Фанфики

Объявление

Дорогие авторы! Если Ваш фанфик находится в приостановленных и вы выложили проду, то убедительная просьба делать заявку на возвращение фанфика в соответствующий раздел сайта. С уважением Navey

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фанфики » Другие рассказы » Отзеркалье ночи


Отзеркалье ночи

Сообщений 1 страница 10 из 24

1

http://i072.radikal.ru/1211/75/51c77f720172.jpg
Автор: Saida
Бета: Asme(до 2 главы) 
Дисклеймер: Ориджинал
Рейтинг: R
Пейринг: Рита | Дима [
Жанр: Мистика | Романтика  | POV  | Deathfic
Описание:  Ирония судьбы в том, что отражение тьмы в зеркале всегда был день. Это вечная война противоположностей, которые ближе друг другу чем они сами того понимают. Свет и мрак, словно любовь и ненависти. Ибо без любви не будет ненависти, как и без ненависти не будет любви.
Как не сможет наступить  день, пока не будет ночи.
Люди часто ищут синонимы к слову день и ночь. А разгадка перед глазами. Они словно ангелы и демоны.  Их вечная война, в которой не когда не будет победителя, пока между воюющими сторонами не встанет третий войн, чье могущество на много сильнее этих существ. Которое сможет одержать победу. Имя ей любовь…
Статус: в процессе
Размер: макси


Get Adobe Flash player

Видео

Get Adobe Flash player

Обложки|Обложки

Спасибо большое Галечке)
http://savepic.su/1146037.jpg
а за это Кате)
http://i050.radikal.ru/1109/a2/9406021ee02c.png

0

2

Глава один. Новый доктор.
Звук тикающих часов давил на уши и эхом отдавался в моей голове. Я нервно взглянула на этот голосистый  предмет. Секундная стрелка  еле двигалась по циферблату. Смотря на движение часов, было чувство, что время остановилось, как, будто день остановился где-то между сумерками и ночью,  где-то между рассветом и днем.
От каждого своего передвижение большая тоненькая стрелка издавала монотонное тиканье. 
Тяжело вздохнула, я увела глаза от часов. Пытаясь не думать о предмете моего раздражения. Но тоненькая длинная стрелка все еще продолжала свою трель.
Я опять нервно взглянула на часы. Они все еще двигались и продолжали свое противное тиканье.
-Марго, хватит уже смотреть на часы, я же вижу, они пугают тебя. Успокойся – сказал человек, сидящий напротив меня, его голос звучал нежно, было чувство, что он говорит это маленькой девочки, но в голосе была и доля злости, которая перебивала весь  теплый тон. Я нервно перевела взгляд на доктора Цыганкова. Он отпустил свои очки и долго смотрел мне в глаза
От его пристального взгляда я съежилась на своем кресле,  пытаясь слиться с ним воедино. Даже часы со своим тиканьем перестали иметь значения.
Он все еще смотрел мне в глаза. Не отводил взгляд. А я словно приросла к месту, не могла отвести от него свой взор.
В кабинете было душно, и я уже чувствовала, как по моему лбу бежит капелька пота. Я стала задыхаться и прикрыла глаза.
Тик-так.
Тик- так.
Все еще продолжали часы. Я понимала, что если закрыть глаза, то не спрячусь от внешнего мира. Но в темноте я чувствовала себя комфортно, даже под взглядом моего доктора. 
Почему он молчит?
Страх окутал меня, я боялась человека, с которым сейчас  должна была разговаривать. По телу пробежала еле заметная дрожь. Я обняла себя руками.
-Марго, тебе что-то беспокоит?? – я вздрогнула и с паникой взглянула в глаза доктору. Они у него были какие-то пустые, лишенные блеска. Просто плоские карие глаза. Наверное, за годы, проведенные в психбольнице, сказались на его внешнем виде. Мужчиной на вид он был уже в возрасте. Серебристая седина стала пробираться сквозь его волосы. Да и на лице было много морщиной, хоть парню всего тридцать два.
Он все еще смотрел на меня, ждал ответа. Я в панике отрицательно покачала головой
-Хорошо, только давай ты будешь разговаривать, а то мимикой и жестами  мы много не добьемся -  я опять помотала головой, словно китайский болванчик, в знак согласия. Доктор Цыганков зло посмотрел на меня.
Я увела взгляд к часам
-Давайте – мой голос звучал не уверенно и хрипло.
Он вздохнул и увел свой взгляд от меня. Я немного расслабилась. Но напряжение между нами было ощутимо на вкус. Доктор не знал, как начать разговор со мной. Наверное, ему уже все рассказали о моей замкнутости
- Марго, ты должна понимать, что я не причиню тебе вреда. Я хочу помочь. Твой старый доктор уволился. Но я не он. Я наслышан, что он был грубым человеком. Это так? – его глаза были прикован к окну.
Он чувствовал мой страх к нему.  Я тяжело вздохнула и тоже посмотрела, куда и доктор. На улице было пасмурно. Солнце скрывалось за пеленой туч. Сейчас был конец августа. Но на деревьях уже редели листья.  Осень ворвалась в наш мир стремительно и неожиданно.
От хмурой картины за окном я поморщилась  и увела взгляд.
Доктор все еще сидел рядом и смотрел в окно. Нас разделял стол, чем я была очень рада. Хоть не много, но подальше от этого человека.  От старого психиатра я натерпелась многого. И дело не в увольнении, среди медсестер, которые работали в данной клинике, ходили слухи, что у Доктора Шевченко  сдала нервная система, и он отправился на лечении в другую страну.
- Он был очень грубым человеком - подтвердила я слова доктора, сказанные ранее
- Так вот – он увел свои глаза от окна и смотрел прямо на меня - я не такой. Многие врачи сами сходят сума. Да психбольница убивает и нас. Но нужно уметь сдерживаться.…Одна из главных проблем больных – эмоции.  Я умею их сдерживать. – Я скептически подняла бровь и с любопытством взглянула на него
-Так вот ты у нас тут долгожителем считаешься. – На его губах заиграла нервная улыбка
Я опять сжалась в кресло. Что он имеет,  веду? 
-Ох, какая же ты пугливая. – Помотал головой доктор,  -  правильно мне тебя описали. Ты сколько лет лежишь то тут? Как написано в истории болезни уже 4 года. – Я утвердительно замотала головой, соглашаясь с ним.  Доктор Цыганков немного потеребил свою оправу для очков... Его взгляд стал очень задумчивым. В его карих глазах стали пульсировать зрачки. Их темнота почти заполонила всю радужную оболочку.
Он прав, почти все психиатры сами становятся больными этой клиники.  И видно мой новый доктор сам не далеко не ушел от нас.
Он потер свой лоб и начал говорить:
- Четыре года не малый срок, Марго. У меня есть вопрос: ты в данный момент слышишь голоса внутри себя??
Я отрицательно помотала головой. Мое сознание было ясным. Я адекватно смотрела на все предметы. Ну, почти адекватно.
Многие считают, что мне стало только хуже. Но я что виновата, что антидепрессанты так повлияли на мою нервную систему? Я не больная. Я в трезвом уме и ясной памяти или как там еще говорят люди.
Некто не верит мне. Конечно, легче девятилетнюю дочь отдать на попечение в психбольницу. Родители просто не хотят понять меня.
Я опустила голову и стала изучать свои ботинки. Руки все еще обнимали меня. Было чувство, что это единственная вещь, которая защищает меня. Я немного успокоилась.
Воспоминание о родителях очень болезненно отдаются в моем сердце. Понимаю, прошло четыре года. Они не перестают любить меня.
Но, на мой взгляд, это было предательство. Они не хотят слушать. Просто опустили руки. Я сильнее сжала свои плечи. Не давая слезам вырваться на свободы. Не буду я плакать из-за этой ерунды. Не достояны они моих слез. Родители – люди, которые позволили мне жить и появиться в этом мире. Не больше.
-Марго, дорогая, посмотри на меня - услышала я голос Доктора. Его баритон был очень нежным. Он, наверное, заметил изменения на моем лице.
Я не спеша подняла глаза. Доктор сидел, облокотив подбородок о свою ладонь.
Вид у него был уставшим, разговор между больной и врачом не складывался.  Он узнал не больше, чем другой доктор.
-ТЫ слышишь сейчас голоса? – повторил он каждое слово по слогам. Я прижалась к стулу сильнее. Мои глаза в панике стали гулять по комнате. Зачем ему знать про голоса?
Часы, горшок с цветами, большое окно, стол… продолжала я перечислять предметы, которые попадались мне.
- МАРГО – закричал он. Я сразу взглянула на доктора. На его лице стал образовываться нездоровый красный румянец, который расползался по всему лицу. Его глаза расширились. Он внимательно наблюдал за мной.
-Нет? – мой голос звучал неуверенно, больше напоминал вопрос, нежели ответ.
Доктор вздохнул и замолчал на пару минут.
-Что нет? – уже спокойно сказал доктор и стал, потирать переносицу. Он заметно расслабился и откинулся в кресле.  На его щеках все еще был этот пугающий румянец, но он стал разового оттенка.
- Сейчас я не слышу голоса – мой голос сорвался на фальцет. Я опустила глаза. Звук моего сердца эхом стучал в моей голове.
-Ты напугана.  – В его голосе звенела беспокойство. Я не сводила с него взгляда. Он не выглядел агрессивным. Румянец полностью исчез с лица. Глаза стали опять карими.  Он взял себя в  руки. Но надолго ли?   
-Нет, все нормально… только, пожалуйста, не повышайте голос - доктор внимательно всмотрелся в мое лицо.
Я не хотела выйти отсюда с синяками, как обычно выходила от старого доктора. Доктор Шевченко могу ударить, порезать. На крики из его кабинета некто не реагировал. Кто знает, почему кричат больные? Ведь как он не стеснялся говорить у нас  «шарики за ролики заехали». Он говорил разные гадости. Не имел чувства такта.
Многие выходили из кабинета, как ни в чем не бывало, как будто не побывали на приеме доктора - садиста и психопата в придачу. Но я  выходила морально подавленной.
Ссадины и синяки… хотелось бы пожаловаться, что нас избивают доктора. Но кому? Ведь мы и сами могли себя поранить.
   -Не буду. Успокойся.  - Вывел меня из размышлений голос доктора.
-Можно я уже пойду? – мой голос звучал устало. Я не хочу, да и не готова отвечать на его вопросы.
В его глазах промелькнула жалость.
-Да, да… только Марго, ты выглядишь здоровой, в моральном смысле… я тебе это как профессионал говорю. Ты просто так лежишь тут, явной шизофрении я не вижу. Что-то тут не ладно. Твоя нервная система очень шаткая. Полшага и ты загонишь себя в трясину, из которой уже не выбраться. У меня к тебе задание. Подумай, реальны  ли голоса или это плод твоего воображения. Ты взрослая девочка. ТЫ лежишь тут с 9 лет. И я хочу помочь. – Я не верящими глазами смотрела на него. Он это обо мне?
Всего пару слов поменяли его в моих глазах. Он верил в меня. А сейчас вера нужна мне не меньше чем воздух.
Я попыталась выдавить из себя подобие улыбки.
- Хорошо, я подумаю.
-Кстати,  я говорил с твоими учителями - он улыбнулся мне в ответ - и мне интересно, как твои родители смогли договориться, что бы к тебе сюда приходили частные репетиторы -  я пожала плечами. Его голос был заинтересован и видно,  его веселила ситуация, что к пациентке ходят учителя.
- Когда я тут отлежала год. Родители договорились с администрации. Якобы я все равно вылечусь. А вот упущенные года не вернуть. Да и голоса это не большая проблема
- Так я и думал – взятка - я пожала плечами. Мне было все равно.
- До завтра? – аккуратно задала вопрос я. С надеждой, что он отпустит меня.
- До завтра и пожалуйста. Подумай, как ты мне расскажешь об аварии за  четыре  месяца, до того как ты попала сюда.

