Фанфики

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фанфики » "Сумерки" » Разрушая мифы


Разрушая мифы

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Название: Разушая мифы
Автор: Natali_and_Co
Рейтинг: PG
Размер: Миди, 14 глав
Дисклеймер: Все персонажи принадлежат Стефани Майер
Персонажи: Карлайл, Эсме, Чарли, Леа и пр.
Жанр: романтика
Статус: закончен
Выложен на - twilight-saga.ru, twilightrussia.ru, ficbook.net
Вы утверждаете, что любовь вампиров вечна?
Вы уверенны, что в порыве страсти женщина-вампир обязательно убьет смертного мужчину?
Вы думаете, что вампиры не могут стать объектом импринтинга и что они враги оборотням?
Вы ошибаетесь...
Размещение: Спрашивать у автора

Пролог
Карлайл медленно приходил в себя, пытаясь осознать, где он и вспомнить произошедшие события. По рисунку на стенах он понял, что лежит у себя дома, на диване в гостиной. Как только он открыл глаза, возле него моментально оказались Эдвард и Элис.
- Как ты? - обеспокоенно спросил Эдвард.
- Очень болит голова, и я чувствую жуткую боль в правой руке...
- Нам жаль, ты не должен был разговаривать с псами один, ты мог дождаться нас с охоты. – В голосе Элис смешивались злость и переживания - Эдвард обработал рану.
- Странно, рука не должна болеть – это всего лишь укус.
Псы... Ну да! Карлайл вспомнил все. Вспомнил, почему последнее время ныло его ледяное сердце, и тоска не давала сосредоточиться на работе, откуда появилась эта жгучая боль в руке.
И опять этот стучащий в висках вопрос: «Как жить дальше?»

Отредактировано Nataли (2013-02-11 12:21:33)

0

2

Глава 1. Эсме
Шла подготовка к свадьбе Эдварда и Беллы. Вся семья Калленов с увлечением участвовала в этом. Роуз, поддавшись на уговоры Элис, совершала с ней поездки в магазины за покупками.
Список, составленный Элис и принятый ею же, как обязательный для исполнения, включал в себя около трехсот пунктов и, похоже, был одним из самых полноценных свадебных списков. В нем было все. Просто все, начиная от тонального крема для невесты, нескольких пар запасных чулок - кто не знает Беллу, - антистатика и заканчивая чемоданами с вещами для путешествия.
К нему прилагался список вещей, необходимых свидетелю, список вещей, необходимых свидетельнице, список необходимого для свадебного кортежа, список автомобилей свадебного кортежа, список рассадки гостей по машинам, полное расписание свадебного дня.
Кто не знает Элис. Эсме меняла обстановку в доме и готовила участок возле дома для свадебного обряда вместе с Эмметом и Джаспером.
Эсме давно привыкла к запаху Беллы, и только когда Белла порезалась, находясь у них в гостях, Эсме почувствовала прилив жажды, тогда она интуитивно закрыла рот и нос руками, перекрыв доступ воздуха, и задержала дыхание. Этого было достаточно и оказалось не сложно находиться возле Беллы. Запах продолжал ей нравиться, но дыхание приходилось задерживать, только если она давно не бывала на охоте.
Частым гостем в доме стал Чарли. После того как он свыкся с мыслью о замужестве Беллы в таком юном возрасте, он не захотел оставаться в стороне от подготовки. Изредка ему удавалось приобщиться к "мужской" работе, которую выполняли Эммет и Джаспер. Из уважения к шерифу, они просили его помочь. Джаспер, так и не обретя уверенности в себе, старался держаться подальше от работающих, так как сомневался в своей сдержанности. Эммет, наоборот, получал удовольствие от совместной работы с Чарли. Он наблюдал за ним и находил в неловкости и неуклюжести Чарли уже знакомые ему черты Беллы, над которыми так любил подшучивать. За это время между ними возникли теплые дружеские отношения. Когда Эммет не мог сдержать ухмылку при очередных попытках шерифа самостоятельно поднять огромное бревно, на лице Чарли, в ответ появлялась теплая улыбка,  и он  так обезоруживающе разводил руками, что Эммету сразу становилось стыдно, и он бросался на помощь, стараясь, правда, контролировать свою скорость и не переходить на «вампирскую».
Очередной раз, припарковав патрульную машину возле дома Калленов, он открыл багажник, вытащил оттуда пару упаковок Rainier и передал их работающему во дворе Эммету:
- Поставь, пожалуйста, в холодильник, охладимся после работы.
Целый день они расставляли скамьи для гостей и освобождали проходы к рядам. После работы Эммет пригласил Чарли войти в дом.
- Ну что, по пиву? – спросил Чарли.
- Ты смотрел вчера матч? - Эммет собирался подразнить Чарли, делая вид, что болеет за команду противника.
- Да! Жаль, игра не задалась с первой минуты…
- А у кого это не задалась? – на лице Эммета появилась ухмылка, он уже предвкушал, как последующие его фразы, которые он заранее продумал, «заведут» шерифа.   
Они поднялись на террасу. Эммет распахнул тяжелую входную дверь и пропустил Чарли вперед. Чарли шагнул в дверной проем и вдруг навстречу ему появилась Эсме, которая выходила в этот момент из дома. Они оказались вдвоем в дверном проеме, прижавшись, друг к другу. Цвет лица Чарли стал багровым, он отступил назад, бормоча извинения, а Эсме, не сумев от неожиданности задержать дыхание, сделала глубокий вдох и взглянула в темные глубокие глаза Чарли. Она сама не ожидала того, что последовало. Её глаза затуманились, в голове помутнело, из груди вырвалось рычание. Запах Чарли оказался очень знакомым и слишком притягательным. Во рту пересохло, в горле появилось ощущение жжения…
Эммет увидел дикие, в мгновение ставшие пустыми глаза Эсме и в доли секунды оказался рядом. Он схватил Эсме за руку и выдернул её на террасу. Эсме вдохнула свежий, прохладный воздух и взглянула на Эммета, заходящего следом за Чарли в дом, её взгляд был полон сожаления и неловкости.
- Поговорим позже, – шепнул Эммет так тихо, что услыхать его могла только Эсме.
- Мистер Свон, прошу на кухню, пиво в холодильнике. – На лице Эммет вновь сияла улыбка.
На дорожке, ведущей к дому появился Джаспер, в глазах которого мелькнула тревога. Он почувствовал напряженность ситуации и пытался разобраться, кому нужна помощь…
Эсме забежала в гараж, села в машину и попыталась сосредоточиться. У неё не было слов, которыми она могла описать свои ощущения. Все попытки расслабиться были безуспешны – ей все время хотелось сделать вдох и снова  ощутить этот аромат. Дверь машины со стороны пассажирского сиденья открылась и появилась голова Джаспера:
- Все хорошо?
- Думаю, да, – однако, Эсме не могла скрыть потрясения, которое пережила
- Давай помогу, посижу с тобой?
Эсме ощутила прилив спокойствия, благодаря чему смогла расслабиться:
- Спасибо милый, ты уже помог -  я справлюсь. Я собираюсь ехать к Карлайлу.
- Ладно, пока. – Джаспер закрыл дверь.
Подъезжая к больнице, Эсме позвонила Карлайлу – оказалось, что он закончил работу, и они смогли вернуться домой. По дороге домой Эсме рассказала мужу о случившемся  и о том, как непросто было ей пережить подобные ощущения.
- Ты справилась, милая, это главное. Просто ситуация застала тебя врасплох.- Карлайл взял руку Эсме и нежно поцеловал. – Ты и рядом с Беллой прекрасно сдерживалась. Видимо запах Чарли тоже отличается от остальных – он же её отец.
- А тебя не притягивает запах Беллы или Чарли?
- Нет, я  чувствую особенность этого запаха, его аромат, но у меня нет выделения яда – это опыт, но он и у тебя есть.
Вечером к Эсме подошел Эдвард, он узнал обо всем случившемся. Эммет не мог выбросить происшедшее из головы, и всю картину можно было представить, прочитав его мысли. 
- Как ты, мам? – Он уже услышал все переживания, которые роились в голове Эсме, - ты просто устала. Вся эта подготовка…
- Я не ожидала почувствовать в себе зверя.… Уже давно меня не волновал запах человека, это было слишком неожиданно. - Эсме ответила мысленно, Эдвард почувствовал боль и шок, которые она переживала.
- О! Я хорошо знаю, о чем ты! Хочешь, я поговорю с Беллой или Чарли? Скажем, что помогать уже не нужно – все уже почти готово, он поймет.
- Эдвард, я уже справилась, не нужно ничего говорить.
-Конечно, прости, ты сильная и… очень добрая, все будет хорошо.
На следующие несколько дней Эсме с Карлайлом ушли на охоту. Они бежали по свежему утреннему лесу, вдыхая его ароматы. Опять охота - Эсме не хотелось убивать, но неприятная сухость в горле мешала сосредоточиться на предсвадебных делах и заботах. Легкий запах добычи примешался к ароматам леса, его не трудно было выделить. Эсме слышала сердцебиение животного – это был крупный олень, и тут же направилась прямо к нему. В момент, когда её зубы сомкнулись на шее животного, и первая кровь смыла ощущение сухости во рту и горле, в её голове возник образ Чарли и мозг мгновенно воспроизвел тот пьянящий запах…
Это было какое-то безумие… Эсме заставила себя допить кровь животного, после этого нашла еще двух оленей. Она остановилась только после того, как эти животные тоже превратились в бездыханные туши.
Карлайл уже успел насытиться. Теперь, с нескрываемой тревогой на лице наблюдал за эмоциями жены, ярко проявляющимися у неё на лице.
- Ты переживаешь? -  взволнованно спросил Карлайл
- У меня не выходит из головы Чарли,  его запах преследует мен. Это выше моих сил.
- Жаль, что мы не можем сейчас уехать – свадьба через несколько дней, тебе нужно было бы отвлечься
- Я справлюсь, я очень стараюсь
- Я знаю, у тебя все получится.
Когда они вернулись все пошло своим чередом.  Подготовка к свадьбе захлестнула всех. Но в этом круговороте никто не заметил, как напрягается Эсме, когда во дворе появляется машина шерифа, как она вздрагивает, когда встречается с ним. Эсме поняла, что можно находиться рядом, если не вдыхать воздух и не смотреть в глаза, потому что, встретившись взглядом с Чарли, она уже не могла сама первая отвести взгляд – она как будто попадала под действие гипноза. Она могла бы поверить в это, если бы не была вампиром. При этом на щеках Чарли появлялся румянец, сердце билось чаще. От этого запах, который сводил с ума, становился значительно сильнее…
Неожиданно, Элис начала крутиться возле Эсме целыми днями. Она старалась занимать все её внимание, когда приезжал Чарли. Кроме Элис, рядом постоянно возникал Джаспер, вместе с ним приходило состояние расслабленности, умиротворенности.
Все заметили, что Эдвард пристально разглядывает Элис. Он пытался прочесть её мысли, надеясь что-то разобрать в её голове, но кроме списка пассажиров «Титаника», упорядоченного по алфавиту в обратном порядке, не мог разобрать там ничего.
- Элис, детка, я справляюсь, мне не нужна помощь. – Эсме чувствовала себя неловко от этого, полностью окутывающего её внимания Элис.
- Я просто хочу побыть рядом… Я люблю тебя, Эсме.
- Я тоже тебя люблю, но думаю, ты рядом по другой причине,  давай поговорим? Расскажи мне, пожалуйста, что ты видела? Это касается меня и Карлайла?
Элис обняла Эсме за плечи.
- Я пока ничего определенного не вижу и поэтому сказать не могу, давай немного подождем.
Свадьба состоялась вовремя и прошла замечательно. Белла с Эдвардом уехали в путешествие.
Карлайл занимался исследованиями  структуры ДНК, пытаясь разобраться в отличиях оборотней, людей и вампиров и поэтому большую часть свободного времени проводил на работе. Джаспер с Элис и Эммет с Розали уехали на несколько дней на охоту.
Эсме привела в порядок все комнаты, и когда стало нечем занять себя, ощутила всю пустоту огромного дома. Мысли о шерифе Своне не оставляли её. Даже если она не хотела, она не могла не думать об этом. Временами она закрывала глаза и делала вдох, представляя снова и снова запах его крови.
От этих мыслей становилось отчаянно стыдно. Эсме знала – Карлайл не сомневался в её умении себя сдерживать. После отъезда Беллы и Эдварда она не виделась больше с Чарли, но даже если бы встретилась – не собиралась на него нападать…
«Я вообще никогда не нападала на людей, я смогу спокойно к этому относится» - думала Эсме, а в памяти опять всплывал запах и глаза, в которые ей очень хотелось взглянуть еще.
В городе все знали кафе, в котором коротал обеденное и вечернее время шериф Свон. Эсме решительно направилась туда. Она должна оказаться рядом и избавиться от этого наваждения. Когда она приехала, шерифа еще не было. Эсме села за столик, который располагался в самом углу кафе, и заказала кофе с собой. Здесь она могла сидеть спиной ко всем, так, чтобы не привлекать к себе внимания посетителей. В момент, когда Эсме задалась вопросом «что я здесь делаю? Нужно отсюда уходить…», в кафе вошел шериф. Она поняла это просто по запаху, который сразу одурманил её. Набравшись смелости, Эсме повернулась к нему:
- Привет, Чарли! – Эсме перестала вдыхать воздух и смогла контролировать прилив яда, но не смогла оторвать взгляда от глаз шерифа, глубина которых очаровывала её. Она так и стояла, как загипнотизированная, пока не вспомнила, что нужно моргать, стараясь не привлекать к себе внимание.
- О, миссис Каллен, приятно встретиться! Как молодожены? Звонят? Первый раз вижу Вас здесь.
Эсме решила, что нужно маленькими порциями вдыхать запах – иначе к нему не привыкнуть.
- Звонят, но очень редко, а мы стараемся не беспокоить их. Я случайно забрела сюда, Карлайл на работе – вот я и скучаю.- Маленький вдох, который она сделала, привел её опять в состояние ступора, нужно было уходить, такое поведение было не безопасно!
«Я детям все время говорю о конспирации, а сама ринулась проверять свои инстинкты…»
- Я уже ухожу, просто чашка кофе, приятно было повидаться… - Эсме выскочила из кафе и завернула за угол. Почти полчаса она сидела в машине, так и не решившись уехать. Потом из кафе вышел Чарли  и направился к патрульной машине. На ней он отправился в участок. Эсме, сама не понимая, зачем это делает, направилась за ним...  До вечера они так и перемещались – Чарли, по своим делам - то пешком, то на машине. За ним, держась на расстоянии – Эсме. За это время Эсме успела возненавидеть себя за проявляемую слабость и поняла, что запах Чарли стал для неё слишком притягательным. Она не думала ни о чем, не беспокоилась ни о чем, просто шла за ним и вдыхала, вдыхала, вдыхала…
Вечером, дома, проскочив мимо Карлайла с обычным «привет», она закрывалась у себя в кабинете.  Карлайл удивленно провожал её взглядом, но решил подождать, пока она сама не заговорит с ним. За долгие годы их знакомства и совместной жизни он впервые видел Эсме такой.
На следующий день, выехав из дому сразу после Карлайла, она так же бродила за Чарли, следующие три дня тоже… За это время они столкнулись  два раза, каждый раз Эсме утрачивала способность мыслить и поступать правильно. Вторая встреча происходила в кафе, Эсме сама подсела к Чарли, войдя туда уже после него. Они разговорились про молодоженов, которые были счастливы на острове. Чарли рассмешил Эсме рассказами о своих попытках вести хозяйство без Беллы. Она поняла, что может спокойно разговаривать с ним, делая небольшие вдохи. Главное не отрывать взгляда, главное купаться в этих бездонных глазах.

Глава 2. Чарли
Каждый раз, случайно встречаясь с Эсме, шерифа Свона охватывало чувство растерянности…
«Неужели она смотрит на меня? Какая красивая женщина, миссис Каллен! Жаль, что она так часто одна, но спасибо доктору – он столько делает для городской больницы! Да и дети у них – просто образец для подражания, никаких проблем, все усыновленные, но такие дружные. Замечательная семья. Конечно, лучше бы Белла нашла себе кого-нибудь из местных парней, но так сложилось – она с Эдвардом Калленом  и ничего не изменишь».
Очень много лет прошло с того тягостного момента, когда Рене, его любимая, взбалмошная и немного эксцентричная  Рене, мать Беллы, взяла ребенка, сложила свои вещи в  небольшую сумку и уехала в солнечную Аризону. Она бросила его, разрушив маленький, но спокойный и уютный мир Чарли, состоявший из семьи, дома, не всегда размеренной работы в полиции, рыбалки, матчей по телевизору.
Часть этого осталась: по-прежнему был дом, работа, рыбалка, бейсбол и все. Нет, не все…. Еще было одиночество. И теперь добавилось ожидание лета – в гости приезжала Белла, и они проводили массу времени вместе. И теперь лето стало его любимым временем года. Так же добавилось назначение шерифом, которое принесло много дополнительной работы, в которую он и окунулся. Так и шли годы. И вдруг это неожиданное решение дочери – жить с ним, закончить здесь, в Форксе, школу. Чарли был практически счастлив.
Глядя теперь на Беллу, он вспоминал те времена, когда окончив школу, они с Рене были безрассудно счастливы. Он не мог не заметить, как счастлива дочь с Эдвардом и старался не влиять на их отношения, он твердо знал – такие чувства нужно беречь.
А миссис Каллен… Они стали практически родственниками. Чарли подловил себя на том, что впервые за много лет постоянно думает о женщине, о том, что  сердце вздрагивает при встрече. Он собирался зайти в кафе, пообедать и вдруг заметил Эсме, которая направлялась прямиком к нему. И опять понял, что не может отвести от неё глаз.
«Какой взгляд! Когда она так смотрит - перестаешь шевелиться, дышать, моргать, думать! И эта карамель волос – хочется протянуть руку и прикоснуться. Бред. Так нельзя! Эсме и Карлайл -  прекрасная пара. И незачем ей на меня так смотреть. Нужно было уйти. Лучше бы я ушел. О, она опять собирается со мной заговорить».
- Добрый день, шериф, я так рада видеть Вас. – На лице Эсме сияла обворожительная улыбка. Она протянула свою маленькую руку с длинными мраморными пальцами. Теплый взгляд золотистых глаз привел шерифа в оцепенение,  а ямочки на щеке очаровывали.
- Добрый день, миссис Каллен! Как поживаете? - Чарли несмело прикоснулся к хрупким пальцам, пожав протянутую ему руку. Рука показалась ему холодной, хотя день был очень теплый, а Эсме не торопилась её убирать и не отводила взгляд. – «Она рада меня видеть! Но почему?».
- Спасибо, все хорошо. Называйте меня просто Эсме, мне будет приятно, мы с Вами близкие люди, – Эсме замерла, на всякий случай, перестав дышать.
Чарли, как мог, борясь с оцепенением, выдавил из себя:
- Может, Вы пообедаете со мной? Или выпьем кофе?
«Что я говорю! Да, собственно, то, о чем думаю! Нет, все правильно! Так хочется, чтобы Эсме согласилась и осталась. Мы могли бы пообедать, поболтать. О, все плохо – я уже называю её просто по имени. Нет! Для меня она – миссис Каллен. И должна остаться миссис Каллен. Но она сама предложила так называть её. Эсме…».
- Нет, спасибо, я тороплюсь, просто возьму кофе с собой. – Каждый раз, выходя из кафе, приходилось незаметно для окружающих выбрасывать стаканчик с кофе в мусорный бак на парковке.
Они вместе зашли в кафе, но через пару минут Эсме все-таки ушла, унося с собой кофе. Она решила сегодня ограничить общение с шерифом этим коротким разговором, хотя ей очень хотелось задержаться.
А Чарли остался наедине с обедом, погрузившись в свои мысли, часть из которых  совершенно не радовала его. Он понимал, что все не так просто, как хотелось бы ему думать. Не зря так учащенно стучит сердце и тают мысли при встрече с Эсме, не зря он не может оторваться от золота её взгляда. Сейчас он понял, и мог повторить это с уверенностью – он бездумно и безнадежно влюблен в замужнюю женщину, которая, видимо, счастлива в браке. Кроме всего прочего, она приемная мать парня, замуж за которого вышла Белла.
«Все завязалось слишком крепко. У меня нет ни единого шанса. Шанса на что? На что я надеюсь? И я не могу ничего испортить. Я не посмею… Если бы Эсме была одна, если бы она не была замужем. Мы бы могли…» От этих мыслей стало отчаянно грустно. Так и сидел шериф Свон, глядя на свой обед, который совершенно не хотелось есть. А на парковке, сидя в своей машине, Эсме смотрела на Чарли. Она видела его через окно кафе, и не могла оторвать взгляд от его грустного лица. И от этого зрелища разрывалось её ледяное сердце.

