Фанфики

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фанфики » Собственные произведения » Зачарованная тьмой


Зачарованная тьмой

Сообщений 21 страница 27 из 27

21

Siliti
да, это все очень грустно  :'(
Спасибо, я постараюсь собраться, взять себя в руки и приступить к написанию проды.  8-)

0

22

Просто великолепно! Я сижу и вытираю слёзки! Очень печально! Все очень красиво написано, особенно глава от неизвестного лица!
Я так понимаю, что та представительница пропавшего рода и есть наша героиня, а ещё, я думаю, что авария тут тоже не случайно. В общем не буду больше гадать, а просто буду ждать продолжение. Мне очень всё нравится! Лови плюсики)))
Твой ПЧ, *KaSkAd*

0

23

*KaSkAd*
Спасибо, я старалась:*

*KaSkAd* написал(а):

Я так понимаю, что та представительница пропавшего рода и есть наша героиня

Я загадочно промолчу, дабы сохранить интригу в целости и сохранности.

*KaSkAd* написал(а):

а ещё, я думаю, что авария тут тоже не случайно.

Тут вообще ничего случайного нет.

*KaSkAd* написал(а):

В общем не буду больше гадать, а просто буду ждать продолжение.

Я уже приступаю к написанию  :flirt:

Отредактировано LadyDark (2013-04-06 22:57:57)

0

24

Какой грустный конец! Мне только понравились родители Главной героини! А тут такой нежданчик!
И что же с ней теперь будет?
Требую проду!

Отредактировано Энио (2013-04-06 23:03:34)

0

25

Энио

Энио написал(а):

Какой грустный конец!

Увы  :'( 

Энио написал(а):

И что же с ней теперь будет?

Много всего с ней будет... Жаль ее, да((

Энио написал(а):

Требую проду!

Она в процессе.)

0

26

Глава 5. Голос.

читать

Я бежала по длинному коридору. Кругом стояла непроглядная тьма. Я не могла разглядеть даже собственных ног.
"Почему никто не включит свет?"
- Потому что здесь никого нет, - злобно прошептал Голос, - Ты одна. Ты совсем одна. Тебе никто не поможет... Никто...
Я не выдержала и громко крикнула.
- Оставь меня в покое!
И продолжила бежать, все время спотыкаясь и падая. Конечности покрылись царапинами. Упав в очередной раз, я,кажется, разбила колено. Несмотря на жуткую боль, я встала и продолжила путь.
Куда я бежала? Как бы хотелось знать. К кому? Может, к родителям? К своей семье? Тогда в конце этой тьмы был бы виден свет... Но его там нет. Кругом лишь тьма.
Я все бежала. По щекам стало что-то хлестать. Это ветки? Откуда бы им тут взяться? Если есть ветки, значит должны быть и деревья. А если есть деревья, значит это... Лес.
Я была вовсе не в коридоре, я все это время была в лесу. Это внезапное озарение подарило надежду на спасение.
Вот вдалеке, между переплетенными кронами деревьев, показался долгожданный лунный свет.
Я побежала быстрее, не обращая внимания на слабость в ногах и пульсирующую  боль в правом колене. Еще чуть-чуть...
- Тебе все равно не скрыться от меня, - снова прошептал Он, - Когда-нибудь ты станешь моей... - Отозвался эхом ветер. Голос растворился в нем.
Я почти выбежала на освещенную холодным голубым светом полянку. Но вдруг она исчезла. Как будто художник провел ластиком, стерев мрачный, но великолепный пейзаж, создаваемый на протяжении многих тысяч лет.
Я очутилась у края черной бездны.
- Я же говорил, что тебе не убежать... - Зашептал Голос в темноте,  - Пойдем со мной...
- Нет! - Крикнула я в ответ. - Никогда!
- Но у тебя нет выбора, глупенькая...
- Выбор есть всегда. - Твердо сказала я и сделала шаг в пропасть.

