Фанфики

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Фанфики » Фанфики по книгам » Fortuna decet contra (Судьба решает иначе...)


Fortuna decet contra (Судьба решает иначе...)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Автор (имя или ник создателя): Ketrine Riddle
Название: Fortuna decet contra (Судьба решает иначе...)
Дисклеймер (англ. disclaimer) — создается не с целью коммерческой прибыли, все права на оригинальных героев и Средиземье принадлежат Профессору...
Предупреждение, или «варнинг» (англ. warning) — Смерть персонажа, ООС, насилие (физическое, не сексуальное), оригинальные персонажи обоих полов, AU.
Рейтинг (англ. rating) —  NC-17
Пейринг (англ. pairing) — Леголас/Эйларэль (ОЖП), Эльдарион/Мерида (ОЖП) и Трандуил/Эйларэль (односторонне)
«Жанр» —  Гет, Романтика, Ангст, Фэнтези, Даркфик.
Описание (англ. summary) — События происходят спустя 27 лет после уничтожения хоббитом Фродо Кольца Всевластия. В Гондоре и прочих странах тихо и мирно идет жизнь, но на Средиземье обрушивается новая опасность с Севера, которая несет с собой вечный холод... Трое участников Братства вновь собираются вместе, чтобы проделать путь для спасения своих стран, но они идут не одни... В отряде из 10 путников оказывается девушка-воин. Меткая лучница, ненавидящая эльфов, вынуждена идти вместе с Леголасом. К чему это приведет?
Выкладывается: http://ficbook.net/readfic/2271299
Размер: макси
Обложка: http://www.pictureshack.ru/images/56421_0R1utMQSe1I.jpg

0

2

Пролог

Солнце клонилось к западу, окрашивая редкие плывущие по небу облака в кроваво-красный цвет. Лошадь шла неторопливым шагом, поскольку до Минас-Тирита оставалось совсем немного, и Леголас не торопился… Гимли, наверняка, уже был на месте, он выехал за две недели до принца, которому помешали двинуться в путь вместе с другом дела в Лихолесье. Но вот теперь Леголас почти прибыл к Арагорну и уже предвкушал встречу старых друзей…

Двадцать семь лет назад Арагорн был еще молод и полон сил. Даже сейчас, уже не будучи юным, король Воссоединенного Королевства сохранял моложавость и намеревался прожить еще долгие годы. Его старший сын, Эльдариона, двадцати четырех лет от роду, даже и не помышлял о троне Гондора и Арнора, его устраивала весьма вольная жизнь. Пару раз Асарон, это было вторым именем юноши, как когда-то Арагорн у Элессара, даже уезжал вместе с Леголасом в Лес Зеленых Листьев. Но последние лет пять юноша не следовал за старшим другом. Да, Леголас для Эльдариона был другом, их объединяли общие интересы и молодость. Для своего народа принц лихолесский был еще весьма молодым…

Старость мало изменила и Арвен, хотя черты ее лица стали не такими прелестными, как были раньше. Время для смертных брало свое. Но пока еще не очень быстро… А Гимли так и вообще еще был весьма моложав.

За такими размышлениями Леголас добрался до городских ворот. Эльфа здесь прекрасно знали, потому пропустили быстро. И вот и дворец…

Ничего не менялось в Минас-Тирите уже много лет, да Леголасу, признаться, и неважно было, как выглядят башни города, стены и прочее, он приезжал сюда не столь уж часто и только ради друга. Леголас не был в Гондоре уже три человеческих года. Для него – ничто. Для Арагорна – ощутимый срок.

Море… Его песня манила, но даже она не могла отвлечь его от друзей. А в родном Лихолесье море было далеко, пение в ушах слабело и Леголас вполне мог оставаться дома. Хотя и тосковал. Однажды он обязательно уплывет в Валинор, но пока останется, пока живы его лучшие друзья. Пока еще цветут столь приятные его взгляду и милые его сердцу леса Итилиэна, которые он и те эльфы, что вместе с ним покинули земли Трандуила, посадили здесь, в Гондоре. Однако отец потом настоял на возвращении Леголаса домой, во дворец, и молодой эльф повиновался. И все же эти места являли отраду его взору, а перешептывания деревьев в ночные часы, под усыпанным звездами небом, напоминали о Фангорне, и родном Лихолесье, и Лориэне, практически опустевшем. Не Восточном, куда перебрался Келеборн. Том, настоящем Лориэне, где жила Владычица Галадриэль…

Эльф спешился, отдал повод коня слуге и направился по ступенькам к двери. Радость встречи уже томила его и он спешил наверх, туда, где ждали Гимли и Арагорн. А возможно, Гендальф…

Позади послышался стук копыт, молодой веселый голос принца Асарона.

- Леголас! Значит, мои глаза меня не обманули, это действительно ты! Ну куда летишь, постой, вместе пойдем! – Эльф остановился, дожидаясь царевича. Эльдарион подходил к нему, по пути что-то тихо говоря слуге.

Внезапно на эльфийского принца налетел черный вихрь, сбивший его с ног. Леголас даже не заметил этой тени и не слышал шума шагов, она появилась совершенно внезапно даже для эльфийского слуха и зрения. Падение пришлось на руки, Леголас не ушибся. Поднялся, отряхивая плащ и наблюдая такую картину: ниже на пару ступенек растянулась молодая черноволосая девушка в черном как ночь плаще, таких же перчатках и таким же черным луком на спине. Правда, отсутствовал колчан со стрелами.

«Воин?! Лучница? Едва ли, правда, она хорошо справляется со своим делом», - мелькнула мысль у эльфа. Он не слишком верил в воинские способности женщин…

- Почему на этих ступенях вечно кто-то бесцельно бродит?! – злобно процедила девица, поднимаясь на ноги. Смерила Леголаса взглядом, остановившемся на острых верхних кончиках его ушей. Леголас сердито окинул ее ответным взглядом, ожидая извинений. В конце концов, это она на него упала. Девушка хмыкнула и отвернулась: - Ваше Высочество, - поклонилась она Асарону, - король Элессар был очень обеспокоен Вашей задержкой и просил Вас немедленно явиться к нему, когда Вы вернетесь, - она снова поклонилась.

- Эйларэль, ты бы извинилась… - тихо произнес принц Гондора и Арнора, взяв девушку за руку.

- Я не буду. Если бы это был человек, то я принесла бы искренние и глубочайшие извинения за то, что мои глаза столь не вовремя меня подвели, но это эльф. Он мог и должен был меня заметить! И к тому же я упала, полагаю, сильнее…

- Эйли…

- Ты заставил отца ждать, Асарон, – девушка понизила голос, когда Эльдарион наклонился к ней. - Король начал волноваться. Королева Арвен всю прошлую ночь не ложилась спать и все смотрела из самых высоких окон дворца, не видна ли твоя лошадь. Почему так долго?

- Лошадь подвела… Скажи, что мы сейчас придем. Гендальф прибыл?

- Нет еще, ждем с часу на час. Это, я так понимаю, Леголас? – девушка указала глазами на стоявшего чуть в стороне эльфа.

- Да… Эйли, извинись! – голос Эльдариона прозвучал уже угрожающе. Эйларель поджала губы, набрала в грудь воздуха… Синие глаза красноречиво выдавали ее желание нахамить. И вряд ли ее принцу. Но, выдохнув, девушка обернулась к эльфу.

- Прошу прощения, Ваше Высочество. И да, Вас ждут… Ваше Высочество, напоминаю, что Вас просили поторопиться. Король Элессар сказал, вести крайне важны… - она взлетела по ступенькам. Шаги ее были почти не слышны даже в дорожных сапожках. Насколько тихо она ходит босиком, Леголасу было трудно даже представить. Хотя ему и не слишком хотелось это делать, юная леди не вызвала у него ни малейшей симпатии. Для начала, она, судя по всему, не отличалась ни воспитанностью, ни вежливостью. Да и вообще, он не питал особой любви к девушкам, которые мнили себя воинами. А лук и кинжал говорили, что она как раз из таких… Единственным исключением из числа таких девушек была для эльфа Эовин.

- Леголас, идем! – коротко кивнув, эльф последовал за принцем. Пару минут они шли по лестницам в полной тишине. Наконец Леголас спросил:

- Гимли уже прибыл? – прекрасный эльфийский голос прозвучал в тишине дворца неуместно громко. Асарон улыбнулся:

- Да, Гимли уже тут, он приехал три дня назад. Ты что так долго? Я тебя ждал…

- Дела не позволили прибыть раньше. Отец думает, не уйти ли ему от правления. Но я пока не хочу править, не люблю сидеть на одном месте.

- Как и я! – Асарон уже серьезно посмотрел на друга. Он был удивительно похож на отца. Только уши немного остры для человека, в остальном от Арвен в сыне ничего не было. Вылитый Арагорн.