0

3

Бонус. Приступ
Уже знакомая дрожь пробила тело. Чувство реальности ускользало от меня. Больше я не чувствовала простыни под собой, было чувства невесомости…  Такое знакомое ощущение. Но я знала, что за ним следует. 
Боль сковала оковами мое тело, она тонкими нитями окутывала сердце. Его стук эхом отдавался по всему сознанию. Из губ рвался крик, он всегда считался каким-то спасением, я всегда думала, что если я вскричу все что томилась, все что болит, то будет легче. Но это невозможно, как невозможно выплакать все свои  страдания.
Раньше меня это сильно пугало. Но сейчас голоса, которые проносились  моей голове, было обыденным делом
Они злостно стонали, яростно кричали, жалобно молили. Я пыталась остановить поток голосов, облегчить сознания.
Но не чего не выходило.  Не понятные слова, неизвестный язык. От них голова шла кругом.
Смотреть весь на потолок было не возможно. Он давил, вызывая еще большую боль в голове. Я чувствовала массивность стен. Это масса приближалась. 
Я пыталась закрыть глаза. Но от этого голоса стали еще яростней жужжать в  голове. И закрыть веки, значит остаться наедине с собой, а этого я очень боюсь.   
Пронзительный вопль вырвался  из моих уст. Я не могла контролировать его. Он просто сам вырывался из меня,…требовал свободы.
Что было дальше - я не могу ответить точно, мир был словно в тумане, перед глазами все превращалось в одно  пятно.
Голоса продолжали, что-то шептать мне. Но среди них я могла разобрать слова из реального мира. За пределами моего сознания. Определить, что именно они говорили, было невозможно. Я не могла сконцентрироваться. Я была где-то далеко, за пределами своей головы
Сейчас, как не когда я вспоминала свое детство, которое закончилось четыре года назад.
Детство без голосов внутри меня, который истерзали мой разум и полностью стерли моё внутреннее я
Интересно, почему в моем случаи не работаю антидепрессанты?
Вот в такой суете, когда на моих губах все еще застывал крик, когда люди носились вокруг,  что-то говорили. Делали, успокаивали. Было чувство, что я нахожусь в не тела. Мой разум закрывал реальность
Вот это можно назвать сумасшествие
  Из глаз текли слезы, но я не могла сказать точно. Просто по щеке что-то текло, а глаза прорезались солью
Мое тело начало биться в мелких судорогах. Бежала дрожь. Тело все ломило.
В ушах заложило, я не могла определить вырываются ли из уст все еще мои крики
Голоса все еще яростно шептали мне на ухо. Говорили не понятые слова, такие отдельные, такие сложные. Некоторые молили. Но один голос
Она звала меня к себе, ее можно было разобрать. Она тянула свой голос, словно щупальца тянулась ко мне, в мое сознание. ЕЕ голос был мелодичен и теплый, как мед.
Я чувствовала, как к моему телу прикасаются, чувствовала иглы, который яростно впиваются в мою кожу. 
Тело немело. В горле прошелся огонь.… У  меня сорвался голос. Боль нарастала в области горла. Значит, я до сих пор кричу. Пусть даже голоса нет. Было чувство, что внутри меня гортань натирают наждачной бумагой.   
«Марго» - нежно шептал женский голос у меня под ухом
Она говорили тихо, но ее голос, словно перезвон колокольчиков, отдавался в моей голове.
Единственное ясное слово, которое произносилось в моей голове.
Сколько раз она повторяла мое имя не считать. Было чувство, что я чувстовала  ее дыхание возле себя, точнее внутри меня.