Глава 3. Дети
Водоворот последующих событий настолько закрутил Эсме и Карлайла, что их личные проблемы ушли на далекий третий план. Когда стало понятно, что Белла беременна, стали готовиться к возвращению Эдварда и Беллы. Никто не понимал, что нужно делать, настолько неординарна была эта беременность, но все понимали - на каждого члена семьи ляжет большая ответственность. Никто не знал, как это будет. Никто не мог сказать, долго ли это будет продолжаться. Изучение древних мифов и преданий не дало значительных результатов – ничего не прояснилось, кроме того, что ребенок может убить мать при рождении. Элис перестала видеть будущее Беллы, и теперь её дар не мог им помочь.
В доме теперь постоянно появлялся Джейкоб, Сет. Оборотни помогали как могли, но это была только часть стаи, вернее новая и пока малочисленная стая, которую, сам того не желая, возглавил потомок Эфраима Блэка Джейкоб. Кроме него и Сета в стаю, следуя за братом, пришла Леа. Вторая стая, возглавляемая потомком Леви Адли Сэмом, была настроена совсем не миролюбиво, они были готовы напасть. Оборотни считали, что опасность грозит все жителям города и резервации, так как неизвестно, какое чудище родится. В стае боялись, что оно наберет силу, но все-таки заняли выжидательную позицию. Волки ждали ответов на свои вопросы - кто родится, умрет ли Белла, как поступят Каллены, нарушат ли договор, превратив её?
Огромная любовь к Белле  и вера Эдварда, умение и мудрость Карлайла помогли пережить все – и сложное рождение ребенка, которое произошло на несколько дней раньше, чем предполагалось, и превращение Беллы, и раздор с волками, прекратившийся благодаря запечатлению Джейкоба. В результате, все было хорошо. Нет, просто отлично! Все были счастливы – Ренесме с первой минуты своей жизни и навсегда завладела всеми «ледяными» сердцами Калленов и горячим сердцем Джейкоба, Все были потрясены – Белла, в роли новорожденного вампира была неподражаема. Её умение управлять своими инстинктами, своей жаждой удивило всех, никто из них не видел ещё подобного поведения молодого вампира. И хотя Джаспер продолжал еще какое-то время контролировать эмоциональное состояние Беллы, он не мог не признать её великолепного самообладания. Еще была первая охота, переезд в собственный дом - подарок семьи, был приезд Чарли, которого попытался «подготовить» Джейкоб, чуть не доведя его до инфаркта, показав, без всякой подготовки, свое превращение в волка. Потом были друзья-вампиры со всех концов света, уроки управления своим даром, было противостояние с Вольтури, которые под предлогом нарушенных правил собирались уничтожить Калленов и всех, ставших на их сторону, приобретя в результате этой битвы Элис и, возможно Эдварда и Беллу.
Но вот, все это осталось позади... И все опять зажили размеренной, спокойной жизнью городка, в котором самое большое событие - это чей-нибудь успех на охоте или рыбалке.
В стае, которая опять объединилась, все стало на свои места. На совете старейшин решили, что по праву крови Альфой будет Джейкоб, а Сем, станет его Бетой. Это, в большей степени, была идея Сема - он хотел больше времени проводить с Эмили – она была беременна, да к тому же ждали двойню -  мальчика и девочку. Для Сэма это стало самым главным в жизни. Он взял всю работу по дому на себя, не позволяя ничего делать Эмили и старался не отходить от неё ни на минуту.
В семье Калленов тоже всё возвращалось к обычной, размеренной жизни. Белла с Эдвардом и Ренесме много времени проводили в своем домике наслаждаясь семейным уютом, хотя не было дня, чтобы они не наведывались в большой дом, чтобы повидаться с семьей.
Денали пригласили к себе в гости на Аляску Эммета и Роуз, где Кармен собиралась показать Эммету практически вертикальные спуски для сноуборда. Роуз не хотелось уезжать на Аляску – она не хотела расставаться с Ренесме, но Эммет так долго находился на втором плане, до и после рождения Ренесме, что Роуз согласилась, взяв с него обещание, что это ненадолго.
Элис с Джаспером отправились на охоту, а затем в путешествие по южным штатам – Джаспер понимал, что его теперешнее мировоззрение и образ жизни изменили его взгляды. Он хотел посмотреть на все, что там происходит, и на все, что там изменилось за время его отсутствия.
И опять в огромном доме стало тихо и пусто, за исключением времени, когда приходили Эдвард и Белла, приводя Ренесме. В остальное время Эсме и Карлайл, если встречались в доме - молча переглядывались, не зная, что сказать друг другу, понимая, что это затишье перед бурей. Карлайл, не желая влиять на события, либо пропадал сутками на работе, либо находился дома в своем кабинете.
Эсме не сиделось дома. Она продолжала, чуть не каждый день, выезжать в городок, надеясь встретиться и пообщаться с Чарли. Неведомая сила тянула её к шерифу. И почти каждый день они «случайно» встречались, и с каждым днем все отчетливее понимали, что так продолжаться не может – чувства всех были накалены до предела. Эсме читала в глазах Чарли желание сделать какой-либо шаг навстречу их отношениям, а Чарли видел в глазах Эсме молчаливое ожидание этого шага и несмелое поощрение его к такому действию.
Вот и сегодня, Эсме поспешно ушла из кафе, в котором «обедала» с Чарли. Её желание прикоснуться к его руке, лежащей на столе, привело Чарли в смущение. А далее, его сердце забилось невероятно быстро, и Эсме накрыла волна аромата, с которым она не смогла справиться.
Эсме направлялась к стоянке, когда у неё неожиданно зазвонил телефон, это звонила Элис:
- Эсме, что там у Вас, что происходит? Я очень переживаю! Карлайл в порядке? Куда он собирается? Мы скоро вернемся.
- Да милая, все в порядке. – Эсме извинилась перед Чарли и вышла из кафе. – Что случилось? Что тебя беспокоит? Скажи мне, пожалуйста, что ты видела?
- Я видела, как Вы ссоритесь, как Карлайл уходит, ты очень расстроилась…
-Нет, что ты! У нас все обычно! – Эсме понимала, что говорит неправду.
- Я видела, как он все время повторяет: «a la tua cantante, a la tua cantante».
Эсме пришла в ужас. То, что так тщательно она скрывает от себя, станет очевидно её мужу, и это ранит его, и не просто ранит, а видимо разрушит их отношения?
Значит вопрос не в том, что ей хочется попробовать вкус  крови Чарли, все значительно хуже…
«Этого не может быть! Просто не может быть! Просто не должно быть! Я не причиню Карлайлу боль! Но так оставить все я не могу! Как же я слаба!» - подумала Эсме. Где-то в глубинке своих мыслей она понимала, что решение принять придётся.
И не самое страшное признаться в этом себе, гораздо хуже признаться в этом Карлайлу, зная, как это ранит него. Это был тупик. Тупик, из котрого Эсме не видела выхода. И это очень пугало её, особенно после разговора с Элис.
«Я все равно должна с ним поговорить, я все объясню» - думала Эсме, направляя машину к городской больнице.

Отредактировано Nataли (2013-02-11 12:37:08)

0

3

Глава 4. Карлайл
«Что же это? Что происходит с Эсме? Что мы будем делать?» - Карлайл не мог сегодня сосредоточиться на работе. До конца дежурства оставалось еще несколько часов. Пациентов больше не было. В лаборатории сегодня проводились исследования и поработать в спокойной обстановке там не удастся, зато он мог побыть один у себя в кабинете. Ему было над чем подумать. Уже прошло несколько дней, с тех пор, как Эсме отдалилась от него, не замечала его присутствия дома, не разговаривала с ним. И вся его рассудительность куда-то подевалась.
После случая с Чарли, о котором Эсме рассказала ему, он стал замечать в ней перемены. И самое неприятное, что он заметил - она смотрела на Чарли так, как тогда на него, в далеком 1911 году, когда они впервые встретились… Он не мог заглушить в себе ревность. Похоже, что их отношения умирали. Карлайл не мог в это поверить. Ему всегда было очевидно – вампиры однолюбы. Любовь вампира вечна, так же как и его жизнь. Он не знал ни одного случая, который бы противоречил этому. Карлайл знал пары, которые любили друг друга в несколько раз дольше, чем прожил он. Он никогда не сомневался, что у них с Эсме будет так же. И вдруг все стало так зыбко. Правда, он не знал вампиров, которые испытывали чувство настоящей любви к людям. Он помнил про Таню - все её попытки обрести пару среди людей завершались печально. Ни один из её мужчин-людей не пережил первой близости. К сожалению, ей не удавалось сдержаться, и она убивала его в порыве страсти. Каждый раз становился для неё шоком, но она никогда по-настоящему не любила. И Таня оставила свои попытки. Эдвард был первым из известных Карлайлу вампиров, чьи чувства пробудил человек. Возможно, противоречащее самой их природе, это чувство оказалось сильнее всего остального, что вообще может с ними происходить?
«Но что же происходит с нашей любовью? С её любовью? Чарли. Конечно, это Чарли! Она не справится! А la tua cantante! Теперь и для Эсме! Как в случае с Эдвардом - для него поет кровь Беллы. Из-за этого у них неразрывная связь, из-за этого так крепка их любовь! И эта любовь Эдварда к Белле обуздала его жажду, обуздала чудовище, живущее в нем, как и в каждом из них. А теперь Эсме видимо испытывает то же самое! Неужели история может повториться? Эсме и Чарли? А я? Какую роль я должен сыграть в этом? И как это вообще можно пережить?». Благоразумие покидало Карлайла. «Лучше всего было бы уговорить Эсме уехать. Забрать её и увезти. Как можно дальше. Отправиться куда-нибудь в путешествие. Хотя следовало дождаться возвращения Эдварда и Беллы. Ничто не должно омрачить их медовый месяц. Эдвард и Белла как никто заслужили счастье. И, конечно, мы сделаем так, чтобы все шло своим чередом». Карлайл вспомнил, как изменился последнее время Эдвард, как сияло счастьем его лицо, вспомнил свадьбу, он так рад за сына. «Нет, я обманываю сам себя. Даже если пытаться уехать – это не изменит судьбу, не решит проблему». За окном раздался звук приближающегося автомобиля. Карлайл узнал машину Эсме, услышал, как она припарковалась и вошла в больницу, уловил её мягкие, быстрые шаги по коридору, приближающиеся к его кабинету. Сейчас меньше всего он был готов видеть Эсме и говорить с ней, поэтому особенно неожиданно стало, когда за дверями раздался стук, а затем прозвучала отчужденная фраза:
- Карлайл, можно к тебе? Нам нужно поговорить.
- Эсме, милая! Конечно, заходи – Карлайл подошел навстречу и хотел взять жену за руку.
Она отдернула руку, как будто испугавшись чего-то:
- Подожди! Мне нужно тебе многое сказать!  Это все сложно! И очень серьезно! Я не знаю, как все произошло! Я даже не знаю с чего начать! Я так виновата!
- Я догадываюсь, вернее, знаю, о чем ты. Я уже думал об этом. – Карлайл был настоящим мужчиной, он не мог не взять на себя всю тяжесть происходящего. Эсме ахнула и замерла, в её глазах застыл немой вопрос.
- Эсме, нам только кажется, что все очевидно и заранее известно! Скорее всего, ты не сможешь этим управлять, но тебе придётся быть сильной, очень сильной. Чарли – человек и он ничего не подозревает. Для него это может стать трагедией.
- О, Карлайл, пожалуйста! Я хочу говорить о тебе! О нас! Я увлеклась, ты сам это почувствовал, но мы все исправим! Скоро возвращаются Белла и Эдвард, мы с тобой сможем уехать! Все будет опять хорошо!
Резко зазвонил, мобильный телефон Карлайла, эхом ему вторил телефон Эсме, но они уже не обращали на это никакого внимания.
- Нет! Эсме, будь рассудительной! Это невозможно! Мне очень нелегко говорить тебе это, но я должен! Я много об этом думал! Ты влюблена! А la tua cantante! Чем отличается твоя влюбленность, то, что ты испытываешь к Чарли от того, что испытывает Эдвард к Белле!? Я сам тебе отвечу – ничем! А la tua cantante! Ты не сможешь поступить иначе! Это сильнее нас! И ты возненавидишь меня за то, что рядом с тобой я, а не он! Я не хочу этого! Я так не смогу! Я надеюсь, что у тебя все получится! А la tua cantante! Попробуй быть счастливой. Наберись смелости и сделай то, что тебе хочется. Я пойму тебя! Я даже поддержу любое твое решение, но у нас с тобой будущего нет, думаю, ты понимаешь меня, а я надеюсь, понимаю тебя… А сейчас, пожалуйста, мне очень тяжело, оставь меня одного.
Эсме не ожидала, что Карлайл так точно почувствует происходящее, и не знала, что еще может ему сказать. Это было слабостью, но она ушла…
Карлайл мерил кабинет шагами, он не находил себе места. Очень больно быть благородным. Боль, которая сдавила грудь, мешала думать, мешала оставаться благоразумным, она гнала его на волю, в лес! Схватившись за телефонную трубку Карлайл чуть не стер её в порошок, затем, взяв себя в руки, позвонил в приемное отделение и предупредил, что его не будет несколько дней. Потом быстро вышел из больницы, сел в машину и поехал, просто вперед по дороге, на огромной скорости, не задумываясь, куда приведет его эта дорога. Он почувствовал, как в нем поднимается какая-то злость, даже ярость на весь окружающий мир. И, уж конечно, он никак не ожидал от себя таких эмоций.
Когда он понял, что находится уже возле океана, он бросил машину и поплыл. Он не мог ни о чем думать, он не позволял себе ни о чем думать, но от этого на душе лучше не становилось. Карлайл лег на воду и не шевелился. В небе появились звезды, ему нравилось смотреть на них, но это тоже навевало воспоминания о Эсме, от которых сдавливало болью грудь. Карлайл и не подозревал, что ледяное сердце вампира так реагирует на душевную боль. Мимо него проплыла огромная синяя акула, он не представлял для неё интереса – его тело не издавало ни запахов, ни пульсирующих звуков, которые бы привлекли её. Карлайл безучастно посмотрел на неё. «Скольких людей она загубила, скольких еще загубит, а вот он ей неинтересен… И Эсме он не интересен…. Эсме теперь интересен человек по имени Чарли… Лучше не думать… А если ей так суждено? Если ей суждено стать с Чарли счастливым?».
Он вернулся, вышел на берег. Душевная боль продолжала пробуждать в нем ярость – чувство, которое было чуждо Карлайлу, которым он не умел управлять. Эту ярость и обрушил Карлайл на свою машину. Правда, в считанные минуты он превратил её в груду покореженного железа и скрылся в лесу, не зная на что еще её обрушить. Здесь немного отвлекали запахи. Злость не покидала его. Один раз он не сдержался и пнул огромный камень, который попался ему на пути. Тот пролетел несколько десятков метров, поломав несколько деревьев, и с грохотом упал на землю.
Карлайл побежал по лесу, направляясь к Форксу, не выбирая тропинок, бег отвлекал, но легче не становилось. К ароматам леса вдруг прибавился волчий запах и неожиданно навстречу ему, громко рыча, выскочили два волка, которые показались ему знакомыми. Один был огромный с шоколадно-коричневой шерстью, а второй значительно меньше, серого цвета, однако Карлайл не хотел выяснять, кто встретился у него на пути.
В одно мгновение он понял сразу несколько вещей. Во-первых, он забрел далеко на территорию стаи и это может стать проблемой для него. Во-вторых, его смерть могла бы стать для всех решением – у Эсме не будет выбора и она вручит себя в руки судьбы, а для него это перестанет быть болью, тем более жить не хотелось. А в-третьих, нарушив границы это все не так сложно сделать. Больше он не задумывался. Карлайл бросился к волкам, подскочил к тому, который стоял ближе к нему, им оказался более мощный волк, но это не могло уже остановить его, схватил его снизу за горло и приподнял, «я не причиню ему вреда, мне нужно просто спровоцировать их» - подумал он, затем молниеносным движением отшвырнул волка назад. Волк отлетел на несколько десятков метров, ударился спиной об дерево, обижено заскулил и, сполз по веткам на землю. В это же мгновение, злобно рыча, второй волк прыгнул на Карлайла, пытаясь дотянуться до его головы. Карлайл интуитивно вытянул руку в его сторону, но потом опустил, он не собирался больше ни нападать, ни защищаться. В прыжке волк заметил это, но останавливаться и не собирался, его зубы сомкнулись на предплечье Карлайла. Он сбил Карлайла с ног и придавил его к земле всей тяжестью своего огромного тела. После падения на землю первая мысль, пришедшая в голову, была: «хорошо, они разозлились, главное, чтобы я не навредил им». Вдруг он почувствовал мучительную, жгучую боль в руке, в месте укуса, а затем понял, что его разум помутился и, не без доли удивления, доктор Каллен понял, что его глаза затягивает пелена и сознание покидает его…