Друзья остановились у двери в один из небольших залов. Тут проходили собрания по особым поводам. Когда в них принимали участие не более десяти-двенадцати человек. Слуга, стоявший у двери, поспешно открыл ее, пропуская друзей внутрь. В комнате находились Арагорн, Арвен, Гимли, молодой человек, возраста Эльдариона. Леголас уже видел его пару раз, звали юношу как-то... вроде бы, припомнил Леголас, его звали Баахсал. И рядом с Баахсалом стояла девушка в черной военной форме, но уже без плаща и без лука за спиной. Однако это была именно та, что сбила Леголаса с ног всего минут семь назад. Взгляды эльфа и девушки встретились. И в обеих парах глаз мелькнула неприязнь… Со стороны Леголаса это было недовольство ее более чем странным поведением в его адрес. А с ее стороны – нелюбовь к эльфам вообще. И этому эльфу в частности…

0

3

I. Новое Братство

- Леголас! Асарон! Мы заждались вас! – Арвен поднялась с места, проходя к сыну. Ее белое платье прошуршало по мраморному черному полу. Стены зала отделаны были довольно мрачно – черные и темно-серые тона… Лишь с одной стороны был участок светло-серого цвета стен и пола, где стояла светлая мебель - кресла и стол. На этих креслах и сидели собравшиеся правители и гном. Баахсал и Эйларэль стояли у кресел, они почтительно склонили головы, когда поднялась Арвен. Арагорн и Гимли хранили гробовое молчание, Баахсал устало смотрел на все происходящее. А Эйларэль с трудом удерживалась от того, чтобы не закричать на Эльдариона прямо там, в зале. Его задержка сводила с ума не столько Арагорна, сколько Эйларэль и Арвен. Девушкаа жила в Минас-Тирите уже десять лет, семь из которых принц Асарон был ее лучшим другом. И жизни в этой стране без него она не видела. В свои девятнадцать лет Эйларэль уже не раз встречалась с опасностью, будучи воином королевского отряда. И от этого лишь сильнее боялась за тех, кто был ей дорог. А то, что начал рассказывать Арагорн, было слишком пугающе…

Окна пропускали лучи закатного Солнца, в зале горели свечи, их свет слегка блестел в светлых волосах Леголаса, засиявших лунными отблесками, как и у остальных эльфов…

Обняв Асарона, Арвен вернулась на место. Царевич прошел следом за ней и сел по другую сторону от отца. Леголас остался стоять на ногах, не слишком любя неподвижное сидение на одном месте. Стояли сейчас лишь трое. Леголас, Баахсал и Эйларэль.

- Эйларэль, ты можешь сесть, я думаю, разговор нас всех ждет долгий, а ты совсем недавно с дороги… - заметил Арагорн. Девушка помотала головой в знак отрицания, но прошла ближе, остановившись у кресла Эльдариона…

- Что ж, в таком случае давайте решим, ждем мы Митрандира или нет, - Арвен оглядела собравшихся. В глазах эльфийки были глубокая тревога и печаль, и легкий оттенок страха. Леголас задумался, что могло так напугать жителей Гондора. Такой страх он видел всю дорогу, после въезда в страну.

- Он все знает и без рассказов, мы не будем ждать, - помолчав пару минут, Арагорн принял решение. И начал рассказ…

Он долго рассказывал о том, как в его стране резко начались холода, как это напугало гондорцев, как начались неурожаи. Вступительная часть растянулась. Но Леголас, следуя своему воспитанию, молча и внимательно слушал.

- Наши отряды ничего не могли понять и обнаружить. Но однажды нам удалось поймать некое странное создание, – после этих слов Леголас уже насторожил уши. Это уже было куда интереснее, содержательнее. А главное – это было куда существеннее. – Оно казалось созданным изо льда и снега. Знаете, - задумчиво произнес Арагорн, - оно похоже на назгула, только серое. Кто видел, тот поймет, о чем речь… - Леголас и Гимли переглянулись. Ситуация оказалась не самой простой. Назгулов они хорошо помнили и особой симпатии к ним не испытывали. Баахсал нахмурился – он знал о назгулах лишь понаслышке, но из уст самого Арагорна. На лицо Эйларэль набежал оттенок легкой и странной грусти. Голубые глаза были похожи на озера, чистая вода которых была затемнена тучкой, румянец окончательно покинул ее щеки…

- Не совсем похожи! – поклонился отцу Эльдарион. – Они одним касанием руки превращали наших воинов в лед. Люди замерзали до смерти, лишь коснувшись этих… Как же он назвал себя…

- Айсернатов. Или просто айсов, – раздался негромкий женский голос. Он принадлежал не Арвен… Говорила Эйларэль. Тихий голос ее был отчетливо слышен. Сейчас, в темноте слабо освещенного зала, голос Эйларэль завораживал. Баахсал сжимал руку девушки в своей, чего та, видимо, не замечала.

Все взгляды устремились на Эйларэль, которая, в свою очередь, продолжила:

- Они замораживают, касаясь указательным пальцем. Всего пальцев у них шесть на каждой руке.

- А ты откуда это знаешь? – перебил ее Гимли.

- Я уже встречала их прежде. С позволения Его Величества я продолжу. Их лица похожи на лица людей, за исключением того, что их глаза всегда бесцветны и прозрачны. Хотя они все видят… А что под плащом, никто не знает. Айса без плаща никто из живых не видел, а кто видел – уже ничего не в силах рассказать. Прикосновение к ним не опасно, но они очень холодные. Как горный лед, это чудовища, созданные из снега. Духи умерших в снегах людей… Доподлинно известно, что у них нет сердца, потому что нет и крови. И на этом все… - девушка замолчала, высказав все свои сведения об айсах.

- Так вот, - когда она замолчала, Арагорн продолжил. – Мы допросили его и он рассказал, что пришел по заданию своего повелителя. Посмотреть, подойдут ли наши земли Айсгарду как поле вечной зимы. И он сказал, что их было десять. И пятеро ушли в Айсгард. Чтобы сказать, что… - воцарилась тишина. Никто не находил слов. Даже дыхание стихло, а Гимли поежился. Он догадывался, что услышит, как и все. Асарон в ужасе оглянулся на окно. Эйларэль прижала к лицу ладони, закрываясь таким образом от посторонних глаз. Все понимали, что их земли подойдут. И перспектива вечного холода не радовала абсолютно никого. – Что земли Средиземья подойдут! - Голос Арагорна прозвучал очень громко, оправдывая худшие мысли участников собрания.

- А что такое Айсгард? – низким хрипловатым голосом спросил Баахсал. Леголас сейчас, при свете свечи, падавшем на лицо юноши, мог рассмотреть его. Ничем не примечательный парень. Короткие светлые волосы, темно-карие глаза. Не то чтобы красавец, но и не страшный, самый обыкновенный. Его бледная кожа казалась чересчур тонкой, видны были вены на открытой шее… Вообще этот молодой человек не понравился эльфу, но Леголас списал это на внешность юноши. Баахсал служил Арагорну с самого раннего детства. И вряд ли Арагорн пригласил бы сюда того, кому не верит.

- Не знаю… - вздохнул Арагорн, – страна за пределами Средиземья. И больше я ничего о них не знаю…

- Я говорил с ним больше, отец! Позволь мне дополнить! – голос Эльдариона звенел от возбуждения. Юноша вскочил и поспешно прошел отделявшее его от окна расстояние, – это земля на северо-восток от Средиземья в целом. Она лежит за Рунным Озером. Где-то далеко от нас, далеко даже от Одинокой Горы… И этот айс… айс ведь? – он вопросительно оглянулся на Эйларэль, та кивнула. – Так вот, этот айс сказал, что там зима длится примерно семь месяцев и там очень холодно, и живут там такие вот айсы, люди и еще… Кажется, он их назвал айсернаты, - пожал плечами принц Воссоединенного Королевства. Эйларэль едва заметно улыбнулась, но ничего не сказала.

- А что привело их в Средиземье? Зачем им наши страны? – прищурился Баахсал. Его рука под плащом стиснула эфес меча. Едва заметным движением оказавшись около юноши, Эйларэль положила руку на его плечо.

- Им нужно где-то устроить себе новые поселения. Они захватчики по своей сути. Но с ними можно воевать, и мы сумеем, - поспешно заметила девушка, легким движением проведя по его руке. Баахсал успокоился. Эйларэль вернулась к своему месту у кресла принца Асарона.

- Никогда Гондор не сдастся каким-то там ледышкам! – уже спокойно заметил Баахсал.

- Как и прочие страны, ведь мы дорожим своей свободой! – послышался от двери так хорошо знакомый бывшим членам Братства Кольца голос. Гендальф! Леголас с улыбкой обернулся к нему, все еще молча…

Эйларэль присматривалась ко всем прибывшим. Эльф Леголас не стал исключением. Более того, к нему у нее было особо настороженное отношение, она с детства недолюбливала эльфов. Даже сама не зная, почему… А из своих наблюдений сейчас она вывела, что он молчалив, но вменила это ему в недостаток. Молчалив он может быть от того, что скрытен! А значит, есть что скрывать…

- Я знаю всю историю, поэтому продолжим! – заметил маг, садясь на одно из кресел. – Но прежде чем мы с вами заговорим о делах, требующих нашего внимания, я должен сообщить Элессару, что я пришел не один, но привел с собой несколько маленьких друзей.