Мои глаза изумленно распахнулись. Я поморгала, постаравшись придти в себя.
В комнате стоял полумрак, лампа на прикроватной тумбе была единственным источником света.
Сейчас пять часов. Утро или вечер - из-за зашторенных окон не поймешь.  Похоже, я совсем потеряла счет времени.
Я села на кровати, скинув плед и поджав под себя ноги. Один и тот же кошмар снился мне  каждый раз, когда я закрывала глаза. И каждый раз я просыпалась от чувства свободного падения, когда прыгала в бездну, словно Алиса в кроличью нору. И почему мне снится этот жуткий сон в духе Хичкока? Вообще-то,я люблю его фильмы, но сейчас я бы всё отдала просто за «тёмный экран».
После этих видений всегда болела голова - я так и не смогла нормально выспаться после...
Я снова поймала себя на том, что не могу произнести это даже в мыслях.
Самых дорогих и близких мне людей похоронили две недели назад. Я с трудом проглотила застрявший в горле ком. На глаза снова выступили слезы. А я-то думала, что уже все выплакала.
Я была очень зла на себя. Я должна была быть с ними. Мне было суждено умереть вместе с ними, я знаю это.  И я хотела этого... Нет, я хотела умереть вместо них.
Они были самыми добрыми, отзывчивыми, понимающими людьми во всём мире. А я этого не видела... Какой же я была дурой. Не могу поверить, что я больше никогда их не увижу, не смогу обнять и сказать, что они лучшее, что было, есть и будет в моей жизни. Ох, нет, сейчас я снова заплачу... 
Я потрясла головой, вытряхивая из неё грустные мысли, и резко вскочила на ноги. Зря я это сделала - перед глазами всё поплыло, и я, пошатнувшись, приземлилась обратно. 
И тут заныла нога. Я приподняла штанину спортивных брюк... и замерла. На колене красовалась рана. На правом колене, том же самом, на которое я падала во сне. Ноющая, кровоточащая рана, с содранной кожей вокруг. Зрелище не очень приятное. Так, спокойствие, этому должно быть логичное объяснение. Ну конечно! Я ударилась во сне о изножье кровати, вот почему мне приснилось падение. Да, так и было.
- Ну вот, всё просто, - пробормотала я.
Хлопнула входная дверь. Затем послышались чьи-то шаги.
На какое-то мгновение мне показалось, что это родители вернулись. Сейчас я услышу их голоса, а ко мне на встречу выбежит весёлая Варька. Я нетерпеливо выглянула в коридор и... улыбка сползла с моего лица. Вернулась тетя. Внутри все болезненно сжалось. Я что, действительно, ожидала увидеть их? Как глупо. Очень глупо.
Ксения поздоровалась со мной, поставила пакеты  на диванчик и сама присела рядом.
- Привет, Ксюш, - тётей я называла её только за глаза, потому что она заявила, что слишком молода, чтобы быть тёткой.
- Я отвезла Леру в пансион, -  тихим ровным голосом сообщила женщина, снимая сапоги.
Вот и хорошо, что мне не придётся жить с ней под одной крышей. Моя двоюродная сестренка могла вывести из себя кого угодно.  В этом году она поступила в какую-то школу-пансион и приезжала только на выходные.  Вам кажется, что я недолюбливаю её? Возможно это так. Всё дело в её характере. Лера относилась к тем людям, которые могут устроить истерику на ровном месте, а это не может не раздражать. Хотя, в глубине души, я понимала, что мы с ней немного похожи. Родственники всё-таки... 
- Ты голодная? Давай я что-нибудь приготовлю, - предложила Ксюша и прошла на кухню. Я поплелась следом.
Усевшись у окна, я стала смотреть на улицу и накручивать на палец прядь волос, пока тётя выгружала продукты из пакетов. Она что-то говорила, но я слушала в полуха. Я сосредоточилась на пейзаже за окном. Смеркается. Желтые листья в свете фонарей медленно падают на землю, кружась в воздухе, как балерины в лучах софитов. Наблюдая за их полётом, я рассеяно подметила, что сейчас всё же вечер. Обычный октябрьский вечер.
И тут мне в голову ударило одно-единственное слово из речи тёти. Одно слово, но его было достаточно. Слово "полиция". 
- Что ты сказала? Что там в полиции? - спохватилась я, когда Ксюша уже переключилась на другую тему - она не выносит неловких пауз в общении, поэтому и говорит без умолку, даже если собеседник не склонен поддерживать диалог.
Тётя посмотрела на меня своим фирменным удивленным взглядом. Кажется, она решила, что зря заговорила на эту тему. После нескольких секунд колебаний она неуверенно начала.
- Да... я была в полиции. И... В общем, дело закрыто.
- Что? Как? Как это закрыто?! Но ведь суда ещё не было. То есть они не собираются наказывать того мужчину, который был за рулем фуры? Но ведь это он виновен в аврии!
Невозможно передать словами, какой я горела яростью, когда узнала, что водитель грузовика отделался лёгким сотрясением и сломанной рукой. Я не понимала за что судьба наградила его вторым шансом. Почему он может жить, а моя семья нет?! Где эта чёртова справедливость?! Часть моего сознания понимала, что я не должна винить этого человека за то, что он остался жив. Но ты попробуй объяснить это сердцу.
- Это был несчастный случай. В машине были неполадки и водитель не справился с управлением. Так что наказывать некого.
Я уж было собиралась возразить, однако Ксюша перебила меня на полуслове и вдруг словно взорвалась.
- Ты думаешь мне это нравится?! Послушай, мне тоже очень плохо и очень тяжело. Они были и моей семьёй тоже. И я потеряла свою семью. Я потеряла брата. - Она  замолчала и медленно опустилась на стул. В её больших ярко-голубых сверкающих глазах, - точно таких же как у папы и как у меня, - появилась странная смесь печали и бессильной ярости. - Совсем забыла, - молвила женщина и метнулась в прихожую. Вернулась с бумажным свертком непонятного происхождения. - Мне отдали это в полиции. Его нашли на месте аварии.
Я взяла в руки свёрток и осторожно его развернула. В полиэтиленовом прозрачном пакете лежал мягкий кролик. Последняя игрушка моей маленькой сестрёнки Варечки...
Я смахнула со щеки что-то мокрое.
Кролик выглядел ужасно. Даже больше чем ужасно, как будто его пропустили через мясорубку. Его некогда белоснежная шёрстка превратилась грязно-коричневую. Местами из плюшевого тела торчал синтепон, один глаз отвалился, а передняя лапа висела на нескольких ниточках. Но мой взгляд выделил другое. На его шее больше не было шестиконечной звезды.
- Ничего, завтра начнём собирать вещи, - Ксюша поспешила направить разговор в другое русло, - Я уже освободила для тебя комнату на втором этаже. Оттуда такой прекрасный вид!
Да, скоро закончится процесс оформления опекунства и я буду жить с тётей и её новым мужем, Эриком. Он бизнесмен со скандинавскими корнями, хотя по-русски говорит лучше некоторых. В общем, они живут в элитном коттеджном квартале на окраине города, и вскоре мне тоже придётся туда переехать. Ксюша предлагала мне перейти в пансион вместе с Лерой, но я решила остаться в своей школе, я к ней уже привыкла, у меня там друзья. И мне предстоит вернуться туда послезавтра.
Учителя, наверное, уже знают о трагедии, остается надеяться, что никто не рассказал об этом моим одноклассникам. Потому что мне не нужна их жалость.

***

Подошвы тяжелых ботинок ступали по опавшим листьям. Холодный ветер продувал тело сквозь тонкую кожаную куртку. Я в который раз пожалела, что не оделась теплее. Над головой собирались тучки. Неужели снова пойдет дождь? Какая скверная погода. И настроение под стать. А впрочем, с каким ещё настроением идут на кладбище? Кладбище. Какое страшное слово. Я поёжилась, но на этот раз не от холода. Крепче схватиться за свой "спасательный круг" - за плюшевого зайчика. Всё утро я отмывала, подшивала и штопала его. И вот результат - он как новенький. А в другой руке покрепче сжать алые розы.
А теперь вдохнуть поглубже. Вот так. Я сделала шаг вперёд - на узкую тропку. Главное, не смотреть по сторонам, лучше смотреть под ноги.
Я не выношу кладбища. Мне здесь становится плохо. Может быть, я накручиваю себя, но мне кажется, что отовсюду веет смертью. И от этого меня тресёт изнутри.
И всё же я дошла. Ещё раз вдохнула и подняла голову.
Большое мраморное надгробие украшали ангелы, а золотистые буквы выкрикивали то, что я не хотела читать.
- Привет, мам. Привет, пап. Привет, Варечка. - Шепчут губы. А руки аккуратно кладут на холодную землю букет. Плюшевый кролик опускается рядом.
Я медленно опускаюсь на скамеечку. И просто смотрю вперёд. В голове крутиться сразу столько мыслей.
- Наверное, мне нужно что-то сказать... Я ведь пришла сюда за этим, - очень тихо начинаю я, в глазах скапливаются слёзы, - Простите меня. Пожалуйста, простите. Я очень люблю вас. Простите, что так редко говорила это вам... - В горле застрял ком, с трудом проглотив его, я набрала в лёгкие ещё немного кислорода и продолжила, - Когда умерла бабушка, я пообещала себе быть сильной. Я знаю, что я должна держаться, но я не могу, я слишком слабая... Я не выдержу этого. Не могу даже представить как я буду жить дальше... Без вас. Мне очень вас не хватает. Конечно, у меня есть Ксюша, но это совсем другое. Мамочка, папочка, - ещё один вдох, - вы ведь знаете, как я ненавижу такие места, но всё же я здесь... Я люблю вас...
Я подняла глаза к небу. Чёрные тучки медленно плыли к городу. Накрапывал мелкий дождик. Казалось, даже природа плачет вместе со мной...