Глава 5. Леа
Леа понимала – трудностей ей в стае не избежать. Она была дочерью одного из старейшин племени и всегда об этом помнила – это позволяло ей уверенно чувствовать себя в компании мальчишек, с которыми она росла и проводила свободное время. Когда она повзрослела, то стала одной из самых красивых девушек резервации – милое, прелестное лицо, миндалевидный разрез глаз, высокий, стройный стан. Она привлекала внимание многих парней в Ла Пуш, но ей всегда нравился только один - Сэм. А когда она начала превращаться, из неё получилась такая же волчица – необузданный, гордый нрав, грациозность и, конечно, уверенность в себе. Скорость, которую она могла развивать в обличье волка, доставляла ей огромное удовольствие, тем более что ни один из волков-самцов не мог за ней угнаться. Единственная волчица, за все время существования оборотней – ей приходилось во всем разбираться самой, на все вопросы она находила ответы сама, так как было очевидно, что остальные члены стаи очень тяготились тем, что происходило у неё в голове. Не было ни одной легенды, в которой бы упоминались волчицы из её племени. Она старалась не напрягать стаю, и все свои переживания оставляла до времени, когда превращалась обратно в человека. Ей всегда было трудно видеть, как счастлив Сэм, не то, чтобы она не рада за него или Эмили – просто было всегда больно. А сейчас, когда Эмили ждала ребенка, да еще и сразу двоих – стало еще труднее. Понимание того, что материнство - это то, чего ей никогда не испытать приводило её в бешенство, она ненавидела своё тело, ненавидела вампиров, из-за которых опять появились оборотни и она сама стала превращаться, ненавидела «тупость» стаи, состоявшей из одних самцов, которые не могли её понять. Это была её ноша. Тяжелая ноша, но её. И это приходилось нести, ежедневно. С этим Леа и жила…
Осталось позади время, когда пришли Вольтури, когда стая стала на защиту семьи Калленов, на защиту Ренесме. В Ла Пуш наступило спокойствие. Резервация зажила своей обычной жизнью. Молодые ребята больше не обращались – стая перестала увеличиваться. Но введенный распорядок оставался в силе – границу продолжали патрулировать по очереди все члены стаи. Вот и сегодня – ей достался в напарники Квил Атеара. Дед Квила, так же как и отец Леа, входит в состав совета старейшин. Они не были друзьями. То, что Квил был запечатлен, тоже раздражало, да еще, и объекту импринтинга Квила чуть больше двух лет.
Они уже второй раз за сегодня обходили границу, когда вдруг учуяли знакомый неприятный запах, его мог издавать только хладнокровный. Бросившись в ту сторону, откуда исходил запах, они неожиданно натолкнулись на Карлайла. Квил и Леа видели его несколько раз. Квил - когда был бой с армией новообращенных вампиров, где они сражались «плечом к плечу» с семьей доктора Каллена, потом, когда он приезжал в резервацию лечить Джейкоба, после боя, а Леа видела доктора еще несколько раз, когда охраняла их дом, ожидая нападения стаи Сэма. Оба волка резко остановились и замерли, ожидая хоть каких-то объяснений – они находились на территории, по договору запретной для Калленов. Они не хотели неприятностей доктору, но это было неправильно, это нарушало договор и он должен объясниться. Неожиданно для них, Карлайл вместо того чтобы остановиться, молниеносно бросился к Квилу, схватил его и отшвырнул. Дальше все действовали, уже повинуясь только инстинктам. Леа, не задумываясь, бросилась на Карлайла. Уже в прыжке она услыхала удар об дерево, мысленные чертыханья Квила, а потом, почти мгновенно заметила, что доктор опустил руки, не собираясь сопротивляться. Её пасть сомкнулась на руке Карлайла, и они вдвоем повалились на землю. Леа разжала зубы и выпустила руку, но придавила Карлайла всей тяжестью своего тела, чтобы понять, как действовать дальше – все-таки он не был их врагом. Глаза у Карлайла закрылись и он не шевелился. Леа замерла от удивления, к ней подскочил Квил
- Леа, ну что? Что это с ним? Он что без сознания? Он вообще жив, если так можно говорить про них? Ты когда-нибудь видела вампира в обмороке? Или может, слышала про такое? - Квил мысленно удивлялся. Поток его сознания начал раздражать Леа.
- Ну да, мы обычно придушим вампиров и рассматривать начинаем – Леа тоже не понимала, что произошло. Они услышали мысли Джейкоба, он собирался к ним присоединиться. Через несколько минут он появился на пригорке и подбежал к лежащему на земле Карлайлу.
- Это очень странно, что доктор Каллен появился здесь. Что он здесь делал? Леа, ты что, укусила его?
- Ну да, он бросился на Квила, разговаривать никто и не стал. Квил ты в порядке?
-Я-то в порядке, а вот доктор?! Он цел?
-Смотрите – даже не шевелится. Черт, если бы он уже не был мертв, я бы сказал, что он умер. – Ответил Джейкоб, раздумывая, что делать дальше.
-Что нам с ним делать? Что это с ним? – Квил хотел как можно быстрее разобраться со всем этим и возвращаться в резервацию. Он предвкушал, как радостно встретит его Клер и не хотел долго находиться вдалеке.
- Слушай, мы сами справимся с Леа, возвращайся домой – Джейкоб был в растерянности, мысли о Клер отвлекали его. А Квила не нужно было просить второй раз – секунда, и он исчез в зарослях.
- Леа, как это получилось? Ты нашла у вампиров Ахиллесову пяту? Мы знаем теперь их слабое место? Или ты просто ядовитее. Чем они?
- Джейкоб, не дури! Сейчас не время шутить! Нужно что-то придумать. – Леа пребывала в растерянности – Неужели мой укус мог такое сделать с вампиром? Джей, как вообще вампиры реагируют на наши укусы?
- Я не знаю. В легендах об этом ничего. А когда мы кусали их в драке – в обморок никто не падал, даже когда рвали на части, они продолжали сражаться, пока мы их не приканчивали. - Может потому что те вампиры были новорожденными?
- Если вспомнить Лорана – он не был новорожденным. Леа, кончай заморачиваться. Мы должны помочь доктору. Давай, сделаем так – беги к Калленам, предупреди Эдварда, он услышит тебя, а я обращусь и принесу его, если он не оклемается сам. Чудеса, да и только, надеюсь с ним все в порядке. Он столько раз помогал мне…
Леа исчезла в лесу, направляясь к дому Калленов. Джейкоб обратился в человека – так ему было удобнее нести Карлайла, хотя пришлось терпеть вампирский запах, к которому он так и не привык.
Подбегая к дому, Джейкоб, увидел Леа – она сидела в кустах, немного в стороне. Эдварда и Элис, выбежали к нему навстречу, Следом появился Джаспер. Эдвард уже успел прочесть в мыслях Леа, все что случилось. Он был очень зол на Леа, ему хотелось наброситься на неё, но еще больше ему хотелось разобраться, что произошло с Карлайлом. Сейчас, он не слышал его мыслей. Это сбивало с толку. Джаспер тоже не ощущал никаких эмоций Карлайла и не мог определить его состояние.
- Спасибо, лучше уходите, дальше мы сами, - Эдвард забрал Карлайла у Джейкоба, и они ушли в дом.
Джейкоб отбежал в сторону и обратился. Он хотел понять, что происходит с Леа. Это было непросто. В её мыслях хаотично всплывали легенды, которые он тоже слышал, но в них не было ничего похожего на сегодняшний случай.
Забежав в дом, Эдвард положил отца на диван в гостиной. Нужно было срочно что-то делать – только никто не представлял что именно. Они молча переглянулись с Элис. Эдвард увидел её видение - в нем они разговаривают с Карлайлом, сидящем на диване и смог немного расслабиться. Когда Эдвард услышал мысли приближающейся из леса Леа, он пришел в ужас. Следом он услышал размышления Джейкоба о случившемся, а когда увидел Карлайла, без малейшего движения, у него на руках , перестал соображать. «Это не он, это они нарушили договор! Что с ним сделали?!» - первое, что пришло ему в голову. Эдвард оторвал рукав рубашки Карлайла, который и так был разорван.
- Джас, посмотри на укус, ты когда-нибудь видел такое? – Эдвард обратил внимание на руку. Мышечные ткани на правом предплечье Карлайла пострадали от зубов волчицы. Это для вампира было не страшно, они быстро заживут. Гораздо хуже было то, что вокруг этих ран ткани посинели и набрякли – такого Эдвард у вампиров еще не видел, Джаспер думал о том же - он тоже не видел, чтобы раны имели такой вид. Карлайл застонал и немного пошевелился. Остальные, кто находился в комнате, замерли.
«Нам нужно подождать, он должен прийти в себя. – В голосе Элис звучала уверенность. - А где Эсме? Кто-нибудь видел её сегодня?»
Никто ничего не ответил. Все уже понимали – между Эсме и Карлайлом что-то происходит. То, что может сильно повлиять на их отношения, изменить их жизнь. Атмосфера в доме была накалена до предела.

Отредактировано Nataли (2013-02-11 12:30:58)

0

4

Глава 6. Реалии.
Пару дней, пока Карлайла не было дома, Эсме старалась не прятать от Эдварда свои мысли. Она поняла – одной её не справиться. Ей нужен был кто-нибудь близкий, с кем можно поделиться этим грузом. Больше всего ей хотелось, чтобы этим человеком оказался Эдвард. Он всегда очень тонко чувствовал её настроение, её переживания. Это было несложно – Эдвард с Беллой приходили ежедневно, осталось только набраться смелости для этого разговора.
«Мы можем поговорить?»- мысленно спросила она, когда они собирались уходить. «Я вернусь, и мы поговорим» – шепнул Эдвард ей в ответ. Сегодня очередь укладывать Ренесме принадлежала Белле. Эдвард быстро вернулся в дом. Все, что он слышал в мыслях Эсме, за последние дни очень взволновало его. Он понимал, как никто другой, что она испытывает – это напоминало его собственные чувства к Белле.
- Ты очень взволнована – первое, что сказал Эдвард, когда они встретились.
- Да, я волнуюсь. Я очень виновата перед семьей. Мне кажется, я все разрушаю.
- Нет, нам не в чем тебя винить. Боюсь, то, что ты чувствуешь сильнее тебя – Эдвард пытался, как мог, поддержать Эсме, её глаза были наполнены болью. Эдвард обнял её за плечи и подумал: «Жаль, Джаспера нет, он бы помог успокоиться!»
- Эсме, скажи, могу я задать тебе вопрос?
- Конечно, спрашивай что угодно.
- Ты испытываешь к Чарли какие-то чувства? Что он значит для тебя?
- Я сама не знаю! Меня тянет к нему. Я хочу его видеть, разговаривать с ним, проводить время. Наверное, я боюсь признаться себе.
- Но, если тебя так тянет к нему, если это такие сильные чувства, возможно, это что-то важное в твоей жизни! И нельзя игнорировать это! Знаешь, Эсме, я поддержу любое твое решение! Я думаю, Карлайл хочет видеть тебя счастливой.
- Эдвард! Ты говоришь как Карлайл! Я не могу его предать. Мне кажется, Карлайл не сможет меня простить. Я так обидела его… Мальчик мой, мне кажется, он бросил меня! – Эсме опустила голову ему на плечо.
- Что ты, мама! Уж чего, а мудрости ему не занимать! Он очень рассудителен! Он так любит тебя! Он поймет тебя!
- Увы, он сказал: «У нас с тобой будущего нет». - Мысленно Эсме «передала» весь разговор с Карлайлом в больнице сыну. Эдвард замер. Он не знал, как утешить Эсме, что посоветовать? Он представил, что испытывает сейчас Карлайл и ужаснулся. Он сам испытывал похожее чувство, когда решил устраниться, исчезнуть из жизни Беллы. Тогда для него жизнь превратилась в сплошную муку. Это должно было дать результат – простое «человеческое» счастье Беллы. Но результат оказался другим.
- Эдвард, я приняла решение! Я хочу на время уехать.
- Ты что уедешь сама? – Эдвард судорожно пытался придумать, как остановить Эсме, как изменить её решение.
- Да, я хочу поехать в Испанию. Помнишь, я рассказывала тебе, как интересна была мне археология. Я хочу попробовать себя в новом деле – в реставрации пещер. В Альтамире сейчас, как раз начались реставрационные работы. Я списалась с ними и меня пригласили. Это то, что мне сейчас нужно. Работать можно практически в одиночестве, жить там же, недалеко есть большие леса – мне будет, где поохотится. Я поеду. Работы краткосрочные, надеюсь, за это время что-нибудь, да решиться.
- Ты уверенна, что справишься? Может, мы с Беллой и Ренесме составим тебе компанию, поживем в Испании, раз это недолго?
- Нет, Эдвард, пожалуйста! Я не хочу разделить семью! Я хотела поговорить именно с тобой, потому что знала – ты меня поймешь. Я прошу тебя – не принимай никаких решений самостоятельно, поверь мне – я знаю, как лучше для меня. Я сама скажу остальным членам семьи. Сделаю это завтра, когда вы придёте, я хочу перед отъездом повидаться с Ренесми и всеми остальными. Вечером я улетаю, билет я заказала, отвезешь меня в аэропорт?
На следующий день Эсме очень хотела повидаться еще раз с Чарли. Долго не могла решиться, не зная как это лучше сделать. Улетать так, не повидавшись, она не могла. Поэтому, когда наступило привычное обеденное время, Эсме уже сидела в «кафе шерифа» - так она про себя привыкла его называть, за полюбившимся ей столиком. Она услышала, как подъехала машина Чарли, он открыл дверь и вошел в кафе. «Чарли! – Эсме приветливо помахала рукой. – Присаживайтесь, ко мне за столик!». Чарли снял куртку, поприветствовал Эсме и присел за стол. Кафе уже опустело – шериф сегодня приехал позже обычного, обеденное время подходило к концу «Буду решительной». Руки Чарли лежали на столе, Эсме несмело положила свою ладонь сверху. Чарли вздрогнул, он понял, что сейчас должно что-то произойти. Он решительно взглянул в глаза Эсме. «Черт, возьми! Если у меня есть хоть один шанс – я его не упущу».
- Я уезжаю, выдохнула она.
- Как уезжаете? Надолго? – растерянно спросил Чарли. Он совершенно не ожидал ничего подобного. – Вы все едете?
- Нет, я уезжаю одна, в Европу. У нас с Карлайлом есть проблемы, Еду, надеюсь ненадолго. Я хочу сказать только одно – я буду скучать. Ты не представляешь, шериф Свон, как мне будет не хватать твоего общества. Большего я не могу сказать.
И пока Чарли хватал воздух и пытался понять смысл этого откровения, Эсме исчезла. Он пришел в себя, когда увидел, как закрылась дверь её машины, и она уехала. «Что же мне делать? Броситься вслед? Это уже мелодрама какая-то. Пусть все идет, как идет».
Эсме вернулась домой, объяснение с детьми тоже было тяжелое – они все хотели помочь. И Элис с Джаспером, и Роуз с Эмметом сразу предложили поехать с ней. Эдвард с Беллой молча стояли в стороне. Эдвард уже рассказал Белле часть информации, ту, которая не касалась Чарли.
- Нет, мои дорогие, вы должны остаться. Карлайл вернется, ему нужна будет ваша помощь и поддержка. Семья должна остаться здесь, в доме, не будем ничего менять. – Эсме держала на руках малышку и старалась не показывать своего настроения, чтобы Ренесме не грустила. Но девочка давно уловила грустное настроение всех в гостиной. Она положила свою ладонь на щеку Эсме, прокручивая ей моменты их общения. Вот Эсме держит её, заливающуюся  звонким смехом, вот она, удобно расположившись на руках, засыпает, а Эсме убаюкивает её.
- Нам пора ехать в аэропорт, Белла возьми, пожалуйста, Ренесме. – Эдвард видел, что Эсме тяжело продолжать этот разговор.
- Роуз, можешь ты взять малышку? Я поеду с Эдвардом, проведу Эсме – Белла с грустью смотрела на Эсме. Роуз мгновенно протянула руки к Ренесме. Девочка еще раз грустно провела по лицу Эсме и перебралась на руки к Роуз.
- Нет, пожалуйста, Белла, останься! – Эсме грустно посмотрела на Беллу – Так мне будет тяжелее. Пусть меня проведет один Эдвард.

Глава 7. Бытие (испытание)
Карлайл, наконец, пришел в себя. Он пытался вспомнить, что происходило, оглянулся. «Ага, я дома» - голова раскалывалась от боли.
- Как ты? – рядом оказался Эдвард, следом за ним подошла Элис.
- Очень болит голова, и я чувствую жуткую боль в правой руке, сейчас посмотрю.
- Нам жаль, ты не должен был разговаривать с псами один, ты мог дождаться нас с охоты - в голосе Элис смешивались злость и переживания, она не видела ничего, что произошло с Карлайлом. Опять оборотни спутывали все её видения. Эдвард обработал рану.
- Странно, рука не должна болеть - это всего лишь укус.
Карлайл не знал, что ответить, он вспомнил, что и не пытался разговаривать с волками, он вспомнил, как оказался на территории стаи, вспомнил прыгающего на него волка. И тут же встал.
- Я в норме, не стоит волноваться. Расскажите, пожалуйста, как я оказался дома? – В голове помутилось и пришлось сесть обратно. «Я же вампир! У меня не может кружиться голова, я не могу падать в обморок. Да и укус должен был зажить! Может сделать анализы? Но какие?»
- Тебя доставил Джейкоб. Карлайл, как ты потерял сознание? Как это могло произойти? – Эдвард пытался найти ответы в мыслях отца.
- Я сам не понимаю как, но этого точно не должно было случиться. Я ни разу не видел, чтобы такое происходило. Меня всего лишь укусил волк. Получается, укус оборотня может влиять на сознание вампира? – Карлайл сам не верил в то, что говорил. Я попытаюсь разобраться. Я, правда, в порядке и, пожалуй, пойду к себе в лабораторию. Эсме нет дома?
Эдвард переглянулся с Джаспером. Они оба уловили ту грусть и тоску, которая исходила от Карлайла.
- Нет.- Эдвард решил, что объяснить все равно придется и рассказал свой разговор с Эсме.
Карлайл ничего не ответил. Он поднялся к себе в кабинет и закрыл дверь. Для начала он взял у себя из раны кусочек воспаленной ткани, в отличие от его тканей она была мягкой, положил её в герметичный стерильный бокс. «Этим я займусь позже».
Сейчас нужно сделать одно важное дело – поговорить со стаей, разногласий между ними быть не должно. Он нарушил договор, но надеялся, что все можно исправить. Добежав до границы территории, дальше были земли племени - он остановился. Карлайл знал – волки появятся, как только унюхают его. Ждать долго не пришлось – с территории повеяло запахом волков. Удивительно, но он не показался таким противным. «Я хочу поговорить» - крикнул Карлайл. Он услышал шорох кустов, через некоторое время к нему вышли Джейкоб и Леа. Леа смотрела на него, подозрительно прищурив глаза.
- Ну, что, в драку не полезешь? – Леа злилась на него из-за Квила, из-за того, что пришлось, на него набросится. – Док, я не хотела тебя кусать, извини, но ты первый.
- Леа, прости, сам виноват – я спровоцировал тебя.
- Карлайл, о чем ты хотел поговорить? – Джейкобу не понравились эти взаимные расшаркивания.
- Джейкоб, я хотел объяснить своё поведение. У меня проблемы, личного характера, не буду распространяться на эту тему, я случайно забрел на вашу территорию, и не сдержался - спровоцировал Леа. Хочу извиниться. Надеюсь, между нами останется все, как раньше. Скажите, у оборотня, на которого  я напал все в порядке, ему не нужна моя помощь?
- С ним все в порядке. С договором считаем тоже все нормально, все остается в силе. Не нужно заходить на территорию, предупреди свою семью, я не хочу, чтобы в стае появлялось пополнение. Ок?
- Спасибо за понимание! Все будет как раньше. Никаких проблем от нас не будет.
Карлайл побежал к дому – его ждала вторая на сегодня задача – разобраться со своим недомоганием. Ему было очень интересно найти ответы. Он чувствовал, это был путь к чему-то новому для вампиров. Вернувшись домой, он сразу уединился у себя в лаборатории. Не успев расположиться и начать исследования, он услышал одновременное ворчание Элис: «Какой жуткий запах! Откуда в доме опять несет псиной?!». Тут же к ней присоединилась Роуз: «Неужели опять Джейкоб пожаловал? Ренесме нет, она же в домике. Что ему тут нужно?».
«Никого здесь нет – Карлайл решил ответить, чтобы прекратить ворчание – Я встречался с волками, чтобы поговорить. Неужели я принес с собой столько запаха, что вы не можете терпеть?»
- Все равно жутко воняет, и я не могу сосредоточиться, мне что-то мешает. А я хотела посмотреть
наше будущее. Карлайл, я не вижу тебя, наверное, из-за твоего общения с оборотнями.
Карлайл решил больше не отвлекаться, он достал контейнер с образцом и принялся за анализы. Первые анализы он сделал по структуре ткани, но они к чему не привели. Карлайл решил попробовать сделать генетический анализ. Для этого нужно было ехать в больницу. Жжение в руке не прекращалось, рана почти затянулась, правда времени на это понадобилось больше, чем обычно, но вокруг раны все оставалось, как и прежде, воспаленным. Более того, ареол этого воспаления расширялся Он вышел в гараж и вспомнил, что остался без машины. Возле выезда стояла машина Эсме. Ключи висели на крючке, их не пришлось искать. Сев в машину, Карлайл тут же пожалел об этом – в салоне он уловил такой родной, такой близкий запах Эсме. Здесь он был повсюду, вся машина была пропитана им. И на Карлайла опять нахлынули воспоминания из их совместной жизни, перед глазами стояло лицо Эсме, которое украшала его любимая улыбка с ямочками.  Но реальность была тяжелее и она вернулась. Карлайл взял себя в руки и уехал. Поднявшись в лабораторию, он сделал необходимые приготовления, анализ мог занять несколько дней, нужно было подготовить его начальные стадии и можно возвращаться домой. Карлайл уже подъезжал к дому, когда почувствовал, как голову как будто стянуло железным обручем – боль пронизала его. Он съехал на обочину, вышел из машины. На воздухе стало немного легче, обруч перестал сжиматься, но не исчез. Карлайл решил пройтись по лесу, это успокаивало боль. Анализировать что это такое, думать было практически невозможно. Постепенно обруч исчез, боль медленно оставила его голову в покое. Карлайл вернулся к машине. Новые ощущения, совершенно непривычные для вампира, могли напугать кого угодно. Но у Карлайла они вызывали одно – желание найти этому объяснение, решить эту задачу. Карлайл поставил машину в гараж и поспешил в свою лабораторию. Он решил, что взятого материала может оказаться недостаточно для последующих исследований и хотел взять у себя еще фрагменты материала из раны, пока она была воспалена.
- О! Опять этот запах! Карлайл, ты опять встречался с оборотнями? Что им нужно от тебя? – Элис уже не старалась скрыть раздражение
- Нет, больше я с ними не встречался, - Карлайл удивленно остановился и принюхался к себе. Да, запах действительно был. Карлайл решил,  что сначала примет душ и переоденется.
Приняв душ, он поспешно вернулся к работе.
- Мы собираемся на охоту. Пойдем с нами? – Все собрались внизу возле выхода.
- Нет, у меня нет необходимости. – Карлайл выглянул сверху. – Вы идите, я останусь, хочу кое-что исследовать.
В доме наступила тишина, приятно грела мысль, что больше не нужно ни на что отвлекаться. Карлайл вернулся к работе. Через пару часов работу пришлось бросить. Работать мешало что-то, напоминающее человеческие ощущения – по телу  разливался непривычный жар, как будто у него высокая температура, появился озноб и опять тяжелый металлический обруч сковал голову. Спустившись в гостиную, он прилег на диван. В эту минуту Карлайл пожалел, что остался один – он понимал, что из-за боли может оказаться беспомощным. Такое состояние не на шутку встревожило Карлайла. уже несколько веков он не знал что такое жар и озноб. С ним происходило что-то, чего с вампиром вообще не может быть. Боль усиливалась, стала нестерпимой, это было гораздо хуже, чем первый раз в лесу, по дороге домой. Карлайл почувствовал, что опять теряет сознание. Когда он пришел в себя, за окном была ночь. Болезненных ощущений как небывало.
«Хорошо, что семьи нет дома, только переволновались бы все. Нужно постараться разобраться быстрее. Повторяющиеся обмороки – это уже симптом. А головная боль у вампира – загадочное явление…». Карлайл отправился в больницу – нужно было продолжить свои лабораторные исследования. Его опять бросило в жар, но значительных ухудшений не было, он решил не останавливаться. Образцы были готовы к заключительной стадии исследования. Когда Карлайл получил данные, он застыл от неожиданности. Он не мог ошибиться в подсчетах – итак, его хромосомный набор состоял из 24 пар – одну пару он «потерял». Он уже проделывал себе этот анализ, который показывал «стандартный для вампира набор» - 25 пар хромосом, сейчас их было 24. «Уберем еще одну пару – и я опять человек!». Карлайл пытался не терять бодрость духа. «Но что это? Мутация генотипа как результат укуса оборотня? Что же исследовать дальше?». Какие проводить дальше опыты Карлайл не знал, самочувствие опять начало ухудшаться и он решил вернуться в дом.
Эдвард и Белла возвращались с прогулки по лесу – теперь они почти ежедневно выбирались в лес. Ренесме нравились такие прогулки – исследовать источник каждого звука, каждого движения - что может быть интереснее? Вдруг, Эдвард замер, прислушиваясь. Среди множества голосов и шумов в своей голове, от которых он привык ограждаться, он обратил внимание на мысли Карлайла. Его мысли были сумбурные, и в них слышалось волнение, на которое и обратил внимание Эдвард. Он услышал, как машина приближается к дому, как мысленно отец поддерживает себя, чтобы доехать до дома: «опять это ужасное состояние! Нужно поспешить доехать. Только бы не разболелась голова. Уже близко, вот уже и поворот к дому».
- Белла, нам нужно к дому, давайте ускоримся – с Карлайлом что-то случилось. – Эдвард перешел на бег. Через пару минут они были уже возле дома.
Карлайл гнал машину на огромной скорости. Ему становилось хуже, и он хотел успеть добраться до дома. Уже свернув на подъездную дорожку, понял, что силы покидают его и, остановив машину, вышел из неё, присел на землю. Внезапно, все его тело охватила дрожь, с которой невозможно было справиться. Белла с Эдвардом мгновенно оказались рядом.
- Отойдите от меня подальше! Я не знаю что со мной! – сказал Карлайл, делая несколько шагов назад.
- Эдвард, почему так воняет псиной? – удивилась Белла – Может Карлайл опять столкнулся с волками?
- Не похоже, но ему становится плохо. – Эдвард собирался наклониться, чтобы осмотреть Карлайла.
В это мгновение Карлайл вскочил на ноги, оттолкнул Эдварда от себя. «Отойди, убери Беллу и Ренесме от меня» - пронеслось у него в голове. И в следующую секунду Карлайл исчез в лесных зарослях.