- Опять с хоббитами пойдем? Или с гномами? – обратился к Леголасу Гимли. Тот пожал плечами. Слова о маленьких друзьях и ему напомнили про хоббитов.

- Думаю, они могут зайти. Итак, Балин, Торин и Коли… - вошли три гнома, поприветствовав Гимли. – И еще кое-кто, заходи, не бойся… - ласково продолжил Гендальф. В зал вошел мальчик. Черные волосы и небесно-голубые глаза, тонкие черты личика, бледная кожа, худенький и очень напуганный, в потрепанной одежде. На вид ему было лет десять.

- Это Хасайли, я встретил его по пути сюда. Помог отбиться от айса… - мальчик испуганно оглядел всех собравшихся, прижавшись к Гэндальфу, пока тот говорил. – Айс этот перед тем, как растаять, все бормотал, что они ищут Хасайли и только сил Хасайли не хватает, чтобы их повелитель правил миром Средиземья и Айсгардом. А гномы любезно помогли нам добраться сюда. И вот теперь я предлагаю подумать, как мы можем помочь Хасайли. Он рассказал мне, что за ним охотятся уже давно, он уже год спасается от айсов.

- А зачем вообще ему помогать? – Взметнул брови Баахсал.

- Потому что я не хочу, например, чтобы король айсов, они называли его Бахтум, правил Средиземьем. Валинор был обеспокоен тем, что начало происходить в мире, и просил нас вернуться сюда. Поэтому я вновь не в Валиноре, а здесь, - тихо ответил Гендальф. – Айсы ловят его лишь потому, что его зовут Хасайли. Бедный мальчик! – услышав последние слова мага, Эйларэль сквозь зубы почти выдохнула:

- С ума сойти, одно только имя и уже… Негодяи! – Леголас с изумлением посмотрел на нее. Девушка заметила его взгляд и замолчала.

- А он откуда? – указав глазами на мальчика, поинтересовался Эльдарион.

- Из Айсгарда…

- Хм, айсгардовец, значит… - прошипел Баахсал. Асарон смерил его неприязненным взглядом.

- Но я хочу поговорить с Арагорном наедине. Потому как здесь только ему решать, что мы, и в частности ты, будем делать, – тем временем сказал Гендальф.

- Я прошу вас всех немного подождать, - заметил Арагорн. Арвен встала, уводя сына, гномы, включая Гимли, вышли следом. Баахсал шагал крайне раздраженно, но все же вышел. Леголас последовал за людьми, оставляя позади Эйларэль и Хасайли. Мальчик никак не хотел отойти от Гэндальфа. Эйларэль склонилась к нему и прошептала что-то на ухо. Ребенок мгновенно протянул ей руку и вместе с ней покинул залу. Он снова осмотрелся, улыбнулся гномам, стискивая руку девушки. Но едва лишь увидев Арвен и Леголаса, задрожал и прильнул к Эйли.

- Hasaily, istarmaka rudily! – к всеобщему удивлению сказала Эйларэль. – Se ni basumasimy arkatamo martes! – мальчик встал прямо, но все же жался ближе к ней, чуть более дружелюбно посмотрев на Гимли.

- Эйли, а что ты сказала? – выдавил из себя всех интересовавший вопрос сын Арагорна.

- Дословный перевод: «Хасайли, успокойся немедленно! Они не хотели причинять тебе зла!». И отвечу сразу на то, какой это язык. Это айсеринский. На нем говорят айсерины – жители Айсгарда. Это главный язык их страны. А я просто его учила в детстве… - улыбнулась девушка. И вновь воцарилась тишина…

Час спустя Гендальф и Асарон пригласили всех на совет и огласили свое решение.

- Мы взвесили все обстоятельства и решили, что небольшой отряд, пока нет войны, отведет Хасайли на запад. Думаю, к Владыке Элронду, в Имладрис. Там ему будет безопаснее…

- А может сразу к хоббитам, а? – усмехнулся Баахсал. Он вызывал у Леголаса все большее раздражение.

- Если не выйдет туда, можно отвести мальчика к нам в Лихолесье! – заметил Леголас… Эйларэль, до того зло смотревшая на Баахсала, вздрогнула при звуке прекрасного голоса. Как бы то ни было, Леголас был бы симпатичен, если бы не был эльфом. Да еще и эльфом из королевского рода… Девушка перевела на него взгляд, в котором не появилось ни капли тепла, ведь она не любила эльфов.

- А еще куда? Может вообще ему крепость на дальнем западе построить, а? – не унимался Баахсал.

- А Леголас прав! Думаю, воины Трандуила смогут защитить мальчика достойно, - кивнул Гендальф.

- Разумеется, он же тут самый умный... Самый взрослый, самый опытный…

- Замолчи! – женский окрик и юноша действительно замолчал. Эйларэль подошла к нему ближе. – Замолчи, ты ведешь себя сейчас совершенно недостойно гондорца. Баахсал, мне тоже не нравится этот эльф, – голос ее звучал тихо. Она шептала почти на ухо юноше. - Но я прошу тебя, молчи!

- Молчу, – буркнул он. Леголас недоуменно смотрел на них. Эльф совершенно не понимал, чем вызывает у обоих такую реакцию. Впрочем, ни Баахсал, ни девица и у него самого не вызывали никакой симпатии...

- Итак, решить нужно кто пойдет, кто составит новое Братство… Митрандир решил идти, он возглавит отряд. Но нужны хотя бы семь или восемь человек… - прервал его размышления Арагорн.

- Еще я и Гимли, мы всегда к вашим услугам, – ответил Леголас. Гном в подтверждение его слов качнул головой.

- Итак, четверо, включая Хасайли… Нужно еще хотя бы четверых… - заметил Гендальф. – Кажется, я знаю, кто еще мог бы отправиться с нами. Торин, Коли и Баахсал, как лучший молодой мечник Минас-Тирита.

- Я пойду, - заметил Эльдарион. – Если отец позволит мне, то я буду сопровождать отряд. Думаю, присутствие принца не окажется лишним, - поклонился он.

- Я позволяю, - после долгого раздумья согласился Арагорн. – Уверен, ты проявишь себя с достойной моего наследника стороны, но прошу тебя соблюдать осторожность. Агмасс отправится с вами, из всех наших разведчиков и лучников он лучший. И Эйларэль пойдет с Братством. Она бывала в Айсгарде и знает про айсов больше, чем мы… - девушка поклонилась. И в это время от двери раздался визг Хайсали. Мальчик шарахнулся от протянувшей к нему руку Арвен и ударился о стену спиной…

- Что с ним? – спросил Гимли.

- Он из Айсгарда, а его жители боятся эльфов… - заметила Эйларэль, прижимая к себе мальчика. Тот мгновенно успокоился. – Вот за тем, чтобы успокаивать его, я буду с вами… - улыбнулась девушка. И обернулась к ребенку: - Sagta le komamo langamo Middlyterris?

- Да, говорю, но мне проще на айсеринском, - ответил тот.

- С позволения Вашего Величества, - поклонилась лучница. – Думаю, что нам стоит отправиться отдыхать, - улыбнулась Эйларэль, – завтра нас всех ждут сборы. Когда мы выступаем?

- Послезавтра на рассвете, - произнес Митрандир. Девушка поклонилась Арагорну и увела мальчика, видимо, устраивать на ночь. Остальные тоже разошлись. Леголасу и Гимли отвели, как обычно, одну комнату на двоих. Гном вскоре уснул, а вот эльфу не спалось… Леголас прошел к окну и выглянул в молодой, посаженный двадцать лет назад сад, где на залитой лунным светом дорожке стояли две темные фигуры. В них эльф узнал Эйларэль и Баахсала… Они говорили. И нотки голоса Эйларэль привлекли внимание эльфийского царевича. Он прислушался и постепенно начинал понимать, откуда такие злобно-насмешливые нотки. Причина была…

0

4

II. Утро перед отъездом

- Ты когда-нибудь оставишь меня в покое? – Эйларэль стояла, прислонившись щекой к холодному камню мраморной колонны у выхода, ведущего в сад. Баахсал темной тенью, в темноте выделялись лишь его волосы, замер за спиной девушки, совсем рядом с ней. Разговор был тяжел для обоих, он у них проходил довольно часто и всегда напряженно. Дело было в том, что еще в ранней юности, в тринадцать лет, Эйларэль была помолвлена с Баахсалом. Теперь подходило то время, когда ей надлежало стать его супругой. Оставалось около полугода, но девушка совершенно не хотела становиться его женой, что и привело к еще большему раздору между девушкой и молодым воином.