0

4

  Глава два.  Сны могу стать явью.
Я провела ладошками по своему лицу, пытаясь успокоиться. Мои щеки полыхали. Я ладонью ощущала их жар. Было чувство, что в моем теле повысилась температура от волнения.
Мой взгляд гулял по белым стенам комнаты, пытаясь найти ответы на вопросы. Но комната была относительна пуста. И стены, к сожалению, не помогут мне помочь. Только сейчас я понимаю,  насколько одинока. Когда голоса затихают, я чувствую себя пустой. Не нужной. Пусть больно во время приступов. Но я чувствую, что кто-то рядом.
Что я не одна в этом мире.
Я уронила  свою голову в ладони. Соль прорезала глаза, слезы так и хотели потечь по лицу. Как мне все это надоело. Жизнь, знала бы как ты дрянь.  Как иногда хочется перерезать вены, сдавить сонную артерию или что-нибудь еще в таком духе, когда уже нет сил сражаться, хочется впасть в небытие. Но почему не хватает силы воли? Почему я такая слабая?
Как только в руках оказывается лезвие, у меня сразу поджилки трясутся. Когда есть возможность повещаться, зная, что некто не увидят, но я не могу сойти со стула.
Я слабый человек по натуре, ломаюсь под натиском времени и судьбы.
Иногда мне просто  хочется забыться, упасть в безпамянстве, хотя бы видеть пустые сны, в которых не будет ничего. Пусть будет белое или черное пятно. Но я хоть отдохну морально. 
  В висках быстро и сильно стучало, этот монотонный стук вызывал головную боль.
Мысли заполняли меня одна за другой. Но все крутились возле вопросов доктора.
Зачем ему это авария? Я не смогу рассказать, как и физически, так и морально.  Эти воспоминания очень сильно давили на меня. Я хотела закрыться  от них, уничтожить, стереть из памяти и не когда не вспоминать.
Но не  тут-то было
Я только начала забывать, можно сказать вставать на ноги, но задание доктора было словно удар в спину.
С чего Цыганкову интересоваться моим прошлым? Дедушка не справился с управлением и что тут такого? Да ситуация вышла с летальным исходом. Дедушка и бабушка погибли, у меня была клиническая смерть.
Но надо понимать, что у меня раны кровоточат, по сей день. Что скрежет железа, крики родных, смешанные с моими,  до сих пор звенят у  меня в ушах.   
Но у меня не укладывается, зачем доктору Цыганкову знать о ней? Он что не понимает, что делать мне боль? Что эти воспоминания преследуют меня попятам. Что мои ночные кошмары сформулированы только на основе этой аварии.
Что жизнь потеряла свои краски после нее.
И опять в одиночку я не справляюсь, может он хочет помочь?
Хотя, как он поможет, если  сам не знает,  с чем имеет дело.
Из моих рассуждений меня вывела скрипучий звук, открывающийся двери. Я взглянула на противоположную стену. В дверном проеме стояла медсестра Саадаева.
Она вопросительно смотрела на меня. На ее лбу образовалась складка.
-Что случилось, Марго? Опять кошмары?- ее голос звучал  очень нежно, известный жест. Она успокаивала меня. Я прижала к своей груди ноги и смотрела на нее.
Медсестра стала подходить ближе и остановилась возле моей кровати. Я долго смотрела на нее, не зная, что сказать.
Да, она была добрая медсестра, не повышала голос, всегда была относительно уравновешенной. Всегда готова была помочь. Многие из детей, которые лежали в этой клинике любили ее.
Но я, почему, то боялась. Я давно поняла, что люди двуличные создания за оболочкой доброты и тепла обычно есть обратная сторона этой же личности и неизвестно, что сильнее добро или зло внутри этой женщины.
Я давно уже боюсь людей и не доверяю им. Хоть Саадаева не сделала мне не чего плохого, но я не могу не смотреть на нее не испуганными глазами.
Я молчала приличное время, не сводила с нее глаз.
Она вздохнула и опустилась рядом на кровать
-И долго ты будешь молчать?- я пожала плечами. Сейчас разговаривать я была не в  состоянии.
Она погладила меня по волосам. Я съежилась от ее жеста. Саадаева сразу отдернула руку
-Ты такая испуганная, Марго милая, не бойся, некто не хочет  тебе здесь зла не я не твои родители. Ложись спать, тебе нужны силы, ты растущий организм. Мало того что не ты толком, так и еще не спишь. Я оставлю свет включенным, ты только  засыпай. При свете нет, не чего плохого, только в темноте есть зло. Свет-добро – сказала она и встала с кровати
Я не стала перечить ей и улеглась под одеяло и зарылась в него  с головой.
Сквозь тонкую ткань я видела проблески света и немного успокоилась.
Она права. Свет- жизнь. Свет- добро
Я закрыла глаза и попробовала уснуть, основная часть приступов приходиться на ночь. Так что надо поспать, пока в гости не наведываются голоса

Я стояла посередине не знакомой улицы. Ночь пробиралась во все уголки этого места.
Улица была одинока. Единственной живой душой в этом месте была я и  только спящие дома окружали меня.
Весь мир казался черно-белым. Он полностью решился звуковом, ароматов и былых ярких красок.   
Я посмотрела на небо. Невозможно было определить день ли сейчас или ночь. Не было ни солнца, ни луны, ни звезд не облаков, а как будто простая материя возвышалась надомной и домами 
Звенящая пустота давила на уши.  На кончике языка я ощущала, чем пропитано это место.
Одиночество и страх - эти эмоции просто витали здесь в воздухе
Я обняла себя руками и стала идти вперед. Я шла не спеша, мир оставался все тем же мертвым и одиноким
Мне было очень страшно.
Дома казались такими брошенными и не кому не нужными. Улица не менялась пока я шла вперед. Все еще оставалась такой же пустынной.
Но тут мой слух прорезал сильнейший крик. Его звон нарастал все сильнее и сильнее.
Я слышала скрежет машины. Сейчас ароматы стали врываться в эту реальность. Запах крови заполонял это место. Крики продолжались. Голоса менялись одна за другой.
Я смотрела по сторонам, пыталась найти ответ этих криков, но везде были эти дома.
Голоса продолжали повышать свои октавы.
Я сжала уши рукой, хоть немного заглушить этот звук. Но не чего не помогала. Запах стал нарастать.
Я упала на колени  и крепче сжимала уши.
  Казалась, прошла вечность. Но голоса стали утихать, но привкус крови не утих.
Я открыла глаза и оказалась лицо к лицу с собой.
Я находилась на той же мертвой улицы, все те черно-белые тона. Только возле меня стояла огромное зеркало. Я в нем отражалась только я и множество теней Образующий собой тьму. В зеркальном отражении не было улицы.
Я долго смотрела в свое  бледное отражение. Пока сзади не появился силуэт. Тяжело было определить, кому именно принадлежал он. С ног до головы на человек было надето красное одевание. Которое словно пятно выделялось в этом черно-белом царстве.
Человек подошел ко мне вплотную и присел на корточки рядом со мной. Я не видела лица, оно было скрыто под красной тканью
Страх окутал меня я сжалась, когда оно дотронулось до моего плечами  и подставила свое лицо к моему уху
   - Я почти нашла тебя, Марго, потрепи немножко девочка и ты будешь свободна
Этот медовый баритон. Который словно перезвон колокольчиков перезванивал в моей голове.
Я чувствовал, как мое сердце начинает бешено стучать.
Это была голос, который все время тревожил мои сны. ТА, которая снесла остатки моего разума и сознания.
Причина моего одиночества и боли
ЕЕ руки прошлись по моим плечам и направились к шеи. Не прошла секунда, как я почувствовал сильнейшую боль в области моего горла