Отредактировано Nataли (2013-02-11 12:29:18)

0

5

Глава 8. С почином!
Казалось, вся кожа выворачивается наизнанку. Нет, казалось, что её снимают, нет, её сдирают. Каждую кость ломило и разрывало изнутри. Карлайл лежал под деревом, он не мог пошевелиться. Боль превращения в вампира, которую Карлайл запомнил на всю свою «вечную» жизнь, казалась ничем, по сравнению с той болью, которую он испытывал сейчас. От неё захотелось взвыть. Его скрутило от болезненной судороги, дыхание стало прерывистым, вырвался непроизвольный рык. В следующее мгновение тело выгнулось, мышцы рефлекторно напряглись и Карлайл, сам того не ожидая, подскочил вверх. В то короткое мгновение, когда он опускался вниз, боль отпустила его, но лучше бы не отпускала - Карлайл понял, что коснулся земли, но не просто, а став на четыре лапы… Мозг сковывал ужас от непонимания происходящего. Он оглянулся. Вокруг валялись обрывки, которые раньше были его одеждой. Недалеко от него стоял Эдвард, но можно было и не смотреть – резкий, немного сладковатый запах бил в нос. Вместо слов, которые Карлайл попытался произнести раздался тихий вой.
«Карлайл? – Эдвард еле мог говорить. Там где находился Карлайл теперь стоял огромный серо-желтый волк.– Что это? Как это произошло? Ну и запах!».
Карлайл пытался взять себя в руки. «А кого ты видишь перед собой? Волка, вот и запах. Со мной что-то произошло, и я изменился. Я должен разобраться, а ты вернись к семье, возможно, им понадобится защита». Волк направился в сторону леса.
- Не уходи! Мы разберемся вместе!
«Нет, я не могу втягивать в это семью. Наберитесь терпения и не вмешивайтесь. Я вернусь, и ты обязательно поможешь, но сейчас оставь меня». Волк исчез в зарослях кустарника.
Мысленно Карлайл пытался взять себя в руки. «Произошло то, чего никто и представить себе не мог. Вампир-оборотень? Или уже не вампир? Ну, оборотень точно!… Зато все, что происходило с ним в эти дни, можно было объяснить этим превращением – и жар, и плохое самочувствие, и потерю сознания. Я слышу биение своего сердца! Как такое вообще может происходить? Неужели это все из-за укуса? Если я оборотень – мое место на территории волков? Я теперь тоже член стаи? Джейкоб говорил, что они слышат мысли друг друга. А как же моя семья?».
Он не знал, что ему делать, как себя вести, а главное – как вернуться из этого состояния, как стать прежним Карлайлом. Да и станет ли он прежним? В кого он превратится, обернувшись? И обратится ли он вообще когда-нибудь.
Внезапно он услышал волчье рычание, которое нельзя было назвать дружелюбным. Карлайл остановился. На тропинке показались волки. Их было двое, Карлайл узнал Джейкоба и Сэма.
Они не стали приближаться и остановились в нескольких метрах от него.
«Джейкоб, ты слышишь этого волка? Я нет, у него нет никаких мыслей? Я ничего не слышу» - мысленно спросил Сэм, не отрывая взгляд от чужака.
«Нет, я тоже его не слышу. И кто это такой? Откуда он мог здесь взяться?». - Джейкоб попытался отдать приказ волку, когда он давал такие приказания, действуя как Альфа, волки слушались беспрекословно и неукоснительно выполняли его команды. – «Назови себя! Кто ты такой?» - Сэм тоже слышал это, но «чужак» просто смотрел на них, не шелохнувшись.-
«Похоже, Джейкоб, он тебя не слышит. Он не принадлежит к стае».
«Я понял, Сэм. Но как выяснить, что ему нужно? Оставайся волком – так безопасней, а я превращусь, попытаюсь с ним поговорить, может он меня поймет». – Больше Джейкобу ничего в голову не приходило.
Джейкоб отошел в заросли, через минуту выйдя оттуда уже как человек.
Карлайл слушала весь мысленный диалог Сэма и Джейкоба и, практически вопил им: «Я – Карлайл! Мне нужна ваша помощь! Как же вы не слышите меня! »- Он очень надеялся, что общение с волками научит его как превратиться. Сейчас, он пожалел, что рядом нет Эдварда – он помог бы общаться. Сзади зашелестели кусты, и к нему подбежал Эдвард. Он слышал все, что здесь происходило, и поторопился на помощь. Джейкоб удивленно спросил:
-Что ты здесь делаешь? Тут чужой волк, не из нашей стаи, ты бы поостерегся. Вдруг ему, такие как ты, не нравятся.
- Джейк, я знаю кто это. Я не знаю, как такое может быть, но это – Карлайл, он обратился в волка у меня на глазах. После укуса вашей волчицы он плохо чувствовал себя. В результате произошло то, что мы видим.
- Кто? Карлайл? Этот волк – Карлайл? Ты что спятил? Ты слышишь, как бьется его сердце? – В мыслях Джейкоб перебирал их легенды, пытаясь что-нибудь сообразить. – Как такое может быть?
- Он тоже не знает, он считает, что причина – укус. Может поговорить с вашими старейшинами, они подскажут, как такое могло произойти и как нам поступить? – растерянность мешала Эдварду сосредоточится.
- Я попробую выяснить, но раз он не слышит наши мысли – он чужак для стаи. – Джейкоб остановился прямо напротив Карлайла и продолжил: «Док, мы знаем, что такое первый раз понять, что ты волк и оказаться на четырех лапах. Мы все это пережили. Сэм – в одиночку, мне и остальным было легче. Попробуй успокоиться. Только это поможет тебе превратиться обратно. В твоей голове не должно быть ни гнева, ни злости».
Карлайл внимательно слушал, мысленно успокаивая себя.
- Он пытается, он успокаивает себя – Эдвард произнес вслух мысли Карлайла.
В это момент между деревьями промелькнула тень, и они увидели Леа – она была в человеческом облике.
- Леа, зачем ты пришла? Тут опасно. Среди нас новый волк. – Джейкоб отодвинул Леа за свою спину, но она выглядывала из-за спины, не отрывая взгляда от волка.
- Откуда он? Как он пришел к нам? Из какого он племени? – Леа засыпала всех вопросами.
- Что ты несешь! Какое племя?- Джейкоб еще не решил говорить ли ей правду прямо сейчас.
- Вспомни про Эмбри, его мать переселилась к нам из резервации мака, а может кто-то ещё, воспитывает сыновей, имеющих ген оборотня в соседних резервациях.- Леа стояла на своем.
- Леа, история Эмбри тут ни при чем. Это – Карлайл. – Джейкоб не без удовольствия отметил, как на лицо Леа легла тень удивления.
- Как? Вы уверены? Он что, теперь будет в стае, охранять резервацию от вампиров?
Эдвард зарычал, он все-еще злился на Леа, а последствия укуса усилили эту злость.
- Леа, не ёрничай, всем сейчас не до шуток. И, кстати, предположительно это из-за тебя – ты набросилась на доктора Каллена. – Джейкоб попытался вернуть разговор в мирное русло.
От сказанного Леа пришла в ужас. «Как из-за меня? Я всего лишь укусила его. И не набросилась, а защищала Квила» - подумала она, но промолчала.
Пусть Сэм возвращается домой – ему давно пора, а ты обойди границы резервации. Я останусь здесь, возможно помогу, а потом хочу повидать Ренесми. Леа не стала спорить, компания Сэма не устраивала её, но она и не собиралась его ждать – все равно не догонит. Она метнулась к ближайшим деревьям, обращаясь на ходу и исчезла.
- Карлайл, попробуй еще раз. Нужно расслабиться и успокоится. – Джейкоб понимал, что может понадобиться не одна попытка.
Волк сел на землю, а затем лег, опустив голову на лапы и закрыв глаза. Ничего не происходило.
- Возможно, тебе нужно побродить по лесу. Только я бы посоветовал метнуться Эдварду домой и приготовить для тебя одежду. – Джейкоб понимал, сейчас доктору Каллену нужна поддержка. Но, кроме совета он ничем не мог помочь. – И еще, не ходи на территорию стаи. Никто про тебя пока не знает. И не нужно.
- Он пойдет в лес, он хочет остаться один – озвучил Эдвард мысли волка. – Я приготовлю одежду и буду поблизости. Карлайл, позовешь меня, когда понадоблюсь. И, Джейкоб - он благодарен тебе!
Волк поднялся, направился к деревьям. Перед тем как исчезнуть в зарослях он еще раз оглянулся. Эдварду и Джейкобу стало не по себе от его грустных глаз.
«Все уладится. Мы проходили через это!» - теперь Джейкоб мысленно пытался успокоить Эдварда. «Надеюсь, только, как это может уладиться?» - ответил Эдвард. Он слышал, как затихали прыжки удаляющегося волка.
- Я посоветуюсь со старейшинами – силуэт Джейкоба тоже растворился между деревьев.

Глава 9. Мифы и реальность
Старейшины племени не знали ответов на вопросы, которые задавал Джейкоб. Хладные были важной, но враждебной составляющей легенд племени. Даже представить себе, что хладный мог обернуться воином-волком для них было сложно. Квил Атеара – старший, дед Квила-оборотня, с которым дружил Джейкоб, после разговора пригласил его к себе.
- Я знаю одну историю, которую не любят вспоминать в племени. – Сказал он Джейкобу. Я расскажу её тебе, а ты сам решай – чем из этого мы можем поделиться с вампирами.
- Спасибо! Мне сейчас все пригодится. – Джейкоб замер в ожидании.
- Это было еще до времен Эфраима Блэка. В племени воинов продолжали жить потомки Утлапы – после его смерти его дочь Уша осталась в племени. У неё был характер отца – она была алчной, вечно недовольной своей жизнью. И, знаешь – Леа не первая волчица Первой была Уша. Она начала перевоплощаться, когда в очередной раз появилась пара вампиров, которые охотились на людей в округе. Стая тогда была малочисленной. Но так сложилось, что в ней появилась женщина. Просто никто не вспоминает о ней. Её вычеркнули из истории племени. Она была неуправляемым оборотнем и однажды обратившись, набросилась на человека, который разозлил её чем-то. Позже стало понятно, что этот человек стал оборотнем. А через какое-то время его нашли в лесу – он умер. Оказывается, вещество, которое передалось ему с укусом волчицы, убило его. Есть еще одно, чему нас научила эта история – оказалось, что волчицы – оборотни не восстанавливаются так, как самцы, если получают раны. Необузданность Уши убила её – однажды она набросилась на вожака стаи, он сильно ранил её в драке. От ран она и умерла. Вот такая история. Поэтому все переживают из-за Леа.
- Почему никто не сказал нам этого! Не предупредили про ранимость Леа? – Джейкоб пришел в ужас от мысли, что Леа могли ранить вампиры, а в стае никто и не подозревал про опасность.