Баахсал по мнению Эйларэль был глупым и недалеким, к тому же ужасно грубым человеком, женой которого быть было бы просто невыносимо. Она его не любила… И к тому же и он не любил ее – для него этот брак был лишь лишней возможностью получить больше уважения, больше власти, больше привилегий. Эйларэль была на хорошем счету у Арагорна, Асарона и Арвен. А у себя на родине, девушка была не из Воссоединенного Королевства, но Баахсал забыл название ее родных мест, она была девушкой из очень знатного рода. Это и послужило причиной помолвки сына одного из начальников королевской стражи и личной помощницы принца Эльдариона…

И вот когда все разошлись, вновь последовал намек на то, что пора и помягче стать к жениху. Пальцы Баахсала коснулись тонких бледных пальчиков девушки, взгляд скользнул по ее лицу, скрытому в тени мраморных колонн.

- Очень скоро нас обвенчают, и ты это знаешь, Эйларэль. Так зачем же так упрямствовать, милая? Мне порой кажется, что я женюсь на статуе, сделанной изо льда, - прошептал Баахсал ей на ухо. Резким движением Эйларэль отошла в сторону от него и его дыхания, неприятно обжегшего ее кожу.

- Так разорви эту помолвку, разве это невозможно?! Каждый раз, когда я соглашаюсь с тобой поговорить, ты пытаешься свести все к поцелую. Пытаешься добиться от меня нежных слов, прикосновения… Но этого никогда не будет! Даже если ты станешь моим мужем, я не прикоснусь к тебе и не скажу ни одного ласкового слова. Я не люблю тебя, и я не стану лгать. И видит Элберет, я не обманываю сейчас…

- Любовь? А умеешь ли ты любить? Ты никогда никого не полюбишь, у тебя ледяная душа и сердце из камня! – процедил сквозь зубы юноша.

- Что?! - глаза девушки потемнели, но сейчас этого не было видно. – Что ты сказал? У меня ледяная душа? Это не мое сердце из камня, а твое, Баахсал. А внутри – пустота. Ты не умеешь любить и никогда не научишься… - она отвела взгляд.

- Скажи, что это не так, скажи, что ты умеешь любить… Тогда назови мне того, кого ты любишь? Ну, давай!

- Эльдарион, Его Величество, Леди Арвен, Гендальф… Перечислять дальше? Ты не входишь в число тех, кому есть место в моем сердце! И никогда не войдешь, потому что ты гнусный человек. Баахсал, я помню, как в походе ты избил нищего только за то, что тот попросил у тебя кусок хлеба. Ты мне противен!

- Не будь так упряма. Ты полюбишь меня и будешь моей женой, верной и преданной…

- Да я скорее этого эльфа полюблю, чем тебя! Он мне хотя бы ничего не сделал… И никогда не пытался принудить меня ни к чему, - процедила девушка, отходя на несколько шагов, еще дальше в темноту.

- Эльфа? Ну-ну, посмотрим… - усмехнулся Баахсал. Слышавший все это Леголас вздохнул. "Этот эльф" – очень милое и очень достойное название для эльфийского принца! А в том, что это он, Леголас был уверен. В городе не было кроме него ни одного эльфа.

- Чего ты хочешь? – Повернулась лицом к Баахсалу Эйларэль. Она была совершенно спокойна, лишь блеск темных глаз выдавал ее злость. Но лицо сохраняло холодное выражение. – Ты ходишь за мной уже не один месяц. Чего ты пытаешься добиться?

- А ты подумай. Ты же умная… - юноша подошел ближе к ней, стиснув запястья девушки в руках. Эйларэль вскрикнула от боли, не имея возможности освободиться. Баахсал рывком притянул ее к себе, до боли в области груди стиснув в объятиях. Леголас посмотрел на стоявший неподалеку лук. Становиться свидетелем жестокого обращения с какой бы то ни было, пусть и наглой, девушкой, он не желал. И всегда можно выстрелить в плечо или вообще мимо. Но этого не потребовалось – по дорожке кто-то шагал, довольно быстро. И камешки шуршали под ногами. Тяжелые шаги явно принадлежали мужчине, Баахсал, услышав их, отпустил Эйларэль. Та мгновенно отошла, с ненавистью в глазах глядя на юношу. К ним приближался Арагорн и теперь она могла быть спокойна.

- Эйларэль, мне нужно с тобой поговорить. Баахсал, ступай к себе! – приказал король Гондора. Смерив девушку взглядом, воин повиновался. Едва он растворился в темноте дворца, Эйларэль со стоном опустилась на ближайшую скамью:

- Я ненавижу его… Зачем только Вы дали на этот брак согласие, Ваше Величество, - в ее голосе звучала нечеловеческая боль и грусть. – Я ведь могу встретить того, кому отдам свое сердце. И что будет тогда?

- Знаешь, когда-то давно я встретил Арвен и она отреклась от бессмертия, от счастливой жизни под светом Валар, ради меня. Ты, дитя мое, обязательно найдешь того, кого полюбит твое сердце и кто полюбит тебя… Ты помнишь о Лютиэнь и Берене? – девушка кивнула. – Она умерла, отдав свое сердце смертному, но они прожили счастливые дни вместе, сумев преодолеть даже Великое Зло. Арвен осталась в Средиземье, когда исчезла власть Трех Колец, и однажды ее звезда угаснет. Но разве она печалится? Любовь – одно из величайших чудес на земле, и если оно даровано – его нужно беречь… И я обещал уже тебе, - Леголас почувствовал усталость, да и зов моря начинал томить душу, а потому эльф ушел отдохнуть, не дослушивая разговор. К тому же принц понимал, что подслушивать не стоит. Можно услышать лишнее. Арагорн тем временем продолжал: - я обещал, что этого венчания не будет. И его не будет. Митрандир сможет разорвать вашу помолвку, если появится повод. Эльдарион и Агмасс присмотрят за тобой.

- Я почту за честь отправиться вместе с Его Высочеством и с мастером Агмассом, мой король. Вы хотели спросить у меня о чем-то?

- Да. Ты не могла бы завтра рассказать остальным участникам похода больше о том, как сражаться с айсернатами. И о том, какое оружие вам потребуется? Ведь ты, насколько мне известно, знаешь об этом лучше, чем кто-либо из нас.

- Конечно. Я расскажу все, что Вам будет угодно, - девушка поклонилась. - Но можно мне пойти отдохнуть? Я очень устала… И… Ваше Величество, я могу задать Вам вопрос, - Элессар медленно кивнул. - Этот эльф пойдет с нами?

- Да, Эйли. И его зовут Леголас. И еще… Я настоятельно советую тебе быть повежливее с ним, я знаю, ты не любишь эльфов. Но Леголас – мой друг. Кроме того, он принц Леса Зеленых Листьев. Я надеюсь, что ты примешь это к сведению. Ступай отдыхать! – девушка ушла, у себя бессильно рухнула на кровать, отослав заспанную Бэкки, служанку, собравшуюся помочь ей раздеться, и закрыла глаза. Мысли о прошлой жизни на родине, о настоящем и о будущем незаметно сменились тревожными снами… Баахсал, принц Эльдарион, королева Арвен… Отчего-то эльф. Строгий, но спокойный голос Элессара произнес в ее голове «его зовут Леголас»…

***

Леголас спал довольно крепко, и проснулся от того, что Гимли теребил его за плечо. Гном уже давно поднялся, еще на рассвете. И походив пару часов по замку, решил разбудить Леголаса.

- Вставай, остроухий! Что разоспался? Нам собираться в путь надо! – Леголас нехотя взглянул в направлении голоса и увидел улыбающееся лицо Гимли прямо перед собой.

- Встаю! – эльф легко поднялся с постели и быстро оделся. Туника, куртка, сапожки – то, в чем он и приехал. Гимли усмехнулся в бороду, глядя, как Леголас надевает лук.

- Он тебе сейчас зачем? – поинтересовался гном. – Стрелять в кого-то будешь?

- Мало ли что Арагорн скажет по поводу оружия… - безмятежно отозвался Леголас, опуская стрелы в колчан. – Возможно, мне понадобится отдать стрелы на прокаливание.

- Ага, эльфийские? – хохотнул Гимли. – И уж точно не во время завтрака! Я очень голоден, прямо как хоббит, так что пошли скорее! – добавил гном. У Леголаса после вчерашнего разговора Баахсала и Эйларэль родилось неприятное ощущение, что эти двое его не привечают и с оружием ему было бы как-то спокойнее. Однако отвечать на лишние вопросы эльфу не хотелось и он благоразумно решил внять словам друга.

- Пожалуй, друг Гимли, ты прав, - Леголас поставил лук у стены и вместе с другом вышел к завтраку. Завтрак подавали в малом зале, рядом с тем, где они были вчера. Тут было светло, тепло и очень уютно. Любимый зал Арвен.

Арвен и Элессар уже были там, Эльдарион тоже сидел близ матери и отца. Следом за Гимли и Леголасом пришел и Гендальф, сел за большой овальный стол напротив молодого гондорского принца. Слуги подали напитки и еду, поставив еще шесть наборов приборов и бокалов.