0

5

Глава три. Ты главное не бойся
Не в первый раз, пока я лежу в больнице, мне приходилось сталкиваться с одиночеством. По сути дела тут одиноки все. Но иногда просто зарываясь в собственных мыслях, я забывалась, почему лежу тут, что со мной происходит. Даже монолог с самим собой мог немного спасти от тоски.
Каждый день я сталкивалась с больными. Но контактировать с ними я не имела большого желания. На то они и больные.
Доктора…
Больная тема. После работы с доктором Шевченко я поняла многое. И не желаю наступать на одни и те же грабли. Пусть доктор Цыганков выглядит вполне адекватным человеком, но рубец оставленный предыдущим доктором по сей день кровоточит и доверять нынешнему я просто не смогу.
Но все, же я опять сижу в этом большом кресле, опять же смотрю на доктора, и опять же прокручивая в голове свой ночной кошмар.
За все свои четыре года, которые лежу тут я видела много кошмаров связанных с аварией, с несуществующими монстрами и все в таком духе. Но чтобы там присутствовала ОНА.
Ее голос во сне был как - будто наяву. Но пугало не присутствие ее в кошмаре. У меня было ощущение, что кошмар затронул главные мои проблемы. Это черно - белое царство было до такой степени пропитано болью и одиночеством. Черно - белая гамма описала мое внутреннее состояние опустошенности. И было ощущение, что жизнь давно покинула этот город, давно перестала верить в будущее и в счастье.
Это место являлось и отражением мой души.
Следовало ожидать, что - либо в этом сне. Но крики. Я узнавала их. Скрежет машин. Запах крови.
Это была та самая авария. В которой я лишилась дорогих мне людей, та самая авария, после которой я лежала в коме. И та самая авария, про которую хочет узнать доктор.
Все что тревожило меня, все, чего я боялась, смешалось в один кошмар.
Выделяя определенные места. Мир олицетворял мою душу. Тишина, которая сменилась криками аварии и ярко выделенная моя шиза.
Проснулась я, конечно же, от своего крика. Я была очень испугана в тот момент. Темнота только усугубляла ситуацию. Мои окна были зашторены и не пропускали лунный свет. Было ощущение, что мрак окутывал меня со всех сторон. Приближаясь очень медленно.
Но со страхом была и боль. Она сконцентрировалась в области моей шеи. Повернуть голову было не возможно. Было ощущение, что огонь горел изнутри, докуда я не могу дотянуться.
Когда я утром посмотрела в зеркало, то увидела отпечатки. Синяки формы пальцем были по обои стороны моей шеи.
В тот момент мне было реально страшно. Я пыталась найти причину этих ушибов. В голову лезли самые разные мысли.
Но в конечном итоге я решила, что обхватила свою шею руками во сне и сама нанесла эти ушибы.
Вот отсюда боль во сне и синяки наяву. Самый логичный вывод.
Я старалась прикрыть их своими длинными волосами. Вроде некто не замечал. Хотя кто на меня смотрел??? Прошел только завтрак.
- Марго, как прошла ночь??? Мне сказали, что ты кричала! Это так? – я в панике подняла глаза на улыбающегося доктора. Он выглядел расслабленным и не принужденным сидя на своем кресле. Его карие плоские глаза не сводили с меня взгляда.
Я почувствовала, как на моих щеках стал образовываться румянец. Я забыла о его присутствие в кабинете.
Он терпеливо ждал моего ответа. Пока я молчала, на его лице не было не грамма раздражения.
Мне нужно было время собраться с мыслями. Они роем жужжали в моей голове. Но так, же я поминала, как в прошлый раз мое молчание повлияло на меня. Нужна всего искра, и он доктор вспыхнет.
Я хотела утвердительно помотать головой, но вспоминала его правильно «Без жестов, нужны слова»
-Я… - начала бессвязно я. В голове до сих пор был каламбур. Но я не могу просидеть тут целый день. Рано или поздно он выйдет из себя. А я этого не хочу. Прошлый раз его крики напугали меня.
-Да кричала, мне приснился кошмар… - мой голос дважды надломился, а в конце сорвался до фальцет.
На его лбу образовалась складка. Глаза стали задумчивыми.
-И что за кошмар?
Я вжалась в кресло и обняла себя руками. Не желая видеть доктора, перевела взгляд к окну.
Там был такой же пасмурный и грустный пейзаж, что и вчера. Каждый день из года в год из дня в день.
Одно и то же.
Но тут я поняла, что совершила ошибку. Повернув голову. Я представила доктору сияющие синяки на своей шеи.
Я медленно повернула голову в сторону доктора. Попутно пряча синяки своими волосами. Молясь, что бы он, не заметил мои новые отметины на шеи.
Лицо лечащего врача было не проницаемым. Его взгляд смотрел прямиком на мою шею.
Я тяжело сглотнула.
-Хм, интересно… Могу понять синяки на руках, на ногах, но на шеи такие явные отпечатки пальцев. Если позвать эксперта - криминалиста он, наверное, сразу и отпечатки сможет снять с твоей шеи. Мне интересно, что случилось или мне звать эксперта? - голос доктора был лишен, каких либо эмоций. Даже будущее, пытаясь не очень остроумно пошутить, у него не дрогнул ни один мускул на лице. Тон был ровный словно струна.
Я пыталась перебороть внутреннюю борьбу. Я не знала, что сказать ему. Раньше даже если были ушибы, то можно было ответить: упала, порезалась, да господи в косяк не впечаталась. А сейчас…
Синяки на шеи не могут появиться просто так, мои темно синие ушибы выглядели так, словно меня душили.
Я провела рукой по ним и поморщилась. Легкая боль отдавалось в местах ушибов. И плавно огнем проносилось по шеи.
Где - то в глубине души я понимала, что не душила себя, но так, же понимал, что некто другой тоже не принес мне эти увечья. Это частая клиника и всех больных запирают в комнате после одиннадцати часов, тем более у детей одноместная площадь, так что некто другой человек просто не смог быт физически попасть ночью ко мне. Ключи медсестры сдают охраннику, который в шесть утра открывает их. Но я проснулась раньше рассвета и тогда была уже ужасная боль в шеи.
Остается только один вариант: я правда сумасшедшая, которая сама того не понимая пыталась совершить суицид.
Непроизвольный резкий выдох слетал с моих губ, и я продолжила
-Я сама себя поранила - мой ответ прозвучал в тон доктора. Мой голос, как и его, ранее был решен палитры эмоций.
Я хотела выбежать отсюда и не когда больше не заходить. Исчезнуть и больше не появиться, заснуть и не проснуться.
Не когда не любила такие ситуации. Когда не хватает слов что бы сказать что - то, не хватает духу признаться.
Моя рука все еще была на шеи, а я не сводила взгляд с доктора Цыганкова.
Его брови поползи вверх. Во взгляде появились незаданные вопросы. Его глаза как - то подозрительно заблестели.
-Как это так сама?
-Вот так, я же сумасшедшая, сама себя во сне душила - как эти слова слетели с моих губ, через пару секунд я поняла, насколько дерзко они звучали. В непривычном для меня тоне раздражения и ненависти, да и еще в голосе этот сарказм…
-Простите – уже мягче сказала я. И увела опять глаза
Пока мои глаза изучали линолеум на полу, я стала оправдываться
-Я не знаю, откуда они, я просто проснулась с ними на шеи. Как вам уже сказали, я кричала ночью. Мне приснился кошмар и, наверное, я сама не заметила что... - мой голос надломился, и я не могла продолжить.
Я стала замечать, что вспышки гнева были довольно частыми. Я раньше не замечала их за собой. Неделю назад в приемном покое я накричала на родителей. Я не могла понять, откуда это злость, и откуда эта ненависть. В такие моменты, когда красная пелена затмевает глаза, я не контролирую себя. Эти эмоции выходят сами, я не могу сдержать их.
Но потом, когда я осознаю все что сделала и наговорила, краска целый день нисходит с лица. Маму я довела до слез, от отца заработала злой взгляд.
Тогда, на долгий период времени у меня была истерика. Я пыталась душить ее подушкой, закрывала рот, но крики все равно срывались с уст и были слышны стоны, которые прорезали ночь.
Слезы текли по лицу, мне было так плохо. Я не могла остановиться. Опять же и эту истерику преследовала и боль. Она исходила где - то от сердца, и пронзала до кончиков пальцев.
Слезы текли без остановки. Я не могла успокоиться. Веки стали тяжелее от влаги, я чувствовала, как опухло мое лицо. А эта соленая вода так и прорезала мои глаза.
Истерика прошла только к утру. Оставляя за собой только неприятный осадок. Но где - то внутри все еще чувствовала вкус той непонятной боли.
Я вздрогнула, вспоминая эту ночь. Она напоминала ночной кошмар. Мучительная, долгая и такая запоминающаяся
-Не чего страшного, я все понимаю. Ты проснулась с синяками? – голос доктора звучал очень нежно и довольно тихо. Даже с близкого расстояния его голос терялся в комнате
Стоп! Почему тут так тихо?
Я перевела взгляд на стенку где, висели мои любимые часики. Иногда мне казалось, что их тиканье доносилось даже в моей комнате. И очень часто я задавалась вопросом, почему я так боюсь их. Возможно, что когда доктор Шевченко бил меня по лицу моя голова не произвольно поворачивалась в сторону часов и они стали олицетворять как боль?
Но самое странное стенка была пуста.
Я пару раз моргнула, думая, что уже и галлюцинации стали меня посещать, но стена была все такой, же пустой там больше не было этого черно - белого квадратного предмета.
-Я смотрю, ты заметила, что часы больше не висят, я подумал, что с интерьером это черно - белая гамма как то не смотрелась, да и ты не очень их полюбила - я перевела взгляд от стены к доктору. Его лицо приняло более дружеское выражение, и стала говорить.
Я нерешительно ему улыбнулась.
«Не нравились» мягко сазано, что я ощущала к этим часам.
-Вы правы, они очень сильно мне не нравились, и вы правы, что я проснулась с синяками на шеи.
Доктор Цыганков опять вырос в мои глаза. Вначале его вера в меня, теперь он убрал предмет, который я так боялась. И его хорошее отношение ко мне.
Я почувствовала как глыба льда, которая терзала меня, начала таять и не так многого понадобилось, только капелька веры и немного понимания.
-Очень странно
-Заметила
-Ты помнишь боль или что - нибудь в том роде?
-Ну… - замялась я. Все - таки это все не так легко, рассказать свой кошмар другому человеку. Я сделала глубокий вдох и резко выдохнула, пытаясь, успокоится. Сосчитав до десяти, я стала говорить.
-Мне снился кошмар, в конце меня обхватили за шею руками, я почувствовала сильнейшую агонию и я проснулась. Шея ужасно болела. Только к завтраку я смогла ее расслабить, а так она сильно онемела – я говорила все очень быстро, и у меня было ощущение, что все произнесенные слова были произнесены на одном выдохе.
-Хм, ладно, мне нужно над этим подумать. Ты сделала то, что я просил тебя?
-Да - а, я подумала о моей шизе и подумала об аварии.
-Тогда давай начнем,… Ты главное не бойся
Поделиться…

