Что-то наклевывается… Что задумал?
- Это от всей души, а ты не веришь… - я задумалась. И решила попробовать…
Я протянула к нему левую руку… И тут же оказалась стоящей около него… Смарт рывком притянул меня к себе и полез целовать в щечку…за что получил…
Но когда я его отгоняла, задрался его левый рукав… на коже ярко выделялась метка…Черная Метка. В памяти всплыло предупреждение Тезла-Экалы. Он Пожиратель Смерти…
Я ушла молча, не нарываясь… он для меня с того момента умер…
- Кэтти, что случилось? – обнял меня Северус, когда я пришла домой. Он чутко замечал мое настроение, я не могла его обмануть еще ни разу…
- Смарт оказался Пожирателем… а я с ним дружила, считала лучшим другом… - я рассказала как увидела метку.
Для нас с Северусом его метка стала началом отношений, с нее тогда все  и началось. Но вот тут все обстояло иначе. Все кончилось…
- Кэтти, рука болит? – внезепно прервал меня любимый. Я посмотрела на правую руку…из шрама шла кровь. Причем шла быстро и сильно, но без боли…
Именно так и раскрывалось это явление, я помотала головой и подняла руку повыше. По мантии стекала кровь, уже накапавшая, и на полу виднелась капелька.
Северус остановил кровь уже привычными нам способами… я задумалась почему, Грюма рядом не было…
- Сев, может это реакция все же на метку? Или комплексная…на злой умысел, например.
- Если бы на Метку, кровь бы шла и при мне… это что-то иное…я могу согласиться со злым умыслом…
- Знаешь, я все думаю – я прижалась к нему – ты же любил Лили, да? И потом разлюбил или…?
- Любил. Но сейчас люблю только тебя одну… и никто кроме тебя мне не нужен! Потому что это взаимно…
- Покажи мне ее… вообще вашу дружбу…
- Зачем тебе это? – он внимательно смотрел на меня. Я улыбнулась.
- Хочу сравнить ее со мной и мамой… и хочу знать их лучше. Я в детстве обожала Джеймса и с ним проводила гораздо больше времени. Как-нибудь покажу, как он меня учил летать… драться, плавать…в общем, развивал физически умственно. Вот я хочу сравнить маму и себя с Лили…
- И как? – он улыбнулся мне в ответ – внешне не получится,  вы очень разные…
- Тогда внутренний мир…
- Покажу… но только кое-что. Для меня это прошлое, которое хуже настоящего… и ты мне дорога как никто другой, любимая… не хочу тебя заставлять ревновать.
- Я не буду… обещаю... – я ответила на его поцелуй, успокоившись. Скорее всего Грюм задумал что-то плохое и использует магию…А Смарт? Если он получил задание, то все понятно с темным умыслом…
Я и не подозревала тогда, как близка была к истине…ошибалась, но тем не менее совсем немного…а в целом была права.
Часть 2. Северус. Возвращение Беллатрисы.
Растаял снег, потекли ручьи, а вскоре и они начали высыхать… Обычный ход времени, как и сотни тысяч лет до и после нас. Пролетел март, за ним апрель… каждый день неумолимо приближал нас к куда более разнообразной жизни, чем та, что мы вели. Каждый день приближал нас к возвращению Лестрейндж и соответственно войне.
Боялся ли я? Нет. За годы двойного шпионажа я разучился бояться смерти. Азкабан меня конечно пугал, но даже заключение там можно пережить, думаю… а поцелуй дементора… не все ли равно поцелованному, целовали его или нет?
Единственное, что смущало меня, так это то, что я не хотел уходить из жизни. Не хотел из-за Кэтти…потому что не знал, как она сможет без меня.
Я показал ей несколько отрывков, где характер Лили проявился сильнее всего… это было еще в конце марта. Она и впрямь не проявляла ревности, что меня даже радовало.
И вот оставалось примерно недели 3 до ее экзаменов, потом она окончит школу и все… мы не будем прятаться по углам и таиться от всех! Знать бы мне тогда, как ужасно я ошибаюсь!!!