...Тучи. Большие и чёрные. Чёрные-пречёрные. Они так давят, что голова болит. Холодно. Очень холодно. Кругом деревья.  Я не могу вспомнить, где была две секунды назад.
"Не важно, где я была. Важно, где я сейчас."
Ну конечно. И где я сейчас? Мне кто-нибудь ответит наконец?
- Никто тебе не ответит. Потому что здесь никого нет, - злобно шепчет Голос, - Ты одна, моя милая. Совсем одна.
- Кто ты такой?
- А ты ещё не догадалась, глупенькая?
- Убирайся, - прорычала я, - Оставь меня в покое!
Я побежала. Побежала куда глаза глядят, вперёд, сквозь заросли кустарника, между деревьями.
- Беги, беги. Но знай, что мы ещё увидимся... - шепнул Голос, растворяясь в пространстве.
И я побежала быстрее. Не знаю как долго я бежала, но меня остановил луч света. Он внезапно разорвал тучи и тонкой нитью осветил мне дорогу. Впереди показалась поляна. Где-то я её уже видела. Но где? А, впрочем, какая разница... Я уже собиралась поспешить к ней, но что-то удерживало меня.
- Помоги мне... - едва уловимый голосок где-то позади меня. Не тот, что говорил со мной раньше, другой, тонкий, мелодичный, - Помоги мне... 
- Где ты? - я оглядываюсь, но не вижу того, кому принадлежит этот голос. Слишком темно.
-Помоги мне...

- Эй, очнись! С тобой всё в порядке?
Мои глаза открылись и стали водить взглядом по небу. А потом наконец увидели её, девушку примерно моего возраста. Невысокая, с оливковой кожей и тёмными косичками до плеч, облаченная в коричневую куртку и потрёпанные джинсы, она сидела на корточках рядом со скамейкой и обеспокоенно глядела на меня своими стеклянно-зелёными глазами.
- Ты в порядке? - повторила она.
- Да... кажется, - пробубнила я , потирая висок.
Что случилось? Ужасно болит голова. Неужели я заснула здесь?! Какой кошмар.
- Ты меня так напугала, - выдохнула девчушка.
- Это ещё кто кого напугал, - возразила я.
- Верно, - усмехнулась она и закусила губу, - Меня зовут Эмма. Не лучшее место для знамкомства, да?
- Это уж точно, - усмехнулась я в ответ, - Я - Катя, - представилась я, потирая свои заледеневшие руки.
- Знаешь, Катя, меня чуть удар не хватил. Иду себе, никого не трогаю, и тут, "бац", нахожу тебя, лежащую без сознания. Как в фильмах ужасов. Жуть.
-  А что ты вообще здесь делала так поздно? В смысле, на сатанистку ты не похожа, - нервно рассмеялась я, а может, это был истерический смех?
- Нет, я не сатанистка, и не гот, и не вампир, - покачала головой девчушка, - Я просто пришла навестить дедушку. Он умер три года назад, но я всё ещё не могу с этим смириться...
- Ох, прости. Это было так бестактно.
О, Боже, какая я дура. И с чего я вообще сравнила её с сатанисткой? Похоже, постоянные ночные кошмары дают о себе знать.
- Ничего. А ты?.. - посмотрела на меня Эмма.
У меня в глазах помутнело, я отвернулась и встретилась взглядом с мраморным надгробием.
По-видимому, Эмма посмотрела в ту же сторону, потому что её голос стал ещё жалобнее.
- Это твоя семья, да?.. Мне очень жаль. Мои соболезнования.
Я просто кивнула, подавляя поток слёз.
- Извини, мне пора идти, моя тётя будет волноваться.
- Конечно, пока. Может быть, ещё увидимся.
- Может быть, - согласилась я.
Я поднялась и побыстрее зашагала к автобусной остановке, оставляя позади свою новую знакомую. Вспомнив её жалостливое лицо, я ещё раз удостоверилась, что не хочу, чтобы в школе кто-то знал о моих родителях.

***

- Я думала, Эрик поможет нам собирать вещи, - заметила я, заклеивая скотчем очередную коробку.
- Он хотел, но ему пришлось уехать по какому-то важному делу, - покачала головой Ксюша, - Держи ещё одну, - она достала с антресолей очередной "сундук с драгоценностями".
- Сколько же там вещей? - сокрушилась я, потянувшись за коробкой.
И тут стремянка, на которой стояла Ксюша, покачнулась, и ящик выскользнул из её рук. Миновав мои, он грохнулся на пол, по  пути растеряв всё своё содержимое.
- Вот чёрт, - выплюнула я. Теперь собирать всё это.
В две пары рук мы перебирали вещички и складывали их обратно в коробку. Толстые папки с пожелтевшими от времени фотографиями, подарки от дальних родственников, сувениры, привезенные из путешествий и просто безымянные безделушки...
- Надо же, - как-то горько улыбнулась Ксюша, - А я думала его потеряли, - нежно сказала женщина, и по её щеке скатилась одинокая слеза.
- Что там? - поинтересовалась я.
- Вот, - протянула мне сжатую в кулак руку Ксюша.
В мои ладони упало что-то холодное и лёгкое. Секунд тридцать я тупо смотрела на это, а затем у меня по спине побежали мурашки.
Это был кулон. Он даже мог бы показаться мне красивым, если бы не был таким устрашающим. На серебряной цепочке раскачивался маленький кинжал, который обвивала роза на ножке из белого золота с распустившимся бутоном, состоящим из множества мелких голубых камушков. Точно опредилить их название я не могу, но, судя по всему, они были драгоценными. Итак, снова он. Кинжал и обвивающая его голубая роза. Не знаю, откуда у нас взялась эта вещь, но начало мне уже не нравится.
- Это кулон твоей бабушки, - начала Ксюша, усаживая меня рядом с собой на диван, - Я помню его с самого детства. Мама никогда не надевала его, но берегла как зеницу ока. Она говорила, что это подарок очень хороших людей. Этот кулон мне так сильно нравился, и я мечтала, что, когда вырасту, он достанется мне. И вот, когда мне было чуть меньше, чем тебе, мама сказала, что должна передать его новому хозяину. И... отдала его твоему отцу.  Мне было очень обидно. Я не понимала почему мама так поступила со мной. Зачем ему такой красивый кулон? Он же мальчишка, наверняка обменят его или... будет хранить в картонной коробке среди прочего барахла, - засмеялась Ксюша, - Тем не менее он стал принадлежать Серёже.  А теперь, по-видимому, он должен достаться тебе.
- Мне?! Нет, я не могу его взять. В смысле... он ведь нравился, так что забирай, - я попыталась вручить эту страшную вещь тёте, но та отмахнулась.
- Нет-нет, если твоя бабушка передала его твоему отцу, значит на то была причина.  Я знаю, она хотела бы, чтобы он достался тебе. Он твой по праву.
Я приподняла подвеску, чтобы рассмотреть её получше, и мне показалось, что камни в бутоне зловеще сверкнули.