0

6

Глава четыре. Дневник
Иногда анализируя свою жизнь, я стала замечать, что она похожа на американские горки. Бывают быстрые взлеты и такие же молниеносные падения. Вот только когда ты стремительно летишь вниз, адреналин бежит по твоей крови. Это напоминает мне горечь моего положения в реальной жизни. Ведь часто за адреналином еще есть и страх, ты не произвольно можешь задуматься о летальном исходе своего катания.
Вот только почему я часто падаю вниз, а так редко возвышаюсь вверх?
Если вспомнить мое детство, то будучи девятилетней девочкой меня, не пускали на столь страшный аттракцион.
Вот такая ирония судьбы мне бедненькой только года не хватило.
Да что уж там говорить. Как и в девять лет, так и в тринадцать моя «голубая» мечта прокатиться на таких горках. Хотя сейчас это желание отошло на второй план, самая главная и масштабная идея из моих грез это выбраться отсюда.
Но я уверена точно, как только мои ноги ступят на землю, и в легкие попадет воздух со сладким запахом свободы. Я сразу начну проситься в парк. Я любительница мечтать, это единственное что повышает мое настроение за последние четыре года. Улыбка не своевольно появляется на моем лице.
С этими мыслями я откинула голову назад. Мягкая подушка помогала расслабиться и немного отдохнуть перед занятиями. Не знаю почему, но именно сегодня разговор с доктором Цыганковым не на шутку утомил меня.
Доктор решил поиграть со мной в игру сыщик, лично я о ней не чего не слышала, но лечащий врач утверждал, что игра одна из схем лечения, которая требуется при моем заболевании. Интересно, а он сам ее придумал или так у них в учебнике по психологии написано? Хотя какая разница? Игра напоминает мне просто допрос. Он задает вопросы, - я отвечаю. В такие моменты я чувствую себя как на электрическом стуле. Неверное слово и рычаг, проводящий ток, будет опущен и меня обожжет сильнейшим током, который выше 220 вольт.
Я деликатно пробовала отвечать и задумывалась, прежде чем давать ответ. Пару раз доктор хмурился, а бывало, и терял контроль и начинал кричать, но сразу брал ситуацию в свои руки и допрос продолжался.
Не могу сказать точно, сколько прошло времени. На ответ каждого заданного им вопроса я продумывала и отвечала минут пять, а то и дольше.
Я легко рассказывала о моей шизе. Описала ее голос и частоту ее появления. Моя болезнь оказалась мне настолько родной, что рассказ о ней получился довольно красочным. Но когда начались вопросы о родителях, я стала скрытно отвечать, пыталась увести нашу дискуссию в другое русло, но он опять возвращался к этим вопросом. Конечно, доктор не давил на меня, но его голос выдавал его.
Хотя если немного поразмышлять и проанализировать тему родителей, то картина складывается на много приятнее чем у многих моих сверстников.
У меня они хоть какие, но есть.
Это объяснил мне доктор. После моего слухового рассказа он со временем понял всю ситуацию и напряженные отношения с моими родителями.
Он рассказал о статистике: сколько родителей бросают, отказываются и убивают своих детей. От нее у меня волосы стали дыбом, особенно после рассказов, сколько подростков приходит сюда морально убитыми, что я можно сказать болтливая в отличие от них. Дети на сто процентов замкнуты в себе, не воспринимают действительность. Доктор Цыганков, поэтому хочет, что бы я поговорила с ними и простила. Пока ситуация не станет критической. После разговора я поняла, что у меня замечательные папа и мама, они не оставили меня и не перестали, заботятся обо мне, закрыли глаза на мою болезнь.
Надо будет не забыть поцеловать их, и проверить, не разучилась ли я целоваться за четыре года.
Но я поняла одну вещь - нужно уметь прощать. Сквозь боль и слезы нужно прощать, не смотря ни на что. Забывая прошлое, смотря в будущее и чувствуя настоящее.
Хм…
Хорошую цитату сказал мне доктор. Нужно будет записать в дневник, чтобы не забыть. И опять… Доктор узнал про мой дневник. И мне интересно откуда? О его существовании знали только двое. Я и моя подушка! Я точно про него не кому не говорила, но предмет, на котором я сплю, не мог проболтаться. Доктор, конечно же, не захотел говорить, как он узнал про дневник. Но за то я начала расспрашивать про него. И он объяснил, что дневники ведут либо одинокие, либо эмоциональные люди, ну еще вариант гении. Но я далеко не умная, да и эмоциями не блещу, так что вывод один: одинокая. Для доктора как будто это было открытие. Моя лучшая подруга - подушка. За последние дни я сказала больше чем за четыре года, чем пролежала здесь. И он еще сомневается в том, что я одинока. Ладно, суть дела не в этом. Я бы могла показать его. Если бы там не был бы нарисован доктор Шевченко. Ну, вернее сказать повешенный доктор Шевченко. Никогда не знала, что могу хорошо рисовать, но именно это творение с виселицей мне далось на удивление просто и легко. Это походило больше на фотографию, нежели рисунок. Я пыталась нарисовать что - нибудь другое, но, увы, получалось значительно хуже. Порыв нарисовать именно этот рисунок был мне не понятен, а вот мотивы ясны. Я ненавидела всем сердцем этого доктора. Именно он посадил меня сюда, именно он издевался надомной, и я не когда не была жестокой, но его я, почему, то не хотела видеть в живых. Виселица с доктором красовалась на главной страничке. И избавляться от рисунка, я не намерена. Так что лечащему врачу не светит увидеть его.
На этом мы и закончили. Время прошло быстро, его видно это расстроило. Он не успел узнать про аварию, но пообещал, что мы продолжим завтра.
Тут по телу начала пробегать дрожь. Голова стала тяжелее тела, а разум туманился...
О нет…
Приступ.