Минут через пять пришли два гнома – Торин и Коли, сели за стол, рассыпаясь в извинениях за опоздание. Гимли уплетал лепешки с медом, которые здесь, в Минас-Тирите, были особенно хороши. Еще через пару минут зашел Баахсал – хмурый и злой. Леголас украдкой бросил на него взгляд, откусив кусочек хлеба. Есть ему не хотелось… Человек смерил эльфа взглядом и фыркнул.

Агмасс, начальник королевской разведки, высокий крепкий мужчина с темно-русыми волосами с сединой на висках и тяжелыми почти черными глазами, поклонившись Элессару и Арвен, занял свое место. Агмасса Леголас знал довольно хорошо, и помнил, что этот суровый воин не отличается многословностью. Но прекрасно знает свое дело.

- Доброе утро! – в дверях раздался чистый детский голос. Умытый, хорошо одетый и румяный Хасайли доброжелательно смотрел на собравшихся. Асарон улыбнулся мальчику.

- Доброе утро! Присаживайся! – ребенок сел рядом с ним и приступил к трапезе. Оставался лишь один набор приборов. И вот дверь отворилась в последний раз…

Шелест шелкового платья по полу привлек внимание всех. Баахсал поднял глаза и в них вспыхнули дьявольские огоньки. Леголас обернулся…

В бледно-голубом платье, открывавшем плечи, с такой же лентой в волосах, слегка вьющихся у кончиков, Эйларэль была едва ли не красивее Арвен. Синие глаза девушки очень мило сочетались с цветом платья.

Длинное, в пол, расшитое жемчугом и немного изумрудами, это платье было просто шикарно. Золотистый поясок на талии. Оказалось, что девушка была довольно-таки хрупкая. Ростом Эйларэль была как минимум на голову ниже Асарона, худенькая. На бледном личике глаза выделялись как прекрасные озера… Асарон восхищенно смотрел на нее. И это было объяснимо – сейчас юная жительница Гондора была очень красива.

- Приношу свои извинения за опоздание. Я была вынуждена задержаться, я объясняла, какое оружие надлежит нам приготовить… - мелодичный голос шел вразрез со словами. Голос этот ну никак не должен был звучать на войне. Эйларэль опустилась на свое место. – Я могу рассказать то, что Вы просили, мой король… - почтительно произнесла девушка. Асарон пришел в себя и теперь навострил уши.

- Поешь сначала… - мягко заметил Элессар девушке. Та покорно начала есть, хотя ей кусок не лез в горло. Быстро проглотив кусочек хлеба с сыром, Эйли придвинулась к Хасайли, что-то бурно с ним обсуждая на айсеринском. И когда все доели, выпрямилась и начала говорить. Она объяснила, что айсы могут быть убиты, если им чем-то попасть в шею или глаз, что они боятся огня и от огня тают. И, наконец, что у них абсолютно отсутствует сердце и удары в грудь бессмысленны.

- Стрелок должен быть очень метким, чтобы попасть айсу в глаз! – заметил Баахсал.

- У нас же есть эльф! – бросила девушка. – Всем в Средиземье известно, что они очень меткие. Да, остроухий? – Леголас сделал вид, что не слышит. – Он еще и глухой! – хмыкнула Эйли. – Значит, он тем более должен быть очень метким, - губки девушки исказила усмешка. Леголас поджал губы, но молчал.

- Умный, меткий, просто необыкновенно выдающийся эльф, не правда ли? – прошипел Баахсал. Арагорн предупреждающе взглянул на него.

- Ты о чем? – перевела на юношу взгляд Эйларэль.

- О твоих словах вчера вечером… - сверкнули глаза Баахсала. Леголас не выдержал.

- Меткость эльфов недаром известна каждому в Средиземье, и некоторые из собравшихся здесь могут подтвердить, что видели, как я стреляю, - холодно произнес он. – И если нам придется идти через Лес Зеленых Листьев или Восточный Лориэн, то советую тебе молчать. Эльфы, знающие всеобщий язык, могут подстрелить тебя за такие слова о нашем народе. И даже я могу не успеть запретить эльфам Чернолесья это делать. Твое же умение обращаться с оружием весьма сомнительно для меня. Едва ли с твоего рождения снег листья в лесах облетали больше двадцати раз, что для эльфов – лишь мгновение. Взяв в руки лук, ты еще не становишься хорошим лучником. Лишь опыт и тренировки определяют истинного мастера…

- Я еще посмотрю, так ли эльфы хороши, как о них говорят, - девушка резко поднялась. – По крайней мере эльфы Лихолесья – самоуверенные и нахальные. Если ты представляешь сейчас свой народ, то не хотела бы я увидеть остальных эльфов короля Трандуила. Сидел бы на своих деревьях… Хасайли, идем, нас ждут дела… - забрав мальчика, девушка быстрым шагом вышла из залы. Повисло напряженное молчание.

- Леголас, извини нас, она не слишком жалует эльфов… - с явной неловкостью произнес Эльдарион.

- Ее слова для меня пустяки, - улыбнулся эльф. – Слова ребенка иногда исходят не от разума, а от сердца и эмоций. Она же – почти ребенок даже по людским меркам, думается мне…

***

Эйларэль за дверями залы прижалась спиной к холодному камню стены, стараясь унять дрожь. Девушку трясло от обиды и негодования. Она не понимала, кто дал этому эльфу право судить о ее способностях столь низко. Эйларэль нисколько не сомневалась в том, что из их отряда Леголас – лучший стрелок, как единственный эльф, она всего лишь не любила, за двумя исключениями, представителей этой расы. И его слова о ее юном возрасте и отсутствии мастерства больно задели самолюбие юной девушки, с двенадцати лет с рассвета до заката учившейся обращаться с луком, с метательными кинжалами, ездить верхом… Уже в шестнадцать лет, три года назад, ее приняли в королевский отряд. Она мечтала об этом, все силы отдавая тренировкам. Ее учил лично мастер Агмасс, ставший ее добрым другом и мудрым наставником…

С внезапной яростью девушка решила, что просто так этого эльфу не оставит. Что она обязательно заставит его пожалеть о своей самоуверенности и высокомерии. От этих мыслей ее отвлек звук шагов за спиной. Эйларэль нервно обернулась и невольно улыбнулась, взглянув на старшую дочь Арагорна и Арвен, юную пятнадцатилетнюю Эстель, приближавшуюся к ней вместе со старшим братом. Эстель ответила девушке теплой и немного робкой улыбкой…

0

5

III. Пророк по имени Хасайли

- Эйларэль, что произошло в зале? – нахмурился Эльдарион, подойдя к девушке. – Ты вела себя очень необычно… Почему ты так невежлива к другу отца и моему другу? – в спокойном голосе принца проскальзывали нотки неудовольствия. Эстель, на завтраке не присутствовавшая и сейчас лишь присоединившаяся к Эльдариону, робко опустила глаза в пол. – Однако я помню, что обычно ты учтива и скромна, и хочу понять, что заставило тебя повести себя столь неподобающе… - Эльдарион стал еще больше похож на отца в минуту спокойного негодования, что невольно отметила юная лучница.

- Мне неприятно находиться в обществе этого эльфа и я ушла, чтобы не выказать ему неподобающего моему положению презрения и неприязни. Я всего лишь лучница королевского отряда, Ваше Высочество, и не имею права выказывать неодобрение друзьям самого Великого Короля! – девушка старалась говорить спокойно и уверенно, но в ее словах то и дело слышались злость и обида. – К тому же принц Леголас повел себя несколько неучтиво по отношению ко мне, а я не хотела бы, чтобы из-за меня его сочли невежливым, - процедила наконец девушка, отворачиваясь. Эстель удивленно на нее посмотрела.

- Но Эйли, - Асарон наклонился к девушке. – Ты первая стала высмеивать Леголаса, он лишь отвечал тебе!

- Над ним смеялся еще и Баахсал, а обратился этот ваш… Леголас, - она с неприязнью в голосе назвала эльфа по имени, - именно ко мне!

- Эйли, успокойся. Скажи мне лучше, что там с Баахсалом? Отец рассказал мне утром, что он снова пытался обидеть тебя… Может быть, мне попросить Митрандира передумать про его поход с нами? – Эльдарион мягко коснулся плеча девушки.

- Нет, не стоит… - помотала та головой. – В пути, при тебе и Митрандире он не рискнет вновь быть грубым со мной, думаю, так что все обойдется. И твой отец обещал найти повод порвать нашу помолвку. Он сказал, что Гендальф это сделает… Почему ты не завтракаешь?

- Вернись в залу, Эйли, ты же не поела. – Вместо ответа сказал Асарон. Эйларэль с улыбкой взяла его за руку, мягко разворачивая в сторону двери в залу, за которой все еще завтракали. Хасайли стоял неподалеку, дожидаясь Эйларэль. То, что она ему рассказала вчера и сегодня, собирая его на завтрак, убедило мальчика в том, что она хорошая. Он ей верил, как и Гэндальфу, который тоже добр был к нему. И еще Хасайли понравились Асарон и отец Асарона, кажется, король Арагорн. Они тоже не были злыми людьми. Хасайли в этом не сомневался. Но Эйларэль он верил гораздо больше, к тому же, она была единственным в этом мире человеком, говорившим с ним на айсеринском.