Это был день последнего испытания Гарри. Точнее, канун последнего испытания, на котором должно было для Кэтти стать на одну неприятность меньше. А стало наоборот больше и не на одну…
Кэтти еще занималась уроками в общей гостиной, когда я зашел к нам в комнату. На стуле у  письменного стола сидела молодая женщина  в длинном черном платье. И читала книгу Фиоганна…  По длинным черным волосам и глазам я сначала подумал, что это Бутти. Но потом сообразил, что это скорее должна быть Тезла-Экала.
- Очень интересная книга, Северус… любопытные суждения, не правда ли? Для 15 века шедевр! – раздался холодный высокий голос. Она поднялась с места и подошла ко мне.- Вообще я ждала Кэтрин, но значит скажу  тебе…
- Скажете что? И как Вы здесь оказались, закрыто ведь?!
- Для меня нет запретных мест, - улыбнулась она как улыбаются монахи. Печально и ласково… но абсолютно безжизненно… - а насчет того что я хочу сказать – передай Кэтрин, что он не тот, кем кажется… это другой человек. Она поймет о ком речь. И скажи, что ей поможет Карта Мародеров. Тот, кого она видела и насторожилась, только другой. Не старый, он моложе…он притворился им, но каждый час должен заново притворяться, его потому легко будет отличить… - притворился с помощью зелья и теперь поддерживает. А если поддерживает, значит каждый час что-то глотает… а с фляжкой у нас Грюм ходит и некоторые студенты. Это единственное было, что я смог надумать сам.
- Ничего не понимаю… но передам дословно… - вздохнул я.

- Вот и славно, потому что ей эту информацию важно получить… она сама все додумается и потом расскажет вам. Итак, мне пора. – Она исчезла… я все еще пребывал в состоянии легкого шока и задумчивости, когда пришла Кэтти, которой я и передал слова Тезла-Экалы. Она в отличии от меня поняла явно куда больше, так как посерьезнела, села с дневником на коленях у кровати и оставшийся вечер проводила какие-то расчеты возраста. И уже перед сном взглянула на меня взглядом из разряда «я все знаю».
- Сев, я вечером завтра, после испытания, кое-что важное расскажу тебе и Дамблдору. Очень важное… я только убежусь, что права, и все. Я знаю, почему при Грюме из шрама идет кровь…Кстати, мне Влад написал, что нашли способ раз и навсегда излечить, летом сделают… все, давай спать… - она легла, погасив свет. А я не спал до утра, чувствуя, как в душе поднимается необъяснимая тревога.
Наутро Кэтти убежала к Гарри давать последние наставления, а я ушел доготавливать испытание – лабиринт. Мы с Минервой, Синистрой и еще несколькими профессорами проверили, все ли готово. И вот испытание началось... Сначала все было тихо, красных искр не было, значит с ребятами все было в порядке… когда вылетел первый сноп красных искр, Кэтти насторожилась, но все еще была спокойна. Из лабиринта вывели Флер Делакур… еще через какое-то время невменяемого Крама. Оставались лишь Гарри и Седрик. Тишина… ожидание… внезапно Кэтти вскрикнула, сжав руку, на которой был браслет валькирии… одновременно с этим я понял, что метку начинает жечь…
- Горит… - прошептала Кэтрин – не больно но очень тепло… Гарри в опасности, смертельной опасности…почему искр нет?
- Может он… - я не мог озвучить самое худшее – что он не в состоянии их послать. Меня от этого избавил яркий сноп, вылетевший из лабиринта. Кэтти кинулась вниз, у входа вступила в перепалку с Фаджем и другими наблюдателями. А из лабиринта вывели – Минерва и Флитвик – Седрика Диггори. Бледный, его трясло, грязный… со слегка обезумевшим взлядом.
- Гарри…Кубок-портал… он там на кладбище, какой-то котел… и сверток с…я не знаю, но это ужасно!!!
- Почему ты здесь, а Гарри там? – подняла брови Минерва.
- Он сказал уходить, он их отвлек – крикнул какое-то заклятие…Кубок был недалеко, я сказал «Акцио», когда пересился, оно закричало «Авада Кедавра», но не успело…
- Оно? – не понял Фадж.