0

7

Глава пять. Марионетка театра
НИКОГДА не любила театры
С раннего детства родители таскали меня по выступлениям, принуждали любить спектакли всегда внушали, что театр - это верх красоты, таланта и совершенства.
К сожалению, я не разделяла их чувств. Как только опускался занавес, мир морфия накатывал на меня. Театр действовал как сильно действующий снотворное.
И вот сейчас, когда я стаю посередине сцены, вокруг меня пустые сиденья и полная тьма.
Здесь опять царствовал мир теней. Все было в черно - белой гамме. Опять же это место было лишено запахов и звуков. Все выглядело как нарисованная картинка.
Меня прибила дрожь. В последний мой визит такого рода сон. Закончился адской болью в шеи, которая потом переросла в синяки и знакомство с моей шизой.
Если в прошлый раз я не была уверена, что боюсь, то вот теперь меня бил озноб, а страх окутывал тело.
Конечно, все можно было объяснить логично. Это просто сон…просто сон.
Но сон, который имеет за собой вытекающие последствия.
Тело словно парализовали. Я не чувствовала ног и рук. Тело не слушалось меня. Оно стояло на стойке смирно и отказывалось что-либо делать.
Не знаю, сколько прошло времени. Может час, а может и секунда. Но комната стала наполняться темнотой. Все вокруг меня стало утопать в тенях. Только сцена оставалась более и менее видимой. Но туман подползал ко мне. Очень медленно, но точно шел к своей цели, окутывал ее со всех сторон и, к сожалению, существо, которое он искал, была я.
Я наблюдала за тьмой, как мышка за удавом. Если подумать, то я не должна олицетворять сны с реальностью, просто физически путать их, я не должна ощущать эмоции, тут не может быть страха, не может быть боли.
Но все, же я чувствовала, как смерть подползает ко мне.
Осталось всего пару сантиметров, когда туман остановился.
Он перестал расти. Просто превратился в черную пустоту, которая была вокруг меня.
Но за место ползущий тьмы начал раздаваться смех. Пронзительный, долгий, звонкий и такой зловещий.
По телу прошлись мурашки.
Это был смех моей шизы.
Вдали стало, появляется красное пятно. Оно приближалось и приближалось, и не нужно было быть гением, чтобы понять кто это.
Девушка в красном.
Я уже видела ее силуэт. Ее кроваво - красное платье. Ее смех все еще продолжал звенеть в воздухе. Чем ближе она приближалась, тем громче звучал ее смех.
Она остановилась в паре метрах от меня.
С нашей последней встречи, как я помню, она скрывала свой облик, сейчас же она сняла ткань со своего лица.
Передо мной стояла девушка с черными волосами. Которые очень сильно контрастировали с ее красным нарядом. Её черные глаза подчеркивались не естественно белой кожей.
В ее внешности было что-то демоническое, но не из-за бледной кожи, черных волос и глаз.
Во всем была виновата ее улыбка.
Её губы скривились в ужасной ухмылке. Показывая всю злость и ненависть живущие в ней.
-Марго, Марго - сказал она, мотая своей головой - когда же ты поймешь девочка, что ты всего лишь марионетка в моих руках. Бездушная кукла, которая лишена своего мнения. Я твоя душа. Я твоя жизнь и я твой кукловод у тебя не может быть самостоятельных решений. Я твой мастер - с этими словами она подняла руки. От ее пальцев отходили натянутые нити, концы которых были привязаны к моим пальцам.
Я с паникой посмотрела на нее.
Она опять взорвалась в злобном смехе и потянула веревки.
Последнее что я помню, это очень сильная боль, а дальше я провалилась во тьму...

0

8

Часть II. Одержимая.
Глава шесть. Церковь
Боль сковывала все тело. Я чувствовала, как сильно бьется мое сердце, даже его биение вызывало агонию. Оно отбивало бешеный ритм, мне казалось, что оно сейчас капитулирует с грудной клетки.
От этого становилось только больнее
Стоны и крики срывались с моих губ. Я не могла контролировать себя. Тело перестало слушаться. Голова заполнялась разными образами и словами.
Я слышала крики моей шизы. Оно заполоняло все сознание. Я чувствовала, как она слабела, с каждым произнесенным словом батюшки.
Он говорил очень громко и когда его руки дотрагивались до моего тела, то по венам словно проносился огонь, убивая все на своем пути, было ощущение что там, где он прикасался, был ожог.
Оказывается, бывает боль, которая сильнее чем во время приступов.
Тело полностью онемело. Глаза хоть и были открытыми, но разрисованный потолок церкви превратился в сплошное пятно.
У меня начались судороги. Из-за боли мысли путались. Я не могла понять какой сегодня год, месяц, да и вообще как меня звали?
Тут что-то мокрое и холодное полилось на мое лицо.
И тогда я поняла что умерла…
И по ходу пьесы попала в ад.
Моя шиза после прикосновения жидкости к моей кожей стала кричать более громко, теперь ее голос напоминал писк, нежели медовый баритон, как раньше.
Теперь я поняла, что такое настоящая боль.
Там где была это жидкость, точно появился ожог, он ужасно щипал, судороги боли с новой силой пронзили мое тело.
Это было последнее, что я могла понять, прежде чем потерять сознание

***

-Марго, девочка моя, вставай, уже все кончилось – сквозь пелену сна услышала я знакомый певучий голос.
Я хотела разомкнуть глаза, но это казалось почти невозможным. Они казались нереально тяжелыми.
Была легкая боль в теле. Но разум стал яснее,…яснее, чем когда либо.
Я не могла понять лежу я или сижу. Мир перестал существовать, только голоса людей доносились до меня. Боль было единственное, что я ощущала. Не было ни тепла, ни холода. Как будто я была в какой-то параллельной вселенной
-Что с ней было??? – в мое сознание ворвался пронзительный женский голос, очень родной голос. В нем чувствовалась боль и слезы.
Я лихорадочно пыталась вспомнить, кому принадлежит этот баритон, но в голове была только звенящая пустота. Было ощущение, что все воспоминание стерлись из моей головы. Сознание было девственно чистым.
-Вы говорите, она лежала в психбольнице?- задал ответный вопрос мелодичный голос.
-Да, четыре года. Ей мерещился голос, она все время говорила, что слышит какую-то женщину, вначале мы решили, что это просто ребячество, потом она упала на пол и начала кричать, плакать, мы не могли ее успокоить. Пришло вызывать скорую, они увезли ее в психбольницу, врачи сказали, что у нее психическое заболевание и шизофрения положили ее больницу, кормили антидепрессантами, но ее состояние только ухудшалось - в диалог вмешался другой голос. Обладателем этого бариона была мужчина. Его голос была очень тягучий словно мед. Но сейчас в сладость голоса была перемещена с раздражением, болью и паникой. Когда он говорил он много, то раз надрывался, мужчина был на грани истерики.
-Как так ухудшалось? – видно мелодичный голос может только задавать вопросы.
-Она стала калечить себя во сне. Количество приступов увеличилось.
Если быть честной, то я не понимала, о чем они говорят, вернее сказать о ком.
Не много призадумавшись, я поняла, что не знаю даже своего имени. А вроде бы его дают всем…или только избранным? Как только я начла вспоминать такую на вид мелочь, боль окотила меня с ног до головы. Пустота внутри головы стала давящей.
-Кто предложил вам свозить ее в церковь? – продолжал задавать вопросы певучий голос.
-Её новый лечащий врач, Батюшка, вы же не думаете что… - в женском голосе стала, появляется паника – моя дочь же …не – голос женщины сорвался, последние слова были просто пропитаны слезами.
-Я вижу такое впервые…. И надеялся не увидеть это на своем веку, но я обещаю, я помогу ей, чем смогу. Но ваша дочь… она не больная… она просто одержимая бесом… или быть точным… дьяволом.

0

9

Глава семь. Вроде жизнь началась с чистого листа, но чернила, почему, то остались старыми
Прошло три года.