Карлайл долго бродил по лесу, пытаясь привести в порядок свои мысли и свыкнуться со своей новой ролью. Через некоторое время он учуял запах оленя и понял, что проголодался. Но это была не жажда. Это был аппетит. Настоящий волчий аппетит. Карлайл бросился на оленя, повалил его на землю, по привычке пытаясь впиться зубами в его горло. Но волчьи инстинкты брали свое и он начал просто рвать его зубами. Насытившись Карлайл ощутил, как устал. Он решил прилечь – появилось еще одно совершенно забытое ощущение – желание поспать. Он лег под кустом и мгновенно заснул. Когда он проснулся, он почувствовал что лежит на ветках, которые болезненно впивались в бок. Резко подскочив, Карлайл вдруг понял, что он стоит на ногах. Он опять стоит на ногах! На двух ногах! И ему нужна одежда. «Эдвард, пожалуйста, помоги! Мне нужно одеться»- попросил он мысленно, надеясь, что Эдвард «слушает» его. В нем мгновенно проснулся врач, он начал себя обследовать. Положил руку себе на запястье и замер, боясь что-то изменить – под пальцами пульсировала артерия. Он приложил руку к груди – и почувствовал удары сердца! Своего сердца! Карлайл не мог в это поверить, но это происходило с ним. По жилам у него текла кровь, билось сердце и мышцы стали мягкими на ощупь. Кто же он теперь? С точностью можно сказать – не вампир. Его размышления прервал появившийся из–за деревьев Эдвард. Он передал одежду Карлайлу. Он уже знал все, о чем думал Карлайл и не знал, как реагировать.
- Как ты?- Ему хотелось поговорить с Карлайлом.
- Я в порядке. Не знаю, как это все произошло, не знаю, повторится ли это. Но и изменить я ничего не могу.
- А что ты чувствуешь?
- Эдвард, я чувствую большую ответственность за семью и пока не знаю, как относится к изменениям, которые со мной происходят.
- Давай вернемся домой. Посмотрим, что будет дальше.
- Эдвард, ты чувствуешь запах оборотня, исходящий от меня?
- Если честно, то да… Их столько вокруг, что я уже перестал обращать внимание. Но ты воняешь, как и они. Не обижайся.
- К нам кто-то приближается. – Эдвард первый услыхал хруст веток под ногами.
- Да, я тоже услыхал – Карлайл насторожился.
- Это Джейк, у него есть новости – Эдвард решил, пусть он все расскажет сам.- С ним идет Леа, она чем-то встревожена.
- Из-за кустов появился Джейкоб, а за ним появилась Леа.
- Док, ты в порядке! Я так рада, что ты справился! – Она бросилась к нему, когда увидела, что он обратился в человека. Взглянув ему в глаза, она замолчала и замерла на месте, не отрывая взгляда, отступила назад. Карлайл тоже замер, он видел её, как будто первый раз. В глубине её миндалевидных глаз он прочел тоску, накопившуюся в душе, неутолимую жажду жизни, огонь её характера и вдруг почувствовал, что потерял опору под ногами, новые эмоции полностью затопили его рассудок. Леа смотрела Карлайлу в глаза. Лес вокруг замер, каждая прожитая ранее минута её жизни наполнилась смыслом. Она почувствовала, что изменится прямо сейчас, нет ничего важнее, чем…
- Черт! Черт! Черт! Только не это – Эдвард взревел так, что все вздрогнули.
- Что? Что случилось? – Джейкоб взглянул на Леа, потом перевел взгляд на Карлайла.- О, нет! Действительно, только не это! – Но он, в отличие от Эдварда понимал, что уже никто не в состоянии повлиять на чувства, которые зарождались у них на глазах, никто не сможет разорвать эту связь. И равной этой связи нет – впервые запечатление происходило у двух оборотней. И впервые запечатлелся оборотень не с человеком, а с таким же оборотнем…
- Джейкоб, уведи её! Я сам расскажу Карлайлу то, что ты выяснил. Мы возвращаемся домой. – Эдвард положил руку на плечо Карлайлу.- давай все обдумаем!
Карлайл не знал что сказать, захлестнувшие его эмоции вырывались наружу. Он еще раз взглянул на Леа: «Возвращайтесь, мы скоро увидимся».
Джейкоб и Леа скрылись в лесных зарослях. Только после этого Эдварду удалось увести Карлайла домой. Они не спешили, Карлайл хотел все обдумать. По дороге Эдвард рассказал легенду, переданную Джейкобу старшим Атеарой. Карлайл молча выслушал его. Лишь когда речь зашла о смерти укушенного волчицей человека, Эдвард услыхал, как взволновано, заметались мысли Карлайла
Ближе к дому Эдвард услышал мысленное ворчание Розали «Весь дом воняет псами. Хоть на порог не пускай. Здесь невозможно находится». Услыхав, так же, мысли Элис он понял, что все вернулись.
- Карлайл, все дома. Подумай, что ты готов им рассказать
На пороге дома их встретила Элис.
- Эдвард, чем вы тут занимаетесь? Какие дела у вас с оборотнями? В доме жуткий запах. И я совершенно не вижу Карлайла, это очень сложно – как я могу что-то предвидеть, если он все время с ними? – Заворчала она. За спиной Элис появился Джаспер. Он был напряжен, так как почувствовал общее волнение.
- Элис, давай зайдем в дом. Карлайл устал. И он не все время с ними, тут другое
- Устал? Это ты так шутишь? Она взглянула на Карлайла и замерла на полуслове. Карлайл выглядел действительно уставшим, его лицо изменилось, исчезла привычная бледность. И, кроме этого, Элис услышала стук сердца. – Что это? Эдвард? Что?- Её глаза выражали испуг, ужас – все ощущения одновременно. Карлайл улыбнулся ей, пытаясь снять напряженность. Джасперу пока не удавалось наладить «атмосферу». Он услыхал пульсацию крови Карлайла и старался понять свои ощущения.
- Все в порядке, давайте поговорим. – Карлайл прошел в гостиную, устраиваясь на диване. – «Удобный у нас диван, оказывается, а я раньше и не замечал»- подумал он. Эдвард с удивлением посмотрел на него. Сколько еще нового им предстоит увидеть?
Продолжая бурчать себе под нос, на лестнице появилась Роуз. Её реакция, когда она увидела Карлайла и услыхала его сердцебиение, была такая же, как и у Элис – на лице отразился испуг и беспокойство.
- Эммет, спустись, пожалуйста, нам нужно поговорить.- Карлайл решил не тянуть с объяснениями.
- Карлайл, давай я расскажу – предложил Эдвард.
- Нет, спасибо, но я должен сам. Итак! После того, как меня укусила Леа, многое изменилось. Изменился я. Да, да, Роуз не делай такое лицо! Мне казалось, что я уже многое повидал и многое знаю.- Он пересказал им легенду о волчице Ушу. Волнение только усилилось
- Карлайл, но там же был укушен человек! И он умер!- нетерпеливо спросила Элис. – Что будет с тобой?
«Это невероятно! Если Карлайл стал человеком, может и для меня появится шанс, хоть такой! Пусть и меня укусит, я согласна »- Мысленно Роуз уже сидела, покачиваясь, в кресле, на руках у неё мирно спал белокурый мальчик, рядом стоял…- «Вот, черт! Тогда нужно, чтобы и Эммета укусила».
- Роуз! Тебя заносит! И не в ту сторону!- прервал её размышления Эдвард.
- Я не знаю, что будет. Но я не человек. Я занимался исследованиями, у меня теперь гены оборотня, как у Джейкоба – продолжил Карлайл.
- Вот почему я тебя не вижу! – Элис почувствовала себя увереннее.- Только как же нам быть с твоим будущим, теперь я не могу его предвидеть?
«Вот откуда запах в доме! Так это, оказывается, не Джейкоб!» - Роуз ничего не произнесла вслух.
- А как отреагировала стая? - Эммет был серьезен, как никогда. – Ты слышишь их мысли?
- Пока никак, стая меня не видела. Они сейчас, наверное, уже знают, Джейкоб и Леа поделились своими мыслями с ними. Я не могу общаться с ними мысленно – я для них чужак, они не слышат меня, хотя я их слышу. Кроме прочего, я не управляю процессом обращения ни в волка, ни обратно. Поэтому, чтобы не нанести вреда вам я хочу уйти в лес.
- Нет! Карлайл! Мы справимся, как всегда! Подумаешь, обратишься в волка! Нас этим не напугать.- Разволновалась опять Элис.
- Подожди! Это еще не все новости! – одернул её Эдвард.
- Да? Этого мало? Есть что-то еще? – Роуз нахмурилась. В семье все только пришло в порядок – и вот, опять проблемы.
- Да, есть еще кое-что. Совершенно необычное, нам уже приходилось это наблюдать. Никогда не думал, что это может коснуться меня – В глазах Карлайла появилась мечтательность. Джаспер с удивлением смотрел на него. Он не встречал ещё такого наплыва положительных эмоций, такой чувственности, которая исходила от Карлайла.
Эдвард положил руку на плечо Карлайлу и легко похлопал, пытаясь вернуть его к действительности. Карлайл вздрогнул.
- Вы знаете, я не знаком с повадками и привычками волков. Я понял пока одно - их природа сильнее всего, сильнее наших желаний, сильнее наших возможностей!
- О! Пожалуйста, не тяни! Объясни, что все это значит!- Элис потерла виски.
- Это значит, что я теперь не один! Когда я стал оборотнем, моя волчья сущность «выбрала» мне пару. Ею оказалась волчица из стаи. Я запечатлился с Леа.
Все одновременно охнули!
- Ты что, не можешь этому противостоять? А что будет с Эсме? Как ты можешь так поступать с ней?! –  возмутилась Роуз.
- Роуз, от Карлайла ничего не зависит. Импринтинг в крови у оборотней. Преданность своей паре – тоже. Посмотри на Джейкоба. - Эдвард пытался помочь объяснить.
- Думаю, вы догадывались, что у нас с Эсме были разногласия. Это покажется вам невероятным, но мне кажется, она разлюбила меня. Когда-нибудь, она сама объяснит вам происходящее. Раз не объяснила сейчас – значит, посчитала, что не время. Я очень хочу, чтобы она была счастлива. И, возможно, это наш путь к счастью. Теперь для нас обоих, хотя несколько дней назад мне казалось, что я уже никогда не буду счастлив…
- Обязательно будете! – на несколько секунд Элис застыла, потом улыбнувшись, повернулась к Карлайлу. - Я вижу не все, но то, что вижу – мне уже нравится! «Не покажу! Не покажу!» - это уже относилось к Эдварду, дальше он смог разобрать только гимн Китая на английском.- «Get up, who does not want to slavery! Great Wall of Courage, we will defend China! ».
- И что мы теперь будем делать? – Эммет пытался оставаться невозмутимым.
- Я не знаю! Я попытаюсь научиться быть оборотнем – видимо это мое будущее. У нас с вами все будет по-прежнему. Вы - моя семья. Нам всем придётся выйти за рамки наших прежних отношений, выстроить новые и главное – принять все то новое, что нас ожидает. Давайте, вы будете жить так, как будто ничего не произошло. Этим вы очень поможете мне и Эсме. А сейчас я хочу уйти. Я вернусь, не волнуйтесь за меня.
Карлайл вышел из дома, прихватив запасную одежду, и направился к лесу. Чувствовал он себя прекрасно. «Мне нужно научиться управлять собою, своими обращениями» - подумал он. В лесу он оставил одежду под кустом, если он обернется, то не нужно просить помочь Эдварда.
Медленно шагая по тропинке, Карлайл прислушивался, принюхивался к лесу. Сейчас, в облике человека, он не мог уловить столько запахов и звуков, как раньше, будучи вампиром. Лес стал восприниматься совершенно по-другому. Все больше воспоминаний из прошлой, «человеческой» жизни захватывали его. Недалеко, на пригорке, вздрогнул куст и Карлайл увидел маленького, убегающего олененка. Он не мог теперь почувствовать его первым и напугал своим присутствием. Неожиданно, впереди на тропинке, по которой он шел, показался силуэт – это была Леа. Она быстрым шагом приблизилась к нему. Они были практически одного роста, глаза находились на одном уровне. Их взгляды встретились, глаза наполнились нежностью, и уже ничего не могло отвлечь их друг от друга.
- Я искала тебя, Карлайл! – Леа протянула руку к его лицу и с нежностью провела ладонью по щеке.
- А я тебя. - Улыбнулся в ответ Карлайл.- Ты понимаешь, что с нами происходит? – С надеждой спросил он. Леа, все-таки, волчица и познаний в жизни оборотней у неё было значительно больше.
- Нет, я не понимаю. Со мной ничего подобного не могло произойти! – Леа подошла вплотную. – А теперь, я даже не знаю что думать.
Карлайл взял её за руку, несмело притянул к себе и поцеловал. Этот поцелуй заставил замереть их сердца, заставил закипать их кровь, забыть обо всем и обо всех.
Внезапно Карлайл ощутил огонь внутри себя, ощутил, что каждая клетка его тела наполнилась немыслимой силой – он сделал несколько шагов назад, по телу пробежала дрожь - и он превратился в волка. Он взглянул на Леа – она улыбнулась ему и, отступив, обратилась. Она давно тренировалась и умела делать это по собственному желанию. Она не спеша побежала в чащу леса, повернулась и зазывно посмотрела на Карлайла - «Ну, что пробежимся?».
«Давай, мне всегда нравилось в лесу» - подумал он в ответ. – «Ты слышишь мои мысли?».
Леа не ответила, она не могла это слышать. Она вспоминала их поцелуй и её кровь кипела от этих переживаний. Вдалеке раздалось завывание нескольких волков из стаи – им нравилось, что она счастлива, они искренне радовались за неё, но они не могли удержаться, чтобы не подразнить её. Леа побежала быстрее, Карлайл не отставал. Они переглянулись, заметив небольшое стадо оленей и им не нужно было даже мысленно переговариваться – они бросились на стадо одновременно, не оставляя оленям никакого шанса. Потом, после первой совместной охоты, долго лежали в тени огромного дерева. Достаточно было просто находиться рядом, чувствовать дыхание, видеть глаза друг друга.

Отредактировано Nataли (2013-02-11 12:27:36)

0

6

Глава 10. Перемены.
Через полгода в городе все знали «романтическую» историю доктора Каллена. Городские сплетницы не оставили ему никакого шанса. Все знали, что он бросил жену, которая уехала переживать их разрыв в Европу. Теперь он купил квартиру, недалеко от городской больницы и жил там с девушкой – ею была Леа Клируотер. Предполагалось, что док перенес какое-то экзотическое заболевание, этим объяснялось то, что он перестал выглядеть сошедшим с обложки глянцевого журнала.
Эти полгода стали для Карлайла настоящим испытанием. После своего повторного обращения в волка, после первой охоты с Леа он собирался остаться жить в лесу, не появляться в городе, пока не сможет управляться со своей новой сущностью. Сначала они с Леа думали, что смогут жить в Ла Пуше, в резервации, но старейшины не одобрили их решение. Они не знали, как пребывание Карлайла может повлиять на стаю. Пришлось перебраться в город, вернуться к работе. Поэтому он и приобрел квартиру, они с Леа переселились в неё и счастью, которое поселилось вместе с ними, не было измерения. Вечерами он рассказывал Леа все, что происходило с ним за долгие-долгие годы его жизни. Слушая эти рассказы, Леа приходила в недоумение. Образ Карлайла – вампира совершенно не соответствовал образу хладных, о которых говорили легенды племени. Конечно, она видела и других вампиров – с ярко-красными глазами, горящими безумием, вступившими в схватку с семьей Калленов и оборотнями. Для одного из них она стала последним зрелищем в его короткой жизни, а вот второй… Леа вспомнила, как прыгнул Джейкоб, отталкивая её от нападавшего новообращенного вампира, как тяжело и болезненно потом срастались его кости. С ужасом Леа представила, если бы попалась тогда она. Джейкоб спас её, даже не зная, что она бы не восстановилась, просто хотел защитить.
В их жизни произошли изменения - обращений больше не было. Ни Карлайл, ни Леа не обращались. Леа просто не хотела этого, да и Карлайлу это не составило труда. Ему помогла его сдержанность, которую он оттачивал веками.
Много переживаний было связано с историей о смерти человека, которого укусила первая волчица Уша. Леа сходила с ума от мысли, что с Карлайлом может что – то произойти. Она решила поговорить с Квилом Атеарой – старшим сама. Вместе с обращением исчезла её любимая способность – нестись, ловя ветер и опережая птиц, по лесу. Пришлось начать пользоваться машиной, которую Карлайл купил ей. Она предупредила Карлайла о цели своей поездки и уехала в резервацию.
Леа постучала в двери дома Атеара. На пороге появился Квил-старший, его глаза не выражали удивления, он как будто ждал, что Леа появится на пороге его дома.
- Здравствуй, Леа. Как Сью? Как твои дела?
- Спасибо, со мной все в порядке! У мамы тоже все хорошо. Квил, я пришла к Вам за советом. Я очень переживаю из-за того, что произошло со мной и Карлайлом.
- Да, неудивительно. Когда идешь, по какому либо пути первым – это сложно.- Прищурившись, он посмотрел на Леа – Так что ты все-таки хотела у меня разузнать?
- В легенде, которую Вы рассказали Джейкобу, умер человек, укушенный волчицей, я хотела спросить, чего ждать нам? Что будет с Карлайлом?
- Леа! Ты должна понимать – легенды не дают ответы на все вопросы. Я могу сказать тебе только свое мнение – думаю, ты спасла Карлайла от такой участи, запечатлившись с ним. Яд волчицы превращает любого укушенного ею в оборотня для того, чтобы у неё могла появиться пара. Видимо это должно спасти нас от вымирания, пока жива хоть одна волчица. Если бы Уша запечатлелась с укушенным ею человеком, он бы выжил. Думаю, с вами все будет хорошо. Может ещё для Карлайла, как для вампира, вещество волчицы не было смертельно опасно, оно просто убило в нем вампира.
- Спасибо, я буду очень надеяться.- Леа попрощалась и ушла.
В машине она привела свои мысли в порядок. «Ладно, попробуем не нервничать».
Прошло время, с Карлайлом было все в порядке. Каждый раз, подходя к зеркалу, он заставлял себя не удивляться. Каждый раз не получалось. Он видел, как ложится усталость под глазами, после ночного дежурства и не мог к этому привыкнуть. Я конечно молод, но я состарюсь. Леа будет такой молодой рядом со мной! Но все было не так. Видимо кто-то там, наверху позаботился и об этом.
Леа не могла поверить в свое счастье – с ней это случилось – она была запечатлена! Но она верила, что оборотни запечатляются, чтобы передавать волчий ген по наследству. «Ну, какие наследники у женщины-оборотня?» – спрашивала она сама у себя? «Никаких» - отвечала сама себе. Однако спустя какое-то время этой вере нашлось подтверждение – её жизненный цикл вернулся в привычное русло. И женщина-оборотень перестала быть оборотнем, теперь она стала самой настоящей женщиной.
Семья Карлайла приняла Леа, хотя она и чувствовала некоторую отчуждённость. Она понимала, дети переживают из-за Эсме. Все были очень любезны и дружелюбны с ней. Белла и Эдвард теперь часто навещали их в городе, оставляя Ренесме с Джейкобом на прогулке в лесу. Джейкоб был рад за Леа. Он знал, насколько это было важно для неё. Время от времени он подразнивал её: «Я же говорил тебе, что когда перестанешь быть волчицей – сразу начнешь стареть, ну вот – дождалась, старушка», получал оплеуху от разъяренной Леа и, довольный собою, продолжал ухмыляться где-нибудь в сторонке.
Так проходил месяц за месяцем. Постепенно Карлайл и Леа перестали быть главной городской новостью, на них перестали оборачиваться в супермаркете. Коллеги Карлайла, присылая ему, приглашение на семейные мероприятия, вписывали теперь туда и Леа.
Единственный человек, который продолжал настороженно смотреть на Карлайла, а при встрече избегать разговоров с ним, был шериф Свон. Но, Карлайл понимал, что для этого есть причины и не навязывал свое общество.
После отъезда Эсме Чарли был подавлен. Это можно было сравнить с отъездом Рене, правда, тогда было больнее – из его жизни исчезли две родные души. Каждый раз, приезжая в кафе обедать, он садился за столик где видна стоянка машин – вдруг случится чудо - подъедет машина и из неё выйдет  Эсме… Проходил день за днем, но машина не подъезжала. Похоже, Эсме не собиралась возвращаться. Чарли грустил. Образ Эсме не выходил у него из головы. Все чаще он уходил из кафе, так и не притронувшись к своему обеду. «Эта странная история с доктором Калленом. Кто бы мог предположить, что он уйдет из дому к другой женщине! И к кому! Как это Сью допустила такое! Правда Леа выглядит очень счастливой. Конечно для Эсме это удар. Я так хочу её видеть! Может узнать, где она и позвонить? Нет, это неудобно».
Однажды, ему позвонил Карлайл. Шериф сидел на рабочем месте – в городке было тихо и спокойно. Пару штрафов за разбрасывание мусора за всю прошлую неделю – вот и все! Чарли просматривал отчеты, когда вдруг резко зазвонил его рабочий телефон.
- Чарли, добрый день! Это доктор Каллен!
- Здравствуй, Карлайл! Что-то случилось? - Чарли сразу подумал про Беллу - «Что-то она не звонила уже пару дней!». - Все в порядке?
- Да не волнуйся! В семье все хорошо! Это личный разговор.
- Не понимаю. – Чарли с ужасом представил, как он обсуждает личную жизнь доктора. «Я ему все равно не советчик. Что я могу посоветовать?»
- Чарли, мы можем встретиться? - спокойный голос Карлайла настораживал Чарли.
- Да, конечно, когда? – Чарли судорожно пытался придумать, зачем он понадобился доктору. – О чем пойдет речь?
- Я расскажу при встрече. Давай встретимся в обед, я подъеду к тебе в кафе.
Оставшееся до обеда время Чарли не мог ни на чем сосредоточиться. Он перекладывал бумажки с одной стороны стола на другую, складывая там новую кипу, потом перекладывал обратно. В конце концов, его терпение кончилось, и он решил, что можно уже ехать. Подъехав к кафе, он увидел, что машины Карлайла ещё нет. Значит, у него будет время устроиться за столиком и попытаться расслабиться. Шериф заказал обед и увидел, как подъехал Карлайл. Он вошел в кафе и подошел к столику, Чарли поднялся ему навстречу. Пожав руку Чарли Карлайл сел за столик.
- Здравствуй, рад тебя видеть, Чарли! Я, пожалуй, тоже что-то съем, проголодался на работе. Карлайл подозвал официантку и сделал заказ. «Ничего себе, перемены! Я первый раз вижу, как Карлайл что-нибудь ест! Что же там у них происходит?» - наблюдательность шерифа не изменяла ему. «Я его торопить с разговором не буду, подожду». Еще некоторое время они молча переглядывались, доедая каждый свой обед.
- Ну, вот, шеф Свон, я думаю пора поговорить.
- Да, давай, я слушаю.
- Чарли, ты знаешь, что моя жизнь изменилась. И я, в этой, новой своей жизни очень счастлив.
- Мг, слышал. – Чарли не хотел это обсуждать. – Не понимаю, как это касается меня?
- Сейчас речь не обо мне, речь пойдет о Эсме.
- Да, и что с Эсме? – Чарли заметно волновался. «Зачем он заводит разговор о ней? Какое к этому я имею отношение?»
- Чарли, она уехала, потому что считала, что если останется – то может предать меня. Она полюбила другого мужчину.
У Чарли вырвался непроизвольный возглас:
- Вот как! Я вам не судья, Карлайл! Разберетесь!
Карлайл нахмурился. Он никогда не мог себе представить подобного разговора. И это было непросто.
- Чарли, ты не слушаешь меня! Я говорю о тебе!
Шериф открыл рот, но так и не смог ничего произнести. После паузы, он все-таки собрал мысли и спросил: «Это она тебе сказала?».
- Нет, прямо не сказала. Вот, возьми – Карлайл протянул сложенный лист бумаги – Это адрес и контакты Эсме. Мне нелегко говорит о женщине, с которой меня длительное время связывали очень крепкие чувства, но я думаю, она нуждается в тебе. При одном условии – если ты нуждаешься в ней. Если это так – езжай к ней! Ты сможешь вернуть её к жизни, ты сможешь вернуть её нам всем! Поверь, я очень хочу, чтобы она была счастлива.
Чарли не смог больше продолжать этот разговор. Он вскочил из-за стола, выскочил из кафе и бросился к своей машине. «О чем можно еще мечтать! Я давал себе слово – если есть хоть один шанс – я его использую. Вот он, мой шанс! Ну, давай, шериф, не проспи!»
На ближайшие выходные он заказал билет в Европу. На работе удалось договориться, тем более, у него накопилась куча неиспользованных отпусков. И никому ничего не говоря, только оставив Карлайлу сообщение, Чарли улетел.