- Я не знаю что это за существо…оно такое страшное…Гарри убьют…наверное…
- Не убьют… - я оглянулся, ища глазами Кэтрин. Но ее не было. И кубка в лабиринте тоже, как мы ни искали, не оказалось.
Потянулись часы ожидания. Мы не знали где они, с кем они… вместе ли… Испытание закончили победой Седрика – Кубок он взял как бы первым. Некоторые разошлись, кто-то остался ждать… гнетущая атмосфера висела над квиддичным полем.
Я заметил, что мой факультет остался весь, кроме курса Кэтрин. Они не ждали Поттера, но они ждали свою любимицу и старосту. Ученики очень любили ее всегда… и сейчас, я видел, губы Драко двигались, словно шепча молитвы… а моя Метка горела все сильнее, сильнее и сильнее. Внезапно боль стала такой сильной, что сомнений не осталось. Лестрейндж вернулась…
- Северус, держи себя в руках – тихий голос Дамблдора вернул меня в реальность. – Что с ней? Ты схватился за запястье, на тебя оглядываются… болит?
- Не то слово, профессор. Она вернулась… и теперь вызывает нас.
- Ты знаешь где они?
- Кладбище в каком-то городишке… больше ничего не могу сказать. Вижу могильные плиты, могу трансгрессировать, но не знаю, что это и где… - одна из черт Метки – мы никогда не знаем, куда нас приведет трансгрессия к Лестрейндж.
- Оставайся здесь. Так будет лучше… - я кивнул. Он всегда решает за меня. Но он сейчас прав… если я уйду, я могу выдать себя и тогда… страшно подумать, что будет со мной, Кэтрин и Гарри… но ждать было невыносимо, казалось, прошла вечность…
- Северус, все будет хорошо, она вернется… - мягко положила мне руку на плечо МакГонагалл – не впадай в траур заранее…
- Я боюсь не этого…есть вещи еще хуже… - например, то, что Лестрейндж вернулась…
Наконец раздался хлопок, из лабиринта вылетели красные искры… мы бросились внутрь, а навстречу нам плелся окровавленный, грязный, измученный Гарри в изодранной мантии… Но вид Кэтрин был даже хуже - ни кровинки в лице, грязная, оборванная, все лицо покрыто синяками от сжимавших пальцев… но что  еще хуже – ее трясло, мелкой дрожью, в глазах стояли слезы…
- Лестрейндж…она вернулась…они все там…их много…Малфой-старший тоже… они пытали Кэтти, чтобы заставить меня драться… - Гарри виновато смотрел на нас – Седрик цел?
- Цел, - кивнул директор. Фадж смотрел на них как на полоумных, фыркнул и ушел. Сволочь! Вернулась злобная колдунья, а мы «не верим»!
- Кто это сделал? – послышался за спиной голос Тома. Он прижал к себе дрожавшую Кэтти.
- Малфой. Три Круциатуса…он хотел больше, она не дала… Белла не дала…
- Лестрейндж?
- Да. Кэтти позволила нам сбежать…если бы не она… меня бы там точно убили. Ей можно как-то помочь?
- У нее болевой шок, Гарри, он пройдет сам… - мы отвлеклись на Кэтрин, начиная ее упокаивать, а Гарри увел Грюм. Неожиданно осмысленный взгляд Кэтти и ее слова:
- Грюма в замке нет… это Барти Крауч-младший… это точно так, профессор Дамблдор… - разумеется, так оно и было. Под сывороткой Правды он все рассказал… что весь год направлял Гарри к победе, чтобы отдать Лестрейнд в лапы. И что не жалеет о содеянном. Еще через полчаса его поцеловал дементор по приказу Фаджа. Но в Лестрйндж тот так и не поверил…
- Северус, ты должен кое-что сделать… ты готов? – я знал о чем речь. Дамблдор просил меня пойти к Беллатрисе. Я был готов, но не знал, как смогу улыбаться этим людям, пытавшим мою любимую…
Но смог же после смерти Лили. Смогу и теперь…
- Да. Я готов.
- Удачи! Главное чтобы она поверила,  – я кивнул, собираясь уходить. Кэтти, уже пришедшая в себя, прижалась ко мне.