***

Клариса неспешно выкурила сигарету, смотря не развевающиеся клубки дыма.  Посмотрела вдаль, на линию горизонта и выдохнула последнюю на сегодня порцию смога. Согнув сигарету пополам, она кинула её на землю и затушила подошвой сапога. Сзади слышались шаги. Скрестив руки на груди, она возмутилась, пожалуй даже громче, чем следовало.
- Где тебя носило?!
- Прости. У меня возникли непридвиденные обстоятельства...
- Меня это не волнует, - резко оборвала собеседника женщина, - Моё время бесценно. Как всё прошло? - отстранённо, будто это её совсем не касается, спросила Клэр, даже не оборачивясь.
- По плану, - уверила девочка, - Но ты говорила, всё будет быстрее. Сколько ещё ждать?Долго?
- Имей терпение. Сначала мы долны удостовериться, что ты выполнила свою часть договора.
Услышав нервный вздох, Клариса развернулась.
- Кто это мы? Ты сказала, что сама всё решишь, - напомнила девчушка, периминаясь с ноги на ногу.
- Я решу. Но сначала должна посоветоваться с другими.
Натянув чёрные кожаные перчатки длиной до локтя, Клариса надела тёмные очки.
- Возвращайся обратно, - посоветовала женщина, - Скоро полночь, а влесу одной небезопасно, - криво улыбнулась она.
Клэр надела капюшон и поспешила убраться отсюда.
Сегодня чертовски холодно.

Отредактировано LadyDark (2014-04-19 23:53:40)

0

27

Глава 6. Еще ничего не случилось.

читать

Прошло уже два месяца.
Мы сидели в школьном буфете, пытаясь отвлечься от напряженного дня. Глаза слепили лучи слишком жаркого для конца ноября солнца, пробивающегося сквозь тонкий тюль на окнах. Вокруг сновали школьники, переговариваясь о своих обыденных делах.
"Совсем как в мой первый учебный день", - подсказала память.
У меня возникло острое чувство дежа вю.

- Кать, ты меня слышала? - Даша, едва не подпрыгивая от нетерпения поделиться свежей новостью, теребила меня за рукав.
- Прости, я задумалась, - виновато вздохнула я, убирая тетрадь в сумку, - У меня опять незачет по химии.
- Н-да, понимаю, - поджала губы подруга, но через секунду опомнилась, и на её лице снова появилась улыбка, - Я говорила, что в эту субботу будет вечеринка у Вероники.
- Что за вечеринка?
- Вечеринка перед выборами президента самоуправления. Это негласная традиция, - объяснила Кристина, - Каждый кандидат устраивает вечеринку, чтобы переманить к себе избирателей. Строят из себя политиков, - сморщилась она, -  А у Вероники вечеринка должна быть самая крутая.
- А... Погоди, кто такая Вероника?
- Пергидрольная блондинка из параллельного. Она вроде как  "золотая девочка", - хмыкнула сидящая рядом Аня.
- "Золотая" или нет, но к ней собирается чуть ли не вся школа. Ее родители укатили куда-то в Италию, и дом полностью свободен, - продолжила Даша, - И кстати, там будет много классных парней, - подмигнула она.
Я с трудом удержалась от того, чтобы закатить глаза.
- Меня это не интересует.
- Что? Парни?
- Нет, веселье. У меня совершенно нет настроения на всё это.
- Милая, - Крис сделала печальное лицо, - Тебе надо хоть чуточку развеяться. Я все понимаю, но тебе надо выбираться из своей депрессии.
- У меня нет депрессии, - огрызнулась я, - Вернее, она была, но сейчас ее нет. Я в порядке.
"Я в порядке". Мне надоело повторять эту фразу с того самого дня, как я вернулась в школу.
- Тем более приходи. Хотя бы на полчасика.
- Меня никто не приглашал.
- Неправда, нас всех пригласили. Скажите спасибо мне, - улыбнулась Даша.
- А я не уверена, что пройду дресс-код в эту "золотую клетку". Боюсь в старых джинсах и футболке меня не пустят.
- Не проблема, - отозвалась Кристина, - У нас, кажется, один размер. Я одолжу тебе свое платье.
- Не думаю, что тетя отпустит меня на вечеринку, - увильнула я.
- Но ведь Вероника живет с тобой на одной улице, - вспомнила Ди.
- Мир тесен, - буркнула я.
- А значит, тебе проще всех туда добраться, - продолжила она, никак не отреагировав на мою реплику, - И если что - проще сбежать.
- Что "если что"?
- Ну, мало ли... Вдруг выпивка закончится, - каркнула Даша, с трудом подавляя смех, - Ну умоляю тебя, приходи.
Я вздохнула и на этот раз закатила глаза.
- Мы живем на разных улицах, - пробормотала я, - К тому же я не пью.

Идти на эту тупую вечеринку мне совершенно не хотелось, как и отдаляться еще больше от единственных подруг в этом чертовом городе. Так что схожу, и даже не на полчаса, а на пятнадцать минут. Поболтаюсь там, сделаю вид, что мне весело и вернусь домой. К одиночеству и ночным кошмарам.
Я отвернулась.
Быстрым взглядом проскользила по толпе. А потом зацепилась за фигуру, виднеющуюся около входа.
И опять я испытала это чувство повторения.   
                   
Это был он, Лекс. Надо сказать, я очень удивилась. Он не появлялся в школе с начала этой четверти и в конце прошлой, надо думать, тоже. Я точно знала, потому что потеряв интерес к учебе - и даже к любимой истории, - я бесцельно бродила по коридорам, отсиживая там все перемены и некоторые особо скучные уроки и в итоге получила отвратительную привычку пялиться на людей. И за все время этих шатаний я ни разу не видела его на территории школы. Я уж было подумала, что он перешел в другую.