Глава 11. Сверх ожидания.
Эсме нравилась её новая работа. Она и не предполагала, что может увлечься этим. Пещера была закрыта для посетителей, поэтому место можно было даже назвать безлюдным. Несколько человек – реставраторов, включая её, да ещё рабочие с дорожной техникой, которые обновляли старую дорогу, ведущую к пещере. Для них привезли несколько разборных домов, рассчитанных на разное количество человек. Дома установили в длинный ряд возле пещеры. Кроме домов была построена большая беседка-кухня с длинным столом посередине. Эсме приехала чуть раньше, и ей достался одноместный дом. Можно было, выйдя из пещеры, сразу спрятаться у себя, если не было желания с кем-нибудь общаться. Среди работающих было несколько женщин и две семейные пары. Эсме познакомилась со всеми, иногда они собирались в беседке – пили чай, вели разговоры на разные темы. Иногда она присоединялась к дружной компании, если выпадал не солнечный день.
Пару-тройку раз в месяц к ней приезжали гости – то Эммет с Розали, то Джаспер с Элис, то Эдвард с Беллой и Ренесме, следом за ними появлялся Джейкоб. Похоже, они распределили очередность, не желая, чтобы она оставалась сама. И обязательно кто-нибудь из детей звонил ей ежедневно вечером, расспрашивая, как она провела время. Все, кроме Карлайла. Из их рассказов она знала все новости Форкса. Удивляясь сама себе, Эсме была искренне рада за Карлайла и Леа. Часто вечерами, глядя на постепенно угасающее небо, Эсме вспоминала Чарли. Пару раз она размышляла над тем, не уехать ли ей на несколько дней в Форкс. Здравый смысл подсказывал ей не делать этого, но грусть не покидала её и со временем она опять застывала, глядя на небо.
Однажды поздним вечером, Эсме сидела в своем домике и, вдруг, услыхала на улице, рядом с домом шаги. Её тонкий слух не мог её подвести – шаги раздавались возле её домика. «Неужели кто-то из соседей решил навестить меня? Странно, я никогда не звала никого к себе». Эсме отчетливо услышала возле дверей чье-то дыхание, но никто не постучал. Она напряглась. И вдруг ощутила знакомый запах, тот за которым скучала последние несколько месяцев, тот, который постоянно пыталась себе представить. Эсме рванулась к двери. Резким движением она толкнула дверь и, если бы Чарли стоял чуть ближе, снесла бы его с лестницы как пушинку. Чарли успел отклониться.
- Я тут…стал… Здравствуй, Эсме! – Пробормотал он испуганно, комкая в руках бумажку с адресом.
На лице Эсме появилась улыбка, и он совсем онемел, увидев ямочки, за которыми так скучал.
- Чарли! Здравствуй, как же я тебе рада! Как ты меня нашел? - Она схватила его за руку и затащила в дом, закрыв за ним двери.- Как ты здесь оказался? Почему неслышно было машины?
- Самолетом до Сантандера, оттуда взял такси. Таксист высадил меня чуть дальше – здесь дорога закрыта на ремонт, пришлось прогуляться пешком. А адрес… Адрес мне дал Карлайл.
«Карлайл! Он продолжает заботиться обо мне. Он хочет, чтобы я была счастлива». Эсме, не выпуская руку Чарли, подвела его к дивану и усадила.
- Ты устал, голоден, наверно? Я сбегаю на кухню, сделаю тебе чай.
- Спасибо, не нужно. Давай лучше поговорим.
Эсме замерла, перестав дышать. У Чарли ускоренно билось сердце, и его запах сводил её с ума.
- Скажи, пожалуйста, то, что ты сказала мне в Форксе, перед отъездом…? – Он замолчал, глядя ей в глаза и не смея продолжать.
- Да, Чарли, все, что я говорила - правда! – Эсме с нежностью смотрела на него. – Я скучала, я не могу находиться вдалеке от тебя!
- Значит, мы правда можем быть вместе? Я так… Я даже не знаю, верить ли мне в это
- Да, Чарли, да! А поверить тебе придется во многое. И Эсме несмело, с огромной нежность и осторожностью поцеловала Чарли.
На следующее утро, раздался требовательный звонок мобильного телефона. Чарли открыл глаза и увидел Эсме, сидящую рядом на стуле и улыбающуюся ему. Звонил Эдвард. Его голос был взволнован и напуган:
- Эсме?
- Да, Эдвард я слушаю? Что ты хотел? У нас раннее утро, только начало седьмого.
- Я ведь тебя не разбудил. – Эдвард попытался пошутить – А у нас ночь только начинается.
- Нет, меня ты не разбудил – Эсме решила, что не будет ничего скрывать.
- Не разбудил.- Эхом ей повторил Эдвард.
Ему позвонил Карлайл и рассказал, про свой разговор с шерифом, про его спешный отъезд. Теперь они волновались, понимая, насколько небезопасны для Чарли эти отношения. Больше всех переживала Белла. С одной стороны она радовалась за него – что может быть прекраснее – ты любишь, тебя любят. Но, она знала, как любят вампиры. Чарли был не готов к этому.
У Элис было видение. В нем смеющаяся, счастливая Эсме сидит с Чарли на диване. Но все понимали, что это может очень быстро измениться. После долгих совещаний, решили, что пора набраться смелости и позвонить, выяснить, как Чарли? И что с ним? Поскольку Эсме всегда легче всего вела откровенные разговоры с Эдвардом – решили, что звонить будет он. Эдвард боялся этого разговора, даже понимая его неизбежность.
- Как Чарли? – Все-таки решился спросить он.
- Чарли? – Теперь роль эха исполняла Эсме.- Так вы уже в курсе? – спросила она, показывая Чарли на трубку и шепча: «Это дети. Они переживают».
«Наверное волнуются, я никого не предупреждал» - тоже шепотом сказал Чарли.
Конечно же, их шепот услыхал Эдвард.
- Так с ним все в порядке! – Скорее утвердительно сказал он.
- Эдвард! А что вы там себе подумали?
«Ох!» - И тут она вспомнила про Таню, про убитых мужчин.
- Да, передай, пожалуйста, всем, у нас все в порядке – немного обижено сказала Эсме. И не удержавшись, добавила – Как вы могли!
- Прости! Прости! Прости! Мы волновались! Ты же понимаешь, сколько проблем может возникнуть? Передавай Чарли привет от Беллы! Мы просто очень вас любим! Пока! – Эдвард положил трубку.
- Тебе привет от Беллы! Они волновались.
- Да, наверное, мне нужно было предупредить. Я договорился на работе – могу остаться, помогать.
- Нет, Чарли! Контракт у меня закончился пару недель назад. Я раздумывала, продолжать ли его. Теперь не хочу. Давай вернемся! Там наша семья, дом. Я так соскучилась по детям! – Эсме задумалась над их будущим. Оно выглядело очень расплывчатым.
- Эсме, ты переедешь ко мне? – несмело спросил Чарли, все еще не веря в происходящее.
- Думаю да! Но нам придется очень многое с тобою обсудить и принять несколько важных решений. – Добавила Эсме, вспомнив про Вольтури.
- Я ничего не спрашиваю и ничему не удивляюсь. Давай, вернемся домой.- Чарли вспомнил про намеки Джейкоба: «Мир вокруг не совсем такой, как вы привыкли считать».

Отредактировано Nataли (2013-02-11 12:25:35)

0

7

Глава 12. Синклит.
Прошла неделя. В Форксе столько событий, дающих почву толкам, не происходило давно. Город опять жужжал. Вернулась жена доктора Каллена! За ней ездил шериф! Они вернулись вместе!
Теперь Эсме привыкала к роли хозяйки в доме Чарли. Чарли замечал много удивительного, наблюдая за ней, но помня урок Джейкоба, не задавал никаких вопросов. Благодаря этому Эсме было очень легко привыкнуть к её новой жизни. Шериф носил её на руках. Она была безмерно счастлива. Однажды в их доме раздался звонок. Чарли взял трубку, пока он слушал говорившего, Эсме уловила звук голоса Карлайла. Она ни разу еще не видела его после приезда из Испании. Чарли протянул трубку ей – «Это тебя».
- Алло, Карлайл?
- Да, привет! Услыхала мой голос? – Одновременно они поняли, что могут говорить, как старые закадычные друзья.- А я все никак не привыкну, что слух и зрение у меня теперь обычные. Ты можешь приехать сегодня вечером в наш старый дом? Нужно многое обсудить. Думаю, поговорить нужно без Чарли.
- Хорошо, я приеду.
Эсме повернулась к Чарли. Она и сама понимала, что нужно что-то решать. Пусть они с Чарли не обсуждают ничего из жизни вампиров, пусть не нарушены никакие законы, но если Вольтури узнают – в это будет очень трудно поверить. А значит, Чарли грозит опасность. И всей семье Калленов, тоже, грозит опасность.
- Чарли, я должна уехать – мне нужно поговорить с семьей. Есть проблемы. Вечером я расскажу тебе. «Не удивляться! Ничему не удивляться! Я не хочу ничего знать» - повторял он про себя.
- Хорошо, увидимся вечером.
Когда Эсме подъехала к дому на неё нахлынули воспоминания. Жизнь Карлайлом, столкновение с Чарли. Все уже собрались за большим столом, за которым они и раньше собирались всей семьей, когда предстояло принимать важные решения. Кроме детей за столом сидел Карлайл. Джейкоба тоже пригласили – он являлся частью семьи, а кроме этого, нужно было, чтобы стая была в курсе принимаемых решений. Эдвард уловил смятение в голове Эсме, возникшее при виде Карлайла.
- Мы соскучились и так рады тебе! – сказал он, надеясь, что это немного успокоит её.
- У нас в семье опять произошли перемены. И значительные. Боюсь, что если что-то из этого станет известно Вольтури, у нас возникнут проблемы. – Карлайл решил объяснить проблемы, которые видит он.
- Карлайл, мы ведь справлялись – Джаспер старался сохранить за столом непринужденную атмосферу.
Всем было нелегко – отвлекало сердцебиение Карлайла, пульсация его крови. К этому было сложно привыкнуть.
- Сейчас сложностей много. Во-первых, я уже не вампир, значит, семья стала слабее на одного. И, если Аро узнает об этом, я совсем не представляю, как он себя поведет. Я знаю про их существование, про Вольтерру и то, что там происходит. Не думаю, что Аро захочет оставить в живых свидетеля, даже если это буду я. Во-вторых, Чарли. Никто не будет проверять, знает он что-либо или нет. Пока Вольтури ничего не знают, у нас есть время подумать. Но я не представляю, как решить эти проблемы. – Карлайл обвел взглядом семью.
- А что, из Чарли выйдет хороший вампир – Эммет улыбнулся.- Давайте его обратим. Город во власти шерифа-вампира! – продолжил он низким голосом, подходящим для озвучивания триллеров.
- Не паясничай! – Роуз собиралась дать Эммету подзатыльник, но он успел увернуться
- Эм, ты что! – возмутилась Белла, он никогда не согласится.
- Для того чтобы определить, придется спросить у него. Спросить – это значит еще и дать ответы на его вопросы. И неизвестно, как он отнесется к услышанному. – Эдвард задумался, как же сложно будет, если шериф начнет задавать вопросы.
- Ну, он кое-что уже повидал из необычного. – Джейкоб вспомнил свой разговор с Чарли, после обращения Беллы.
- Я поговорю с ним, это я втянула его во все это – отозвалась Эсме. Только я не понимаю, как мы сможем это сделать, кто сможет его превратить, и как это защитит тебя, Карлайл?
- Эсме, я думаю, что ты сможешь это сделать! Ты справишься! Я верю в тебя. Эдвард сможет тебе помочь. – Ответил Карлайл. – Дальше возникнут сложности. Трудно представить, каким будет Чарли новообращенным, но вам придется с этим справится. И нужно понимать, Джейкоб, как к этому отнесется стая?
- Вы, вы так все говорите, как будто это уже решено! – Белла заметно нервничала.
- Нет, Белла! – Попытался успокоить её Эдвард. – Мы не будем ничего делать того, с чем Чарли будет не согласен.
- Стая это я. – Джейкоб улыбнулся. – Шучу! Если Чарли примет такое решение – я вас поддержу, но хочу чтобы Чарли сам мне это сказал.
- А как же быть с тобой, Карлайл? – Эдвард вернулся к вопросу, который задала Эсме?
- Знаете, как ни странно это для меня до сих пор звучит, я все-таки, оборотень. Мы сможем вернуться в Ла Пуш, в стаю. Если будет необходимость, надеюсь, мы этого не допустим, я буду сражаться вместе со стаей, я заменю в стае Леа. Теперь все знают, что волчицы не восстанавливаются от ран, и никто не допустит, чтобы она участвовала в битве.
- Леа в стаю не вернется! Я не позволю! – сказал Джейкоб.
- Очень жаль, но я совершенно не вижу твоего будущего, Карлайл! Я нескоро к этому привыкну.- Огорченно произнесла Элис. – Зато я вижу Чарли. И мне кажется, он согласится.
Эдвард тоже заулыбался, когда Элис показала ему видение – Чарли был на охоте. На охоте в облике вампира. – Он вспомнил, что Чарли очень любит охоту.
- Да, похоже, все будет в порядке. Давайте на этом и остановимся. Эсме, мы будем ждать решения Чарли. Если он захочет поговорить с кем-нибудь из нас, мы готовы.