- Береги себя, любимый…я буду за тебя молиться! – никогда раньше я не уходил вот так… меня никто не ждал, так, как будет ждать она…я чувствовал, что обязательно вернусь к ней. Что все это время она будет рядом.
- Я вернусь. Обещаю! – я нежно поцеловал ее и шагнул за порог. Еще несколько минут и ворота школы. Я трансгрессировал в поместье Малфоя.
- А я уже боялась, что ты не придешь, Северус… - встретил меня холодный женский голос. От окна на меня смотрела Беллатриса Лестрейндж.
- Я просто не мог раньше, не хотел терять доверие старика Дамблдора, моя Госпожа… - внутри мне хотелось ее убить на месте. А внешне я снова играл роль… вернейшего слуги  и раба… как уже 13 лет своей жизни… снова. Но теперь это стало еще труднее.
Часть 3. Кэтрин. Возрождение  Темной Леди.
Кубок и впрямь оказался порталом. Куда меня перенесло, я не имела ни малейшего представления. Хотелось только найти Гарри, забрать его и вернуться домой… но это оказалось не так уж легко.
Я упала на землю, рядом с какой-то маленькой холодной каменной стеночкой. Оперлась на нее рукой, встала, и тут же отдернула руку. Это оказалась могильная плита. С выбитым на ней именем, фамилией…сроками жизни… я огляделась и нашла глазами Гарри, привязанного к такой же плите. Рядом с ним стоял котел, в который что-то капнул Петтигрю. Отлично…с Питером я могла бы справиться. Поэтому подошла ближе, доставая палочку… но, что называется, «слона-то я и не приметил»…
Рядом с котлом лежал какой-то сверток. И внезапно он развернулся, открыв мне самое противное существо, какое только можно себе представить…сморщенный, скукоженный, искаженный уродством то ли младенец, то ли какой-то эмбрион… я не успела ничего понять, когда раздалось высокое:
- Ступефай! – я замерла под заклятьем, Хвост благополучно достал откуда-то нож… в его глазах читался ужас. И вдруг…короткий взмах ножом, вопль, и что-то брошено в котел, куда до того бережно был опущен сверток с ужасным существом…Хвост упал на землю, катаясь по ней и зажав левой рукой правое запястье…с… о боги! Отрубленная кисть! Меня замутило. Гарри в ужасе смотрел то на меня, то на Хвоста, то на котел…
Внезапно с меня спало заклятье и я смогла подбежать к Гарри, начатла развязывать веревки, но узлов было слишком много и даже магически это было долго…
Остался один узел, когда за моей спиной, где все еще выл и кричал Петтигрю, раздался высокий женский голос. Голос моих ночных кошмаров, и не только моих, но и Гарри.
- Ну и куда мы собираемся? – насмешливо поинтересовалась Беллатриса Лестрейндж. – Не рано ли? Дурной тон так убегать из гостей…
- Мы собираемся уходить откуда пришли… - я развязала веревки Гарри, но они тут же опутали его вновь.
- А я не пущу… Экспеллиармус! – она сжала в руке наши с Гарри палочки, ухмыляясь уже во весь рот. Она ничуть не изменилась… черные кудрявые волосы, немного визгливый смех, змеиные глаза…как в ту страшную ночь…
- А мы все равно уйдем, - защитив нас от оглушающих чар, я развязала веревки Гарри, это было теперь даже проще, всего секунду заняло… я послала оглушающее, но промахнулась.
- Хвост, хватит визжать, ты давишь мне на нервы… - снова обездвижила меня Белла, невербально, и обратилась к Петтигрю - тот мигом вскочил на ноги, из отруба руки лилась кровь…я набиралась сил, чтобы спасти себя и Гарри… - дай руку! – он протянул жуткую кровавую…противно! – не эту…другую… - она выжгла на его левой руке  метку. И надавила на нее пальцем. Хвост завизжал, от чего ее лицо исказило отвращение.
- Итак, мы ждем других гостей. А пока давайте поговорим…. – начала она. – Ты не пытайся колдовать, милая! Я знаю кто ты! – она подошла ко мне. Совсем не изменилась…закутанная в черную мантию, она казалась ужасной… Резкий рывок и маховик уже между ее пальцами. Тонкими и бледными.