Так или иначе, наша последняя встреча произошла в день гибели моих родителей и сестры.
Я поразилась тому, как спокойно об этом думаю. Нет, мое сердце определенно болело и разрывалось на куски. Но сейчас мой разум словно очистился от тяжелых мыслей, и на душе невероятным образом стало легче.

- Я сейчас, - невнятно пробурчала я, хватая сумку и устремляясь к выходу.
Девочки проводили меня недоуменным взглядом, но ничего не сказали.

К тому времени Лекс прошмыгнул в холл первого этажа, куда я последовала за ним.
Когда я уже собиралась окликнуть его, он резко остановился и повернулся ко мне, полностью меня обескуражив.
- Привет, - проговорил Лекс. Он выглядел почти... виноватым. На лице очетливо читалось сострадание.
Я кивнула в ответ. Надо о чем то заговорить, в конце концов это я за ним пошла, а не наоборот. А, кстати, зачем я за ним пошла? И о чем говорить? Какие хорошие вопросы, Катя. Нужно было подумать об этом раньше. Но сейчас я думать не могла, поэтому бросила первое, что пришло в голову, что-то совершенно нелепое:
- Ты подстригся, - еще одним кивком я указала на его прическу.
Раньше Лекс завязывал каштановые волосы в хвост, сейчас же они были безжалостно обрезаны в строгую стрижку, но несколько прядей все же выбивались из общего порядка  и падали на лицо, которое, к слову, тоже изменилось. Не в том смысле, что он сделал пластическую операцию или что-то в этом духе, просто черты лица заострились чуть сильнее, что делало его более мужественным.

Неизменными остались его глаза. Слегка раскосые,  сверкающие изумрудно-зеленые, можно сказать магические. Как-то я сравнила их с глазами кота, во многом из-за его привычки прищуривать их, что и делало Лекса похожим на вышеуказанное животное.
С большим удивлением я поняла, что несмотря на то, что не видела его больше трех месяцев, помню все черты его лица, точнее какими они были и поэтому заметила изменения во внешности.

Странно, ведь я никогда не рассматривала его так пристально, во-первых потому, что нормально общалась я с ним по сути один день, а во-вторых с первой же секунды он вызывал у меня странные эмоции: что-то вроде легкой тошноты и головокружения, в общем, мне просто было не по себе от него. Однако стоило мне подойти к нему ближе, как все это исчезало, будто ничего и не было, и я чувствовала себя спокойно и даже умиротворенно.

Однако я так зациклилась на этом, что упустила из виду кое-что другое.
На его правой руке, от локтя и до запястья, образуя тугую повязку, были наложены белоснежные бинты. Сам Лекс свою травму по-видимому не скрывал, так как был одет в черную футболку с короткими руками. Рядом с ним мой свитер "под горло" смотрелся смешно. Наверное, у нас разная восприимчивость к холоду - как никак уже зима, пусть и временами на улице становилось подозрительно тепло, к тому же снега еще не было, но порывистый ветер и лужи, сменяющиеся гололедом не казались мне приятной погодой.

За всеми этими размышлениями я и не заметила, что мы молчим уже долго, по крайней мере дольше, чем позволяют правила этикета. А следующее открытие наверняка заставило меня покраснеть - подмечая изменения в его внешности, я в упор рассматривала его, да что там, я в открытую пялилась на него. А это уж точно было неприлично.
Лекса, кажется, это не заботило. Склонив голову набок, он опять прищурил глаза, уперев в меня странный изучающий взгляд.

Это напомнило мне тот страшный день гибели моей семьи. Тогда после совместного урока истории он смотрел на меня точно таким же взглядом, с точно таким же выражением лица. Перед тем как пригласил в гости к своим подругам в художественную студию, где я смогла заработать немного денег...

Господи, боже мой. Меня как молнией ударило, когда я поняла: если бы не Лекс, в тот день я бы тоже умерла, ведь я должна была ехать с родителями и, следовательно, тоже должна была попасть в аварию. И что-то мне подсказывало, я бы не выжила.
На глаза навернулись слезы, которые я немедленно сморгнула.

Тем временем Лекс покачал головой, как будто приходя в себя.
Зеленые глаза посмотрели на меня с таким варажением, что из головы моментально вылетело все, чем я хотела заполнить паузу.
Лекс избавил меня от необходимости вспоминать это, заговорив первым.

- На самом деле, я хотел поговорить с тобой.
- Неужели? - По нему этого не было видно.
- Да, - неуверенно начал он, - Я слышал о твоих родителях и...
"О, нет, только не это" - взмолилась я и тут же его перебила:
- Откуда ты об этом знаешь? Тебя ведь не было в школе.

Вся школа уже знала о случившемся. Не знаю кто мог разболтать, но, разумеется, меня это ужасно бесило.

- Я вернулся недавно, и... и кое-кто рассказал мне.

Это сильно задело меня.  Любому человеку будет противно, если такие новости будут превращать в сплетни.
Я чувствовала, что сейчас взорвусь, поэтому попыталась переправить диалог на Лекса.

- А что с твоей рукой? - Меня действительно волновал этот вопрос. Часть его тату - шестиконечной звезды - выглядывала из-под бинтов. Уже успела мелькнуть безумная мысль, что под повязкой он прячет новую татуировку.
- Боевое ранение, - грустно улыбнулся Лекс, - Ничего серьезного.

Он собирался что-то сказать (надеюсь, не о моих родителях), но его прервал настойчивый вопль телефона.
Лекс с недовольным видом вынул из кармана джинс мобильный и посмотрел на экран. Тяжело вздохнув, он ответил на звонок.

- Что? - не очень вежливо бросил он, - Я не могу сейчас говорить.
В ответ прогудели что-то тоже не слишком приятное.
- А это не может подождать?
Короткий ответ.
- Хорошо, - раздраженно ответил он, - Я скоро буду.

Конечно, подслушивать чужие разговоры нехорошо, но Лекс сам пригвоздил меня взглядом к полу, не давая возможности уйти.

- Прости, - обратился он ко мне, - Мне нужно идти. Я так и не успел поговорить с тобой о... о том, о чем хотел. Видимо, придется отложить разговор.

Он быстро попрощался и так же быстро ушел в сторону гардероба.
Странный у нас вышел разговор. И "странный" - это мягко сказано.

Когда его фигура удалилась из поля моего зрения, я вздрогнула, почувствовав на плече чью-то руку.