- Я сыта, Ваше Высочество. Все хорошо, но у меня дела, прошу меня извинить… К тому же, - она почти весело улыбнулась, - мы еще насмотримся друг на друга в походе! – мелодично и весело проговорила она. Эльдарион кивнул и скрылся за поворотом, махнув Эстель рукой. Девушка, теребя поясок серого платья, подняла на Эйли красивые глаза с множеством пушистых ресничек.

- Эльдарион сказал, что вы скоро уезжаете, - пробормотала она. – Я буду очень скучать, - Эйларэль была для Эстель старшим другом, молодая принцесса была очень привязана к помощнице и подруге своего старшего брата. – Но дальние земли, наверно, очень интересны?

- Иногда они опасны, - улыбнулась Эйларэль. – К тому же, нас ведет дело. Когда вернусь, если мы встретимся с орочьим отрядом, привезу тебе орочью стрелу, - она повела плечами. – Прошу меня извинить, принцесса Эстель, но мне нужно поговорить с Хасайли и выполнить поручения мастера Агмасса, - она поклонилась и увела Хасайли в сад, где и обратилась наконец к мальчику.

- Ma antiri ivenko. Se, anto lepalletaly ki, starus rudikamo anto enimaolis palenkamo! Arnaka lo? (Я ненавижу эльфов. Они, и особенно этот, грубые и злые создания! Ты со мной согласен?)

- Mo arnaki (я согласен). – Кивнул мальчик. – Этот эльф повел себя по отношению к тебе очень грубо! – перешел он на всеобщий язык Средиземья, наблюдая за бродившими вокруг слугами. – Этот воин, Баахсал, тоже ему дерзил, ты ведь права! А он же принц? – вопросительно смотрел на нее мальчик, – или нет?

- Ki staru leparansamo. Lo stara rudioko! Ki staru Le Leparasamo obi Le Lingosilvum (Он принц. Ты прав! Он принц Лихолесья), – вздохнула Эйларэль. Мальчик, услышав это название, судорожно сглотнул. И через минуту прошептал:

- Mo starma alu ratki vapiti ali Hasgarudo. Kale staru lapratu maltu. (Я был в подобной части Айсгарда. Это было ужасное место).

- Бедняжка, я знаю, о чем ты говоришь. Я там бывала. Но ведь эти эльфы не такие, они не похожи на эльфов Айсгарда! Я не обманываю тебя! – мальчик прижался к ней, выказывая, что как бы там ни было, он ей верит. Хасайли в последний год так часто попадал в беду и видел так много лжи, что у тех, кому верил, искал защиты. Эйларэль он верил, потому что видел, что она добра к нему. И не только к нему…

- Расскажи мне, почему тебя ищут айсы? – внезапно спросила девушка. Они шли вдоль цветущей тропинки, слушали птичье пение и любовались цветами. Но в воздухе царила странная атмосфера надвигающегося холода. Жители Гондора не понимали, что это значит… Но Хасайли прекрасно знал, что будет с этими краями совсем скоро. – Не только ведь из-за имени. Altu kamaralu? (Почему еще?)

- Я вижу… - мальчик замялся. Он не знал соответствующего слова на вестроне. – Mo sana bidenenko. Allo starcimi, staru anto starmansu. Allo! Mollo mo ni basu kalut sanus. (Я вижу видения. Все, что было,происходит или случится. Все! Хотя я не хочу этого видеть).

- Ты Пророк?! – ахнула Эйларэль. Хасайли мрачно кивнул, глядя куда-то мимо девушки.

- Отец говорил мне, что я Пророк Айсгарда, судя по тому, каковы мои видения. Четвертый Пророк. Вот почему меня ищет Бахтум, наверное…

- Мы спрячем тебя, - Эйларэль прижала мальчика к себе. – Не бойся, малыш, мы защитим тебя, пока ты не овладел магией. Защитим, обещаю.

- Я верю, - кивнул маленький Пророк с большой ответственностью.

- А можешь сказать, что ждет нас? Гондор, я имею в виду, что ждет?

- Гондор будет белой страной… - голос мальчика звучал зловеще. На двоих гуляющих набежала странная тень. – Белой-белой, как венчальное платье айсеринок. Как снежная пелена в яркий солнечный день, вода будет твердой, а земля мягкой, будет очень холодно. И тогда сбудется пророчество великого Второго Пророка Айгнира. Придет Новая Весна и все изменится, Бахтум будет повержен и вернется Зеленый Край. Новая Весна принесет погибель Бахтума в ночь, когда звезда Истиорха второй раз за цикл загорится над Манирлаком.

- А что ждет меня и тебя?

- Я вижу, что я буду держать в руке черный меч, поражающий врагов… - глаза Хасайли смотрели куда-то вдаль. Сейчас он вряд ли находился там, где стоял. Словно жил там, где видел все это. – Но в другой войне. Я буду большим, взрослым, у меня будет семья. Много лет пройдет… А вскоре, я вижу, я вернусь домой…

- Куда? – она знала, что он ответит, но хотела услышать это из его уст.

- Alu Hasgarudo… - прошептал Хасайли. – Ты ищешь дом, ты вечная странница и сердце твое не видит приюта. Ты найдешь дом, но ты будешь с домом лишь частью, а душой ты будешь с другим, и сердцем... Твое сердце останется там, куда ты не хочешь идти. Навсегда…

- Я встречу там любимого? – улыбнулась девушка скептичной улыбкой. Но уже гадала, где это место.

- Нет. Его ты встретишь раньше, и твоя душа будет с его душой… - мальчик заминался, подбирая слова. – Артасал говорит мне, что однажды ты уйдешь далеко и вернешься, и тогда все-все вернется. Много всего пройдет, – он явно хотел сказать «произойдет». - И потом все повторится. Но иначе… Все случится по-другому… Тот, кого ты встретишь на этом пути, научит твое сердце любить.

- Я умею любить! – холодно ответила девушка, после чего развернулась и быстрым шагом направилась к замку, поговорить с мастером Агмассом перед окончательными сборами. Хасайли с улыбкой смотрел ей вслед. Лицо мальчика стало старше прямо на глазах, почти юноша улыбнулся, глядя на листву.

- Конечно, умеешь. И твое сердце полюбит того, кого ты желаешь ненавидеть. Вы славная пара. Но я тебе этого не скажу! – минуту спустя десятилетний мальчик искал Асарона в замке. От дерева отделился гном, поневоле выслушавший весь диалог – он не хотел их беспокоить. Он не видел ни Хасайли, ни Эйларэль. Но последние слова мальчика, сказанные на чистейшем, без акцента, средиземском, потрясли его. И все же Гимли решил молчать. Он не хотел вмешиваться в судьбу. Пусть будет так, как будет...