- Такая маленькая вещица и столько силы… но ты не сможешь колдовать, деточка-валькирия…Хвост, дай руку! – она остановила кровь. Петтигрю тихо скулил, сжимаясь среди могил в комочек. Это было омерзительно…
Вокруг начали раздаваться хлопки, трансгрессировало не меньше 30 человек. А вот заметь я ее раньше и все было бы иначе…
- Госпожа, моя Госпожа… - люди в черных плащах и масках кланялись и отходили, образуя круг… На губах Лестрейндж играла довольная улыбка. Она сняла с меня заклятье, я прикусила губу. Я все равно смогу найти выход…
- Здесь не все… - с сожалением произнесла она. Я рядом с ней была в центре круга… - один меня предал, второй пострадал, многие в тюрьме… и еще одного я все же жду… но вы… почему вы здесь, когда мои вернейшие в Азкабане? Вы предали меня, верно, Люциус? – остановилась она у одной из фигур.
- Вовсе нет…я просто думал, что мой пост в Министерстве будет нам полезен, моя Госпожа…
Она обошла еще нескольких и повернулась к нам…
- Итак, Гарри Поттер, Мальчик-который-выжил… посмотрим, выживет ли он сейчас! – она подошла к Гарри, сжала его подбородок в руке и зло улыбалась.
- Я могу коснуться тебя…теперь могу…ты уязвим для меня отныне!
- Тогда закончи с этим быстрее. Я связан. Что тебе мешает? – Гарри бросил на меня взгляд – только дайте уйти сестре.
- Сестре? – Люциус подошел ко мне, сжимая мое лицо – подбородок – с неистовой силой. – Твоя сестре пока побудет здесь, да, крошка? – я заметила, что Беллатриса отдала маховик Хвосту, сделав ему протез для руки из серебра. Надо как-то отнять и я снова смогу колдовать и тогда мы уйдем…
- Беллатриса, почему ты решила что это именно Гарри? Может речь тогда шла о другом мальчике. Отпусти его, я гораздо опаснее для тебя!  - я сделала несколько шагов, собираясь отобрать у Хвоста мой маховик. Белла, уже наставившая на него палочку, опустила ее…
- Это он уже точно!!! Но я не хочу привязанного… мы будем сражаться честно! На дуэли!
- Не будем! – плюнул Гарри. – Ты не заставишь меня. Если хочешь убить – убивай как есть…
- Не заставлю? Ты уверен? – прямо-таки взвизгнула Белла. Малфой смотрел на меня и прошептал:
- Круцио… - я медленно пятилась к Питеру, но нас разделяло еще метра два… резкая боль пронзила все тело, до кончиков пальцев на ногах, хотелось кричать, чтобы стало хоть немного легче. Такое чувство, словно тебя выворачивают наизнанку раскаленными щипцами и ломают каждый сустав, а потом просто бьют с сломанные суставы…этой боли явно не было равных…хотя нет – валькирии, убитой, но не отдавшей дар, возможно, еще больнее… поэтому я лишь стиснула зубы, сдерживая крик. Когда меня отпустило, я видела недоумение, разочарование в позах всех Пожирателей. Белла единственная потирала руки.
- А ты крепкая девочка! Я таких редко вижу…обычно орут! – от меня этого не дождутся…
- Ну, Гарри? – я мысленно говорила ему не соглашаться. Пока маховика у меня нет, нельзя…
- Нет!!! – новое «Круцио» и снова адская боль…дольше и сильнее… но я снова удержалась от крика, хотя в глазах стояли слезы и меня трясло…хуже просто не может быть, не бывает больнее…меня будто топтало стадо слонов…
- Гарри, не мучай сестру. Ей очень больно!!! – «не смей, Гарри, откажись!»
- НЕТ! – и снова пытка…мне казалось она длится вечно… внезапно раздался крик Гарри:
- Я буду драться!
Меня отпустило. Гарри освободили, хотели начать дуэль. Мне недоставало сил подняться, а Малфой снова направил на меня палочку.