- О чем ты с ним говорила? - требовательно спросила Даша.
- С кем?
- С кем, с кем, с этим странным чуваком. Как его там зовут, Лекс, да?
- Да... И ни о чем мы с ним не говорили. - Я нахмурилась. -  На самом деле ни о чем. Почему ты назвала его странным? - Я думала, только я так его охарактеризовала.
- Ну, потому что он...  странный. В смысле, иногда он конечно бывает нормальным, а иногда ведет себя, эм... странно, - поджала губы Даша, не сумев подобрать другого прилагательного, - Знаешь, ходили слухи, что он в секте или что-то вроде того. Так что на твоем  месте я бы не стала общаться с этим типом.
Я сильнее сдвинула брови. Это не школа, а какой-то сериал "Сплетница" на извращенный манер.
- Даша, это бред. Ну какая, ради Бога, секта?!
- Ну откуда же я знаю какая. Может, он один из этих, которые пропагандируют разные сатанистские ритуалы, жертвоприношения и все в таком духе. Он похож на одного из них, - девушка на секунду задумалась, - Короче говоря, этот Лекс - психопат, - подвела черту Даша, а потом снова улыбнулась и поспешила сменить тему, -  Ну что, ты решила, идешь на вечеринку или нет?
- Да, иду, - не подумав сказала я, а из головы никак не выходил Лекс.

***

- Я выгляжу как идиотка, - сказала я, всматриваясь в свое отражение в напольном зеркале с золотистой рамой.
- Ты вовсе не идиотка, - возразила Кристина, накручивая мои волосы на плойку. Уложив последнюю прядь, она отошла на пару шагов, довольная своей работой.

Одолженное у Кристины платье кремового цвета мягкими волнами струилось до колен, оголяя трясущиеся от высоких каблуков ноги. Перехваченное тонким пояском на талии, оно делило фигуру на две части, придавая ей более порциональный вид. Против платья я ничего не имела, чего не скажешь о макияже.

Угольно-черные тени на веках делали и без того большие глаза огромными как блюдца. Мое бледное от природы лицо становилось еще бледнее на фоне черной дымки вокруг глаз и вишевых губ. Одним словом, я выглядела как какая-то вампирша из дешевого японского мультика. Вот почему я никогда не красилась так ярко.

- А тебе не кажется, что это уже слишком вызывающе. Я бы даже сказала, вульгарно. Или даже пошло.
- Нет. Ты не выглядишь пошло. Ты горячая штучка, - рассмеялась Кристина.
Я нахмурилась.
- Да ну тебя, - ответила я, стирая  салфеткой помаду.
- Эй, что ты делаешь?! - возмутилась она.
- Я пытаюсь стать похожей на человека.
Скинув туфли и напялив свои черные ботинки, я потянулась за расческой.
- Ты совершенно не ценишь мой труд! - всплеснула руками подруга.
- Я ценю тебя и твой труд, Крис, просто хочу кое-что изменить, - ответила я, прочесывая черные кудряшки.
- Ладно, все равно с тобой бесполезно спорить, - надула губы Кристина, - Тогда хотя бы это надень.

Она протянула мне бабушкин кулон с голубой розой, который выудила из шкатулки, куда я, по примеру отца, закинула его с глаз долой.

По спине пробежал холодок.

- Он не подходит к платью.
- Зато подходит к твоим глазам.
Я размышляла около минуты. В конце концов, это просто украшение. Если я надену его один раз, это никого не убьет.
- Хорошо, - прикинув кулон к шее, я защелкнула сзади замок. Острие ножа на подвеске пришлось как раз к краю выреза-лодочки.
- Что ты сказала тете? - спросила Кристина, покрывая свои ресницы тушью.
- Если честно, ничего. Они с Эриком ушли ресторан меньше часа назад. Отмечают годовщину знакомства, думаю они будут поздно.
- То есть ты сбегаешь на вечеринку тайком? - уточнила девушка.
- Можно и так сказать. Но не забывай, я иду туда на полчаса. Успею вернуться до их прихода, - напомнила я.
- Это мы еще посмотрим, - снова рассмеялась она, - Ладно уж, пойдем, Даша с Аней  уже давным-давно веселятся без нас.

До дома Вероники десять минут ходьбы вверх по улице, но голые ноги, которые не закрывала короткая куртка, закоченели. Потому-то я была счастлива, когда мы наконец дошли.

Очевидно, жилище Ники было если не самым шикарным, то одним из таких в нашем "поселке". Трехэтажный особняк в светлых тонах был очень похож на те дома, фотографии которых печатают на обложках каталогов с элитной недвижимостью - огромный-шикарный-дорогой  с большим внутренним двором и бассейном.
Внутри "замок" оказался таким же пафосным, как и снаружи. Множество комнат, оформленных в непонятном мне современном стиле заполняли парни и девушки в дизайнерских шмотках.

Многие здесь были старше меня. Я поняла, что вечеринка выходит за рамки школьных посиделок, анонсированных моими подругами. Молодые люди небольшими кучками бродили про необъятному дому, потягивая алкогольные напитки. Оглушительные раскаты рока  мешали услышать что-либо, зато позволяли стайке девиц  изображать что-то наподобие танца.

Протиснувшись сквозь группу людей, мы с Кристиной наконец-то нашли подруг. Даша в  белом платье с кружевами на подоле и Аня в атласном фиолетовом стояли возле столов с закусками и напитками. Даша пила что-то похожее на шампанское, но ядовито-розового цвета.

- Какие люди! - она бросилась на нас с объятиями, - Выпьете?

Я отрицательно покачала головой.
Кристина же протянула руку и взяла бокал.
Девушки, обменявшись комплиментами нарядам друг друга, поспешили в толпу танцующих.

Мы с Аней с места не двинулись. Ей, видимо, эта вечеринка нравилась не больше, чем мне. И ее, как и меня, сюда притащила Даша, хорошо знакомая с хозяйкой тусовки.

Минут через пять, после обмена стандартными фразами, мы, прихватив куртки, вышли на террасу.

- Плохое настроение? - спросила я.
- Да нет, просто не очень люблю большие скопления народа, чувствую себя не в своей тарелке, - призналась она, - А с тобой что?
- А вот у меня все ни к черту.
- Всеми нами иногда овладевают меланхоличные настроения. Это нормально, главное не придаваться темным мыслям.

Вообще-то, Аня была девушкой тихой, скромной и молчаливой и разговоры поддерживать не умела (хотя по сравнению со мной она была настоящей болтуньей), но сегодня она казалась общительнее, чем обычно.