Страх стал уже более ощутимым. Сердце быстро стучало в груди. Адреналин бежал по моим венам. Темнота опять сгустилась вокруг меня.
Все было слишком реальным. Это не может быть сон, здесь не могут быть эмоции.
И тут я открыла глаза.
Мое сознание было все еще между сном и явью. Комната немного плыла перед глазами.
Сев на край кровати я пыталась отдышаться. На губах чувствовался вкус соли, мое лицо было отекшим.
Слезы без остановки текли по моим щекам.
Меня бил мелкий озноб. Комната была почти во мраке, только тоненький шлейф сияния луны освещал комнату.
От этого становилось только страшнее.
Я обняла себя руками пытаясь, успокоится, но все было безуспешно
Как все это мне надоело.
В ушах все еще звенел ее смех. Этот злобный медовый смех.
Слава богу, я больше не вижу ее лица. Не чувствую физической боли.
Но ОНА до сих пор мучает меня изнутри.
Господи, за что?
Рыдания стало вырываться из моей грудной клетки. Тело стало ломить.
И так каждую ночь. Уже три года.
Лучше думать, что ты сумасшедшая, чем понимать, что внутри тебя живет адское отродье.
Когда Цыганков предложил моим родителем свозить меня в церковь. Я поняла, что есть жизнь хуже, чем за решеткой в психиатрической больнице.
Конечно, мою жизнь можно назвать нормальной, если не брать детали о церкви и моей одержимостью.
Я хожу в обычную школу, делаю обычные домашние задания, живу, скажем, так обычную жизнь современного подростка.
Но больше различий я не вижу, ну если убрать приступов, которых больше не наблюдается.
Но, а так одиночество, страх, отчаяние и боль до сих пор со мной. У меня нет друзей, только одноклассники, которые не чего о моем прошлом, да и настоящем не знают. Я просто Рита Чернышева, которой позавчера исполнилось 16 лет. Все. Больше обо мне не чего никто не знает.
Да кому нужна такая замкнутая уродина как я?
-Марго…оу.. Рит, что случилось? – мимо моей комнаты прошла мама. В коридоре горел свет, странно я не заметила. Лицо мамы было заспанным, но глаза были обеспокоены.
-Кошмар…опять она - выдавила из себя я. Мой голос пару раз надломился. Легкие жгло, как будто из них вышел весь воздух. Я закрыла глаза пытаясь побороть слезы.
Я почувствовала как мама села рядом. Она прижала меня к себе.
Я вдыхала ее родной аромат, и на душе становилось легче.
-Бедная моя девочка, Мар... Рита. Ты сильная, мы справимся.
-У меня больше просто нет сил.
-Будут, милая, будут, это тварь внутри тебя не навсегда. Мы изгоним ее, обещаю – она поцеловала меня в макушку.
-Главное что бы вы меня не бросили.
-Никогда, слышишь, никогда не бросим. Ты - единственная для кого я живу. И я не позволю чему-нибудь случиться с тобой. Мы пройдем это испытание. Остались только кошмары – от ее слов во мне загорелась надежда, но она скоро умрет, после очередного кошмара.
-Знаешь, а у меня вопрос: как Цыганков додумался до церкви?
-Ну, он религиозный человек, решил, что твоя душа требует чистки, так скажем. Ладно, хватит болтать, два ночи уже. Хочешь, я лягу с тобой? Завтра, ну можно сказать сегодня первое сентября, ты должна быть отдохнувшей.
-Мне с тобой не будет страшно - я подняла глаза на маму. Её лицо было искажено болью. Она поднесла свою руку к моему лицу и стерла слезы. От ее жеста стало легче. Слезы уже перестали бежать по лицу. Рядом с мамой мне было хорошо. Она всегда успокаивала.
Но почему - то излить душу полностью не могу. Я боюсь. Не хочу, что бы кто-то лез так глубоко внутрь меня. Не нужно мне это. Лучше пусть будет как сейчас.
-Я тебя люблю - сказала мама и легла на мою кровать.
-Я тебя тоже, мам - я легла в ее объятия и потихоньку, вдыхая аромат матери, стала проваливаться в сон.

И как это называется???
Опять это долбаное солнце??? Выключится ты хоть на часок, не можешь? Закон подлости, что 1 сентября, когда надо стоять и смотреть на эту линейку ты жаришься под солнцем.
Все бы не чего, если бы ты не стояла одна, когда весь класс разбежался по компаниям, они не слушали и не обращали на выступления внимания, болтали, обсуждали лето. А ты как белая ворона стоишь особняком.
И так уже три года. Я понимаю, что сама виновата, что у меня нет друзей. И что для одноклассников я всего лишь говорящая мебель.
Но все равно обидно.
Линейка все продолжалась и продолжалась, казалось, прошла вечность, как с колокольчиком мимо нас прошлась первоклассница и дала понять, что вот прозвенел наш первый школьный звонок.
Пока мы заходили в школу, мне что-то вспомнилась последняя ночь в больнице и неспроста тогда я тоже слышала звон, вот только не маленького колокольчика, а больших колоколов
Ночь перед моей поездкой в церковь. Тогда в последний раз видела женщину в красном.
На этот раз мы были в готическом соборе.
НЕ знаю, было ли это защитой организма, но я плохо помню те три сна, в которых я пострадала и там присутствовала моя шиза.
Я помнила ее смех, который сопровождался звуком органа и монотонным звоном колоколов, ее угрозы от этого становились более зловещими, она все время повторяла, что я не должна ехать в церковь, во время всего разговора хищно блестели ее глаза, и как это мерзкая улыбка светилось на ее лице. Последнее что я помню, это как она схватила меня за кисти и вывернула их.
На следующий день руки ужасно болели и потом, после осмотра врача выяснилось, что у меня вывих.
После этого появляется только ее голос.
Но и этого достаточно.
Из воспоминаний меня вывела резкая боль в плече, я немного пошатнулась в сторону.
Мимо меня прошла Настя – главная красотка и модница нашей параллели.
Но к сожалению. Еще та стерва, которая просто не выносит меня, при любых ситуациях готова бросить обидные и язвительные замечания в мой адрес.
Но у меня проблемы не много важнее, чем это блондинка у которой даже зачатков мозгов не имеется.
На ее губах была брезгливая улыбка, как будто она только что тронула блохастую собаку.
-Чернышева, ты что заснула??? Можно вообще побыстрее иди, хм, милая, а что на тебе одето? Сарафан с блузкой, из какой помойки достала? – хохотнула она и перегородила мне путь.
Возле нее стали ее две марионетки Лера и Лиза, они словно ее охрана стали по бокам возле нее. На этой двоице были одеты одинаковые костюмы черного цвета, девчонки были близнецами. У обоих тоже мозгов не намечалась, зато красота и формы компенсировали все. Они хищно улыбались, смотря на меня.
А вот на счет платья – обидно. Этот наряд мне купила мама, когда ездила по работе в Милан. У мамы есть модный бутик в Сити-моле, к счастью или, к сожалению ни кто не знает об этом и что эта дорогущая тряпка от какого-нибудь дизайнера - я не сомневалась.
Сама Настя была одета с шиком, хотя кто сомневался? Классические брюки подчеркивали стройность ног девушки, а блузка нереально тонкую талию. Наряд был хоть и прост, но на вид ужасно дорогой.
-Выучила, наконец, мою фамилию??? С прогрессом тебя, вот только на глупых куриц у меня нет времени, а вот насчет сарафана и блузки, милая, только она страза на моей кофточке стоит дороже, чем ваши наряды вместе взятых. Так что закрой свой крашеный ротик – прошипела я. У Насти появился хищный блеск, в глазах. Надо сматываться.
Весь скандал проходил между параллели 10 классов. И на нас пялились почти все. Ну конечно, серая мышка, как я, нагрубила королеве красоты…
Я тяжело вздохнула и быстро пошла в класс.
Опять это грубость, опять полное отсутствие контроля, что я говорю.
Настя что-то еще кричала вслед, но я больше ее не слушала.
«Только не плачь, она не достойна твоих слез»- твердила я сама себе, хоть по щеке предательски скатилась слеза.
Мысли о суициде с каждым днем посещают меня все чаще и чаще...