Эсме уехала домой. Она решила, что сегодня же вечером должна поговорит с Чарли. Можно было отложить разговор. Чарли все еще был в отпуске, и время у них было, но Эсме подумала, что его лучше использовать на обращение и адаптацию Чарли, если он решится.
Еще на улице Эсме учуяла, что, Чарли разогревает ужин. Она заботливо готовила для него каждый день, Чарли не задавая никаких вопросов, каждый день садился есть один.
Эсме забежала в кухню, обняла Чарли.
- Привет! Давай помогу!
- Да, спасибо! – Чарли сел за стол, а Эсме засуетилась возле плиты.
Когда все было готово, она поставила перед Чарли тарелку с едой.
- Я подожду тебя в гостиной. Приятного ужина!
-Спасибо! Я недолго. – Чарли принюхался к еде и подумал: «Как они могут ничего не есть? И при этом Эсме готовит такую вкуснятину, поразительно». После ужина он присоединился к Эсме. Она ждала его, сидя на диване, в полной темноте.
- Свет включить? – Спросил Чарли.
- Нет, оставь, пожалуйста, так! Чарли, выслушай меня, пожалуйста! Мне будет очень сложно вести с тобой этот разговор, но я надеюсь, что ты мне поможешь. От твоего решения зависит очень многое. И, в первую очередь, судьба всей семьи, да и не только семьи.
- Звучит так, как будто вершу чьи-то судьбы.- Чарли начинал нервничать. Он пока не понимал, к чему идет это разговор, предполагая, что Эсме говорит про их отношения.
- Ты уже кое-что видел, например, способности Джейкоба. – Продолжила Эсме.
- Да, уж! Не хотел бы я к этому возвращаться! – Чарли вздрогнул, вспоминая огромного волка, неожиданно появившегося перед ним.
- Из-за того, что в нашей жизни многое изменилось, – Эсме нежно провела по руке Чарли – и мы теперь вместе, нам может угрожать опасность. Это может коснуться всех. Из этой ситуации есть выход. Для того, чтобы воспользоваться ним, я должна рассказать тебе все! Тебе придется узнать многое, далеко не все в этой истории приятное, многое покажется тебе удивительным. Но когда ты будешь знать все, ты сможешь принять решение, и сказать, можем ли мы воспользоваться этим выходом. Ты готов все это выслушать?
- Ну, скорее не готов! Звучит пугающе! Эсме, если ты знаешь, что так необходимо – рассказывай! Будем принимать решение. – Чарли даже не представлял, как этот разговор может изменить его судьбу.
Они проговорили до рассвета. Временами, Чарли вскакивал и нервно ходил из одного угла комнаты в другой. Эсме рассказала ему все – про существование вампиров и оборотней, историю возникновения семьи Калленов, историю Вольтури, немного из истории квилетов. «Билли? Он все время это все знал? И Сью? А Гарри? А Белла? Такое, конечно я и предположить не мог!» - В голове не укладывалось. Он очень огорчился, когда понял, историю возникновения преступлений в Форксе и в Сиэтле. И, конечно, не удержался и задавал вопросы, убивали людей Каллены? «А Белла? Неужели его Белла могла такое совершить! А, у неё самообладание! Это, наверное, от него!». Еще Эсме рассказала про беременность Беллы, про необходимость её обращения, последний приход Вольтури, про способность Беллы защитить семью, про то, как Вольтури оберегают секреты. «Да, вот почему меня отправили на рыбалку. А теперь? Я все знаю… Эсме не состарится?! И Белла не состарится». Еще Чарли услыхал, про сложность обращения, про необузданное поведение новообращенных вампиров.
- Чарли, с тех пор, как мы вместе, ты в опасности. Если бы я тебе не рассказала, ты бы все время строил догадки. Вольтури не прощают даже такого. Если мы обратим тебя, мы сможем избежать противостояния, в которое будут втянуты и волки, и все мы. А кроме этого, я хочу провести с тобой вечность! Чарли, мы сможем быть неразлучны вечность!
- Вечность! Звучит здорово! Но ведь это значит, что со временем мы отсюда уедем?
- Да, Чарли, люди многое замечают! Это произойдет не сразу! Но спустя какое-то время мы сможем вернуться. Семья все - равно будет вместе! Мы будем с семьей!
- Есть еще одно – если ты решишься, ты должен сам сказать Джейкобу о своем решении. Только так стая будет считать, что договор не нарушен.
Чарли молча сидел, глядя прямо перед собой! Было над чем поразмыслить! Эсме смотрела на него, представляя, что творится у него в голове! Она понимала, какое важное решение предстоит ему принять! Но она понимала – на кону жизнь её семьи, детей, её собственная жизнь. Её отвлек голос Чарли: «Да, давай это сделаем! Я не хочу ни для кого неприятностей! А кроме этого, Эсме, я бы сделал это даже потому, что этого хочешь ты!»
- Спасибо, Чарли! – Эсме обняла Чарли. – У тебя все получится! У нас все получится!
- Вы уже решили, как это все сделать? Наверное, пока я в отпуске? Я могу на время уйти со службы, думаю на – 5 - 6 месяцев меня отпустят. Это будешь ты? Я полностью доверяю тебе! Думаю, все получится! Только, пожалуйста, не позволь мне стать убийцей!
- Нет, конечно, нет! Белла справилась, а ты её отец – ты тоже справишься! У нас есть опыт! Все будет хорошо!
………………………………………………………………………………………………………………..
Чарли открыл глаза и оглянулся. Предпоследнее, что он помнил – как приехал с Эсме в дом Калленов. Карлайл был уже здесь, он объяснил ему, для чего нужен морфий и сделал укол. Последнее, что он помнил – жуткая боль, которая овладела всем его тело и измывалась над его мозгом. Сейчас её не было. Даже вспоминать было жутко.
Рядом с ним стояла Белла и держала его за руку. Чуть в стороне стояла Эсме и еще дальше, возле стены остальные Каллены. Не было только Карлайла, Ренесме и Джейкоба. Он помнил, все что рассказывала Эсме перед обращением. Наверняка их нет, чтобы не провоцировать его. Чарли приложил руку к сердцу – и, ничего не почувствовал! Там, где раньше билось его сердце, была тишина. Во всех взглядах, обращенных на него, читалось волнение.
- Пап, ну ты как? – Белла улыбнулась.
- Это уже все? Все кончилось? – Чарли медленно встал. Он помнил, как советовали не делать резких движений.
К нему подошла Эсме, протянув руку. За её спиной появился Джаспер. Чарли почувствовал, как на него накатывает спокойствие и умиротворенность. Правда, в горле, действительно першило. Об этом его тоже предупреждали. Он взял Эсме за руку, не в силах оторвать от неё взгляда – как же она прекрасна! Складывалось впечатление, что она стала еще красивее. «Ах, ну да! Новое зрение! Сразу и не привыкнешь! Хорошо, что Белла предупредила меня обо всем этом, рассказав свои впечатления. Что ж, пора взглянуть себе в глаза. Как там с цветом? ». Чарли нахмурился, возле него мгновенно появились Эдвард и Эммет.
- Тише, ребята, все в порядке! Спокойно!
- Как же я рад, шеф! - Эммет хлопнул Чарли по плечу, не удержавшись от эмоций! Ему так нравилось общаться с Чарли во время предсвадебной подготовки! Чарли слегка пошатнулся в сторону от этого дружеского похлопывания и молниеносно, сам не ожидая от себя такой скорости, развернулся лицом к Эммету, собираясь ответить каким-нибудь дружеским жестом. Эсме и Белла одновременно охнули! Эммет сделал шаг назад.
- Чарли, будь аккуратен! – успокаивая его, сказала Эсме. «Да, да немеряно силы! Я помню. Как бы не повредить никого и ничего!»
- Мне бы к зеркалу. – Неуверенно сказал Чарли.
- Сейчас, подойдешь. Скажи, как ты себя чувствуешь? - Эсме не выпускала руку Чарли из своей.
- Необычно.
Чарли подошел к зеркалу. «Да, зрелище не для слабонервных! Хорошо, что Белла встречая меня, одела линзы, не знаю, как бы я такое пережил. Вот бы такое показывали преступникам, которых задерживают. Преступность бы в стране упала…»
- Ну, что Чарли, готов поохотиться? Помнишь, тебе еще многому предстоит научиться. С нами пойдут Эммет и Джаспер. – Эсме направилась к двери.
Охота прошла хорошо. Чарли находился под большим впечатлением. Во-первых, инстинкт охотника стал в нем только сильнее, азарта прибавилось, но и возможности стали другие. Во-вторых, Эммет так красочно рассказывал про охоту на гризли, что Чарли хотелось рвануть прямо сейчас. А в-третьих, его страхи, по поводу того, что придется пить кровь, пусть даже кровь животного не оправдались – это оказалось на уровне инстинктов, и не было так отвратительно, как представлял он себе раньше.
Конечно, жизнь изменилась. Прошло уже пять с половиной месяцев. Все это время Чарли и Эсме жили в доме Калленов. Стало понятно, что шериф прекрасно владеет собой. Белла, когда была новообращенной, могла вспыхнуть, как спичка, но умела сразу взять себя в руки и погасить свои эмоции. А Чарли реагировал по-другому. Он просто не вспыхивал. У него не появлялось ни чувства гнева с желанием броситься на кого-нибудь, ни чувства жажды, с которым нельзя справиться. Видимо размеренность его мышления, которую наблюдал Эдвард в Чарли - человеке в значительной степени проявилась как пониженная эмоциональность в Чарли – новорожденном вампире. Сначала в доме появился Джейкоб. Именно его сердцебиение первым услыхал Чарли. Это было удивительно, как будто слушаешь, прислонившись ухом к грудной клетке. Больше Джейкоб никакого впечатления на Чарли не произвел и никаких «желаний» не вызвал. Зато Чарли произвел на него. Джейкоб не мог не признать – Чарли стал очень красивым, пусть бледным, но красивым!
- Та-ак, женщинам Форкса будет трудно! Такой красавчик, да еще в форме! – Джейкоб не мог пропустить повод для подшучивания. – Только знаешь, в Форксе все знаю, что цвет глаз у шерифа - шоколадно-коричневый. Ходить тебе, Чарли, в линзах!
Потом в доме появился Карлайл, а уже после привели Ренесме. Чарли прекрасно справлялся. Не было никакой необходимости сдерживаться. Разве что, запах, от Джейкоба и Карлайла – не нравился, приходилось сдерживать дыхание. Все понимали – шериф настолько же уникален, как новорожденный вампир, как и Белла. Эсме и Чарли решили, что пора вернуться в свой дом, а Чарли можно начать появляться в городе. По официальной версии Чарли приболел и проходил лечение в другом городе, а Эсме его сопровождала. Появившись первый раз в городе, им, конечно, пришлось привыкать к всеобщему вниманию. Да и Чарли теперь привлекал внимание своей внешностью, что оказалось для него самым сложным в его новой сущности. Во взглядах знакомых читалось удивление вперемешку с восхищением.
Однажды, Чарли и Эсме поехали в Порт-Анджелес, прогуляться по магазинам и выбрать подарки для Ренесме. Она быстро взрослела и её увлечения менялись так же быстро. Еще недавно ей были интересны пирамидки, которые она с удовольствием складывала, а теперь её интересовали всевозможные конструкторы, и чем сложнее, тем интереснее. В одном из магазинов было многолюдно. Глянув опытным взглядом на толпу возле прилавка, Чарли заметил, как паренек, лет семнадцати, засунул руку в сумку к женщине, которая увлеченно что-то рассматривала и тут же вытащил её, держа в ней кошелек. Чарли мгновенно сделал шаг навстречу ему, но его задержала Эсме, которая увидела его взгляд и спросила: «Что случилось!». «Ничего, просто воришка! Сейчас разберусь».
«Это ж надо! Просто на глазах у всех! Совесть то у тебя просыпаться собирается? Отдал бы ты лучше кошелек даме! Проблем меньше». В этот момент паренек поднял глаза и встретился с Чарли взглядом. Его лицо посерело, свободной рукой он постучал женщину по спине. Она резко повернулась к нему, вынырнув из толпы.
- Что? Что вам надо, молодой человек?
- Вот, возьмите. – Он протягивал ей её кошелек.- Это ведь ваш? Видимо выпал из сумки.
- Да, спасибо, конечно мой! – Женщина схватила кошелек, засунула его обратно в сумку и отошла в сторону.
Парень опустил глаза, отвернулся от Чарли и быстрым шагов вышел из магазина.
- Что случилось? – Эсме тоже наблюдала эту сцену.- Он что, передумал? Или ты ошибся?
- Нет, я не ошибся! Не стал бы он вытягивать кошелек, чтобы потом отдать его! Он увидел, что я смотрю.
- Но, ты же не в форме, а это не Форкс, это не твоя парафия. Что ты мог сделать?
- Я бы все равно этого так не оставил! Хотя, странно, само собой все разрешилось…
Второй случай произошел, когда Чарли уже вышел на работу. Проезжая вечером мимо бара, который пользовался в городе дурной славой, он заметил драку на улице, возле дверей бара. Трое здоровенных парней избивали вышибалу из этого бара, который видимо им чем-то не угодил. Чарли мгновенно остановил машину. Он хотел их разнять и арестовать нападавших. Понимая, на что он способен со своими теперешними силами он и не собирался вызывать подмогу. «Так, главное не выдавать себя и сделать все мягко. Сейчас я двину ногой самого низкого, оттолкну плечом того, который повыше и разберусь с третьим. Эти оба отлетят подальше, а третьего я повалю на асфальт, потом надену на всех наручники…» С этими мыслями Чарли замер на месте, не понимая, что происходит. Драка вдруг прекратилась сама собою, двое из нападавших отлетели в разные стороны, причем так, как будто их растолкали, а третий упал на асфальт, на живот. Жертва их нападения сначала приподнялся, тяжело дыша, потом встал на ноги Он увидел стоящего рядом Чарли.
- Спасибо, за помощь, шеф! Совсем одурели! Надо менять работу.
- Я вызову тебе скорую, возможно у тебя есть травмы.
«Странно, что же это! Даже усилий не пришлось приложить». Он засунул всех троих в машину, отвез и участок. Оттуда позвонил Карлайлу.
- Док, мы можем повидаться? Со мною что-то происходит.
- Да, я свободен. Где?
- Приезжай к нам домой, Эсме будет рада тебя видеть. Я предупрежу её. Я тоже сейчас еду.
Приехав домой, он застал Карлайла и Эсме. Они расположились на кухне, за столом. Карлайл с удовольствием поедал пирог, который испекла Эсме, а Эсме с интересом за ним наблюдала. «Конечно, раньше она никогда и не видела, как он ест»
Чарли рассказал о случившемся с ним. Он вспомнил тот, первый случай в Порт-Анджелесе. Когда он закончил свой рассказ, Карлайл сказал:
- Они очень похожи, эти случаи. В обоих случаях ситуация была связана с отрицательными поступками и, в обоих случаях, ты  подумал о том, как она должна закончится. В результате так и получалось. Интересно, можешь попробовать подумать что-нибудь про меня? Тут нет негатива, но нужно попробовать.
- Хорошо! – Чарли посмотрел в глаза Карлайлу - «Попроси еще чаю и пирога!».
Но, ничего не происходило. Карлайл пожал плечами.
- Наверное, должно происходить что-то плохое. Нужно больше информации.
За последующие две недели, Чарли еще несколько раз столкнулся с криминальными ситуациями. Все они заканчивались одинаково – как только он решал, как это должно быть. Получалось, что шериф научился их предотвращать, жаль нельзя предугадать, где произойдет следующая ситуация. Осталось взять на работу в управление шерифа для этого Элис. Но и так хорошо. Скоро по городу поползли слухи – там, где появляется шериф, преступники сами дают себя арестовать.

Глава 13. Паче чаяния.
Однажды, Карлайл освободившись после смены, вышел из больницы и увидел на стоянке Леа – она ждала его возле машины. Леа никогда раньше не появлялась у него на работе. Карлайл подумал, что это связано с появлением в городе Эсме и Чарли.
- Что случилось? Что-то срочное? Почему ты здесь? – он смотрел в родные глаза и уже боялся того, что она сейчас скажет. Леа была очень взволнована, такой он её еще не видел.
- Не пугайся. Ничего плохого не произошло. Надеюсь, что и не произойдет. Знаешь, я сделала тест – я беременна.
- Это же замечательно!- На лице Карлайла появилась улыбка, лицо сияло от радости. Он обнял Леа за талию и, приподняв, закружил.- Леа! Леа! Как же я счастлив!
- Ох! Подожди, остановись, пожалуйста! Я тоже счастлива, но я очень боюсь. В твоем и моем прошлом столько необычного, столько необъяснимого, что есть над чем задуматься. Кем будет наш ребенок? И еще, меня пугает история беременности Беллы. Что если и моя беременность будет протекать с какими-то сложностями? Карлайл, мне очень страшно! – Леа неотрывно смотрела Карлайлу в глаза, пытаясь разглядеть там сомнения.
- Леа! Я же все-таки врач! Давай зайдем в больницу. Я могу сделать тебе необходимые анализы, мы разберемся, насколько это серьезно и опасно.
Карлайл сделал, для начала, УЗИ. Беременность Леа оказалась обычной. Ничего похожего на беременность Беллы, что значительно успокоило Леа. Они увидели на экране монитора маленький плод, это был мальчик. Потом Карлайл взял для исследования околоплодные воды – ему нужно было знать, к чему готовиться и сколько у них времени. Возможно, если беременность будет протекать необычно, придётся уехать – они только перестали быть в центре внимания. Через пару-тройку дней анализ будет готов, и он с уверенностью скажет, кто этот малыш.
Когда Карлайл получил результат, он не знал, радоваться ему или нет. Мальчик был самым обычным малышом – 23 пары хромосом. С одной стороны – это жизнь, со всеми человеческими радостями, взрослением, старением, с другой стороны это болезни, опасности, и многое другое, с чем связана эта человеческая жизнь. Жизнь сама расставляла точки. Человек, значит человек! Мы не будем ничего менять. И доктор Каллен понимал – он пройдет рядом со своим сыном столько, сколько отмерит ему эта жизнь, но он будет стремиться, чтобы каждая минута жизни его семьи была наполнена счастьем. Впрочем, обычной беременность Леа не стала, она была тяжелой, с постоянными угрозами. Почти все время Леа проводила или дома или в больнице у Карлайла.
Все новости она узнавала от Карлайла. Особенно её потрясла новость про обращение Чарли. Карлайл не стал от неё это скрывать – в резервации знали, все - равно кто-нибудь рассказал бы.
Когда Сью приезжала проведывать их, она рассказывала новости из Ла Пуш. Из её рассказов становилось понятно, что квилеты сильно изменили свое мнение о вампирах. И, хотя, договор существовал, и все старались его придерживаться, отношения между оборотнями и вампирами перешло в совершенно новую стадию своего развития. Так Билли, переступив через свое предвзятое отношение к вампирам, стал частым гостем у Чарли и Эсме. Как раньше, они вместе смотрели матчи по телевизору, только теперь он не привозил рыбу по рецептам индейцев. Сет был частым гостем в доме Калленов, Белла и Эдвард относились к нему как к брату. Про Джейкоба можно и не говорить. Каждый его день был посвящен Ренесме.

Гарри Карлео Каллен родился ровно через 9 месяцев, как и положено. Это был здоровый, крепкий и очень красивый малыш. Светлые волосы обрамляли немного смуглое лицо, с темными миндалевидными глазами. И хотя в его лице лишь слегка угадывались черты квилетов, он был потомок одного из старейшин племени.
Все чаще Карлайл и Леа привозили сына в Ла Пуш. Мальчик очень любил играть с другими детьми на пляже. По традиции квилетов, когда ему исполнилось десять лет, в резервации провели похожий на крещение обряд. Его проводил Квил Атеара старший, который теперь считался для Карлео как наставник. Карлео становился все больше похож на квилетов. Его мускулы постепенно наливались силой, что выгодно подчеркивала его смуглая кожа. И только светлые волосы, спадавшие ему на плечи, отличали его от остальных. Когда ему исполнилось шестнадцать лет, он был уже одного роста с Карлайлом. Девушки племени засматривались на него, когда он бывал в резервации. В этот день рождения Атеара преподнес ему старинную стрелу, которую когда-то отдал ему на хранение дед Леа, символ власти. У нескольких старейшин были эти символы, свою стрелу Квил Атеара собирался передать внуку, а эта, поскольку Леа была волчицей и не могла иметь детей, предназначалась Сету. Но сейчас все изменилось. И полноправным владельцем стрелы по праву был Гарри Карлео.
Гарри Карлео очень любил семью Калленов. Ему всегда нравилось, сколько взрослых братьев и сестер у него есть! Да еще каких - красавица Роуз, неугомонная Элис, благодаря которой он стал первым денди в школе. И никакие протесты Леа не дали результатов. Еще спокойный и уверенный в себе Джаспер, рядом с которым было очень уютно и всегда подразнивающий его Эммет, который при виде быстро развивающегося Карлео всегда говорил: «Ну, ты вырос на целую голову и объем мышц у тебя, конечно, стал побольше, но до меня не дотянешь!». «Поживем – увидим!» - всегда отвечал ему Гарри Карлео, в котором говорила рассудительность, приобретенная от отца. Еще был Эдвард, который всегда знал, что у него на душе, с которым можно было просто помолчать. Была Белла, с которой было так приятно обсуждать школу, книги и, конечно, Ренесме, с которой он в детстве любил играть.
После шестнадцатого дня рождения родители рассказали ему, кем они были до его рождения, посвятив его во все тайны вампиров и оборотней. Во время разговора к ним присоединился Джейкоб, который ответил на вопросы, которые мгновенно появились у юноши и показал, что значит превратиться. Карлео очень серьезно отнесся ко всему сказанному и очень спокойно отнесся к обращению Джейкоба. Как и все дети в племени он не просто рано возмужал физически, но и повзрослел с социальной и психической точки зрения. Он давно видел в резервации парней из стаи, видел, как они отличаются от остальных, понимал, что их объединяют какие-то крепкие узы. Особенно его всегда интересовало, как Джейкобу удается оставаться молодым и полным сил. Почему так быстро повзрослела Ренесме. После их откровенного разговора все стало на свои места. Интересно было узнать, что Джейкоб является Альфой в стае и как объединяет стаю умение слышать мысли друг друга. Карлео был переполнен гордостью за родителей. Его отец был воплощением добра и справедливости! Сколько человек он спасал, будучи прекрасным врачом и, при этом не загубил ни одной человеческой жизни, будучи вампиром!
Но наибольшее впечатление на Карлео произвело то, что его ласковая, милая мама, оказывается, была волчица! И участвовала в битве!
- Джейкоб, во сколько лет я попаду в стаю?
- Ты не обязательно туда попадешь! – Джейкоб не разделял радости и оптимизма юноши.- Новые оборотни появляются только, если есть от кого обороняться! Надеюсь, нам это не понадобится!
Леа с ужасом смотрела на сына. И в эту минуту она думала о Сью… Как же тяжело было их матери понимать, что дети в любую минуту могут стать воинами и участвовать в жестоком противостоянии. А Сет, он был такой юный, когда начал обращаться. Теперь и она оказалась в этой роли. Если вернутся Вольтури, её мальчик может тоже стать членом стаи. Значит этого нельзя допустить.

Отредактировано Nataли (2013-02-11 12:23:13)

0

8

Глава 14. Он получит своё.
Сейчас ему хотелось большего – ему нужны были все трое. Он имеет такое право! Сколько раз за долгую жизнь Аро получал то, что хотел, и сколько раз нет? Счет явно не в пользу «нет». И сейчас он не собирается отступать! Что такое время? Время - это то, что медленно протекает мимо тебя. Вот именно! Мимо! Прошло более шестнадцати лет с тех пор, когда Аро привел свою свиту в Форкс в надежде на хороший улов. Тогда все сорвалось.
«Мы плохо подготовились. Нельзя ничего предпринимать, если обстановка не разведана. Зря тогда поспешили. Повод, конечно, был хороший, да и информатор вовремя подоспела. Да! Жаль, не послали вперед кого-нибудь, чтобы все выведать. Элис, правда, могла предвидеть! Но я сделал выводы, как всегда, и в этот раз не ошибусь. Теперь я получу и Эдварда, и Беллу, и Элис! О, это чудесно! Даже не знаю, чего же хотеть потом…» – Аро был в прекрасном, мечтательном настроении. Только вчера утром он отправил Маркуса и Джейн все проверить, разузнать в Форкс. И вот сегодня он обладает необходимой информацией. Он получит свое!
Они разузнали достаточно! Каллены остались на месте, все, в ком заинтересован Аро.
«Странные новости про Карлайла, конечно. Вот уж никогда бы не подумал, что он может расстаться с Эсме. Может, это она его бросила ради этого нового вампира, с которым она теперь? А Карлайл живет теперь где-то отдельно от остальных. Ну, он всегда был достаточно странным. Одно только его вегетарианство чего стоит. Это только облегчит нам задачу, если его не будет в нужную минуту рядом. Теперь у них еще один член семьи, хотя и живут тоже отдельно. Они увеличивают свою силу. Их уже девять. Но это нам нипочем! Нас все равно намного больше! И в этот раз не будет никаких свидетелей! Сначала нужно заполучить Беллу. Её щит – единственное, что тогда остановило нас. Плохо, что Елеазар нас оставил. Если бы мы заранее знали про дар Беллы… О! Я бы не отпустил её из Вольтерры. Тогда она стала бы вампиром в нашей семье. Теперь она станет нашей первой целью. Белла, да и Каллены, не делают выводов из прошлого! Совершенно напрасно! Какая молодец Сульпиция! Здорово придумала, как нам обезвредить Беллу. Рената вернется сегодня, замечательно выполнив мое задание! Она уже сообщила об этом по телефону! Молодец! И пусть я двое суток оставался без её щита – дело того стоило! Не зря она научилась расширять зону действия своего дара. Теперь ей не нужно подходить к тому, кого она хотела отвлечь. Достаточно просто представить этого человека или вампира. И Элис не смогла увидеть, чем занималась Рената последнее время, и никто не смог ей помешать. С волками мы справимся. Сила Джейн и Алека для них будет убийственна, да и Феликсу будет работа. Хотя, я бы парочку для себя оставил! Возможно, я сумею их приручить. Пора начинать. Нет! Хайди предварительно должна нас обеспечить едой. Нам не нужны приключения по дороге в Форкс».
Его размышления прервал Кай.
- Аро, вернулась Рената. Ты хочешь видеть её?
- Да, друг, позови, пожалуйста.
Кай открыл двери и в комнату вошла Рената. Цвет её глаз все еще скрывали линзы. Она только что вернулась. Аро подошел к ней и протянул руку. Рената сняла перчатку и взяла его за протянутую руку со словами:
- Все закончилось успешно, господин! Я вернулась не одна.
- Прекрасно, безукоризненно! – прошептал Аро, когда посмотрел мысли Ренаты и добавил: - Ты заслужила награду. Иди, продолжай оберегать нашу добычу. Не подпускай к ней никого!