- Ага, вот только мои настроения день ото дня становятся хуже... Ань, скажи, тебе когда-нибудь снились правдоподобные кошмары?
- Правдоподобные?
- Ну да, знаешь, такие реалистичные до жути, что до конца не понимаешь, спишь ты или нет. И даже когда просыпаешься, не можешь осознать в реальности ли ты.
- Нет, к счастью, я вообще не вижу снов.
-  А вот я вижу. Один и тот же кошмар я вижу со дня гибели родителей. И не могу понять, что это значит. Это один и тот же сон, но каждый раз что-то меняется в нем, какая-то мелочь. Я перечитала все сонники, но так и не смогла найти его значение. И вот теперь только и думаю, как избавиться от этого кошмара.
- Так этот сон отравляет тебе жизнь..? Ну, купи ловец снов.
- Я купила уже штук восемь. Ни один не работает.
- Тогда тебе нужно понять, в чем причина твоего кошмара. Не поверхностная причина,  а та, которая прячется в недрах души, я имею в виду. Ведь сны - игра нашего подсознания. Найди то, что гложет тебя и разберись с этим. Тогда сон должен уйти.

Я вопросительно изогнула бровь.

- Ты после школы подрабатываешь психологом?
- Нет, - улыбнулась Аня, - Но моя мама выписывала журнал "Психология для чайников".
Мы тихонько рассмеялись, после чего моя подруга сказала, что замерзла и вернулась в дом.

Я осталась сидеть на деревянной скамейке и принялась смотреть на вечернее (нет, наверное уже ночное) небо. Сегодня оно было спокойным, тихим и невероятно черным. Вглядываясь в эту черноту, я позволила мыслям нестись в произвольном направлении.

Однако побыть в одиночестве не получилось.

Раздвижная дверь скрипнула, и на улицу шагнул парень лет двадцати. Черные волосы светлее моих на несколько тонов, темно-серые глаза, легкая щетина на лице, рост немного выше среднего, фигура подтянутая - просканирвал мозг.

Облаченный во все черное, парень крутил в руках зажигалку, дополняя этим образ крутого чувака.

С шумом опустившись рядом со мной, он собрался закурить.

- Не возражаешь? - он жестом показал сигарету во рту.
- Да нет.
- Угостить? - предложил он, щелкнув зажигалкой.
- Не курю, - нахмурилась я. Почему здесь все предлагают мне вредные развлечения?
- Это правильно, - сказал незнакомец, выдыхая дым, - Вредная привычка, - подтвердил он мои мысли, - А здоровье у нас не вечное.
- Тогда зачем ты куришь?
- Хороший вопрос. Действильно, а зачем я курю? - спросил он, обращаясь то ли ко мне, то ли к самому себе, то ли к каким-то неведомым силам, - Надо завязывать, - он выдохнул еще одно облачко, - Егор, - наконец представился парень, - Просто Егор, без каких-либо сокращений.
- Катя. И это сокращение.
- Рад знакомству, - он изогнул губы в полулыбке, - Ну что, как тебе вечеринка?
- Не знаю, фактически, я там еще не была. Вот, прячусь здесь.
- Чего ты так? - спросил Егор, -  Школьные тусовки не для тебя, да?
- Вообще-то я сама еще учусь в школе. Других вечеринок у меня быть не может, просто я и не люблю их в принципе, - сбивчиво объяснила я, - А ты здесь какими судьбами? На школьника ты не похож.
- Конечно не похож. Слава Богу, я уже  отмучился. Но, знаешь, как говорится, дело было вечером, делать было нечего. Решил для разнообразия посмотреть, как веселится современная молодёжь.
- Говоришь как столетний дедок, - хихикнула я, потирая глаза.
- Да и чувствую себя примерно так же, - теперь в полную силу улыбнулся Егор, - Меня сюда притащили друзья.
- Надо же, меня тоже притащили друзья. В смысле, мои друзья, а не твои.
- Погоди, - спохватился он, -  Ты не была на вечеринке, говоришь? Ты что все это время на улице просидела?
- Ну да, и что с того? - не поняла я.
- И ты не замерзла? Здесь же холод адский, - поежился парень, - Сколько ты уже здесь?
Я пожала плечами.
- Минут десять - я здесь семи, наверное... Чего ты так на меня смотришь?
- Сейчас почти полночь, - медленно сказал Егор.
- Издеваешься?
- Нет.
Он повернул ко мне запястье с часами. Одиннадцать пятьдесят пять.
- Шутишь, - выплюнула я.
- Говорю тебе это совершенно серьезно. Понять не могу, - подозрительно посмотрел на меня парень, - Ты что даже не заметила, как прошло... пять часов. Одета ты не очень тепло, - заметил он, скользнув быстрым взглядом по моей фигуре.
- Что за ерунда? - я поднялась, - Говоришь, я сижу на холоде пять часов... Безумие чистой воды. К тому же, здесь даже не холодно.
- Не холодно?! Погода с ума сходит - перевалило за минус двадцать пять.  Ну ты даешь, мать. Прости за импровизированную рифму.

Я посмотрела на руки. Выглядели они абсолютно нормально, никаких признаков обморожения или чего-то такого. И вообще, холода я действительно не чувствовала.

Раздраженная и совершенно сбитая с толку, я направилась обратно в дом на ходу сокрушаясь, почему я не могу вести нормальных разговоров с нормальными людьми.

Вот тут-то все и произошло.

Лишь на долю секунды я посмотела в темноту неба, а оно все так же было плотным черным полотном, но только теперь я увидела на его краю полную луну. Она была необыкновенно красивой, можно сказать сказачной. Огромный, идеально круглый сияющий жемчужно-белый диск переливался голубыми всполохами искр. Именно такую луну рисуют на иллюстрациях в детских книжках. Я смотрела на нее всего несколько крошечных мнгновений.

И едва успела сделать следующий шаг, как закружилась голова. Не от того, что я резко опустила ее или дернула в сторону. Нет, это вовсе не было похоже на обычное головокужение. Скорее ощущение было как на бешеной карусели в парке развлечений.

Мир стремительно вращался перед моими глазами. Все вокруг сливалось в сплошное разноцветное пятно. Разгядеть что-то в этом водовороте казалось нереальным. Я видела лишь всполохи неестественно ярких красок, перемешивающихся между собой.

Я чувствовала, будто теряю равновесие и падаю, хотя ноги ясно ощущали под собой твердую землю.

Я даже не успела испугаться, потому что в следующую секунду я действительно покачнулась, и меня накрыла темнота.
***

Очнулась я не от того, что кто-то встряхивает меня и не от противного запаха нашатырного спирта.

Я очнулась от боли.

А боль была не просто сильной, она была невыносимой. Жгло клаза, как будто в меня плеснули кислотой. Я чувствовала слезы, бегущие по щекам. И чувствовала разъедающее жжение. Но ничего не могла сделать.

Мне хотелось закрыть глаза ладонями, вдруг это поможет. Но на мою беду, руки не слушались.

Назвали мое имя.

Я попыталась откликнуться, но смогла выдавить лишь хрип.