0

6

IV. Первый ночлег

Следующие полдня пролетели совершенно незаметно из-за огромной занятости всех будущих участников похода и Элессара, который отдавал бессчетное количество приказов. Эльдарион занимался вооружением, в кузницах Минас-Тирита прокаливали наконечники стрел и лезвия мечей и кинжалов, готовились особые факелы, которые могли гореть очень долго. Лошадей перед походом кормили, осматривали и готовили упряжи. А будущие участники путешествия, кроме Эльдариона, собирались в путь…
Провизию же обеспечивала отряду на время, пока они не покинут пределы Гондора и не войдут на земли Рохана или дальше, к бывшему Изенгарду, Арвен, взявшая на себя составление списка необходимых продуктов и снадобий и проверку того, приготовят ли их к отъезду нового Братства. Баахсал тренировался и обхаживал нового коня, стараясь подружиться с ним до отъезда, гномы тоже оттачивали мастерство боя, Митрандир же советовался с Элессаром о пути и стратегии поведения отряда. Хасайли ничего не приходилось делать и мальчик общался с принцессами Эстель и Мэвен, рассказывавших ему об обычаях и особенностях народов Средиземья, с которыми отряд может встретиться в пути.
Леголас же решил поупражняться в стрельбе из лука, и отправился с этой целью в то крыло дворца, где лучники королевского отряда оттачивали свое мастерство. И судьба вновь свела его с девушкой, которая уже одним их знакомством не вызывала у него симпатии. Эльф не успел и переступить порог комнаты, где стояли различного вида и размера мишени для лучников, отпустив провожавшего его слугу-подростка, как взгляд его упал на невысокую черноволосую девушку в черном плаще с серебряным деревом и семью звездами на спине. Ее волосы были заплетены в толстую косу. Эйларэль с колчаном за спиной и малым гондорским луком в руках почтительно склонила голову перед суровым высоким воином в форме королевского отряда, с сединой на висках.
- Мастер Агмасс, я очень признательна за то, что вы нашли время дать мне урок перед тем, как мы отправимся в путь. Я боялась, что вы будете очень заняты, учитель…
- Я всегда могу найти немного времени на твои тренировки, Эйларэль, - Агмасс чуть улыбнулся уголками губ. – Твое прилежание и усердие делают тебя хорошим лучником уже теперь, и тебе нужно лишь оттачивать свое мастерство и бесстрашие. К тому же твои успехи – отрада для моего сердца, ты ведь знаешь, ты мне как родная дочь…
- Я не могу сравниться для вас с Лиднер, - Эйларэль преклонила колено. – Спасибо вам за теплые слова, мастер Агмасс. Ваша вера в меня придает мне сил, - лучник чуть улыбнулся и поднял глаза с Эйларэль на дверь, в которой и стоял Леголас. Осознав, кого он видит, воин Гондора почтительно поклонился.
- Чем могу быть полезен, Ваше Высочество?
- Я хотел лишь потренировать свои навыки, - вежливо кивнул эльф в знак приветствия. – Не стоит, мастер Агмасс, прерывать ваши тренировки ради этого, - Эйларэль буравила эльфа полным неприязни взглядом. – Думаю, леди Эйларэль не помешает немного поучиться, путь может быть опасным… - Леголас легким движением вытянул из колчана стрелу и вложил в тетиву. Еще одно легкое движение и стрела со свистом вонзилась в центр мишени в виде небольшого красного круга на белом фоне и точки в центре круга, куда эльф и попал. Эйларэль хмыкнула, Агмасс что-то негромко ей объяснял, устанавливая в определенное положение ее руки. Девушка прищурилась, глядя на мишень, изображающую контур человека, и спустила тетиву. Эльф с уже вложенной в лук третьей стрелой проследил за действиями воительницы взглядом и удивленно моргнул – стрела вошла ровно туда, где у настоящего человека было бы сердце, с расстояния в почти четыре десятка мужских шагов.
- Неплохо, - кивнул Агмасс. – Когда отправимся в путь, убедишься, что и с большего расстояния так стрелять будет в сердце удобнее.
- Это если он ростом как человек, - Эйларэль бросила на Агмасса взгляд. – Но айсы выше человека примерно в полтора раза. Я подумаю, как лучше направить стрелу, и завтра мы с вами можем…
- Да, Эйларэль, - Агмасс кивнул, поправив рукава своего черного с серебром плаща. – Я тоже потренируюсь на закате, думаю, мы подберем удобную позицию. Но не забывай, что в горах и пустующих землях водятся после войны орки и разбойники, так что и в такого роста врага, быть может, придется стрелять.
- Мастер Агмасс, - тот мальчишка, что проводил Леголаса в комнату с мишенями, показался в двери, запыхавшийся, босой. – Его Величество желают Вас немедленно видеть! Леди Эйларэль, Ваши кинжалы прокаливают, - он поклонился и скрылся в коридоре, шлепая ногами по каменному полу. Агмасс запахнул плащ, обменялся парой фраз с почтительно поклонившейся Эйларэль, и вышел вслед за мальчиком.
- Умение лихолесских эльфов стрелять, ежели вы всегда стреляете так удачно, действительно велико, как о нем говорят, - Эйларэль проследила за третьим выстрелом лесного эльфа, всадившего все стрелы рядом с центре мишени. В ее вполне учтивых словах не проскользнуло ни единой нотки почтения.
- Благодарю, - не сводя с нее настороженного взгляда, кивнул эльф.
– И поскольку мое умение попадать в цель вызывает у вас сомнение, - она склонила голову в подобии поклона, - то я, пожалуй, удалюсь, - она вытянула стрелу из мишени, вложила в колчан и направилась к выходу. – Последний выстрел, - как бы невзначай произнесла девушка, проходя мимо спустившего уже новую стрелу эльфа, расщепившего одну из своих стрел пополам. Наконечник звякнул о наконечник. Леголас обернулся и невольно отступил, когда девушка спустила тетиву, казалось бы, целясь прямо в него. Стрела просвистела в дюйме от места, где до того находилось его ухо, и вошла точно в одну из его предыдущих стрел, расщепив ее почти до наконечника. – Как видите, Ваше Высочество, мои способности как лучника несравнимы с вашими, - поклонилась девушка, подбирая подол плаща и гордо удаляясь из комнаты. Леголас медленно вытянул стрелу, проводив нахальную девицу взглядом. Эльф предпочитал молчать, не ввязываясь прямо перед выступлением в ссору, и все же… Разглядывая черное оперение ее стрелы, принц Леса Зеленых Листьев невольно отметил, что в меткости (по меркам человека, конечно) этой с виду наглой и слишком уверенной в себе девице отказать нельзя…
Только поздним вечером все утихло. Кони стояли наготове, все было собрано, подали ужин. Свечи не слишком ярко осветили маленький зал, их огоньки блестели на доспехах уже переодетого Асарона и Баахсала, который почти всегда был в форме. Хасайли ел молча и быстро, Эйларэль вообще не появилась. Леголас вспомнил, что и на коротеньком маленьком обеде ее не было. До полуночи оставалось буквально полчаса, выезжать собирались, едва начнется рассвет…
- Отдохните немного, потом вы остановитесь лишь ночью, - посоветовал друзьям и новым знакомцам Элессар. Эльдарион, Баахсал и гномы покорно удалились, Агмасс поклонился и покинул залу, Гэндальф же сидел на стуле, задумчиво глядя на свечи… Арагорн посмотрел на Хасайли.
- Тебе следует отдохнуть, ваш путь будет долгим. Я велю слугам тебя проводить…
- Не стоит, лорд Элессар, я сам… - мальчик ушел, Митрандир вышел вслед за ним, оставив Арагорна наедине с Леголасом – Арвен вышла, чтобы отдать последние распоряжения. Мужчина обернулся к эльфу.
- Леголас, почему не уходишь отдыхать ты?
- Я не устану, - улыбнулся царевич – для моего народа провести одну луну без сна вовсе не трудно. Элессар, друг мой… Скажи мне, откуда у вас взялась эта… - он посмотрел на дверь. – Девушка, что идет с нашим отрядом, лучница. Ты ей доверяешь? – он проявил наконец свои опасения по поводу Эйларэль – слишком уж много она знала об Айсгарде…
- Она живет у нас вот уже десять лет, она выросла в Минас-Тирите. Она всем премудростям воина научилась у Агмасса. Я верю Эйли как самому себе. Она хороший друг, несколько раз спасала меня и Эльдариона, рискуя жизнью. Они с дядей и братом пришли с северо-востока, я точно не помню название их страны, и ее дядюшку ты должен помнить. Он умер год назад. Был магом, служил при дворе, – Леголас вспомнил толстого и бородатого мужчину в длинном плаще, который постоянно крутился рядом с Арагорном. Он почти всегда молчал и внимательно за всем наблюдал. И Леголасу он не нравился. Видимо, то и был дядя Эйларэль.
- Тогда почему я ее не видел? – задумчиво пробормотал эльф. Но, несмотря на тихий его голос, человек услышал.
- Может, потому, что три года назад ей было всего лишь шестнадцать лет. Ты просто не обратил внимания на одну из многих девушек-служанок… Но Эйларэль нам – друг, - Арагорн чуть улыбнулся. – Мы с Арвен любим ее, как свое дитя.
- Хорошо… Тебе и твоему мнению я доверяю. Однако иди спать, друг мой, тебе это как раз нужнее, чем эльфу! – Леголас отправил друга спать и почти до рассвета бродил по притихшему замку. Едва далеко на востоке показалось Солнце, во дворе замка раздался звук горна. И спустя пару минут Братство собралось у конюшни. Все было готово…
- Ну что ж, пора Братству… хм… Братству Хасайли отправляться в путь? – улыбнулся Асарон. Он был весел, ему не казалось, что этот путь опасен. Молодость и горячая кровь заставляли его думать, что это лишь одно из многих путешествий, что он совершит в своей жизни. Баахсал был как обычно очень хмур, стискивал зубы. Гимли и Торин были весьма серьезны, Коли улыбался. Агмасс проверил колчан со стрелами и кинжал на поясе.
- Хватит… нам не нужно прощаться, мы еще сюда вернемся! – резко сказала Эйларэль, проведя рукой по стенке конюшни. Гимли на миг показалось, что по щеке девушки стекла слезинка. – Баахсал, помогите мне подсадить Хасайли, он едет со мной. – Она говорила быстро, громко. Ни следа былой мелодичности, хотя даже сейчас ее голос был невообразимо прекрасен. Она была одета по-мужски, хотя курточка на ней все же была женской. Чем-то ее одеяние напоминало одежды эльфиек, которые носили мужские вещи. Легкие сапожки, легкая курточка, под курточкой рубашка… А под рубашкой (чего никто не видел) – кольчуга из драконьей стали.
Воин, скрипя зубами, помог мальчику сесть на круп, Эйли проворно вскочила в седло… Леголас даже восхитился немного легкостью и грациозностью ее движений. Красивая, женственная, и совсем не романтичная… Скорее наоборот, она была бы замечательным парнем-воином. Но не девушкой из высшего общества…
Леголас ехал с Гимли, Агмасс и Баахсал – с поклажей и гномами, Эльдарион и Гэндальф налегке, только с поклажей… Баахсал отказывался ехать с гномом, и лишь после сурового приказа Элессара изменил свое решение.
Поначалу никто не разговаривал, но уже через пару часов все же начались перемолвки и даже шуточки… Еще через час остановились позавтракать, Эйларэль поправила курточку Хасайли и, взобравшись на большой валун, смотрела на горизонт. Она не улыбалась, с момента отъезда не произнесла ни слова. И даже сейчас говорила только с мальчиком и только на айсеринском.
- Она снова не ест… - покачал головой Агмасс. – Упрямица! – вздохнул он.
- Я не голодна… - ответила Эйларэль, стоявшая довольно далеко. Асарон пораженно закрыл рот, открытый, чтобы что-то сказать Гимли.
- Ну и ушки… - хмыкнул Леголас – и кто тут еще остроухий?! И зрение как у эльфа, небось? У нас прекрасный часовой, - он улыбнулся. – Правда вот на часах стоять необходимости пока нет.
- Замолчи! – злобно процедила девушка. – Не тебе судить о моем слухе и зрении, эльф! Глухой, слепой и грубый... Ну и король будет у Лихолесья когда-нибудь. Избавь, Элберет! – она отвернулась. Леголас стиснул зубы. Его злили слова этой девчонки. Она слишком много о себе мнила…
Поев, двинулись в дальнейший путь. Останавливались в обед, потом уже почти ночью.
- Я голоден как хоббит! – заметил Коли, когда Асарон снял гнома с лошади и начал разводить костер. – Съел бы… целую лошадь!
- Сейчас поедим… - доставая мясо из тюков, заметил Агмасс. Они проехали несколько деревень, но пока у них вся еда была с собой, подготовленная заботливой Арвен. Агмасс и Баахсал принялись за поджаривание мяса на костре…
- Скорее бы! – улыбнулся Торин. – Для гнома того, что я сегодня ел… Кстати, сколько я сегодня съел? Мало…
- Привыкнешь! – разрезая хлеб, заметил Гимли. – В пути привыкаешь, - буркнул он в бороду.
Полчаса спустя Агмасс раздавал горячие, обжигающие куски мяса, хлеба и сыра. И еще эль и воду – по желанию.
- Хасайли не хватает! – заметил Асарон, когда еда была разделена. – Ему не досталось мяса. Нужно прожарить еще кусок… Кто-то из вас, - он сурово посмотрел на воинов, - его не посчитал!
- Баахсал, у тебя много мяса, поделись с мальчиком… - попросил Агмасс. Воин смерил ребенка взглядом.
- Его к нам никто не звал… И кормить его средиземцы не обязаны!
- Баахсал! – Асарон нахмурился.
- Не надо было к нам идти. И надо было брать, когда давали. Сам виноват! – отправив в рот почти целиком огромный кусок мяса, пробурчал Баахсал.
Хасайли опустил глаза:
- Мне хватит сыра и хлеба, я привык…
- Держи! – поднялась Эйларэль, отдавая мальчику весь свой ужин, – я не буду есть… Я постою на часах, - ее невысокая фигурка скрылась в рощице.
- Она со вчерашнего утра не ела! – покачал головой Эльдарион. – Баахсал, ты вынуждаешь меня наказать тебя. Если ты еще раз ослушаешься приказа, пожалеешь! Даже приказа Агмасса!
- А она глупа, коль отдала свою еду пришельцу, навлекшему на нас войну. Если вам ее так жаль, поделитесь с ней, мастер Агмасс!
- Я отдал бы ей все, да только уже нечего… - голодный лучник уже проглотил свой ужин и с сожалением смотрел туда, куда ушла Эйларэль.
- Как же ты любишь свою невесту! – внезапно раздался голос эльфа. Леголас разрезал все свои продукты кинжалом Асарона, лежавшим рядом, ровно пополам. И поднялся, сжимая по половинке в каждой руке. – Так заботишься!
- Что ты сказал? - заревел Баахсал. Его удержал силой Асарон. Леголас скрылся в роще…