Чарли не находил себе места. Он не мог связаться с Беллой – они были на охоте. Телефон не отвечал. Чарли последние двадцать минут мерил комнату шагами. Эсме должна была вот-вот вернуться из магазина. Ему нужно было с кем-нибудь посоветоваться. Нужно было что-то предпринять. Двадцать минут назад позвонил Фил. Они с Рене последние четыре года жили в Джорджии, в Атланте. Филл добился успеха, теперь он был одним из «смельчаков» - Atlanta Braves заключила с ним долгосрочный договор. Филл очень нервничал, разговаривать с ним было сложно. Из разговора, Чарли понял только одно – пропала Рене. Вчера она занималась своими делами – фитнес, парикмахерская, а вечером они были приглашены на день рождения к одному из игроков команды Фила, где и должны были встретиться. Рене не приехала. Фил попал домой только утром и понял, что Рене не возвращалась. После этого он обзвонил всех своих знакомых, знакомых Рене – никто ничего не знал. Потом он позвонил в полицию. Они обещали подъехать, но сказали, что предпринимать ничего не будут, так как еще рано. Прошел уже почти весь день, ничего не менялось, и Филл решил звонить Чарли. Он знал, что шериф обязательно что-то подскажет. Чарли не знал, что посоветовать Филу, но обещал с ним связаться, как только решит, что делать. Он сразу же позвонил Элис и рассказал про Рене. Он очень надеялся, что она что-нибудь сможет увидеть.
- Чарли, мне очень жаль, я не вижу Рене. Я не вижу её будущего. Мы придумаем, как помочь в её поисках.
- Элис, это очень плохо, что ты её не видишь? – Чарли боялся этого вопроса, но должен был его задать.
- Мне жаль тебя расстраивать, если бы Рене была не человеком, я бы сказала, что неплохо. Сколько раз было так, что я не видела будущего из-за чего-то необычного – оборотни, например. Но Рене не связана ни с чем таким, и значит, я должна её видеть. К сожалению, да, это плохо! - И Элис положила трубку.
Чарли хотел дозвониться Белле, нужно было отправляться в Атланту, там он смог бы разобраться и что-нибудь предпринять. Но с кем лучше ехать? Как действовать в чужом городе? К дому подъезжала машина. Чарли по шуршанию шин понял, что вернулась Эсме. Ну наконец! Сейчас вместе что-нибудь придумаем! Вдруг зазвонил его мобильный. Чарли схватил трубку. Это была Белла.
- Привет, пап! Я увидела, что ты звонил, мы просто были немного заняты.
- Белла, с мамой неприятности. – Чарли не знал, как сказать мягче.
- Алло, Чарли! Это Эдвард! Что случилось? – Эдвард увидел, как замерло лицо Беллы, и взял у неё трубку.
Чарли рассказал Эдварду о разговоре с Филом.
- Чарли, мы постараемся побыстрее вернуться. Приезжайте с Эсме ближе к вечеру в дом Калленов. Мы решим, что делать и кто поедет тебе помогать. До встречи.
Вечером все сидели за столом. И только Белла ходила вокруг, отмеряя быстрым шагом километры вокруг стола.
- Белла, присядь, пожалуйста! Так удобнее будет разговаривать. Мы все нервничаем, но, конечно не так как ты! – Элис пыталась успокоить Беллу.
- Я прекрасно понимаю, что делать! Нужно ехать. Поеду я с Эдвардом и Чарли. – Белла присела за стол.
- Я тоже поеду. Вам нужна будет помощь. – Эсме взглянула на Чарли. Он не возражал.- Хорошо, что едет Эдвард. Поиск в мыслях людей – это уже полдела.
- Ох! Только не это! - вдруг выдохнула Элис, и все посмотрели на неё. По лицу было видно, что Элис сейчас не здесь.
- Ах вот оно что! – Зло выговорил Эдвард. Он успел увидеть мысли Элис.
- Что? Что случилось? Не тяните! Говорите! – Белла опять встала, собираясь вышагивать вокруг стола.
- Элис, я сам, ладно? – Эдвард взглянул на Элис.
– Да, конечно! - она ответила мысленно.
- Белла, Элис увидела Рене. Она жива, но она у Вольтури. Судя по видению это Вольтерра. А вот зачем она там - это загадка.
- Это не загадка. Думаю, Аро хочет, чтобы я поехала за ней. – Белла вспомнила, как ищейка - Джеймс - заманил её в танцевальную студию, воспользовавшись старой семейной записью. Только теперь это был не Джеймс, а опытный, хитрый Аро. И у него была не запись, а живая, напуганная Рене. – Мне нужно отправляться туда.
- Нет! Белла, ты не можешь отправиться одна! – Чарли тоже вскочил и в одно мгновение оказался рядом.
- Я не прощу себе, если с Рене что-нибудь случится. А вот за себя я смогу постоять. Мой щит поможет мне.
- Ты не понимаешь! У Вольтури наверняка есть план, а в плане – твой приезд к ним. – Эдвард пытался остановить порывы Беллы. – Нам нужно понять, в чем их план.
- Эдвард! Вы разбирайтесь с планом здесь! А я отправлюсь в Вольтерру.
- Тогда я отправлюсь с тобой! – воскликнула Элис.
- Ну да, о чем еще тогда мечтать Аро! Ах, да, об Эдварде! – теперь Джаспер пытался остановить Элис.
- Джас, не стоит волноваться… - Элис не договорила, она опять застыла на месте, смотря прямо перед собой пустыми глазами.
Все опять повернулись к ней, на лицах застыл испуг.
- Мы, похоже, никуда не поедем. Белла, Вольтури уже здесь, они на поляне, где мы уже встречались. Рене с ними. Их много – почти все, но, в этот раз без свидетелей. – Удивленно проговорила Элис.
- Как это здесь? Как они скрыли это от тебя? - Эдвард пытался понять, каким образом Элис пропустила событие. У них не оставалось времени на подготовку.
- Я должна туда идти. Эдвард, объясни всё, пожалуйста, Ренесме. И пусть она остается с Джейкобом. - Белла собиралась уходить.
- Ну, нет, сестричка! Одну мы тебя точно туда не отпустим. – Эммет оказался на пути Беллы.
- Там моя мама! Эммет, я должна идти.
- Мы все идем, Белла! И не спорь! – К Эммету присоединился Джаспер.

Приближаясь к поляне, каждый из них, кроме Чарли, ощутил дежавю. Еще издалека, члены клана Вольтури были заметны на поляне – создавалось впечатление, что центр поляны укутал темный, мрачный туман.
Неизменные капюшоны плащей скрывали лица, но все равно, среди них легко было заметить три фигуры в центре – Аро, Кай и Маркус. Рядом с ними – Джейн и Алек, остальные расположились с двух сторон от центра. Впереди троицы, на земле, сидела Рене, глядя полуобезумевшими от ужаса глазами на окружавших её вампиров. За спиной Аро появилась Рената.

Когда стороны сблизились, и между ними оставалось метров сто, все остановились.
Кроме дежавю ощущалось беспокойство – все были не подготовлены, не знали что известно и что не известно Вольтури. Кроме прочего, Вольтури было значительно больше.
Чарли не знал как вести себя в такой ситуации, ему много рассказывали про битвы, но подготовить не успели. Эсме держала его за руку, нашептывая что-то для успокоения. Эммет и Джаспер стали впереди, загородив собою Элис и Розали. Эдвард пытался остановить Беллу, которая рвалась вперед. Рене увидела их и закричала:
- Нет, Белла! Не приближайся!

Аро взглянул на Рене и спокойным тоном, от которого она вжала голову в плечи, произнес:
- Будь добра, помолчи, пока мы поговорим и во всем разберемся. Феликс, побудь рядом, пожалуйста.
Аро видел, как пререкаются Белла и Эдвард, он знал, что Белла все равно подойдет к ним. А дальше… Дальше все роли расписаны и каждый должен сыграть свою безукоризненно. Теперь никто, кроме Аро, не знал ни сценария всего действа, ни чужих ролей. Аро не хотел, чтобы Эдвард смог это прочесть. План был прост. Белла не пользуется щитом под угрозой смерти матери. Без щита его солдаты справятся со всеми, кому не нравится его план. Отдельным пунктом плана была смерть Джаспера – Аро хотел, чтобы он не мешал Элис привыкать к семье Вольтури. Потом они заберут Эдварда, Элис и Беллу и отправятся в Вольтерру. Там, под воздействием дара Челси, он со временем принудит их остаться с ними. Ну, а нет – так нет! Значит, им просто не повезло.
Все шло по плану – Белла быстрым шагом направилась к ним, следом за ней рванул Эдвард. Рената выдвинулась из-за спины Аро и, стараясь делать это незаметно, направила свое воздействие на Эдварда. Он не слышал мысли Аро, потому что и не пытался их слышать. В то мгновение, когда Белла собиралась накрыть себя и Эдварда щитом, Рената почувствовала сопротивление и мгновенно дала знак Аро.
- Феликс, друг мой, помоги нам, - тут же произнес Аро. Одной рукой Феликс схватил Рене за волосы и заставил приподняться с земли, другой рукой закрыл ей рот. Одновременно с его действиями заговорил Аро:
- Белла! Не стоит ничего предпринимать! Я не хочу никому неприятностей! Ты же любишь маму?
Вот и будь умницей. Не нужно активировать щит. И Рене, а мы уже познакомились и перешли на «ты», будет в порядке. Надеюсь, ты поняла меня. – Медленно произнес он, глядя Белле в глаза.
Аро увидел, как напряглись остальные члены семьи Калленов. Они всё слышали, особенно ощутимо нервничал новый вампир, которого Аро не знал. «Познакомлюсь с ним чуть позже. Хорошо, что нет Карлайла». Эдвард, ничего не понимая, и пытаясь прочесть их мысли, переводил взгляд с одного на другого.
- Вот и хорошо, - сказал Аро Белле, когда понял, что она не защищается. - Будь послушной девочкой. А мы сейчас проверим. Джейн! Алек! В какое-то мгновение до Эдварда донеслись мысли близнецов, и он понял, что они сделают. Но при всем желании он не мог уже ничего предпринять – на него не моргая, практически в упор смотрел Алек. Боковым зрением Эдвард увидел, как к Белле повернулась Джейн, как Белла, ойкнув, упала на землю, согнувшись пополам от невообразимой боли, которая пронизала её тело. Но он, с невероятным равнодушием, остался стоять на месте, поддавшись воздействию Алека.
К ним рванулся Эммет, но Аро вытянул вперед руку и отрицательно помахал указательным пальцем:
- Нет! Не стоит этого делать! Даже не думай! - Второй рукой, не глядя, он указал в сторону Феликса и Рене. Феликс сзади схватил Рене за голову и, прижав к себе, приподнял над землей. Её ноги беспомощно барахтались в воздухе, из горла вырвался хрип. Роуз дернула Эммета за руку обратно.
- Не делай этого, ты навредишь Рене, Белла не простит нам этого.
Когда Чарли увидел, как Белла упала на землю от боли, которую ей приходилось терпеть, он почувствовал огромную ненависть к стоявшей напротив семье. Он знал про каждого члена семьи Вольтури, про способности, которыми они обладали. Эсме успела рассказать ему всю информацию, которой владела. «Черт! Да что же это? Девочка моя! Давайте-ка вы друг друга замучайте, хоть до смерти! Как же тебе помочь?!» И в этот момент произошли сразу несколько событий.
Во-первых, Белла перестала корчиться, потому что Джейн отвернулась от неё, направив свой взгляд на Алека, а Алек повернулся и взглянул в глаза Джейн. Во-вторых, к Белле мгновенно подскочил Эдвард, помог ей подняться и приобнял за плечи, а Алек издал стон, ноги его подкосились и он упал на землю. Джейн спокойно и равнодушно смотрела на мучения брата – на неё успел подействовать его дар. Чарли мгновенно связал эти события со своими мыслями и понял, что возможно, он сможет повлиять на ситуацию. В-третьих, из лесу раздался шум и на поляну выскочили несколько огромных волков. Белла и Эдвард знали не всех. А в-четвертых, следом за волками, из лесу появился Карлайл и направился прямиком к Аро. За Карлайлом появилась Леа, но волки не позволили ей выйти на поляну – она так и осталась стоять в стороне под деревьями, в руках она держала ворох одежды, видимо запасной.
- Джейн! Прекрати немедленно! – гневно произнес Аро. Джейн отвела взгляд от Алека и тот смог подняться с земли.
Аро отвернулся от них и с удивлением взглянул на Карлайла.
- Карлайл, дорогой! Давно я тебя не видел! Я не узнаю тебя. - Аро замер, прислушиваясь к новым звукам. На лице у него появилось выражение крайнего удивления. – Что это? Что с тобой случилось? Ты изменился? Как, у тебя бьется сердце? Ты постиг что-то новое в медицине?
- Здравствуй, Аро! Да, я изменился, и очень сильно! Боюсь, тебе не понравится то, как я изменился.
Аро с удивление разглядывал Карлайла. Такого он не видел никогда.
- Что не понравиться? Ты не вампир? Как такое возможно? Ты мучаешь меня, зная, как я люблю ответы на вопросы! Ты позволишь? – Он протянул руку к Карлайлу, желая, дотронутся до него и понять, что происходит.
- Нет, Аро, не в этот раз! - Карлайл отступил назад. Он не мог позволить знать Аро то, что теперь знал сам. Особенно это касалось информации об оборотнях.
- Как? Ты смеешь мне отказать? – Аро сделал шаг к Карлайлу, его взгляд выражал нервозность, но в этот миг к ним подпрыгнул огромный волк с очень светлой шерстью. Низко прижав голову к земле, он зарычал, глядя на Аро. Остальные волки злобно взвыли. «Что-то идет не по плану» - подумал Аро. «Придется импровизировать».
Рене обмякла в руках Феликса, потеряв сознание. Белла хотела броситься к ней, но её схватил Деметрий. Феликс напрягся, всем своим видом показывая, что не собирается церемониться с Рене. Эдварда, который собирался помочь, остановил злобный взгляд, который молниеносно направила на него Джейн.
Внимание всех было привлечено к Эдварду, который упал на землю, почувствовав невыносимую боль. Чарли отреагировал мгновенно – он направил все свои мысли на Джейн, понимая, что пока она является основной проблемой для дочери и зятя. Мысленно, он заставил её воздействовать своим даром на Феликса, затем направил дар Алека на Деметрия. Оба мгновенно оказались неприспособленными что-либо делать. Джейн не могла пошевелиться от ужаса, который её охватил. Она не понимала, как перенацеливается её способность на своих.
Аро воспользовался секундной заминкой и бросился на Карлайла. Но завершить свой прыжок ему не удалось – одновременно с ним прыгнул белёсый волк, который сбил его с ног. Но Аро удалось перевернуться, и они упали на землю. Первым упал волк, Аро успел придавить его к земле, схватил за шею и начал душить. «Корнелий, нет!» - пронеслось в голове Карлайла. И, мгновенно, краем глаза Аро увидел, как Карлайл содрогнулся, по его телу пробежала дрожь, голова затряслась, в стороны полетели клочья ткани.
по его телу пробежала дрожь, голова затряслась, в стороны полетели клочья ткани.
Дальнейшее происходило очень быстро и шокировало всех – и Калленов, и Вольтури…
В стороне охнула Леа. На Аро, широко раскрыв пасть, прыгнул огромный серо-желтый волк. Одним движением он сбил его с волка, которого Аро прижал к земле и обезглавил. Второй волк мгновенно поднялся на ноги, развернувшись к остальным Вольтури и не давая возможности им шелохнуться. Остальные члены стаи тут же подскочили к ним, помогая окончательно расправиться с Аро, уволокли его останки с поляны в лес. Туда же побежали Элис и Эсме и помогли развести костер. Великого, могучего, мудрого и потому очень опасного Аро больше не существовало. Вольтури были обезглавлены.
Эдвард схватил Рене, которую отпустил Феликс, передал её в руки подбежавшему Эммету. Они с Беллой развернулись лицом к Вольтури и стали рядом с молодым волком. К ним присоединился Карлайл. Затем рядом стали Эммет, Джаспер и следом к ним подошел Чарли и Роуз. Рене пришла в себя стоя в стороне, её поддерживали Элис и Эсме.
Во взгляде каждого из Вольтури читалось смятение и ужас. Некоторые не сводили взгляда с волка - Карлайла. Кай и Маркус миролюбиво вытянули вперед руки, ладонями вперед, приподняв их до уровня плеч, как бы показывая, что пора остановиться и что они ничего не собираются предпринимать.
- Я слышу мысли Карлайла. Он спрашивает, что вам от нас нужно? – произнес Эдвард. Он слышал в мыслях, как это противостояние раздражает всех.- Скольких из вас нужно уничтожить, чтобы вы оставили нашу семью в покое?
- Мы не заинтересованы с вами воевать. Учитывая то, что произошло с Аро, мы будем переосмысливать наше отношение. Я думаю, наши интересы не будут впредь пересекаться. А теперь, мы удалимся к себе в Вольтерру – скорбеть о нашем павшем друге. – Ответил за всех Кай.
- Надеюсь, у вас нет претензий и возражений? – продолжил он.
- Нет, Кай, уходите! Надеюсь, мы увидимся очень нескоро. – Сразу ответил ему Эдвард. – Он слышал в мыслях Кая страх, из-за непонимания увиденного и был удовлетворен.
Через минуту, на поляне не осталось ни одного Вольтури. В стороне догорал костер. Белла подбежала к трясущейся от страха Рене. Она обняла её и начала успокаивать.
- Белла! Девочка моя! Что с тобой сделали? Тебе больно? Что это было? Кто это? Что все это значит? Чарли? Что это с тобой? Ты помолодел? Ты сделал операцию? Что это за волки? Нужно срочно позвонить Филу, он знает, где я? – Рене задавала вопросы взахлеб, не понимая, на какой из них она хочет получить ответ.
К ним подошел Чарли с Эсме и все остальные.
- Белла, давай я объясню все Рене. Если вы все не возражаете, - Чарли обвел взглядом остальных – я все объясню сам.
Никто, не стал возражать.
- Только давайте вернемся в дом. Там гораздо удобнее все обсуждать. – Предложила Элис.
- Еще минуту – Эдвард повернулся к волкам. - Спасибо! Карлайл, ты так рисковал!
«Он мой сын! Я не рисковал. Это моя жизнь!»- мысленно ответил ему Карлайл – «И вы все мои дети! Я очень люблю вас и хочу, чтобы вы это помнили. Я готов умереть за каждого из вас».
Леа стояла возле двух волков, обнимая обоих, и её лицо светилось от счастья. Что может быть лучше, чем семья, которая целая и невредимая, и близкие друзья, с которыми тоже все в порядке! Нет, лучше ничего нет!
Её напугало, когда Корнелий рассказал, что он оборотень. Она так надеялась, что этого не произойдет. Но сын был счастлив. Джейкоб хотел «отойти от дел», поэтому по праву наследования и по решению стаи и старейшин Конни стал Альфой. А Джейкоб строил планы на будущее – Ренесми давно повзрослела и не могла жить только в лесу.
- Карлайл, ты придешь, осмотреть Рене? Я очень за неё волнуюсь. – спросила Белла.
- Он говорит, что скоро придет. – Эдвард ответил за Карлайла.
Через два дня Рене улетела в Атланту. Никто так и не знал, что рассказал ей Чарли, и как удалось ему её успокоить, или это подействовало успокоительное, которое назначил ей Карлайл, но она перестала задавать вопросы, успокоилась и вернулась в свое привычное беззаботное состояние.
Эсме наслаждалась семейной жизнью. Однажды она завела с Чарли разговор о детях. Это то, чего он лишился, женившись на ней. Но шериф улыбнулся в ответ и сказал:
- Общих детей у нас нет. Ну что ж, будем воспитывать твоих приемных – давай, например, возьмемся за воспитание Эммета.- И тут же получил в ответ свою самую любимую улыбку с ямочками на щеках.

0


Вы здесь » Фанфики » "Сумерки" » Разрушая мифы