- Посмотри на меня, - сказал кто-то.

Я попыталась выполнить просьбу. Веки затрепетали. Чуть приоткрыв глаза, я моментально захлопнула их обратно - перед моим взором вспыхивало и гасло ослепительное ярко-голубое пламя.
Помимо всего прочего, раскалывалась голова. Она просто трещала по швам.

- Катя, - повторили настойчиво, - Открой глаза, посмотри на меня.
Открыть глаза? Ну уж нет. Неужели они не понимают, как это больно?
- Пожалуйста, очнись. Катя, - Я почувствовала прикосновение чьих-то теплых рук к щекам.
Я снова открыла глаза - очень осторожно и медленно. А потом потрясенно выдохнула.
Боли я не чувствовала. Ее просто не было, как будто я все придумала. И назойливое голубое пламя тоже исчезло.
- Катя? Как ты?
- Как я? Я сама не знаю.
На меня обеспокоенно смотрел Егор.

Я осторожно села. Находилась я в какой-то комнате.  Она была небольшой и теплой,  со светлыми стенами, увешанными фотографиями, белым ковром с длинным ворсом на полу. Сама я располагалась на неширокой кровати, втиснутой между двумя книжными шкафами.

Мой новый знакомый сидел рядом и все таким же обеспокоенным взглядом смотрел на меня.

- Что с тобой было? - неуверенно спросил он.
- Ты думаешь, я знаю?
- А разве с тобой такого не происходило? - удивился он, - Ты никогда раньше не падала в обмороки? Не теряла сознание? Или как там это называется...
- Нет, - резко ответила я, а потом задумалась. Я вспомнила последний раз, когда я была на кладбище, - Ну... я не уверена.
- В смысле?
- В смысле, я не знаю был то обморок, или я просто...
- Просто что?
- Ничего, - я запустила руки в волосы, пытаясь собраться с мыслями, - А где мы? - спросила я, еще раз оглядев незнакомую комнату.
- В доме, - ответил Егор, - В доме Вероники.
Я еще раз осмотрелась.
- Надо же, а я-то думала, что она богачка.
Выглядела комнатушка, конечно, мило и очень уютно, но никак не сверхъестественно богато.
- Так и есть, - на лице Егора появилась эта его полуулыбка, - Это комната прислуги. Она оказалась самым близким тихим помещением с мягкой горизонтальной поверхностью. Поэтому я и принес тебя сюда.
- Ты... принес... меня? - запинаясь переспросила я. Парень кивнул.
- Я уж собирался скорую вызывать. Но, слава Богу, ты пришла в себя прежде чем я успел это сделать.
Я приложила ладонь к голове, ощутив пульсацию в виске.
- А который час?
- Пятнадцать минут первого.
Только сейчас до меня дошло.
- Черт возьми! Дома меня прибьют! -  провозгласила я, вскакивая с кровати.

Едва я успела это сделать, как мои подкосились, и я упала. Упала прямо в обьятия Егора, который поднялся следом.
Он осторожно обхватил мои плечи руками и посадил обратно на кровать.

А потом, сев рядом, неожиданно протянул руку и покрутил в пальцах висевший на моей шее .

- Красивый кулон, - еле слышно прошептал Егор, всматриваясь в мое лицо.  Я ощутила его теплое дыхание на моей щеке.
- Спасибо, - еще тише ответила я.

Он был совсем близко. Так близко, что это должно было смутить меня.

Его глаза внимательно изучали меня. Эти глаза...
Я совершила большую ошибку, посмотрев в них.

Они были невероятно глубокими. И не просто темно-серыми, как мне показалось сначала. Вокруг зрачков светились светло-серебристые круги, переходящие в серую дымку, которая, в свою очередь, становилась все темнее и темнее, пока не заканчивалась ярко-черной каймой.

Заглянув в эти глаза, я совершенно забыла кто я, где я, и что я делаю. Я чувствовала лишь то, как быстро бьется сердце и как сильно дрожат руки. И я даже не осознавала, как мое лицо медленно потянулось к его лицу, а наши губы оказались в миллиметрах друг от друга. Я видела лишь его глаза. А наши губы почти соприкаснулись.

Мирную тишину комнаты внезапно разорвал крик. И не просто крик, а душераздирающий вопль вперемешку с пронзительным визгом. 
Кричавший сделал секундную паузу, чтобы набрать воздуха в легкие, а потом возобновил свой крик; крик, от которого у любого в жилах застынет кровь.

Музыка на заднем плане моментально смолкла.
А потом послышались новые крики, уже другими голосами.

А мы с Егором  тем временем отлетели друг от друга как ошпаренные.

Понять, что это было - почему я только что чуть не поцеловала малознакомого парня - было за пределами моих возможностей. К тому же сейчас для этого был не самый подходящий момент. Слишком велико было любопытство. Нужно было узнать, что там творится.

Я пулей вылетела из комнаты.

Найти источник переполоха было несложно - вокруг него собралась толпа - все, кто был в доме. Народ скопился в холле второго этажа, там, откуда расходились коридоры с комнатами.

Я не сразу поняла, что случилось. Многие стояли как вкопанные, потрясенно мотая головами. Другие шепотом бормотали что-то невнятное со странными выражениями лиц. Кто-то кричал: "Вызовите скорую!" А кто-то добавил: "И полицию!" Некоторые поспешно дизертировали на первый этаж. Многие девушки со слезами на глазах испуганно прижимались к парням или к стенам. И по-моему, кто-то упал в обморок.

Впереди я увидела спину в черном платье. Это была Кристина. Она-то и подняла шум. Ее тонкая фигурка тряслась от страха, как осиновый лист на ветру. Визг постепенно стихал, превращаясь в громкие всхлипы.

Не без усилий я протиснулась в первый ряд неровного круга. К горлу подкатила тошнота, а в глазах потемнело.

Моей первой мыслью было то, что это какой-то дурацкий розыгрыш, как на Хеллуин. Но к сожалению все это было более чем реально.

Я увидела мертвую девушку.

Она лежала на животе, распластавшись по полу в неестественной позе. Белое платье насквозь пропиталась красным. Ткань на спине была разорвана, и обнаженную спину бороздили длинные глубокие порезы.

Ее голова была повернута ко мне. Холодные ужасающие широко раскрытые карие глаза уставились на меня пустым безжизненным взглядом. Я не забуду этого взгляда до конца жизни.

Я с трудом сдержала рвотный позыв. Алая кровь заливала дорогой паркет.
Я закрыла рот рукой, чтобы не закричать. Я узнала ее.

Мертвой девушкой на полу была Даша.

0


Вы здесь » Фанфики » Собственные произведения » Зачарованная тьмой