- Люциус, все! Хватит с нее трех раз, мне не надо доводить девчонку до состояния Лонгботтомов. Держи просто и все…
Он и держал, пока шла подготовка к дуэли, за талию, крепко, словно хотел выдавить из меня все органы… Хвост был в метре от меня. Всего в метре…
Гарри удалось отбить ее аваду заклинанием «экспелиармус»… и он бросился ко мне. Люциус отвлекся, получил ногой в причинное место (второй уже раз), я вырвалась и бросилась на Хвоста. Тот от неожиданности упал, а мне нужно было лишь взять маховик.
- Акцио Куб…!
- Кэтти! – Гарри сжал мою руку своей – Нам надо уходить…бежим… - это было вовремя. Мы бежали к Кубку, а в то место, где мы стояли, ударило несколько авад…
Наконец Кубок оказался почти рядом. В нас активно бросались смертоносными и пыточными заклятиями. Могильные памятники падали едва ли не на голову… а Беллатриса целилась все точнее. Уже в меня.
Очередное заклятье сбило Гарри с ног, а так как мы взялись за руки, я тоже упала… это нас и спасло. Над нами сантиметрах в тридцати пролетали лучи магии… но не ниже…
- Акцио Кубок! – шепнула я. Его поймал Гарри, стиснул в руке и мы перенеслись. Вслед нам еще полетел Круциатус, но не достал… я крикнула в последний момент «Баильядос»… судя по взвизгу, в кого-то попала…
Уже в лабиринте меня начало трясти… Гарри вел меня, а я хотела укутаться в плед, сесть у камина и сидеть… тело помнило жуткую боль, в глазах стояли слезы. За что нам все это???
Думать о хорошем… я и думала – о поцелуях Северуса, его нежных как шелк прикосновениях – вот как хорошо бывает моему телу… - о наших с ним вечерах. Ничего приятнее жизни с ним  словно и не было… а Северус в реальности успокаивал меня, обнимал, пока мы слушали Крауча-младшего…
А потом он ушел к Белле. Я осталась в кабинете директора, я не могла думать ни о чем, кроме его возвращения…прошло часа три, он показался в дверях…я обняла его за шею, прижалась щекой к небритой щеке и осталась так.
- Ну как, мальчик мой? – поинтересовался Дамблдор.
- Поверила. Я снова ее шпион и вернейший слуга… солнышко, милая, любимая, не плачь… - я не сдержала слез. Я боялась потерять его… и до безумия любила…
- Вдруг она тебя раскусит… - всхлипнула я.
- Не раскусит. Я крепкий орешек! – он зарылся носом в мои волосы, Дамблдор тактично отвернулся. А в двери раздался грохот… я подняла глаза, Северус обернулся… в двери стоял, взявшись за косяк, Малфой-младший… в его глазах было разочарование, рухнувшая надежда и боль… а мне хотелось вцепиться ему в лицо…почему? Потому что при нем я вспомнила «Круциатус» Люциуса…и мне снова стало плохо…
- Там…родители…Диггори. Кэтти, ты уже куда…лучше…выглядишь. Но это и понятно…- выдавил из себя он – я не скажу никому. Ради тебя… доучись…Совет да любовь! – он ушел. Я недоуменно смотрела ему вслед… он что, влюбился в меня? А иначе почему ему так больно было сейчас?? Но он же еще маленький! Или уже нет?
Часть 3. Северус. Она вернулась…
- А я уже боялась, что ты не придешь, Северус… - встретил меня холодный женский голос. От окна на меня смотрела Беллатриса Лестрейндж.
- Я просто не мог раньше, не хотел терять доверие старика Дамблдора, моя Госпожа… - внутри мне хотелось ее убить на месте. А внешне я снова играл роль… вернейшего слуги  и раба… как уже 13 лет своей жизни… снова. Но теперь это стало еще труднее.
- Я не сомневаюсь. Но тебя не было слишком уж долго, мне это не нравится! Я начинаю сомневаться, а сомнения это плохо… - очень плохо…такая и убить может быстро, от сомнений одних -  меня не было почти 8 лет, ты мог отвыкнуть меня слушаться… правда?
- Я предан Вам всецело, моя Госпожа, но моя прямая миссия – следить за Дамблдором, находясь вблизи от него. И я это делаю… а как я мог бы уйти без повода?