… Эйларэль сидела на большом пеньке над большой лужей, или же, может быть, маленьким озерком. Она обхватила себя руками и смотрела на воду. Голод терзал ее, хотелось есть…
Леголас остановился в нерешительности. Она казалась сейчас беззащитной, хрупкой, слабой. Какой на людях не была. Отчего-то захотелось ее пожалеть, поговорить с ней. Плечи ее (а эльф видел ее со спины) вздрагивали. Она плакала… Или замерзла…
- Ma latakmasimi alu Hasgarudo. Ma stari Hasalimi. (1) – Внезапно произнесла она, поднимаясь. Тряхнула головой, отчего волосы рассыпались по плечам. В глазах ее появилась былая твердость. Минута слабости и воспоминаний о детстве - счастливом и богатом – прошла. Леголас тихо подошел к ней. Но она услышала.
- Хочешь похвастать, что ты поел? – бросила она, думая, что это Баахсал.
- Нет… - в некотором замешательстве пробормотал эльф, протягивая ей кусок хлеба с мясом. Ее половинку…
Эйларэль резко обернулась. Они стояли очень близко, его дыхание щекотало ее щеку, она видела глубокие голубые глаза, длинные ресницы, добрую улыбку... Но тут взгляд ее упал на верхние кончики его ушей. Иллюзии развеялись…
И все же он был так близко от нее, она даже запах его волос почувствовала. Они казались шелковыми, хотелось их потрогать, чтобы знать, какие они, наощупь.Эйларэль тряхнула головой, отгоняя мысли о том, о чем не надо.
- Вам что-то угодно, принц Леголас? – пробормотала она. Эльф оторвал взгляд от тонких черт лица. Оказалось, что носик немножко кривой. И глаза слишком большие. Но эти глаза придавали ей лишь больший шарм и нежность.
- Я хочу, чтобы ты поела, и готов разделить с тобой свой ужин. Агмасс сказал, что ты не ела с прошлого утра, - в нем говорило эльфийское добродушие и к тому же с его стороны это было попыткой немного наладить их взаимоотношения перед столь долгим походом.
- В самом деле? – нахмурилась она.
- Да. Держи… - она помотала головой, убирая руку от еды.
- Не беру еду у эльфов!
- Поешь. Это приказ, - эльф шагнул к ней.
- Вы уже ели? – Леголас отрицательно помотал головой.
- Поедим вместе… - она все же взяла сыр и мясо, и села обратно на пенек. Покончив с ужином, она посмотрела на эльфа. Тот доедал свой хлеб. Оба молчали, оба не отрывали друг от друга настороженных голубых глаз…
- Спасибо, Леголас! – девушка поднялась, опуская глаза. – Вы были очень великодушны, и если это черта вашего народа, то великодушие эльфов не знает границ, - учтиво поклонилась девушка, на этот раз с ноткой благодарности в голосе.
- Мне нужно мало еды и к тому же есть должны все, - говорить о том, что он ее пожалел, эльф не стал. Может, он сказал бы это ей настоящей, но не ей, которой она стала снова…
- Спасибо… - внезапно девушка, сделав шаг к эльфу, пропала из поля зрения. Она угодила ногой не туда и провалилась в яму… Леголас поспешил ей помочь.
Теперь уже он коснулся ее руки, помогая ей встать. Кожа ее была очень теплой, нежной, огромные глаза смотрели на него в упор.
- Спасибо, Ваше Высочество…
- Почему ты не любишь эльфов? – внезапно спросил эльф. Эйларэль ненадолго задумалась:
- Когда я была маленькой, мой отец оставил семью ради эльфийской женщины, там, откуда я родом, брак перед лицом богов можно разорвать. Мой народ не дружит с эльфами моей страны, но отец оставил нас. По этим двум причинам я не люблю эльфов… Слишком лживы и жестокосердны.
- И я? – спросил принц. Эйларэль не пыталась выдернуть руку…
- Кажется, добрее, чем я подумала раньше, - прошептала она. - Но я не люблю эльфов вообще. И вы… - она внезапно осеклась. – Нам пора идти к остальным! – заявила девушка, быстрым шагом направившись мимо Леголаса к костру. Эльфу ничего не оставалось, кроме как следовать за ней.
Уже на стоянке к девушке подошел Баахсал.
- Вкусна эльфийская подачка?
- Вкуснее не придумаешь, – с вызовом ответила девушка. Однако про себя невольно отметила, что ужин и впрямь был вкуснее обычного. От голода, конечно. От голода…

Примечания:

(1) Я вернусь в Айсгард. Я - айсеринка.

0

7

5++++++++++++++++++++++

0


Вы здесь » Фанфики » Фанфики по книгам » Fortuna decet contra (Судьба решает иначе...)