0

10

Глава восемь.  Возможно, не все так плохо
Глотая слезы,  я села на последнюю парту третьего ряда. Все стали рассаживаться по местам, наша классная стояла возле своего стола и улыбалась, глядя на нас.
Я очень любила ее, она уже была довольно пожилая, но ее улыбка и этот блеск в глазах делала ее моложе, не смотря, то, что она была вся седая и в морщинах
Она у нас вела русский и литературу. Я все время удивлялась,  что она забыла в школе. С какой любовью и придыханием она рассказывает про русскую литературу. Как она читает диалоги и стихи. А как она нам рассказывала письмо Татьяны к Онегину. ЕЕ харизме позавидовал бы  любой.  В ней умерла актриса.
Именно она меня подтолкнула идти на литератора.
Конечно, быть учителем – скучновато. Зато вести любимый предмет, обсуждать с  детьми рассказы и просто отдыхать душой.
Но вот смогу ли я справится сама собой, ЕНТ * и универом? Да с такой жизнью я и до середины года не дотяну.   
Проходя мимо меня, одноклассники издавали смешки, я делал вид, что не замечаю их косых взглядов. Вот про что я и говорю, призрение в школе,  одержимость души, не уравновешенная нервная система, да и еще мысли о суициды не вещать не чего хорошего.   
Но мои щеки горели, мне было стыдно, хоть Настя была последняя тварь, но я не имела права   грубить ей, тем более унижать.
Я уткнулась в ладони, пытаясь, успокоится.
Когда все сидели по местам, Анна Константиновна - наш классный руководитель - попросила внимание.
Возле нее стоял парень.
Очень красивый парень
У него были черные взъерошенный волосы, которые хорошо контрастировали с  бледной кожей. Высокие скулы, правильная форма носа и длинные ресницы, конечно, придавали ему шарма.
Но вот его глаза.
Они святились двумя изумрудами. 
Только по этим глазам можно сказать, что человек нереально красив
-Хочу вам представить нового ученика - Дмитрий Цыганков - торжественно произнесла Анна Константиновна.
«Дима» - да имя ему определено идет. 
Новенький был очень высокий, но на удивление не долговязый, на нем была белоснежная рубашка, которая была не застегнута на три пуговицы, что показывало не большой участок накаченной  груди. Даже под одеждой было видно, что тело у него спортивное.
Я пялилась на этого красавчика, как последняя дура. Пока в памяти еще раз не произнесла его фамилию
Цыганков
Меня словно ударили током
Дай же боже однофамилиц – молилась про себя я – он просто однофамилиц и не имеет не чего общего с моим бывшим доктором
-Его отец работает в частной клинике психиатром – я как обычно в пролете... черт, черт, и почему мое прошлое не хочет меня отпускать?? Вначале сам Цыганков теперь его дитя. Господи, когда  в этом чертовом мире будет справедливость?- Как мы выяснили Дмитрий хочет тоже поступать в медицинский. Так что прошу любить и жаловать будущего врача. А сейчас Дим мы бы хотели послушать о тебе
Моя голова стала кружиться.
Сейчас мне было реально страшно!
А вдруг он знает обо мне?? Что тогда будет, вся школа будет знать, что я лежала в психушке и плевать, что сейчас в моей карте написано «Здорова» клеймо от этого позора будет у меня до конца школы. Если об этом узнают…
Переходом в  другую школу не обойдешься, мне как минимум в другую страну бежать надо будет 
-Ну, я мало что могу рассказать помимо того что мне недавно исполнилось 16 лет. Я всю жизнь прожил в этом городе. И как вы уже знаете, я хочу поступить на врача - его голос был очень нежным и бархатистым, его баритон ласкал слух.
Ей богу, идеал, что ли он какой-то?
Красавчик, с нереально красивым голосом, который собирается стать врачом
Ей богу, если еще характер будет ангельский то можно дать его приз в номинации «Мистер идеал»
Мои мысли рассмешили меня. То ли от пафосного звучания то ли от сарказма.
Хотя какая мне на него разница?? Он будет относиться ко мне скоро так же как все другие, то есть словно я грязь под ногтями.
Я вздохнула, и перевел взгляд в сторону окна.
Скажу честно, в глазах стояли слезы, и я не могла понять причину. То ли обида, то ли злость на саму себя
Из-за пелены слез я не могла разглядеть пейзаж за окном.
Иногда мне кажется, что Господь просто меня ненавидит или я просто реальность мой ад.
Анна Константиновна продолжала что-то говорить, но я  престала ее слушать
Из моего внутренних терзаний меня вывел скрип стула. Повернув голову вправо я увидела того самого Диму.
-Ты надеюсь не против?
Что бы я была против даже маленькой компании? Особенно рядом с таким парнем?? Не дождетесь
-Конечно не против - я была горда собой, что мой голос звучал уверенно и не был пропитан слезами.
Все-таки за годы в психбольнице я смогу научится сдерживать эмоции.
Ну хоть  что-то приятное осталось от нее.
Анна Константиновна начала классный час, но ее слова, почему, то не доходили до меня.
-Как тебя зовут?- услышала я напротив себя бархатистый голос. Я посмотрела на него и поняла, что сделала ошибку
Мой взгляд был прикован к его прекрасным глазам
Они были очень глубокими, нежными, казалось, что в них можно утонуть.
Его омуты были такими яркими и завораживающими. Как настоящие изумруды.
Я сразу покраснела, поняв, что смотрю на него слишком долго
-Марг- черт, ну почему я всегда начинаю всегда представляться этим тупым именем? – прости, Рита
-Приятно познакомится «Просто Рита»- усмехнулся он и откинулся на стул. Его взгляд от меня переместился на доску где что-то вычерчивала классная
Но вот мне было интересно, почему он сел ко мне?? Нам разрешалось садиться не по матраце посадочных мест, а как мы сами того желаем.  По сути дела мне должно льстить то, что он сел ко мне. Но мне было как-то не по себе.
-Почему ты такая расстроенная?? Не уж то тебя задели слова Насти?- Дима, не отрывая взгляда от доски шепотом начал задавать вопросы.
Он уже успел познакомиться с этой стервой??
-Она подбежала ко мне еще до линейки вот мы, и познакомились, вот только она какая-то не приятная особа, чересчур самоуверенная, ты так не считаешь?? – я покосилась на него, впервые слышу, что бы кто-то оскорблял ее. Ни для кого не секрет что она стерва. Но все почему-то ее боялись,  не говорили ей в лицо, что, же она за дрянь
Но я не могу винить в этом людей, я сама боюсь сказать ей хоть слово, но сегодня было исключение, мной с самого утра овладевала какая-то ярость. Любой шорох давил на нервы, а тем более звук ее писклявого голоска 
-Считаю, но все же. По-моему ее тут все любят
-Любят?? Да с первого взгляда видно, что они просто выслуживаются пред ней, особенно эти двойняшки. Знаешь Рит, жизнь штука сложная и я много раз сталкивался с таким видом людей. Их в любое время было много, даже взять время феодалов или коммунизм. – Он говорил четко, уверенно. Но его лицо не выражало,  ни каких эмоций, глаза были отрешенными. Такое ощущение, что он разыгрывал спектакль
-ТЫ прям психолог
-Ну, я иду на психотерапевта, просто не хочу рассказывать детально - не меняя тона, ответил он. – А ты собственно куда собираешься??
-Ну дай бог пройду ЕНТ и прямиком в КарГУ**  на литератора
-Интересный выбор - за весь нас разговор он не разу не взглянул на меня, все время следил за классной таким безразличным взглядом
Странный тип…красивый, но странный
-Мои глаза стали гулять по синим стенам нашего класса. Мне было до ужаса скучно. Анна Константиновна вела классный час на тему «Казахстан-20 лет мира, благополучия и созидания». (От автора: ну я взяла за основу мою страну я хочу, что бы хотя бы быт был более и менее приближен к реальности. Так что действия еще ведется в Караганде)
Она вела очень интересно и захватывающи, но может связи с летом я не могла собраться или что-то еще мешало, я не понимала
-Кстати, ты так и не ответила. Тебя так сильно задели слова Насти, что ты чуть не расплакалась?- казалось, прошла вечность прежде Дима опять заговорил. Я вздрогнула, когда услышала его голос, нет так нельзя, нельзя вестись на оболочку, она обманчива. Внутри он может быть еще хуже Насти
Хотя с такими чудесными глазами человек просто не может быть злым.
-А есть разница??- не люблю, не то, что не люблю. НЕНАВИЖУ, когда внутрь меня лезут. Нет не кому дела, что сом ной и этому едва знакомому парню не нужна лесть глубже.
-Просто когда я увидел тебя в совсем одну на линейки… хотя, ладно, забудь, не обращай внимания, я больше к тебе не полезу – его голос ни разу не дрогнул, был пропитан безразличием
-Прости - через какое-то время прошептала я - просто, у  меня нет друзей и как то для меня ново, что и ты задаешь мне такие вопросы. Я не привыкла когда мной интересуются. Прости
Мне и, правда, было стыдно за вой резкий ответ.
-Не чего страшного- с этими словами он взял мою лежащую на столе руку в свою  и легонько сжал ее.
*ЕНТ - единое национальное тестирование сдается в РК после 11 классом по 5 предметам (русский, казахский, математика, истории Казахстана и последний который по выбору и по нему решается, куда будет поступать человек). По количествам баллов будет известно идет ли человек на грант или же не набирает N количество голосов и уходит в колледж, ну а если не дотягивает до гранта, то он имеет право поступать в институт, только на платной основе
**КарГУ - Карагандинский государственный университет имени Е.А.Букетова

0


Вы здесь » Фанфики » Другие рассказы » Отзеркалье ночи