- Разумно…ты всегда разумен и логичен, Северус. Один из моих лучших соратников…  - ага, разбежался, лечу захватывать для тебя мир… - но прости, я должна проверить твою правдивость. Все уже прошли через это. Твой черед… - секунду спустя я вспомнил, что значит служить Белле. Круциатус и адская боль… плевать, меня ждут и я вернусь, Белла не сможет увидеть о чем я думаю…а я думал о своем детстве – плохие воспоминания помогали терпеть нынешнюю физическую  боль. Я знал, что меня ждет Кэтти. И что я должен вернуться к ней…Белла надеется, что я от боли признаюсь, что не служу ей? Проходили раз 10…не признаюсь я! Стиснув зубы, я  терпел «проверку»…она длилась не слишком и долго и вот меня отпустила боль…
Я давно уже не понимал, почему мы служили ей так преданно…а ведь очень многие за ее редкие похвалы готовы убить целые селения магглов, довести до безумия или убить нечистокровных волшебников. Хотя если так, ты чудом вырвался из этого количества, Северус-Полукровка…Беллатриса позволила мне отдышаться и заговорила вновь:
- Мне очень жаль, Северус, но так было нужно… не сильно больно? – она посмотрела мне в глаза, я с готовностью подсунул воспоминания о том, как тяжело мне было врать Дамблдору и ждать ее целых 8 лет. Белла расслабилась и довольно улыбнулась:
- Ты ждал меня…что ж, я знала это! Когда Барти говорил мне, что ты лжец и друг Дамблдора, я не поверила ему. Ты же не врешь мне, ты никогда мне не лгал… - ага. Я не лгу. Я умалчиваю, а это разные вещи.
- Я искренне рад, что я имею честь снова увидеть Вас, моя Госпожа. Не желаете ли услышать последние новости из школы? Причина моей задержки в том, что они – я покривился на слове «они», словно мне оно было неприятно. Я давно приучился играть мимикой своего лица и сохранять спокойствие… и терпеть пытки – они проводятся примерно раз в два-три месяца…правда за 8 лет я слегка отвык от этого, - поймали Барти. И его больше никогда не будет  с нами…
- Они убили его? – тихо спросила прищурившаяся Белла.
- Нет. Дела куда хуже… Фадж приказал его поцеловать… дементору… приказ исполнен.
- Что ж…он был верен мне до конца…теперь осталось трое верных слуг – Малфой, ты и Долохов… но Антонин еще в Азкабане… - при имени Малфоя мои руки непроизвольно сжали палочку слишком сильно. Этот урод пытал нашу Кэтти, он причинил ей боль, я же не могу даже ему отомстить за это… - Северус, все в порядке? – голос Беллы вернул меня в реальность. Не забывайся, Снейп, ты не в том месте и не с тем человеком сейчас!
- Да…я просто думал об Азкабане…нужно вырвать наших друзей оттуда. Им там не место… самое место там Фаджу! И всем этим его помощничкам… а Антонин и остальные лучше бы были с нами… - она удовлетворенно кивнула. Мысли я подсунул соответствующие…
- Они и будут. Теперь, когда я снова обрела свое тело, все изменится! В этот раз я так просто не исчезну. Расскажи мне о мальчишке, Северус…я хочу знать о нем все!
- Самоуверенный, напыщенный индюк, как и его покойный отец… не отличается умом, скорее ему просто везет. Я бы даже сказал, что мальчишка глуп… - мы обсуждали подобные речи с Альбусом. Потому что возможность возвращения Беллы оставалась всегда. И вот самые худшие наши опасения сбылись…
- Но однако он вновь сбежал от меня. Хотя ему помогла эта Реддл…новоиспеченная валькирия, такая же глупая, как  и ее мать… Роззи Реддл готова была жизнь отдать за сестренку… - голос Беллы был полон презрения -  эта дурочка такая же. – Кэтрин не дурочка, она очень умная девочка, и очень смелая…Но я должен молчать. Так будет лучше прежде всего для моей малышки. Она ждет меня, а если я открою рот, то не дождется… - представь только, Люциус трижды пытал ее, а она даже не пикнула. При всей своей глупости она отличается просто поразительным терпением…
- Да, действительно… три Круциатуса это сильно… видимо она пошла в покойную мать. Та ведь тоже не кричала, когда ее пытали, верно? – а Розалину пытал кстати тот же самый Люциус. Искал Лили… не нашел, ибо где они, знала только Розалина. А она до самого освобождения прибытием мужа молчала, терпела…настоящая стойкость!
- Верно. Мне даже жаль немного ее стало в третий раз. Люц собирался еще, но мне не нужна вторая Алиса Лонгботтом… и все же, Северус, расскажи мне про мальчишку…какой он? – я рассказал про «супервезение» Гарри и его «глупость» с редкими «озарениями»…рассказал про последние планы еще мирной жизни Альбуса, правду – мы с ним об этом договаривались на подобный случай… и наконец после второго «Круцио» в мой адрес – ей не понравился мой отзыв о Кэтрин, я имел неаккуратность заикнуться об уме Кэтти – я смог уйти. Правда мне встретился Люциус… которому не терпелось красочно описать, как он пытал Реддл. Глаза морального уродца горели счастливым огоньком, губы хищно улыбались, а голос звучал невообразимо счастливо… хотелось убить его голыми руками прямо там, а я улыбался, мечтая, как буду сдавать таких под суд и на поцелуй дементора…
Отвязавшись от него, я вернулся в замок. Где, уже прижимая к себе Кэтти, я с наслаждением вдыхал ее запах. Так может пахнуть только она…
Она ушла после того, как убежал расстроенный чем-то Драко…Альбус, едва за ней закрылась дверь и стихли шаги, спросил меня:
- Теперь скажи, Северус… обошлось без пыток?
- Нет…с пытками… меня пытали, дважды, но зато поверила…и Кэтти вот пришлось хуже!
- Что ты ей рассказал, как мы  и договорились?
- Да… все, о чем мы с Вами беседовали… я могу уйти?
- Тебя ждут, поэтому иди, - я отправился к себе… Кэтти, уже встретившая родителей Диггори, прибывших к попавшему в больничное крыло сыну, теперь прижалась ко мне еще теснее, я зарылся носом в ее волосы, дыша ими… за этот запах я готов отдать все, что у меня есть… так пахнет для меня Амортенция. Она пахнет запахом ее волос...
- Северус, живой, цел… - она прижалась ко мне, целуя и забыв обо всем на свете… - обещай что будешь очень осторожен с ней в следующий раз!
- Обещаю… - коротко ответил я.
Я сдерживал обещание, я остерегался. Но это было после…а в тот момент мы обнялись, зная, что мы дождемся друг друга…
Беллатриса вернулась, началась  вторая война. Но нас ничто не могло отвернуть друг от друга…мы будем скрывать свой роман от Беллы – Драко не расскажет, Кэтти была в этом уверена. Мы будем скрывать свой роман, но мы будем вместе после войны…после нашей, во что бы то ни стало, нашей победы…
Пролетел месяц, за ним еще 2 недели… и вот через полтора месяца от Беллы не было вестей. Нет, я знал где она живет, знал, что это только начало… и того, что будет дальше, оставалось только ждать… Кэтти, несмотря ни на что, получила по всем предметам «Превосходно», наш факультет победил…и теперь оставалась примерно неделя и она окончит школу – точнее, у нее будет выпускной. А мне хотелось отсрочить этот миг…я просыпался по ночам от того кошмара, что потеряю ее…
Ее школьные годы были уже позади. Наша история только начиналась…
Следующие 3 года нашей жизни были полны тайн, загадок и сюрпризов, неприятностей и курьезов… но что бы ни происходило, меня всегда грела и вела ее любовь, моя любовь к ней…
Как бы плох ни был мир, для нас двоих была движущая и все меняющая сила. Сила нашей любви…
Наша история только начиналась…а закончилась она… а она не закончилась… потому что там, где есть любовь, не может быть конца…

0


Вы здесь » Фанфики » Другие рассказы » Поцелуй валькирии: Школьные годы Кэтрин Реддл..(Автор: Ketrine Riddle)